• ТУЛЛУС Ян Янович
  • УНХА Хильда Петровна
  • ФАСТ Маргарита Ивановна
  • ЦЕ Вальтер Эдуардович
  • ШАБИОН-РЕХТМАН Дора Аркадьевна
  • ШЕНБЕРГ Эрик Эдгарович
  • ШИМАНОВСКИЙ Яков Александрович
  • ШЛЕХТ Карл Григорьевич
  • ШЛЕХТ Станислав Карлович
  • ШМИДТ Павлина Васильевна
  • ШНАЙДЕР Христинья Егоровна
  • ШУЛЬЦ Константин Федорович
  • ЭБЕРГАРД Иоганна Альбертовна
  • ЭРЛИХ Яков Егорович
  • ЯНЦЕН Генрих Артурович
  • ЯНЦЕН Анна Генриховна
  • О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации



  • страница38/44
    Дата16.05.2017
    Размер5.66 Mb.

    27 августа 2004 года 136-оз


    1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   44

    ТИШКИНА Лидия Дмитриевна, род. 1907, русская, проживала г.Ленинград, административно высланная, 17.03.1935–02.04.1936 г.Муром.

    ТИШКИНА Фекла Алексеевна, род. 1873, русская, проживала г.Ленинград, административно высланная, 17.03.1935–04.07.1945 г.Муром.

    ТУЛЛУС Ян Янович, род. 1894, эстонец, Эстонская республика, административно высланный, 15.07.1950–10.03.1954 Гороховецкий дом инвалидов.

    ТУРЫГИН Владимир Иванович, род. 1888, русский, проживал Ивановская обл., ссыльнопоселенец, 15.02.1954–23.01.1956 Юрьев-Польский р-н.

    УНХА Хильда Петровна, род. 1892, финка, проживала г.Ленинград, административно высланная, 1948–17.08.1954 Гусевский дом инвалидов.

    ФАСТ Арон Гергардович, род. 1912, немец, проживал Запорожская обл., спецпоселенец, 06.03.1944–16.12.1955 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ФАСТ Маргарита Ивановна, род. 1913, русская, проживала Запорожская обл., спецпоселенец, 1949–16.12.1955 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ФИШЕР Виктор Яковлевич, род. 1918, немец, проживал г.Москва, спецпоселенец, 1949–09.03.1954 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ЦЕ Вальтер Эдуардович, род. 1920, немец, проживал Донецская обл., спецпоселенец, 1945–23.01.1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ЧЕЛЬЦОВ Петр Алексеевич, род. 1888, русский, проживал Владимирская обл., ссыльнопоселенец, 15.02.1954–29.03.1956 пос.Великодворье Гусь-Хрустального р-на.

    ШАБИОН-РЕХТМАН Дора Аркадьевна, род. 1903, еврейка, проживала Хмельницкая обл., ссыльнопоселенец, 17.09.1955­–28.11.1955 г.Александров.

    ШЕК Леонид Иосифович, род. 1929, немец, проживал Крымская обл., спецпоселенец.

    ШЕНБЕРГ Эрик Эдгарович, род. 1918, немец, проживал Башкирия, спецпоселенец, 14.12.1953–13.12.1955 Собинский р-н.

    ШЕФЕР Эдуард Филиппович, род. 1911, немец, проживал Сталинградская обл., спецпоселенец, 1944–1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ШИМАНОВСКИЙ Яков Александрович, род. 1919, немец, проживал Крымская обл., спецпоселенец, 1946–28.09.1954 пос. Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ШИРМАХЕР Мария Богдановна, род. 1900, русская, проживала Ленинградская обл., административно высланная, 24.01.1938–09.01.1948 г.Киржач.

    ШЛЕХТ Карл Григорьевич, род. 1912, немец, проживал Запорожская обл., спецпоселенец, 1946–18.01.1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ШЛЕХТ Николай Карлович, род. 1937, немец, проживал Запорожская обл., спецпоселенец, 1946–18.01.1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ШЛЕХТ Станислав Карлович, род. 1939, немец, проживал Запорожская обл., спецпоселенец, 1946–18.01.1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ШЛЕХТ Галина Августовна, род. 1918, немка, проживала Запорожская обл., спецпоселенец, 1946–18.01.1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ШМИДТ Павлина Васильевна, род. 1897, немка, проживала Саратовская обл., спецпоселенец, 1953–1956 Кольчугинский р-он.

