• Баранов Анатолий Николаевич Введение в прикладную лингвистику
  • Объект и методы прикладной лингвистики
  • § 2. Круг задач прикладной лингвистики



  • Дата25.11.2017
    Размер174 Kb.

    А. Н. Баранов введение в прикладную лингвистику



    МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

    им. М. В. ЛОМОНОСОВА

    ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

    А.Н.Баранов

    ВВЕДЕНИЕ В ПРИКЛАДНУЮ ЛИНГВИСТИКУ

    Печатается по решению

    Редакционно-издательского совета

    филологического факультета

    Московского Государственного Университета

    им. М. В. Ломоносова

    Издание второе, исправленное

    Рецензенты:

    A. Н. Барулин — кандидат филологических наук, доцент, декан факультета теоретической


    и прикладной лингвистики РГГУ

    B. З.Демьянков — доктор филологических наук, профессор, заведующий лабораторией


    автоматизированных лексикографических систем НИВЦ МГУ

    Баранов Анатолий Николаевич

    Введение в прикладную лингвистику: Учебное пособие. Изд. 2-е, исправленное.

    М.: Едиториал УРСС, 2003. - 360 с.

    ISBN 5-354-00313-Х

    В основу книги положены курсы лекций, которые автор читал на отделениях прикладной лингвистики филологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова и в Московском государственном лингвистическом университете. В учебнике представлены основные на­правления прикладной лингвистики — как уже устоявшиеся классические дисциплины (компьютерная лингвистика, машинный перевод, информационно-поисковые системы, лексикография, терминоведение и терминография, методика преподавания языка, теория перевода), так и новейшие специальности, получившие развитие в последние десяти­летия — корпусная лингвистика, политическая лингвистика, лингвистические аспекты нейро-лингвистического программирования, теория воздействия. Особое внимание обра­щается на методы исследования, развиваемые в каждом из прикладных направлений. Во многих случаях обсуждаются примеры использования прикладных методов и полу­ченные результаты. В конце параграфов учебника предусмотрены практические задания, которые позволяют применить усвоенный материал в конкретной проблемной сфере.

    В отдельной главе рассматриваются проблемы взаимовлияния теории и практики в нау­ке о языке, а также перспективы развития прикладных областей лингвистики. Учебник предназначен для студентов и аспирантов отделений прикладной лингвистики филологи­ческих факультетов университетов, других высших учебных заведений, а также для всех интересующихся современными направлениями развития языкознания и его приложений.

    Предисловие

    В основу этого пособия положен опыт чтения автором лекций по при­кладной лингвистике на отделении теоретической и прикладной лингви­стики филологического факультета МГУ в 1994-2000 гг. и на отделении прикладной лингвистики Московского государственного лингвистичес­кого университета в 1990-1998 гг. Несмотря на многочисленные исследо­вания в области прикладной лингвистики, динамичное развитие различ­ных областей прикладной лингвистики и появление новых прикладных направлений, лекционный курс введения в прикладную лингвистику пока не обеспечен необходимыми пособиями. Имеющиеся издания либо по­священы конкретным дисциплинам, либо представляют собой сборники публикаций различных авторов1), что не дает возможности сформули­ровать общую концепцию, взглянуть на широкую область приложения лингвистических знаний с единой точки зрения.

    Исходная теоретическая и методическая установка представления материала в данной книге предполагает широкое понимание приклад­ной лингвистики, не сводящееся только к компьютерной лингвистике, машинному переводу или методике преподавания иностранных языков. Сфера прикладной лингвистики рассматривается достаточно широко, что позволяет дать обобщающую картину областей практической деятельно­сти лингвистов.

    Тем не менее, не все направления приложения лингвистических знаний описаны с одинаковой степенью подробности. Жанр введения позволяет дифференцированно подойти к различным прикладным дис­циплинам. Основной упор сделан на те сферы, для которых, как правило, не предусматривается отдельных лекционных курсов. Например, социо­лингвистика, психолингвистика, машинный перевод на многих отделени­ях прикладной лингвистики российских университетов представлены от­дельными курсами2). С другой стороны, нигде на отделениях прикладной лингвистики не читаются отдельно как основные курсы такие прикладные специальности, как политическая лингвистика, теория воздействия, кор­пусная лингвистика, терминоведение и терминография, лингвистические аспекты нейро-лингвистического программирования и др. Им в пособии уделяется значительное внимание. Разумеется, на степень подробности



    1) См., например, [Пиотровский, Бектаев, Пиотровская 1977; Аверина, Азарова, Алек­сеева 1996].

