• 1. Заселение Засережья.
  • Занятия местных жителей.
  • 3. Жизнь и быт местных крестьян.
  • Расположение деревень.
  • Пути сообщения.
  • Домашняяутварь.
  • Местный говор.

  • Скачать 242.95 Kb.


    Дата15.12.2017
    Размер242.95 Kb.

    Скачать 242.95 Kb.

    1. Заселение Засережья



    Засережье

    Засережье – южная часть Сосновского района, отрезанная от основной его территории руслом реки Сережи. С давних пор Засережье было сплошь покрыто непроходимыми лесами, пересеченными речками, ручьями и оврагами, скрывавшими топкие болота и глубоководные озера. В разное время в засережской округе возникло более полтора десятка населенных пунктов, расположенных друг от друга на довольно- таки большом расстоянии. Самые крупные из них село Лесуново; деревни Николаевка, Рожок, Венец, Залесье. Некоторые из деревень, как огромное количество в нашей стране, уже прекратили свое существование, оставив на своем месте пруды, родники и памятники погибшим воинам в годы Великой Отечественной Войны. С начала XVII века эти деревни стали владением князя Черкасского. В середине XVIII века князь Черкасский выдал замуж свою дочь Варвару за графа Шереметева и в качестве приданого передал ему огромные земельные владения с селами и деревнями. Таким образом, в нашей местности появился новый помещик. В конце XVIII- начале XX в.в. засережская округа входила в Лесуновскую волость. В 1773 году в России правительством Екатерины II была проведена губернская реформа. В результате реформы в составе Российской империи выделялась Нижегородская губерния, которая была разбита на 13 уездов, а уезды на волости. Вот тогда и появилась в юго-восточной части Горбатовского уезда в Засережье Лесуновская волость. В неё были включены деревни Селавирской вотчины графа Шереметева, а позднее князей Кугушева и Гагарина и других мелких помещиков. В Лесуновскую волость входили два прихода: Лесуновский и Николаевский. Лесуновская волость, затерявшаяся в лесах, находившаяся на большом расстоянии и отрезанная бездорожьем от уездного центра, имела свои отличительные черты развития хозяйства, жизни и быта населения.



    1. Заселение Засережья.

    Жители Сосновского и близлежащих к нему селений называют южную, засережскую, часть Сосновского района «Лесная сторона», а жителей «лесными», а наши в свою очередь зовут их местность «поля», а жителей «польскими. Я уже сказала, что засережские деревни зародились в разное время и по разным причинам, поэтому жители каждой из них имеют свои некоторые отличия в быту, обычаях, традициях, но, в целом, у них больше общего, чем различий. Это их и объединяет в отдельную округу и в отдельный народ «лесные. Это общее сформировалось в течение длительного времени и по ряду причин:

    1) Природные условия способствовали развитию одних и тех же занятий;

    2) В отличие от жителей северной части Сосновской округи, занимавшихся металлообрабатывающим промыслом, наши предки занимались лесными промыслами

    3) С конца XVIII века засережские деревни входили в состав Салавирской вотчины графа Шереметева, а позднее в Лесуновскую волость.

    4) Переселения из одних деревень в другие, установление родственных связей путем заключения браков.

    Первым населенным пунктом на территории Засережья было Лесуново. Этот населеный пункт впервые упоминается в «Нижегородской Дозорной книге» 1588года, где содержится опись селений Сосновской округи, произведенная Третьяком Абрамовым и Василием Борисовым после черемисской войны. «В пустоши Лесунова, что была деревня на реке, на Сереже осталось четыре места дворовых, а пашня перелогом лесом заросла… Лес – бортный ухожей» ( Г Антилогов. Нижегородские документы XVIIвека издательство МГУ.) На основе этой записи из Дозорной книги, мы можем сделать вывод, что Лесуново возникло ещё до третьей черемисской войны, которая прокатилась по нашему краю 1583г. В деревне было всего четыре двора, это было обычно для деревень того времени, которые часто состояли из четырех - восьми дворов (Вывод сделан на основе Нижегородской Дозорной книги). Лесуново относилось к Матюшевской волости. Жители Лесунова занимались земледелием. Так как местность лесная, естественно, использовался подсечно-огневой метод. Из документа мы видим, что использовался и переложный метод. Кроме этого жители Лесунова занимались и бортничеством (лес - бортный ухожей). Ухожей это участок леса, где бортники не только собирали мед диких пчел, но и занимались их разведением, а также охраняли лес, который входил в ухожей. Можно предположить, что лесуновцы занимались и рыболовством (рядом находилась, в то время полноводная и изобилующая рыбой, Сережа), охотой и собирательством. Наши леса и