    ШНАЙДЕР Иоганн Балтазарович, род. 1908, немец, проживал Саратовская обл., спецпоселенец, 24.02.1954–12.03.1955 г.Гороховец.

    ШНАЙДЕР Христинья Егоровна, род. 1914, немка, проживала Саратовская обл., спецпоселенец, 24.02.1954–12.03.1955 г.Гороховец.

    ШУ Генрих Карлович, род. 1921, немец, проживал Одесская обл., спецпоселенец, 1946–1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ШУЛЬЦ Константин Федорович, род. 1921, немец, проживал Сталинградская обл., спецпоселенец, 1946–1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ЭБЕРГАРД Рудольф Альбертович, род. 1919, немец, проживал Тульская обл., спецпоселенец.

    ЭБЕРГАРД Иоганна Альбертовна, род. 1927, немка, проживала Тульская обл., спецпоселенец, 1947–13.12.1955 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ЭЛЕНБЕРГЕР Эмануил Андреевич, род. 1922, немец, проживал Карагандинская обл., спецпоселенец, 1944­–15.11.1954 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ЭРЛИХ Яков Егорович, род. 1920, немец, проживал Сталинградская обл., спецпоселенец, 1946–13.12.1955 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ЮРЕВИЧ Евгений Нилович, род. 1890, русский, проживал Рязанская обл., ссыльнопоселенец, 21.05.1952–12.11.1953 г.Александров.

    ЯНЦЕН Генрих Артурович, род. 1906, немец, проживал Запорожская обл., спецпоселенец, 1945–18.01.1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ЯНЦЕН Генрих Генрихович, род. 1927, немец, проживал Запорожская обл, спецпоселенец, 1947–18.01.1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ЯНЦЕН Анна Генриховна, род. 1929, немка, проживала Запорожская обл., спецпоселенец, 1946–18.01.1956 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    ЯПС Даниил Иванович, род. 1909, немец, проживал Красноярский край, спецпоселенец, 1944–12.03.1955 пос.Красное Эхо Гусь-Хрустального р-на.

    О мероприятиях

    по ликвидации кулацких хозяйств

    в районах сплошной коллективизации

    (Утверждено Политбюро ЦК ВКП(б) 30.01.30 г.)­

    I

    Исходя из политики ликвидации кулачества как класса, и в связи с этим из необходимости провести наиболее организованным путем начавшийся в районах сплошной коллективизации процесс ликвидации кулацких хозяйств решительно подавить попытки контрреволюционного противодействия кулачества колхозному движению крестьянских масс, признавая срочность этих мероприятий в связи с приближающейся с.х. кампанией, ЦК постановляет:

    В районах сплошной коллективизации провести немедленно, а в остальных районах по мере действительного массового развертывания коллективизации, следующие мероприятия:

    1. Отменить в районах сплошной коллективизации в отношении индивидуальных крестьянских хозяйств действие законов об аренде земли и применении наемного труда в сельском хозяйстве (разд. 7 и 8 Общих начал землепользования и землеустройства). Исключения из этого правила в отношении середняцких хозяйств должны регулироваться райисполкомами под руководством и контролем окрисполкома.

    2. Конфисковать у кулаков этих районов средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия по переработке, кормовые и семенные запасы.

    3. В целях решительного подрыва влияния кулачества на отдельные прослойки бедняцко-середняцкого крестьянства и безусловного подавления всяких попыток контрреволюционного противодействия со стороны кулаков проводимым советской властью и колхозами мероприятиям, принять в отношении кулаков следующие меры:

    а) первая категория – контрреволюционный кулацкий актив немедленно ликвидировать путем заключения в концлагеря, не останавливаясь в отношении организаторов террористических актов, контрреволюционных выступлений и повстанческих организаций перед применением высшей меры репрессии.

    б) вторую категорию должны составить остальные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, которые подлежат высылке в отдаленные местности Союза ССР и в пределах данного края в отдаленные районы края;

    в) в третью категорию входят оставляемые в пределах района кулаки, которые подлежат расселению на новых отводимых им за пределами колхозных хозяйств участках.

    4. Количество ликвидируемых по каждой из трех категорий кулацких хозяйств должно строго дифференцироваться по районам, в зависимости от фактического числа кулацких хозяйств в районе с тем, чтобы большее число ликвидируемых хозяйств по всем основным районам составляло в среднем, примерно, 3-5%.