    2) Следует заметить, что психолингвистика и социолингвистика должны преимуществен­но рассматриваться как прикладные области, соответственно, психологии и социологии в лингвистике. Тем самым в целом эти дисциплины вряд ли осмысленно считать разделами прикладной лингвистики, хотя они и имеют ограниченные области приложения собственно знаний о языке, которые в определенной мере обсуждаются в данном пособии.

    обсуждения повлияли и мои научные интересы, а также мой опыт работы в тех или иных сферах прикладной лингвистики. В связи с этим я хотел бы поблагодарить коллег, консультировавших меня на различных этапах на­писания пособия в тех областях, где мне не хватало практического опыта. Особая благодарность Д. Добровольскому, выступившему соавтором не­которых разделов этой книги, и Н. Любимовой, написавшей второй параграф четвертой главы «Теория и методика преподавания языка».

    Обзор проблематики практически любого прикладного направления выявляет в нем значительную теоретическую составляющую. Например, квантитативная лингвистика, обычно рассматриваемая в ряду чисто лин­гвистических прикладных дисциплин, в аспекте построения структурно-вероятностной модели языка оказывается приложением статистических методов в языкознании, позволяющим уточнить теоретические предста­вления о функционировании языковой системы. Иными словами, это приложение математики, а не приложение лингвистики. В то же время квантитативная лингвистика включает и определенную лингвистическую прикладную область — использование структурно-вероятностной модели языка для авторизации текста, лингвистического мониторинга дискурса и др. целей. Аналогичная ситуация в сфере перевода, в преподавании языка, в психолингвистике и других дисциплинах. В пособии освещаются именно прикладные аспекты соответствующих дисциплин — в этом до­полнительная сложность изложения материала и чтения курса введения в прикладную лингвистику.

    Структурно параграфы глав пособия устроены таким образом, что вначале излагаются некоторые общие положения, характеризующие дан­ное направление прикладной лингвистики, а в конце даются конкретные примеры использования соответствующих методик. Например, параграф о переводе начинается изложением некоторых общих проблем перево­да как раздела прикладной лингвистики, а заключается — примера­ми конкретных систем машинного перевода. Аналогично при изложе­нии материала о политической лингвистике сначала обсуждаются общие принципы этого направления, имеющиеся методики анализа политичес­кого дискурса, а затем конкретные примеры применения этих методик. Основная цель такой формы подачи материала заключается в том, чтобы познакомить читателя не только с теоретическими аспектами прикладной лингвистики, но и с ее реальными практическими проблемами, с прак­тической деятельностью в области прикладной лингвистики. Разумеется, в некоторых случаях такой подход в полной мере реализовать не удалось.

    Кроме лекционного курса, введение в прикладную лингвистику пред­полагает практикум; материалы практикума частично отражены в данном пособии в заключительных разделах параграфов и в заданиях.

    Прикладная лингвистика динамично развивается, что, естественно, приводит к старению материала. Использование любого учебного изда­ния в курсе лекций требует определенной корректировки. Это в полной мере распространяется и на книгу, предлагаемую вниманию читателя.

    Тем не менее исходная посылка заключалась в том, чтобы, не отказыва­ясь от разговора о наиболее актуальных и перспективных направлениях использования знаний об устройстве языковой системы, полнее отразить ту часть приложений языкознания, которая в минимальной степени под­вержена изменениям и образует фундамент этой дисциплины. Остается надеяться, что эта цель в хотя бы в определенной мере достигнута.

    В заключение хотелось бы поблагодарить всех коллег, участвовавших в обсуждении текста этой книги — и особенно сотрудников кафедры теоретической и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Очень конструктивным было обсуждение ру­кописи с А. Е. Кибриком, А. А. Кибриком и С. Г. Татевосовым. Появление этого издания было бы невозможно без активной поддержки программы «Высшее образование» Института «Открытое общество». Выражаю свою искреннюю благодарность организаторам и сотрудникам этой программы.