    4

    до сих пор богаты дичью и лесными плодами. После черемисской войны – Лесуново - пустошь, на его месте четыре места дворовых вместо дворов. Дома, очевидно, были сожжены черемисами, а жители или погибли, или ушли в леса. В конце XVI века Сосновская и Матюшевская волости оправились от разрушения. Снова стали отстраиваться деревни. Очевидно, в это время Лесуново снова возродилось. В документе говорится: «Сосновские же бортники ходят в лес бортной Филиповской и Пироговской ухожей за речкою Кудьмой и за рекою Сережей». Здесь же по Сереже находились и бобровые гоны, за использование которых люди платили оброк «два карих бобра или один рубль деньгами». Это говорит о том, что засережские леса были обитаемы, что способствовало возрождению деревни. В 50-х годах XVIIвека в России патриархом Никоном была проведена церковная реформа русской церкви, которая привела к её расколу. Те, кто не приняли реформу, подвергались гонениям со стороны правительства. Раскольники устремились в места, где можно было укрыться, сносно пропитаться и молиться по старым книгам. Наши леса являлись удобным прибежищем огромной массы старообрядцев, которые осели в Панине, Филюкове, Меледине в Лесунове. В Засережье раскольники основали деревни: Залесье, Венец, Вилейку, Бобровку. Из исследований краеведа Н. Артемьева я узнала, что центром раскольничества был Венец. Как известно, в Венце до сих пор существует старообрядческая община. Таким образом, кроме Лесунова в нашей округе появились и старообрядческие деревни: Венец, Залесье, Вилейка. Венец возник раньше других селений. В исторических документах он впервые упоминается в «Ревизских сказках» за 1782г. Одним из самых крупных населенных пунктов в наше время является Рожок. Когда точно возникла деревня Рожок пока не известно. В «Ревизских сказках» эта деревня упоминается с 1811г. Но на карте Горбатовского уезда обозначено уже в 1792г. Накануне Крестьянской реформы 1861года в 1858 года были созданы «Комиссии по устройству быта помещичьих крестьян». По просьбе такой комиссии помещики составляли описание своих владений. В отчете «Двора его императорского Величества гофмейстера и кавалера графа Дмитрия Николаевича Шереметева даны такие сведения:



    Славирская вотчина:

    Лесуново и Пустынь в Засережье с селениями и деревнями.

    Лесуново 286 душ, дворов 107.

    Пустынь 66душ и 19 дворов.

    Рожок 315 душ 104 двора

    Красненькая 62 души 19 дворов

    Залесье 117 душ 33 двора

    Венец 326 душ 112 дворов

    Вилея (Вилейка) 65 душ 20 дворов

    Как видно из этих сведений Рожок в это время был одним из трех крупнейших селений (два других Лесуново и Венец). Это говорит, что деревня возникла уже давно. Сохранилась легенда о возникновении Рожка, рассказанная Монастырским В.

    5

    «По реке Чаре (тогда она была ещё полноводной) приплыли несколько мордовских семей. Им понравилось открытое место в низовьях реки среди лесов, заливные луга. Здесь они и основали поселение из трех домов, построенных рогом. Отсюда деревня и получила свое название». Это легенда. Но я все-таки считаю, что Рожок основали русские люди, потому что культура, традиции и быт сохранили в себе чисто русские черты. Может среди русских и поселились несколько мордовских семей, но они полностью ассилимировались. Кроме известных ранее селений в списке встречается ещё одна деревня нашей округе Красненькая. Из данного документа ясно, что почти все деревни нашей округи входили в Салавирскую вотчину графа Шереметева, крупнейшего помещика России. Владения Шереметева располагались от Павлова и селений на левом берегу Оки д. реки Чары, которая была границей его владений на востоке. Есть ещё сведения 1859 года о деревнях Засережья, изданные центральным статистическим комитетом внутренних дел под редакцией Е. Огородникова в Санкт- петербурге в 1863год.



    Число


    Деревни и села


    Кол-во дворов


    Мужчин


    Женщин


    Человек обоего пола


    1


    Рог ( Рожок)


    104


    325


    350


    675


    2


    Ольгино (Васильевский хутор)


    15


    45


    49


    94


    3


    Михайловка (Смоляки)


    12


    17


    28


    45



    4


    Марфино ( хутор)


    10


    29


    36


    65


    5

    Николаевка

    30

    148


    138

    286

    Из этих сведений мы находим существование и других, еще не известных до сих пор деревнь нашей округи:

    Михайловка, Ольгино, Марфино, Николаевка. Кроме этого, в данном списке на левом берегу Вожепели упоминается хутор Зыкова, На правом берегу - «деревня Рамешки с барским двором мелкопоместной лесовладелецы госпожи Греве и несколько изб» В нашем школьном музее хранится летопись Николаевского прихода, которую составил священник Николаевской церкви о. Александр Орлов в конце XIX века. В летописи подробно рассказывается о возникновении этих селений: «Вся нынешняя местность, занимаемая Николаевским приходом, была до 1840 года на всем пространстве покрыта одним сплошным вековым лесом, принадлежащим разным владельцам, и по всему этому пространству не обитало не одной человеческой души, даже не пролегало через нее никаких дорог, не существовало и других путей сообщения. Около того времени, то есть в сороковых годах, жители появились здесь по воле своих господ – помещиков и образовали 5 мелких деревушек: Большую Николаевку, Малую Николаевку в четырех верстах от первой (также называемой Стрелкой по урочищу). В 1872 году эта деревня была упразднена, потому что жители её переселены в Большую Николаевку и составили вместе с ней одно село. Первоначальные переселенцы николаевских хуторов переселены сюда господами – помещиками, владельцами из разных мест и некоторые довольно отдаленных. Например, поселенцы Большой и Малой Николаевки были переселены, главным образом, из Рязанской губернии Раненбурского (Амбурского в просторечии) уезда деревни Бахметева Благовского прихода, верст за полтороста, а часть из Тамбовской губернии Темниковского уезда д. Будаева Окаевского прихода, верст за полтораста. Поселенцы Марфина – из села Косьмина Усада Арзамаского уезда верст за 40. Поселенцы Ольгина – из Балахнинского уезда, из Селищенского прихода верст за 60. Поселенцы Рамени – из своего уезда Сосновского прихода верст за 30. Трудна и горька была первоначальная жизнь невольных поселенцев в незнакомой и дикой лесистой местности. Сначала по несколько семей ютилось в одном шалаше. Колыбели с грудными детьми подвешивались на суках деревьев на открытом воздухе. Со всех сторон беспокоили поселенцев волки, разного рода пресмыкающиеся и насекомые, особенно комары. Страдали так же поселенцы от недостатка воды. При такой мучительной обстановке должны были заводить оседлость, расчищать лес под пашню, прокладывать пути сообщения и ходить на барщину. К тягощению участи поселенцев некоторые из помещиков недовольствовались первоначально избранным местом для населения и снова передвигали их с места на место со всем обзаведенным скарбом. Так, перенесены были и перестроены деревни Б. Николаевка и Марфино. Многие из начальных поселенцев не выдерживали изнурительного труда и нищеты, убегали и

    7

    пропадали без вести». В процессе освоения нашего края мы видим, как исторические события Российского государства отражались на заселении Засережских лесов. Возникновении Лесунова связанно с развитием хозяйства. Причиной проникновения русских крестьян на территорию современного Сосновского явился экстенсивный путь развития земледелия, который предполагал включение в оборот всё новых и новых земель. Вторая волна переселенцев была вызвана церковной реформой. Третья волна – с крепостничеством – людей против их воли переселяли в труднодоступные и не приспособленные для жизни, места, жестоко эксплуатируя. Последние деревни округи возникли в двадцатых годах XX века во время НЭП. Это такие деревни как Большая Пустошь, Бочково, Груздовик. Основателями этих деревень были рожковские крестьяне. Уже в конце XIX века. Жители Рожка страдали от малоземелья. Население росло, а разработанной общинной земли не хватало. Потому крестьяне проникали всё дальше и в леса, находили там пустоши и разрабатывали их. Потом расширяли эти земельные площади подсечно- огневым методом. Таким образом в лесах появились поля, которые называли «сечи» (от слова сечь- вырубать ). В двадцатых годах при НЭПе, правительство разрешило переселяться на эти земли. Так возникли выше названные деревни.



    2. Занятия местных жителей.

    Природные условия, в которых оказались наши предки оказали влияния на их занятия. Как я говорила выше, жители Лесунова занимались земледелием, так как земля являлась тогда основой хозяйства и оставалась ею в последующие века. Жители Николаевских хуторов, как говорится в летописи; « должны были расчищать лес под пашню». И вплоть до начала XXвека главным методом расчистки леса под пашни был подсечно-огневой. Что же выращивали местные крестьяне? В «Нижегородской Дозорной книге 1588года упоминаются такие культуры как « рожь и овес». В летописи А. Орлова говорится: « Коренное занятие николаевцев - хлебопашество и уборка лугов, коих у них имеется довольно. Благодаря болотистому грунту рожь родится неудовлетворительная». Рожь и овес – основные культуры, которые выращивались в нашей местности до конца XX века. Кроме этих культур крестьяне выращивали гречиху, просо. Из летописи: « Пчеловодство мало развито в приходе, хотя леса и обильные посевы гречихи к тому способствовали бы…». Гречиху косили косами, к которым прикрепляли грабли с длинными зубьями. Из воспоминаний жительницы с. Николаевка Шумковой Екатерины Григорьевны: « Гречиху косили мужчины косой. Они привязывали к косе грабли с длинными зубьями, чтобы она не сорилась». Жительница Николаевки Жидкова Елена Николаевна вспоминала: « Около деревни был липняг. Мы его выкорчевывали и посеяли просо, и такое просо уродилось». Это было в 20-е годы XX века. В 25 км. Южнее Николаевки есть урочище, которое называется «Павлово Просо». Говорили, что мужик по имени Павел здесь сеял просо. Воспоминания местных жителей и экспонаты нашего школьного музея как бы иллюстрируют данные исторических документов. Соха – одно из главных орудий труда. Ею в древности пахали землю наши предки. Когда хлеба созревали, женщины