    Настоящее указание (3-5%) имеет целью сосредоточить удар по действительно кулацким хозяйствам и безусловно предупредить распространение этих мероприятий на какую-либо часть середняцких хозяйств.

    Выселению и конфискации имущества не подлежат семьи красноармейцев и командного состава РККА. В отношении же кулаков, члены семей которых длительное время работают на фабриках и заводах, должен быть проявлен особо осторожный подход с выяснением положения соответствующих лиц не только в деревне, но и у соответствующих заводских организаций.


    II

    О высылке и расселении кулаков

    В качестве мероприятий для ближайшего периода провести следующее:

    1. Предложить ОГПУ репрессивные меры в отношении первой и второй категории кулаков провести в течение ближайщих четырех месяцев (февраль-май), исходя из приблизительного расчета – направить в концлагеря 60 000 и подвергнуть выселению в отдаленные районы – 150 000 кулаков; озаботиться принятием всех мер к тому, чтобы к 15 апреля эти мероприятия были осуществлены в отношении, во всяком случае, не менее, чем половины указанного количества. Проведение этих мероприятий должно быть поставлено в зависимость от темпа коллективизации отдельных областей СССР и согласовано с краевыми комитетами ВКП(б).

    2. Члены семей высылаемых и заключенных в концлагеря кулаков могут, при их желании и с согласия местных райисполкомов, остаться временно или постоянно в прежнем районе (округе).

    3. Ориентровочно, в соответствии с данными мест, установить по областям следующее распределение заключаемых в лагеря и подлежащих высылке:

    _____________________________________________________­­­__ Концлагерь Высылка



    тыс.чел. тыс.чел.

    _______________________________________________________


    Средняя Волга 3-4 8-10

    Сев.Кавказ и Дагестан 6-8 20

    Украина 15 30-35

    ЦЧО 3-5 10-15

    Нижняя Волга 4-6 10-12

    Белоруссия 4-5 6-7

    Урал 4-5 10-15

    Сибирь 5-6 25

    Казахстан 5-6 10-15

    ________________________________________________________

    В отношении остальных областей и республик аналогичную наметку поручить произвести ОГПУ по согласованию с соответствующими крайкомами и ЦК ВКП(б).

    4. Высылку произвести в округа Северного края – 70 тыс. семейств, Сибири – 50 тыс. семейств, Урала – 20-25 тыс. семейств, Казахстана – 20-25 тыс. семейств. Районами высылки должны быть необжитые и малообжитые местности с использованием высылаемых на сельскохозяйственных работах или промыслах (лес, рыба и пр.).

    Высылаемые кулаки подлежат расселению в этих районах небольшими поселками, которые управляются назначаемыми комендантами.

    5. Высылаемым и расселяемым кулакам, при конфискации у них имущества, должны быть оставлены лишь самые необходимые предметы домашнего обихода, некоторые элементарные средства производства в соответствии с характером их работы на новом месте и необходимый на первое время минимум продовольственных запасов, денежные средства высылаемых кулаков также конфискуются с оставлением, однако, в руках кулака некоторой минимальной суммы (до 500 рублей на семью), необходимой для проезда и устройства на месте.

    6. В отношении кулацких хозяйств, оставляемых на месте с отводом им новых участков вне колхозных полей, руководствоваться следующим:

    а) окрисполкомами должны быть указаны места расселения с тем, чтобы поселение в отведенных районах допускалось лишь небольшими поселками, управление которыми осуществляется специальными комитетами (тройка) или уполномоченными, назначаемыми райисполкомами и утверждаемыми окрисполкомами;

    б) расселяемым кулакам этой категории средства производства оставляются в размерах, минимально необходимых для ведения хозяйства на вновь отводимых им участках;

    в) на расселяемых возлагаются определенные производственные задания по сельскому хозяйству и обязательства по сдаче товарной продукции государственным и кооперативным органам;

    г) окрисполкомам срочно проработать вопрос о способах использования расселяемых кулаков как рабочей силы в особых трудовых дружинах и колониях на лесоразработочных, дорожных, мелиоративных и других работах;

    д) в отношении кулацких семей, выселенных за пределы районов, необходимо в частности иметь в виду возможность их расслоения с противопоставлением – где это возможно – отдельных элементов молодежи остальной части кулаков. При этом следует использовать такие методы, как собирание ими подписки на газеты и литературу, создание библиотек, организация общих столовых и другие культурно-бытовые мероприятия. Считать возможным в некоторых случаях привлечение отдельных групп молодежи к выполнению в порядке добровольчества тех или иных работ для местных советов, для обслуживания бедноты и т.п., а также создание особого вида производственных артелей и с.х. объединений, например, в связи со строительными и мелиоративными работами, а также с облесением, корчевкой леса и т.д. Все эти мероприятия должны проводиться под строжайшим контролем местных органов власти.