    Автор

    Глава 1

    Объект и методы прикладной лингвистики

    § 1. Понимания термина «прикладная лингвистика»

    Термин «прикладная лингвистика» многозначен. В российской и за­падной лингвистике он имеет совершенно разные интерпретации. В за­падной лингвистике (applied linguistics, angewandte Linguistik) он связыва­ется прежде всего с преподаванием иностранных языков, включая методи­ку преподавания, особенности описания грамматики для учебных целей, преподавание языка как родного и иностранного и пр1). В СССР термин прикладная лингвистика стал широко употребляться в 50-е гг. в связи с разработкой компьютерных технологий и появлением систем автомати­ческой обработки информации (автоматизированных систем управления, систем информационного поиска, автоматизированных систем обработ­ки текста и пр.). Именно поэтому в русскоязычной литературе вместо термина прикладная лингвистика в том же значении часто используются термины «компьютерная лингвистика», «вычислительная лингвистика», «автоматическая лингвистика», «инженерная лингвистика»; между тем отождествление этих дисциплин не вполне удачно, поскольку каждая из них имеет свой предмет и методы работы в рамках прикладной лин­гвистики как более широкого направления. В. А. Звегинцев, обсуждая соотношение между теоретической и прикладной лингвистикой, писал, что «под прикладной лингвистикой чаще всего понимают все виды авто­матической обработки речевой информации (Language-data Processing) — машинное распознавание устной речи, машинный перевод, автоматиче­скую классификацию технических и иных документов, автоматическое аннотирование текстов, автоматическое кодирование и пр. И действи­тельно, автоматическая обработка речевой информации составляет в на­стоящее время основную исследовательскую проблематику прикладной лингвистики (...). Но все же было бы неправильно замыкать прикладную лингвистику в пределах данной проблематики» [Звегинцев 1968, с. 24].

    Широкий взгляд на область, охватываемую прикладной лингви­стикой, приобретает все больше сторонников2). Широта проблематики



    1) Этим объясняются некоторые, на первый взгляд, странные названия английских и американских высших учебных заведений. Так, под названием School of Applied Languages (институт в г. Дублин, часть Дублинского городского университета) — дословно «школа прикладных языков» — фактически имеется в виду «институт иностранных языков».

    2) Ср. характерное утверждение: «Исследовательское пространство, покрываемое терми­ном "прикладная лингвистика", сегодня необычайно широко. О пестроте ее проблематики

    объясняет удивительную способность прикладной лингвистики суще­ственно увеличивать и активизировать «контакты лингвистики с самы­ми различными науками» [Звегинцев 1968, с. 23]. Междисциплинарные исследования функционирования языка оказывают решающее влияние на лингвистическую теорию, способствуя обновлению концептуального аппарата современного языкознания.

    В настоящее время прикладная лингвистика понимается широко — как деятельность по приложению научных знаний об устройстве и функци­онировании языка в нелингвистических научных дисциплинах и в различных сферах практической деятельности человека, а также теоретическое осмы­сление такой деятельности.

    Последнее — широкое понимание — и стоит в центре настоящего вводного курса прикладной лингвистики.



    § 2. Круг задач прикладной лингвистики Хотя возникновение прикладной лингвистики как автономной науч­ной дисциплины относится к относительно недавнему прошлому (при­близительно к 20-м гг. XX в.), круг проблем, стоящий перед прикладной лингвистикой, нельзя считать совершенно новым для языкознания. Пе­ред языкознанием практически с самого начала его существования встала задача оптимизации функций языка — будь то формирование и поддер­жание традиции чтения и понимания сакральных текстов (экзегетика и герменевтика) или обеспечение контактов между разными народами. В философии и лингвистической теории принято различать коммуни­кативную, эпистемическую и когнитивную функции языка, которые, конечно, далеко не однородны и, в свою очередь, разделяются на бо­лее мелкие функции. Так, коммуникативная функция включает в себя фатическую (контактоустанавливающую) и информационную (в узком смысле) функции, функцию воздействия, социальную функцию (про­являющуюся в языковой политике). С точки зрения эпистемической функции языковая система предстает как способ хранения и переда­чи знаний (хранение знаний)3), а также как отражение специфически национального взгляда на мир — отражение национального самосозна­ния. Согласно В. А. Звегинцеву, в рассматриваемой функции язык служит для дискретизации знаний и их объективизации [Звегинцев 1996, с. 195