    8

    шли в поле с серпами и жали. Труд был очень тяжелым, целый день, не разгибая спины, наши прабабушки работали в поле. Мужчины косили хлеб косами. Из воспоминаний жительницы с. Николаевка Козыревой Анфисы Терентьевны: «… рожь клали в очень большие снопы, которые назывались «оденьи». Затем снопы возили на гумно и молотили их цепами». Такие цепы сохранились в нашем музее. Один найден в д. Рожок, другой привезен из Венца. Одной из самых распространенных культур был лен. Из воспоминаний Демановой Пелагеи Ивановны, жительницы с. Николаевка 1988 г: « Когда поспеет лен, его выдергивали и обстукивали об ноги, связывали в снопики, по десятку стоячками ставили, потом его колотили вальком, возили его на луг и расстилали его, лежал он на лугу три недели, затем его сограбастывали, сушили его на овинах, мяли в мялицах, толкли в ступе пестом, потом трепали трепалкой, мыкали мочки на гребень и чесали гребенкой, связывали «кувточки» и клали в ступу и толкли, затем его пряли. Пряли его по вечерам девушки и женщины». В нашем музее сохранились вальки, гребни, гребенки, ступа, пест ( Николаевка), мялица ( из д. Венец), прялка ( Рожок) и даже «кудель» - трепанный лен. Другим, не менее распространенным и важным для крестьян было скотоводство. И в Дозорной Книге 1588 г. и в Николаевской летописи 1896 г. Упоминаются сенокосные луга. Местные микротопонимы подтверждают наличие лугов; «Грунины луга», «Семин луг», Заливные луга». Выращивали лошадей, коров, коз, овец, поросят. Лошади были тягловой силой, на них возили сено, снопы, дрова и т. д. Коров имели многие крестьяне, но бедняки держали чаще коз. Поговорка « Зольнику да угольнику и коза – корова» - о наших предках, лесных жителях. Как я уже говорила, первые обитатели наших лесов занимались бортничеством. Они не только собирали мед диких пчел ( как это принято говорить), но и заботились о них, занимались разведением пчел. Спустя годы бортничество превратилось в культурное пчеловодство. Пчеловодство упоминается в летописи Николаевского прихода. Из воспоминаний кандидата исторических наук Вдовина М. Н.: « Мой дед занимался пчеловодством, держал огромную пасеку. Этому способствовали медоносы, растущие на пойменных лугах, заросли липы. Каждый год собирали хорошие урожаи меда, до 100 и больше килограммов». Пчеловодством занимались жители почти всех местных деревень. Земледелием, скотоводством и пчеловодством занимались почти все крестьяне Нижегородского края и Сосновской округи. Но в отличие от других территорий, в лесистой и болотистой засережской местности земля была неплодородная. Урожаи собирались плохие « Благодаря болотистому грунту, рожь родится неудовлетворенная, пополам со ржавцем … Достоинство пахотной и сенокосной земли оценивается всего по 2 рубля за десятину». (Летопись Николаевского прихода). А крестьянам нужно было прокормиться самим, сохранить семена для сева, заплатить денежный оброк помещику, налоги и подати государству. После крестьянской реформы1861году появились « выкупные платежи» за землю помещику и за ссуды государству. Для продажи на рынке, что бы выручить деньги, крестьянину хлеба не хватало. И наши предки вынуждены были заниматься промыслами, используя сырье, которое было рядом, источником сырья, конечно, был лес. Поэтому в округе развивались лесные промыслы.