    7. Списки кулацких хозяйств (вторая котегория), выселяемых в отдаленные районы, устанавливаются райисполкомами на основании решений собраний колхозников, батрацко-бедняцких собраний и утверждаются окрисполкомами. Порядок расселения остальных кулацких хозяйств (третья категория) устанавливается окрисполкомами.
    III

    О конфискации и распоряжении

    конфискованным имуществом

    1. Конфискация имущества кулаков производится особоуполномоченными райисполкомов с обязательным участием с/совета, представителей колхозов, батрацко-бедняцких групп и батрачкомов.

    2. При конфискации производится точная опись и оценка конфискуемого имущества с возложением на с/советы ответственности за полную сохранность конфискованного.

    3. Конфискуемые у кулаков средства производства и имущество передаются РИКами в колхозы в качестве взноса бедняков и батраков с зачислением конфискованного в неделимый фонд колхозов с полным погашением из конфискуемого имущества причитающихся с ликвидируемого кулацкого хозяйства обязательств (долгов) государственным и кооперативным органам.

    4. Колхозы, получающие землю и конфискуемое имущество, должны обеспечить полный засев передаваемой земли и сдачу государству всей товарной продукции.

    5. Конфискуемые жилые кулацкие постройки используются на общественные нужды с/советов, колхозов или для общежития вступающих в колхоз и не имеющих собственного жилья батраков.

    6. Сберкнижки и облигации госзаймов у кулаков всех трех категорий отбираются и заносятся в опись с выдачей расписки о направлении их на хранение в соответствующие органы Наркомфина. Всякая выдача выселяемым кулацким хозяйствам их взносов в сберегательные кассы, а также выдача ссуд под залог облигаций в районах сплошной коллективизации безусловно прекращаются.

    7. Паи и вклады кулаков всех трех категорий в кооперативных объединениях передаются в фонд коллективизации бедноты и батрачества, владельцы их исключаются из всех видов кооперации.

    Принимая настоящие решения относительно ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации, ЦК категорически указывает, что проведение этих мероприятий должно находиться в органической связи с действительно массовым колхозным движением бедноты и середняков и являться неразрывной составной частью процесса сплошной коллективизации. ЦК решительно предостерегает против имеющихся в некоторых районах актов подмены работы по массовой коллективизации голым раскулачиванием. Лишь в сочетании с самой широкой организацией бедноты и батрачества и при сплочении бедняцко-середняцких масс на основе коллективизации, необходимые административные меры по раскулачиванию могут привести к успешному разрешению поставленных партией задач в отношении социалистического переустройства деревни и ликвидации кулачества.

    ЦК подчеркивает, что все указанные мероприятия должны быть проведены на основе максимального развертывания инициативы и активности широких колхозных, в первую очередь, батрацко-бедняцких масс и при их поддержке. Решениям о конфискации кулацкого имущества и выселении кулаков должны предшествовать постановления общего собрания членов колхоза и собрания батрачества и бедноты. Предупреждая против недооценки трудностей, связанных с осуществлением этих мероприятий и требуя от местных организаций принятия всех мер для максимально организованного их проведения, ЦК обязывает крайкомы и нац. ЦК установить не на словах, а на деле постоянное руководство за проведением настоящих решений в жизнь.



    IV

    Особые постановления

    1. В помощь местным парторганизациям по проведению указанных выше мероприятий ЦК постановляет мобилизовать на 4 месяца из промышленных областей (Московской, Ленинградской, Иваново-Вознесенской, Нижегородской, Харьков-Донбасс и т.д.) 2500 партийцев не ниже окружного масштаба. Мобилизованные должны выехать на места не позднее 20 февраля.