    можно судить хотя бы по докладам, представляемым на международные конгрессы по при­кладной лингвистике (...). К числу наиболее интенсивно развивающихся (...) областей [прикладной лингвистики] относятся: лингводидактика, лексикография, практическая сти­листика, теория перевода, терминоведение, теория искусственных языков, прикладная риторика, теория массовой коммуникации, текстология, нормирование языка и языко­вое планирование, полевая лингвистика, теория письменности, методы лечения речевых расстройств и другие» [Городецкий 1983, с. 7).



    3) Некоторые исследователи говорят в этом случае об «аккумулятивной» функции — см., например, [Аврорин 1975],

    и далее]. Когнитивная функция относится к той области жизни языка, которая связана с мышлением человека и с познанием действительности. С помощью языка знания интерпретируются, что приводит к порождению новых знаний (ср. понятие интерпретации знаний в [Звегинцев 1996]).

    С функциональной точки зрения прикладная лингвистика может быть определена как научная дисциплина, в которой изучаются и разраба­тываются способы оптимизации функционирования языка. Функции языка задают точки отсчета для классификации огромной области приложения лингвистических знаний. Оптимизацией коммуникативной функции за­нимаются такие дисциплины, как теория перевода, машинный перевод, теория и практика преподавания родного и неродного языка, теория и практика информационно-поисковых систем, создание информацион­ных и, шире, искусственных языков, теория кодирования. Социальная функция языка — как часть коммуникативной — находит отражение в со­циолингвистике, в языковом планировании и языковой политике, в орфо­графии и орфоэпии, в теории воздействия, в политической лингвистике. Эпистемическая функция так или иначе проявляется в лексикографии (в том числе компьютерной), в терминологии и терминографии, в корпус­ной и полевой лингвистике. Оптимизация когнитивной функции сосре­доточена в компьютерной лингвистике, в «лингвистической криминоло­гии», в психолингвистике и афазиологии, в квантитативной лингвистике.

    § 3. Методы прикладной лингвистики

    Разнообразие методов прикладной лингвистики вполне сопостави­мо с разнообразием конкретных областей приложения знаний о языке: каждая конкретная прикладная дисциплина обладает своим уникальным набором методов. Например, квантитативная лингвистика в значительной мере опирается на методический инструментарий статистики, компьютер­ная лингвистика широко использует методы теории программирования и представления знаний, теория воздействия опирается на представле­ние о значимом варьировании языковых структур. Тем не менее можно выделить нечто общее, характерное для метода прикладной лингвисти­ки в целом. Эта общая часть хорошо видна при сравнении методов описательной, теоретической и прикладной лингвистики.

    Перед описательной лингвистикой стоит задача описания фактов языка различных уровней. Иными словами — на первом плане стоит метод классификации, то есть выявления той сетки параметров, кото­рая позволяет охватить все релевантные (в теории) свойства языковых структур. Теоретическая лингвистика формирует само представление о ре­левантности в концептуальных моделях языка. Концептуальные модели функционирования языка не просто описывают, а объясняют наблюдае­мые факты, предсказывая, например, условия их появления.

    Моделирование в теоретической лингвистике в своих существенных чертах соответствует идее моделирования в естественнонаучной сфере.