    9

    Из Летописи Николаевского прихода: « … По веснам и старый, и малый занимаются битьем бересты, и драньем лык и корья, большей частью тайком от лесовладельцев… По зимам одни гонят березовый уголь, другие возят на продажу дрова, третьи занимаются пилкой леса»… Самым развитым промыслом было углежжение. В XIX веке селениях вокруг Павлова и Сосновского стал развиваться металлообрабатывающий промысел, это оказало влияние на занятия наших предков. Уголь шел в кузнечные мастерские и мануфактуры Павлова и Сосновского, которые являлись рынком сбыта, находившимся совсем рядом. В работе местного краеведа Н.Артемьева «Лесуновская волость» (газета «Сосновский вестник» №38 2003г.) подробно описываются лесные промыслы местных жителей: «При посещении лесов при желании до сих пор можно обнаружить места угольных заводов. Они оставили после себя небольшие холмики, состоящие из очень мелких древесных угольков и угольной пыли. Это бывшее, так называемые угольные ямы. Однако, уголь выжигали вовсе не в ямах. Древесину, лучше березу, пилили или разрубали на бревна длинной 2-2,5 метра и складывали в штабель шириной до 1,5 метра и высотой чуть больше одного метра, а затем засыпали рыхлой землей, оставляя с обоих торцов по одному небольшому отверстию. Через отверстия бревна поджигали, а когда огонь разгорался, отверстие почти полностью засыпали землей, но так, чтобы процесс горения был медленным и не прекращался. Бревна под засыпкой тлели несколько дней и превращались в древесный уголь. Когда яма остывала, её осторожно раскрывали, т. е с осевшего штабеля снимали землю, а полученный уголь погружали в куль из молочной рогожи и увозили на продажу. На месте такой ямы после уборки угля оставалась мелкая угольная крошка, пыль, зола. Эту смесь называли «патья». Её разгребали и на этом же месте укладывали новый штабель бревен. Для засыпки использовали вместе с землей и образовавшуюся патью. Она была более рыхлой, лучше пропускала дым от тлевшей древесины. Выход угля ускорялся, улучшалось и его качество. В лесу, на угольных заводах складывали несколько ям и процесс выжигания угля был беспрерывный. Нужно было постоянно следить за угольными ямами, не допуская в них открытого огня. Если засыпка будет очень тонкой или повалится между бревен, яма сгорит и от нее вместо угля останется только зола и пепел. Пропадает древесина – пропадает тяжелый изнурительный труд. Поэтому углежоги круглосуточно следили за ямами и, в случае появления открытого огня, немедленно засыпали его патьей. Жили углежоги в лесу при заводах в землянках -шалашах по 2-3 человека. Землянка представляла собой большой шалаш из жердей, на которых в качестве кровли набрасывали лубки (липовую кору), кору, содранную с ели иногда бересту, еловые ветки. Внутри шалаша, отступив от стен 70 – 80 см., выкапывалась траншея глубиной около полуметра. В центре этого четырехугольника оставалось возвышение, на котором для обогрева разводился костер, дым от которого выходил через входное отверстие. На этом костре готовили пищу, здесь же сушили одежду, портянки, лапти. Дым, чад, копоть – постоянные и неизменные спутники углежога. По субботам, сменяя друг друга, ходили они домой помыться в бане, немного отдохнуть. Только мужчины, обладающие большой физической силой и выносливостью, успешно справлялись с этой работой. Мастерами- углежогами были Кольчужкины из деревни Красненькая.

    10

    Кроме древесного угля из лесного сырья получали смолу и деготь. Смолокурни также требовали постоянного надзора за процессом работ. Деревню Михайловку до сих пор люди пожилого возраста называют иногда «Смоляками». Здесь жили Мольковы, Курнавины, Митрофановы, Гудковы, которые занимались добычей смолы. Деготь гнали, в основном, из бересты. Места, на которых располагались установки по выгонке дегтя, получили названия « дегтярники» или печи. Около таких мест, если не было поблизости естественного водоема, как правило, выкапывался, хотя бы небольшой пруд». В нашем музее сохранились орудия труда, используемые в лесах, вилы для просеивания угля, пилы, пила для распиловки теса. Тес пилили следующим образом. Устанавливались большие «козлы». На них наваливалось бревно. Один человек садился на бревно и брался за короткую ручку, другой стоял внизу и держал длинную ручку. Водя пилу сверху вниз, распиливали бревно на доски. Лес давал возможность не только занятием промыслами, но и дарил людям грибы, ягоды, дичь. Из летописи Николаевского прихода: «… летом крестьяне устремляются за земляникой, к осени за грибами и брусникой, за которой сюда ездит много народа « из полей» - по местному выражению… Охотников ходить за лесной дичью немного. В лесах водится много лосей, за которыми охотятся по первой пороше по луговым поймам реки Сережи, изобилующей рыбой. По зимам рыбачат». Для изготовления домашней утвари использовали лубок и лыко. Из лубка делали короба, лукошки, лари, из лыка плели лапти, кошели. Короба, лукошки использовали для переноски грибов, ягод, овощей. В кошелях носили поклажу, когда шли на рынок или куда – либо в дорогу. Дерево было незаменимым в изготовлении разных приспособлений: прялок – приспособления для пряжи, вальков, гребней, ступ, цепов, граблей, вил, мялиц, ухватов, лотков, швеек и т.д. Деревянными были чашки, ковши, ложки. Но применяли и металлические изделия, которые, в основном, покупали на рынке в Павлове. Медные ложка, осьмушка (восьмая часть меры), самовар. Покупали замки, весы, гвозди, косы, вилы. Свои кузнецы тоже были в деревнях. Они выковывали колокольчики для скота, сошники, гвозди, подковы и др.