    2. Предоставить ОГПУ право на время проведения этой кампании переправлять свои полномочия по внесудебному рассмотрению дел ПП ОГПУ в областях. В этих случаях рассмотрение дел производится совместно с представителями крайкомов ВКП(б) и прокуратуры.

    3. На текущий бюджетный 1929/30 гг. увеличить штаты ОГПУ на 800 чел. уполномоченных с отпуском потребных для этого средств для обслуживания тех административных районов, где таких уполномоченных нет. Этих 800 товарищей разрешить ОГПУ мобилизовать, прежде всего, за счет старых чекистов из запаса. Кроме того, увеличить состав войск ОГПУ на 1000 штыков и сабель (на текущий бюджетный год). РВСР передать ОГПУ соответствующее количество личного состава.

    4. Предложить Совнаркому СССР в трехдневный срок рассмотреть смету необходимых расходов, связанных с проведением указанных мероприятий, сметы на расходы по выселению кулаков в отдаленные районы и сметы на организацию новых дополнительных лагерей в районах Сибири и Северного края. ОГПУ ­– представить эти сметы.

    5. Поручить НКГСу и ОГПУ в 5-дневный срок разработать план необходимых железнодорожных перевозок.

    6. Поручить НК Труда и ВЦСПС и вместе с тем ВСХН и НКПС принять немедленные меры по очистке промышленных предприятий в городах от отдельных кулацких элементов (не допуская какой-либо общей кампании чистки на предприятиях), а также принять жесткие меры к дальнейшему недопущению таких элементов на производстве.

    7. Обязать партийные комитеты (особенно Москвы, Ленинграда, Харькова и Киева), ОГПУ и НКПросы союзных республик принять более решительные меры по борьбе в вузах и втузах с контрреволюционными группировками молодежи, связанной с кулацкими элементами в деревне.

    8. Срочно пересмотреть законодательство о религиозных объединениях в духе полного исключения какой бы то ни было возможности превращения руководящих органов этих объединений (церковные советы, сектантские общины и пр.) в опорные пункты лишенчества и вообще антисоветских элементов).

    Поручить Оргбюро ЦК дать директиву по вопросу о закрытии церквей, молитвенных домов сектантов и проч. и о борьбе с религиозным и сектантским движением, в целях устранения тормозов в госаппарате, мешающих проведению в жизнь принятых подавляющей массой крестьянства решений о закрытии церквей, молитвенных домов сектантов и т.п. В этой директиве указать также на необходимость особо осторожного проведения этих мероприятий в отсталых национальных районах.

    9. Вытекающие из настоящего постановления законодательные изменения поручить СНК СССР издать в 5-дневный срок с тем, чтобы они были введены в действие крайисполкомами и правительствами национальных республик в районах сплошной коллективизации немедленно, а в остальных – в зависимости от темпа развития сплошной коллективизации в этих районах.

    10. Срочно (в 3-дневный срок) издать не подлежащий опубликованию декрет о повсеместном (а не только в районах сплошной коллективизации):

    а) запрещении свободного переселения кулаков из мест своего жительства без разрешения райисполкома под угрозой немедленной конфискации всего имущества;

    б) запрещении распродаж кулаками своего имущества и инвентаря под угрозой конфискации и других репрессий.



    Приложение № 3 к прот.бюро ОК

    25 от 29.10.1929 г.


    РЕЗОЛЮЦИЯ
    Заслушав доклад о результатах борьбы с преступностью, в связи с проводимой хлебозаготовительной кампанией – Владимирский ОК ВКП(б) констатирует следующее:

    1. В связи с проведением хлебозаготовительной кампании, особенно усилился рост сопротивления кулацкой части деревни, сопровождающийся террористическими выступлениями (массовые поджоги имущества колхозов, общественников, покушение на убийство передовых активистов и общественников, избиение колхозников, членов сельсовета и др.).

    2. Недостаточно быстрое разрешение дел о кулацких выступлениях, случаи замазывания политической сущности этих дел.

    3. Отсутствие рассмотрения наиболее характерных дел о кулацких выступлениях показательными процессами, не создавалось общественного мнения вокруг этих дел. Недостаточно полно и своевременно освещаются кулацкие выступления в газете “Призыв”, особенно в части принимаемых мер по борьбе с кулачеством, а поэтому бюро ОК ВКП(б) предлагает:

    а) Принять к руководству решение бюро обкома от 26.10 с.г. об антисоветских выступлениях в деревне.