    Метод моделирования используется в тех случаях, когда непосредствен­ное изучение объекта моделирования в том или ином отношении затруд­нено — например, объект разрушается при непосредственном контакте или сам контакт затруднен. В этом случае объект моделирования пред­стает перед исследователем как своеобразный «черный ящик». Типичным объектом такого рода является мышление человека и язык во всех его проявлениях. Исходный пункт использования метода моделирования — представление о входной и выходной информации (в широком пони­мании), характеризующей функционирование объекта моделирования. Тем самым для создания модели чего-либо надо знать, как ведет себя объект моделирования в тех или иных условиях. Например, создание модели синтаксиса естественного языка опирается на факты возмож­ности или невозможности осуществления тех или иных синтаксических трансформаций. Если созданная модель повторяет поведение объекта мо­делирования, то есть входная и выходная информация модели повторяет аналогичную информацию объекта моделирования, то модель функци­онирует хорошо, адекватно. Теория моделирования позволяет в этом случае перенести особенности устройства модели на сам объект. Это важ­ное теоретическое положение, которое позволяет метод моделирования считать исследовательским методом.

    Метод моделирования при всей его универсальности имеет опреде­ленные ограничения. Так, в [Апресян 1966, с. 79] отмечается, что модели­ровать можно только те свойства объекта, которые не определяются его физической природой. Иными словами, успешно моделируются только те характеристики, которые связаны со структурной организацией объек­та. Моделирование неструктурных свойств в принципе возможно, однако затруднено перенесение особенностей организации модели на моделируе­мый объект. Обсуждая свойства лингвистических моделей, Ю. Д. Апресян обращает внимание на то, что модель всегда является идеализацией объ­екта моделирования, его огрублением. Одновременно она должна пред­сказывать поведение объекта и объяснять его [Апресян 1966, с. 81 и далее].

    В теоретической лингвистике часто используются следующие типы моделей:



    • компонентные модели или модели структуры (из чего сделан X);

    • предсказывающие модели (предсказать поведение X в тех или иных обстоятельствах);

    • имитирующие модели (внешне вести себя как X);

    • диахронические модели (как и почему меняется X с течением вре­мени).

    Разумеется, основания выделения лингвистических моделей могут быть и другими. Например И. И. Ревзин, опираясь на структурную тра­дицию, выделяет анализирующие и синтезирующие лингвистические модели. Последние, в свою очередь, разделяются на собственно син­тезирующие (от смысла к форме) и порождающие (от базовой формы

    к разнообразию небазовых форм) [Ревзин 1977, с. 17-28J. Ю.Д.Апресян по характеру объекта моделирования различает модели речевой деятель­ности (объект моделирования — конкретный языковой процесс или явление), модели исследовательской деятельности лингвиста (модели ис­следования) и метамодели (в качестве объекта моделирования выступает уже существующее лингвистическое описание) [Апресян 1966, с. 99-113]. Наиболее важными Ю. Д. Апресян считает модели, имитирующие рече­вую деятельность человека.

    Существенно не многообразие моделей языка (было бы странно, если бы моделей было мало), а то, что и описательная, и теоретическая лингвистика в теоретическом моделировании исходят из эвристики «the God's truth» («Божественная Истина»). Иными словами, классификации языковых фактов и концептуальные модели теоретической лингвистики претендуют на описание того, как действительно устроен язык.

    Прикладная лингвистика также использует и метод классификации и метод моделирования. Однако поскольку задачи прикладной лингвисти­ки сосредоточены в области оптимизации функций языка, а оптимизация определяется конкретной задачей, то в приложениях языкознания исполь­зуется познавательная установка, известная под несколько ироническим названием «Фокус-покус» (более уважительно можно было бы сказать «Инженерный подход»). Эта установка в качестве основной ценности выдвигает не познание того, «как все обстоит на самом деле», а реше­ние конкретной задачи, в частном случае — удовлетворение требований «заказчика», преследующего свои собственные цели, часто очень далекие от канонов собственно лингвистических исследований. Это, впрочем, не означает, что результаты прикладных исследований не представля­ют никакой ценности для теории языка: напротив, прикладные модели оказывают значительное влияние на лингвистическую теорию, способ­ствуя обновлению концептуального аппарата современного языкознания (см. главу 6 настоящего пособия).

    Таким образом, важнейшим свойством методов прикладной лин­гвистики является оптимизация. Под оптимизацией понимается такое описание (модель) проблемной области, при котором эта область сохра­няет в результирующем представлении только те существенные свойства, которые необходимы для данной практической задачи. Иными словами, если для теоретического исследования предполагается полное описание проблемной области со всеми ее сложностями и т. п., то прикладное оптимизированное описание должно быть удовлетворительным только для данной конкретной задачи4). Рассмотрим это на примере.