    3. Жизнь и быт местных крестьян.

    Природные условия, характер хозяйства, старообрядчество, распространенное в некоторых деревнях, оказали влияние на жизнь и быт, формирование традиций жителей нашей местности, на их особенности. На культурное развитие наших предков повлияло еще и то, что крестьяне, переселившиеся сюда из разных областей, привезли с собой свои традиции, свой быт, свой характер. Поэтому засережские деревни и села, похожие друг на друга имели и свои особенности.



    Расположение деревень.

    Почти все населенные пункты располагались по берегам речек и оврагов, там где была вода. Овраги обычно перекрывали плотинами, создавая пруды. Кроме этого, в оврагах обычно, было много родников, что обеспечивало жителей деревни питьевой водой.



    Из воспоминаний Вдовина М. Н. «С основанием деревни жители Николаевки построили пруд. Перегородили овраг плотиной, сделали сток для поддержания уровня

    11

    воды…» Из воспоминаний Лобанова В.А об основании д. Большая Пустошь. « … Новоселы начали с того, что перекрыли овражек плотиной и сделали небольшой пруд для водопоя скотины…». Главная или первая улица селений протягивалась с юга на север. Окна одного порядка смотрели на восток, жители каждое утро встречали восходящее солнце, другого - на запад, его жители каждый вечер видели его заход. Дома строили деревянные. В основном это были избы, состоящие из одной комнаты. У входа, в зависимости от того, с какой стороны расположено крыльцо в доме стоит русская печь. Если вход в дом справа, то печь слева от двери, если крыльцо слева, то печь - справа. От печи как продолжение тесовой стенкой отгорожена кухня, которая в нашей местности называется « упечь ». В упечи – судная лавка, состоящая из двух полок, здесь стоят горшки, чугуны, а сверху полки для чашек - « полица». В избе вдоль стен – лавки, в переднем углу стоит стол, за которым семья обедает. В углу над столом – иконы. У потолка со стороны печи – делали полати. На полатях спали дети, которые забирались туда с печи. Из воспоминаний Козыревой А.Т. « дома были небольшие, окна были низкие с одной рамой»… Маленькие избы смотрелись бедно. Из летописи Николаевского: «… приходские деревни… носят по всюду следы явной бедности от надворных построек и до жилых изб включительно». Крестьяне побогаче строили «пятистенные» дома, большие из двух комнат. Вторая комната называлась горница. Местные зажиточные крестьяне строили большие «крестовые» дома, в которых было четыре комнаты. Первый дом в деревни Бочково был крестовым, состоял из четырех комнат на две семьи. Коридоры были срублены из бревен, а затем их стали изготовлять из теса. В деревнях Николаевка, Ольгино, Марфино их называли «сени», а в Рожке, Лесунове, Залесье, Венце «мост». Дома были крыты соломой, дранкой, тесом. Сзади к дому примыкал сарай для скота, соединенный с сенями дверью, выходившей на «заднее крыльцо» с лестницей. Эти сараи в нашей местности называют «двор». Для хранения зерна рядом с домом стояли амбары, для хранения «добра» от пожара на расстоянии от дома строили палатки из кирпича или мазанки из хвороста, обмазанного глиной . Бани в деревнях строили на берегах прудов, озер или речек. Так легче было брать воду для бани и в целях противопожарной безопасности. Недалеко от Рожка есть озеро Банное, а в Лесунове – улица Банная. Она тянется вдоль речки Сережи, очевидно, раньше здесь вместо домов стояли бани. Со временем населенные пункты разрастались, к главной улице примыкали все новые, и новые. Главная улица в приходских селах Лесунове и Николаевке так и называлась «село». В обоих населенных пунктах есть улицы с названием « Выселка». Это говорит о том, что сыновья, обзаводившиеся семьями, покидали родительский дом и выселялись за село, основовая новую улицу. В Рожке есть улица с названием «Околица», очевидно, она появилась за околицей, т.е. за изгородью вокруг деревни. Старожилы рассказывают, что долгое время на этой улице устраивали гулянья и праздники, что раньше делали за околицей. Есть здесь улица «Оскочка» - отскочила от деревни. А «Курмыш» означает улица в один порядок вне села.

    Пути сообщения.

    Наш лесной, болотистый край всегда отличался бездорожьем.