    б) Предложить окр. прокурору, ОГПУ и окр. суду принять решительные меры к обеспечению своевременности окончания расследования и рассмотрения дел о кулацких выступлениях, заслушав наиболее характерные дела показательными процессами на местах. Во всех случаях смазывания со стороны следств. и суда политической сущности дела намедленно принимать меры к исправлению.

    в) Для успешного проведения борьбы с кулацкими контрреволюционными вылазками – работникам прокуратуры, следствия и руководителям органов дознания усилить непосредственно выезды в районы сельсоветов, привлекая к работе во время выездов широкие слои деревенского актива.

    г) Обязать руководителей советских, административных и др. организаций обеспечить полную и своевременную информацию органов расследования о всех делах, о кулацко-контрреволюционных выступлениях против лиц, проводящих мероприятия советской власти в деревне.

    д) Предложить окриисполкому обеспечить необходимыми средствами работу органов суда и прокуратуры по борьбе с кулацкой контрреволюционной активностью.

    е) Предложить редакции газ. “Призыв” в целях привлечения общественного мнения вокруг кулацких выступлений деревни и борьбы с ними систематически освещать на страницах прессы.

    ж) Предложить райкомам не позднее 15 ноября заслушать доклады местных органов прокуратуры, ГПУ, суда о ходе борьбы с кулацкими контрреволюционными выступлениями.

    з) Поручить тт. Волкову, Прокофьеву и Хейфец подготовить проект открытого письма парторганизации рабочим, беднякам и середнякам о проявлении бдительности в связи с усилившейся кулацкой контрреволюционной активностью.

    и) Предложить РКИ через рабочие бригады провести выборные обследования органов прокуратуры, суда под углом борьбы с кулацкой контрреволюционной активностью с последующей постановкой докладов на рабочих собраниях и в печати.

    к) Заслушать доклады тт. Солоницина и Ильина о проведении данного решения в конце ноября.

    ликвидировать как класс”
    Искореняли самых трудолюбивых,

    распорядливых, смышленых

    крестьян, тех, кто и несли в себе

    остойчивость русской нации

    А.И.Солженицын
    Начиная с 1925 года в развитии народного хозяйства СССР был взят курс на два главных направления – коллективизацию и индустриализацию, в которых частнику места не было. Налоговая политика по отношению к крестьянам становится более жесткой. В 1926 году был повышен налог на зажиточные крестьянские хозяйства, а в 1928 году было принято постановление об индивидуальном налоговом обложении хозяйств с признаками промышленного или полупромышленного производства. Начинался процесс сплошной коллективизации сельского хозяйства.

    В 1929 году, после разгрома так называемой “правой оппозиции”, выступавшей за постепенное обобществление сельского хозяйства, Сталин и его окружение резко изменили планы, связанные со сроками коллективизации. На пленуме ЦК ВКП(б), состоявшемся в ноябре того же года, Молотов заявил: “В теперешних условиях заниматься разговорами о пятилетке коллективизации – значит заниматься ненужным делом. Для основных сельскохозяйственных районов и областей, при всей разнице темпов коллективизации их, надо думать сейчас не о пятилетке, а о ближайшем годе”.

    На этом же пленуме была принята резолюция, в которой, в частности, говорится: “...партия проводит и будет проводить в жизнь курс на решительную борьбу с кулаками, на выкорчевывание корней капитализма в сельском хозяйстве”.

    Указания, как проводить ликвидацию кулачества, давались в постановлении ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 г. “О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством”. В этом документе сказано, что устанавливается три категории кулаков по принимаемым к ним мерам.

    К первой относился контрреволюционный кулацкий актив, подлежащий ликвидации “путем заключения в концентрационные лагеря и применения высшей меры наказания”.

    Ко второй – остальные “элементы кулацкого актива”, которых нужно было выселить в отдаленные районы страны.

    К третьей причислены кулаки, подлежащие расселению на необжитых участках внутри области.

    Признаками кулацкого хозяйства являлись:

    – занятие члена двора скупкой с целью перепродажи, торговлей или ростовщичеством;

    – систематическое применение в хозяйстве мельницы, маслобойки, крупорушки, просорушки, волночесалки, шерстобитки, терочного заведения, картофельной, плодовой или овощной сушилки или другого промышленного предприятия – при условии применения в перечисленных предприятиях механических двигателей или наемного труда, а также ветряной или водяной мельницы с двумя или более поставами;

    – сдача хозяйством в наем постоянно или на сезон отдельных оборудованных помещений под жилье или под торговлю либо промышленное предприятие.