    Возьмем категорию времени. Теоретический подход, в зависимости от выбранной концепции, будет требовать следующего.

    4) Прикладная модель, конечно, может обладать такой описательной адекватностью и объяснительной силой, которая существенно превосходит требования, предъявляемые к данному прикладному исследованию, но в принципе этого не требуется.


    1. Описательная лингвистика — описание грамматической катего­рии времени (выделение граммем, морфологических способов выражения граммем, сочетаемость граммем категории времени с граммемами дру­гих грамматических категорий), классификация лексики со значением временных отношений, классификация синтаксических конструкций.

    2. Теоретическая лингвистика (в рамках уровневой модели языка) — семантика временных отношений → способы выражения на синтаксиче­ском уровне; → способы выражения на лексическом уровне; → способы выражения на морфологическом уровне.

    Прикладное описание будет выглядеть совершенно по-другому:

    • составление технического задания (определяется заказчиком);

    • анализ проблемной области (сколько типов временных отношений представлено в проблемной области и каковы формальные способы выражения темпоральных отношений в данном подъязыке);

    • формирование метаязыка, способов описания проблемной области, совместимых с другими привлекаемыми метаязыками;

    • применение метаязыка → результирующее представление (модель) проблемной области;

    • проверка результирующего представления (объяснительная и пред­сказывающая сила модели; компьютерная реализация или экспери­мент).

    Суммируя основные отличия прикладных моделей от теоретичес­ких и описательных, можно сказать, что прикладные модели в целом ориентированы на конкретные подъязыки, а не на весь язык в целом; как правило, они требуют большей степени формализации; приклад­ные модели используют знания о языке выборочно; прикладные модели не делают различий между собственно лингвистическими и экстралин­гвистическими аспектами семантики языковых выражений; прикладные модели в существенно большей степени огрубляют моделируемый объект, чем теоретические модели и, наконец, прикладные модели не налагают никаких сущностных ограничений на инструмент моделирования.

    ►Задание. Предположим, что необходимо описать временные отношения в тексте инструкций к бытовым приборам для автоматизированной системы понимания текста. Эта система в результате понимания текста должна выявлять следующие временные отношения: событие А одновременно с В, событие А по­сле В, событие А до события В. Результат работы системы понимания текста — семантическое представление, в котором отражается содержание событий и их последовательность в терминах заданных темпоральных отношений.

    Как составить техническое задание? Как составить словарь выражений с тем­поральной семантикой? Сформулируйте возможную структуру словарной статьи словаря. В самом общем виде определите основные параметры метаязыка опи­сания и предложите свой вариант результирующего представления. Как задать систему правил перехода от текстов инструкций к результирующему предста­влению? Обратите внимание, есть ли в тексте инструкции метаграфематические

    маркеры темпоральных связей (гарнитура, шрифтовые выделения, абзацное вы­деление; специальные значки и пр.).

    В качестве материала можно привлекать любые тексты инструкций к быто­вым приборам, в которых есть отношения соответствующей семантики.

    Основная литература



    1. Апресян Ю.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики. М., 1966. С. 78-112.

    2. Герд А. С. Предмет и основные направления прикладной лингвистики // Прикладное языкознание. СПб., 1996. С. 5-14.

    3. Городецкий Б. Ю. Актуальные проблемы прикладной лингвистики // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XII. М., 1983. С. 5-10, 12-17.

    4. Звегинцев В. А. Теоретическая и прикладная лингвистика. М., 1968. С. 22-35.

    5. Кибрик А. Е. Прикладная лингвистика // Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания. М., 1992. С. 261-262.

    Дополнительная литература

    1. Слама-Казаку Т. Место прикладной лингвистики в системе наук: отноше­ние ПЛ к «лингвистике» // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XII. М., 1983. С. 23-34.

    2. Якобсон Р. Лингвистика в ее отношении к другим наукам // Якобсон Р. Избранные работы. М., 1985. С. 369-420.

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    А. Н. Баранов введение в прикладную лингвистику