    12

    Из летописи Николаевского прихода: « По причине лесов и болот, окружающих Николаевские хутора, к ним в летнее время нет проезжих дорог, и николаевцы поэтому живут по летам замкнуто не только от дальних, но и от ближних соседей. Только зимой Николкаевские хутора несколько оживляются, через них устанавливается зимний санный путь, по которому во множестве тянутся обозы и порожняки в Арзамас и куда- то на «низ» и обратно». Как мы видим через наши селения Лесуново, Рожок, Николаевка проходил торговый путь Павлово- Арзамас. Этим путем пользовались и местные крестьяне, в Павлово сбыть древесный уголь, дрова, продукцию своих промыслов. Там они покупали металлические изделия, необходимые в хозяйстве, ткани. В Арзамас ездили за белой мукой ( пшеница не родилась в наших местах). За солью и т.д. До сих пор сохранилось урочище «хуторская дорога». По нашему краю проходил ещё один торговый путь – Павлово – Ардатов. Он шел через Лесуново, Залесье, Мухтолово. Из воспоминаний В.Н. Крицкого ( родился в 1913году)» … Через Залесье проходил торговый тракт «Павлово – Ардатов». В Залесье имелось два постоялых дома и чайная…» Некоторые топонимы подтверждают данные сведения. Это озеро Конево (в нем поили коней) и Объездное (вокруг него объезжали в распутицу).



    В 1924г. началась регистрация всех церквей. В апреле-мае 1926г. проходила регистрация Николаевского храма. С натуры был выполнен подробный чертеж, на котором изображенплан и вертикальный разрез храма и колокольни. Чертеж подписан председателем церковного совета Левонтием Батуриным. Нам этот чертеж интересен тем, что а правом углу показана дорога от Павлова, тогда уездного центра до Николаевки. Дорога проходила через Калинино, Ярымово, Батманово, Давыдково, Красную, Бочиху, Марфино и Николаевку.

    Домашняяутварь. Жители Лесуновской волости в повседневном обиходе пользовались, в основном предметами, изготовленными своими руками из глины, дерева, лыка, бересты. Об этом нам говорят экспонаты школьного музея. Глиняные горшки использовались для хранения молока, сметаны, кваса. В чугунках в русской печи варили щи, кашу, картошку ( в I половине XIX века). Умывальники тоже были глиняными и представляли собой сосуд с носиком и ушками, за которые привязывали веревочку и подвешивали на гвоздь. В домашнем обиходе крестьяне часто пользовались предметами из бересты. Берестяные туеса предназначались для хранения жидкостей. Они сохраняли температуру, т.е. играли роль современных термосов. Также использовались берестяные лукошки, набирки для ягод и грибов. Из лыка плели лапти, кошели, делали короба. Богатством в доме считался самовар. Тульские самовары наши предки покупали на рынке.

    Одежда.

    В нашем школьном музее собрана большая коллекция одежды местных жителей из Рожка, Николаевки, Лесунова, Венеца. Одежду для повседневной носки они изготовляли из льна. Как обрабатывали лен, я описывала в главе «Занятия местных жителей». В каждом доме поздней осенью устанавливали ткацкий стан, и женщины ткали полотно. Хорошая пряха могла за вечер испрясть и 2 кудельки льна. Часто девушки ходили прясть друг к другу. Вместе было веселее, да и можно было посоревноваться, каждая пряха старалась показать свое мастерство, т.е. напрясть больше, чем подруги . Такие посиделки назывались « супрядки». Супрядки проходили весело: девушки вели беседы, пели песни, рассказывали разные истории.