    Власти спешили, так как инстинкт выживания заставлял зажиточных и менее зажиточных крестьян распродавать имущество и уезжать из родных мест на производство. Местные власти заносили их в списки скрывающихся от раскулачивания. В городах была еще безработица, и даже на самую неквалифицированную работу “классово чуждые элементы” принимались в последнюю очередь, к чему обязывал циркуляр облисполкома от 23 марта 1930 г. “О мерах борьбы с переселением на территорию городов и рабочих поселков кулацкого и чуждого советской власти элемента”.

    Списки кулаков составлялись в сельсоветах с учетом рекомендаций собраний бедноты, что открывало широкую дорогу злоупотреблениям и сведению счетов. Из-за постоянно растущих налогов к 1930-м годам произошло обеднение зажиточных крестьян, поэтому в списки на раскулачивание, в основном, попадали середняки и даже бедняки.

    В начале кампании по раскулачиванию у крестьян, попавших в “черные” списки, отнимали практически все. Позже поступило указание оставлять раскулачиваемым минимум одежды и продуктов питания.

    В документах, готовившихся в сельсоветах и утверждавшихся райисполкомами, часто не указывались основания для раскулачивания или в качестве причин записывались устаревшие сведения. Именно на такие факты обратил внимание прокурор Владимирского окрисполкома. “Допускаются случаи совершенно неправильных причислений к кулакам и выселению лиц, не могущих быть отнесенными к кулакам, как, например, семей красноармейцев, – читаем в его докладной записке от 19 февраля 1930 года. – На днях в Суздальском районе имел место случай, когда некоего гражданина Сидорова, активного участника февральского и октябрьского переворотов, раненного в октябрьские дни в Ленинграде, служившего несколько лет в Красной Армии на фронте, местные власти причислили к кулакам, конфисковали все имущество и выселили из хозяйства. И это не единственный случай”.

    Месяц спустя комиссия, созданная Владимирским окружкомом ВКП(б), проверила ход работы по раскулачиванию и коллективизации в Пенкинском и Гатихинском районах и также обнаружила следующую картину: в Пенкинском районе за короткий срок “по ошибке” раскулачили 12 крестьянских семей, а в Гатихинском – 18. Но больше всех поусердствовали на этом поприще власти Суздальского района, где “необоснованно” репрессировали 144 крестьянских хозяйства из 482 раскулаченных.

    Так, в деревне Пенкино ликвидировали по первой категории хозяйство Ежовой Евдокии Васильевны как жены бывшего крупного подрядчика. Позже выяснилось, что муж Ежовой умер 20 лет назад, оставив вдове “в наследство” шестерых детей, один из которых служит в Красной Армии, и дом.

    Дело порой доходило до абсурда. В деревне Неверково по первой категории раскулачили Никиту Михайловича Паншина как бывшего торговца. Комиссия установила, что Паншин никогда торговцем не был, а работал извозчиком со своей лошадью у торговца Афонина.

    У раскулаченных крестьян описывалось имущество, которое передавалось в колхозы, сельсоветы, продавалось с торгов, при этом также наблюдались многочисленные нарушения и самоуправство. Проверка деятельности райфинотделов области в 1932 г. показала, что точного учета изъятого за недоимки и проданного имущества в сельсоветах не велось. Оценка описанного имущества во многих случаях не соответствовала действительности, так как включалось мелкое и малоценное имущество, и были многочисленные факты, когда вещи домашнего обихода распределялись между должностными лицами сельсоветов и районных организаций по пониженной цене или бесплатно.

    Нередко были случаи, когда визиты уполномоченных к крестьянам, приговоренным к раскулачиванию, заканчивались трагедией. Так, в селе Теренеево Суздальского района было описано имущество гражданина Лазарева. При последующей проверке оказалось, что это хозяйство середняцкое. В результате раскулачивания Лазарев покончил жизнь самоубийством, оставив жену с пятью детьми на руках и матерью-старухой.

    Раскулачивание должно было продемонстрировать самым неподатливым непреклонность властей и бесполезность всякого сопротивления. Но сопротивление все-таки было, и проявление недовольства фиксируется в документах как факты “классовой борьбы”.

    В секретных докладных записках ОГПУ отмечены случаи массовых выступлений крестьян. Так, в документе, датируемом 26 апреля 1930 года, сообщается:

    “В селе Булатниково Муромского района 20 марта сего года около 12 часов дня началась операция по выселению. Аресты мужчин и упаковка имущества прошли без эксцессов. Около домов выселяемых собралось лишь незначительное количество крестьян.

    И только в момент посадки членов семей и погрузки имущества на подводы к домам выселяемых стали стекаться толпы народа, главным образом, женщины. Поднялся шум, крик, плач. Через полчаса образовалась толпа около 600 человек. Имеющиеся в наличии силы из пяти милиционеров, небольшого количества членов ВКП(б) и КСМ воздействовать на толпу не смогли.

    В результате имущество выселяемых, погруженное на подводы, было свалено, выселяемые были водворены в свои дома. Попытки милиционеров навести порядок привели к тому, что женщины хватали за оружие, били милиционеров по рукам, толкали членов ВКП(б), плевали им в лицо и наносили удары...

    Создавшееся положение привело к тому, что процесс выселения пришлось приостановить и начать его только тогда, когда в село прибыл секретарь райкома ВКП(б) Мочалов с группой красноармейцев. На предложение секретаря разойтись, из толпы возмущенно кричали: “Не уйдем, открывай собрание. Кулаков не дадим, мы их выселять не постановляли. Скажите, кто постановил, и мы с ними разделаемся”.

    До полуночи толпа не расходилась. Слышались возгласы: “Если кто будет брать силой, то расстреляем”. Только к 5 часам утра следующего дня снова приступили к выселению”.

    Отмечены также случаи, когда председатели сельсоветов вставали на защиту односельчан, намеченных к раскулачиванию.

    По документам Государственного архива Владимирской области только на 1 января 1930 г. в одиннадцати районах области было раскулачено 4000 крестьянских хозяйств. Оценка описанного имущества составила более восьми миллионов рублей. Точное количество раскулаченных хозяйств во Владимирской области по документам установить невозможно. Можно говорить только о приблизительной цифре – 6 тысяч глав хозяйств, а, с учетом членов семей раскулаченных, – эта цифра составит более 20 тысяч человек.

    К 1933 г. процесс раскулачивания в основном закончился. Большинству тех, кто хотел вести индивидуальное хозяйство и не верил в идею коллективизации, по административной воле пришлось строить Магнитогорск, Кузбасс и Беломорканал.

    Всего же по сведениям Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий около 1 миллиона крестьянских хозяйств или 6 миллионов крестьян и членов их семей (данные требуют уточнения) было репрессировано в ходе проведения кампании коллективизации.

    Задания первой “сталинской” пятилетки по развитию сельскохозяйственного производства, которые предполагалось значительно превзойти в связи с “великим переломом”, ни по одному показателю в стране не были выполнены. Причем разрыв был весьма значительный, особенно в животноводческой отрасли. Более того, почти по всем показателям (за исключением посевных площадей) произошло снижение производства по сравнению с 1928 г. Однако выигрыш от расширения посевных площадей в значительной степени был сведен к минимуму из-за крайне низкой урожайности, огромных потерь при уборке и хранении урожая. Невосполнимые потери понесло животноводство, лишившись половины поголовья скота и недобравшее примерно столько же продукции.

    Правда, государственные заготовки зерна выросли почти в 2 раза. Этот “феномен” объясняется просто: государство стало проводить хлебозаготовки по принципу разверстки, выгребая из крестьянских амбаров в пользу города и для экспорта почти весь собранный урожай. В этом главная причина голода крестьян, неотступно преследовавшего их почти на всем протяжении сплошной коллективизации.

    Наступивший на долгие годы кризис сельскохозяйственного производства в стране – это результат раскулачивания крестьянства. Сталинская преступная “революция сверху” привела к гибели миллионов кормильцев огромной страны, превратив крестьян в “колхозников” – подневольных работников сельскохозяйственных предприятий полугосударственного типа.



    В результате насильственной коллективизации был разрушен уклад деревенской жизни, подрублены социально-экономические и генетические корни существования крестьянства как класса.
    1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   44

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    27 августа 2004 года 136-оз