    13

    Как я говорила выше, в нашем школьном музее сохранилась прялка и куделька льна. Вот что рассказала жительница села Венец Елизарова Раиса Степановна о процессе прядения: « Я приделывала кудель к прялке (лопатке) и пряла, как сейчас прядут шерсть, на веретено. Левой рукой вытягиваешь волокно из кудели, а пальцами правой руки крутишь веретено. Нить вытягиваешь все длиннее и длиннее, скручивая ее. При этом правую руку отводишь назад. Сначала пряжу наматываешь на пальцы, а уж потом на веретено. Хороший лен при прядении шелестит, нитка получается ровной. А если лен с кострикой (плохо обработанный), то он трещит и нитка получается толстая и неровная». После того, как пряжа была готова, ее готовили к ткачеству. Раиса Степановна вспоминает «Пряжу с нескольких веретен наматывали на вьюшку, ее прикрепляли на штырь в стене. С вьюшки на мотовильник, а с мотовильника опять на вьюшку. Потом с вьюшки сновали, т.е. делали моток из ниток». Затем наступает процесс ткачества. Пряжу ткали на ткацком стане. Такой стан был в каждом доме. Изготовить его мог не каждый, а только умелый мастер. Ткацкий стан состоит из различных приспособлений и частей, выполняющих определенные функции. Ткали женщины. Это большая работа, которая требовала много времени, сноровки и терпения. Перед работой нитку пропускали через множество точек и начинали ткать. Готовую ткань наматывали на круглую тонкую палку- навой. Чтобы ткань была белой, рассказывали бабушки, « ее отпаривали в печи с золой и несли на пруд полоскать». Льняное полотно в селе Николаевке называли « холстина», а селе Рожок- « навина», а еще «полотнами», « ровнинами». У нас в музее имеются разные виды холстины: грубая (для пошива верхней мужской одежды и штанов, женских юбок), тонкая (для изготовления нижнего белья «исподнего», детской одежды, женских кофт и пеленок). для пошива верхней одежды, тонкая для изготовления белья. Из новин, которые отбеливались на снежных настах в конце зимы шили свадебную одежду. Были мастерицы, которые ткали выбитую холстину. Они бережно хранили свои приемы работы и передавали их своим детям. Холстину отбеливали и красили. Красили, просто делали полосы краской, которую покупали на рынке. Бедные люди красили холстину черникой и гонобобом (голубикой), которые в изобилии росли в наших лесах. «Гонобобовы штаны» - были объектом насмешек сельчан, подчеркивающих бедноту тех, кто их носил. Но жители Лесуновской округи носили одежду и из хлопчатобумажной ткани, которую покупали на рынках Павлова и Арзамаса. Ткань с темным фоном, украшенная мелкими, красными или бардовыми цветочками почему-то назывались «кубова». Из «кубовой» ткани шили юбки, сарафаны. Женщины нашей округи носили юбки и кофты. Но праздничным нарядом являлось « русское полуплатье». Это сарафан, под который надевали «рукава». Обычно рукава шили из красной материи. Концы рукавов украшали вышивкой. В начале XX века местные модницы вместо просто сшитых кофт стали шить кофты «казачок». От простых они отличались тем, что были сшиты с приталиной, а рукав был приподнят. Одежду шили на швейках. Швейка – это приспособление для шитья. К донцу прикреплялась стойка, сверху обшитая тряпкой, к ней булавкой пристегивали ткань и вручную шили. Это занятие требовало много времени и труда, нужно было прошить каждую складочку. Затем у сельчан появились швейные машинки. Первые машинки были немецкой фирмы «Зингер». Их покупали на рынке лишь богатые крестьяне. Головными уборами в

    14

    нашей местности были платки. Платки носили хлопчатобумажные, изготовлявшиеся в Шуе, Иванове, шелковые с кистями носили зажиточные крестьянки. Они также носили кружевные косынки. Пожилые женщины носили платки под булавку. Мужчины носили штаны, рубахи – косоворотки, а также с прямым воротом. Рубашки белые украшались вышивкой. Основной обувью для мужчин и женщин служили лапти, изготовлявшиеся местными мастерами. Женщины побогаче носили ботинки, на которые надевали галоши. Зимой мужчины носили полушубки, шапки из овчины. Женщины кроме полушубков носили, сшитые местными «швецами» пальто. В нашем музее сохранилось пальто, относящиеся к концу XIX века. Особенно прекрасен его воротник, сделанный вручную. Потом появились плюшевые «жакетки». Богатые крестьяне вместо лаптей зимой носили валенки. Венецкие жительницы старообрядки в одежде отличались от остальных. Они носили темные сарафаны, а платки не перегибали уголком, а надевали на голову, скрепив булавкой под подбородком, а концы распускали сзади.



    Местный говор.

    До сих пор в нашей округе говор отличается от других областей.. Местные жители, как и большинство нижегородцев говорили на «о». Вместо московского произношения «дарога», они произносили «дорога». При разговоре у нас растягивали гласные звуки. Говор получался «певучий». Николаевцы, привезенные в наш край из Рязани и Тамбова говорили сначала на «а», а затем переняли «окающий» говор соседних деревень. В их речи до сих пор некоторые слова В летописи Николаевского прихода говорится: « Население николаевского прихода принадлежит к чисто русскому племени. Говорит на букву «о» и чвокает, исключая марфинцев, которые цвокают». Жители соседнего Арзамасского района вместо звука «ч» произносили «ц». Например, «чево», «чудо», они говорили «цево», «цудо». Жители Марфина были вывезены из арзамасского уезда, поэтому у них был распространен этот говор, который слышался довольно смешно. В летописи еще говорится: «Старожилы, теперь седые старики, помнят ещё какой-то офенский язык и свободно на нем изъясняются. Предание говорит, что предки рязанцев переселены были в губернию Рязанскую из Владимирской, где они принадлежали к офеням, у которых досих пор там существует в торговле свое образный плутовской язык. Одеваются все просто, как большая часть окрестных соседей. Пищу употребляют грубую: лакомым блюдом считается особого рода кушанье – тесто, особо приготовляемое из ржаной муки.

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    1. Заселение Засережья

    Скачать 242.95 Kb.