страница5/5
Дата16.05.2017
Размер0.81 Mb.

Абазины (Историко-этнографический очерк)


1   2   3   4   5

1.4. Развитие капиталистических отношений


После завершения Кавказской войны и окончательного присоединения Северного Кавказа к России в социально-экономических и общественных отношениях северокавказских народов, в том числе и абазин, произошли глубокие изменения. Они были вызваны прежде всего втягиванием народов Северного Кавказа в систему Российского капитализма, распространением капитализма «вширь». Ростки нового капиталистического уклада прослеживались во всех сферах жизни горского аула. Их успешному развитию, помимо усиленного экономического освоения Кубанской области русским населением, содействовали, хотя и ограниченные, буржуазные реформы, проведенные здесь царским правительством в 1860 – 70-х гг.: территориально-административные преобразования, отмена крепостного права, земельная и судебная реформы {252 Подробнее о реформах см.: Невская В. П. Земельная реформа и отмена крепостного права в Черкесии // ТКЧНИИ. – 1959. – Вып. 3; ее же. Присоединение Черкесии к России и его социально-экономические последствия. – Черкесск. – 1959; Джимов Б. М. Из истории крестьянской реформы и классовой борьбы в Адыгее в 60 – 70-е гг. XIX в. // Уч. зап. Адыгейского научно-исследовательского института. – Майкоп. – 1971. – Т. XIII; Очерки истории Карачаево-Черкесии. – Ставрополь. – 1967. – Т. 1. – С. 407 – 435.}. Началось, по выражению В. И. Ленина, «экономическое завоевание» Кавказа Россией. Но, хотя «Русский капитализм втягивал таким образом Кавказ в мировое товарное обращение, нивелировал его местные особенности – остаток старинной патриархальной замкнутости – создавал себе рынок, для своих фабрик» {253 Ленин В. И. Полн. собр. соч. – Т. 3. – С. 594.}, становление капиталистического уклада у горцев осложнялось и задерживалось многочисленными остатками феодальных и дофеодальных отношений. И во второй половине XIX в. абазинское общество продолжало оставаться многоукладным.

Значительным тормозом служили сохранившееся феодальное землевладение и сословные перегородки.

Нарождавшийся капиталистический способ производства постепенно проникал в экономику аула, подчиняя прежде почти замкнутое полунатуральное хозяйство горцев интересам рынка. Уже в 1862 г. пристав Верхне-Кубанского приставства полковник Алкин сообщал: «...в последнее время мною замечено особое стремление туземцев к торговой промышленности» {254 ЦГВИА. – Ф. 14257. – Оп. 3. – Д. 548. – Л. 3.}. Ежегодно богатые абазинские скотовладельцы продавали большие партии скота на ярмарках в Баталпашинской, Георгиевской, Зеленчукской и других станицах, в Пятигорске, перегоняли скот в Закавказье.

К концу XIX в. скотоводство у абазин пришло в целом в сильный упадок. Этому способствовали лишение аулов пастбищных земель, переход их к государству, система аренды пастбищ, высокие арендные цены и т.д. Поэтому, хотя в целом поголовье скота (особенно крупного рогатого скота и в некоторых аулах – овец) к концу XIX в. в абазинских аулах несколько возросло, по сравнению с 1860-ми гг., скот сосредоточивался главным образом в руках небольшой наиболее зажиточной части населения.

Среди абазин имелись крупные конезаводчики, занимавшиеся поставкой лошадей казачеству. Большие табуны имели Какупшевы и Лоовы из Лоовско-Кумского аула, Лиевы из Лоовско-Зеленчукского аула. Так, старшина аула Магомет Лиев в 1902 г. имел табун в 500 голов {255 ГАКК. – Ф. 454. – Оп. 2. – Д. 1325. – Л. 111.}. Перед первой мировой войной в табунах наиболее крупного конезаводчика Лафишева насчитывалось около 3 тыс. голов {256 Пожидаев В. П. Горцы Северного Кавказа. – М., Л. – 1926. – С. 78.}. Торговлей скотом, особенно лошадьми, в Баталпашинском отделе занимались в основном горцы (в 1889 г., например, из 144 конезаводчиков этого отдела казаков было лишь 13) {257 КОВ. – 1889. – № 51.}, и видное место в торговле лошадьми принадлежало богатым абазинам.

Основная масса абазинского населения имела ограниченное количество скота и вынуждена была прибегать к другим видам хозяйственной деятельности.

Перепись 1897 г. отмечает возросший удельный вес среди хозяйственных занятий абазин земледелия и отхожих промыслов. При этом земледельческое хозяйство стало к концу XIX в. преобладающим во всех абазинских аулах {258 Население Кубанской области по данным вторых экземпляров листов переписи 1897 г. – Екатеринодар. – 1907. – С. 344 – 345.}.

Веянием пореформенного времени было появление в абазинских селениях скупщиков, занимавшихся в основном скупкой и продажей скота, шерсти, овчин, продуктов скотоводческого хозяйства. Проникновение в горский аул скупщика – этого посредника между товаропроизводителем и рынком – втягивало в рыночные отношения все большее число крестьянских хозяйств. Часто скупщики практиковали оплату натурой – промышленными товарами, причем такой обмен не всегда был эквивалентным. Сплошь и рядом скупщики приобретали скот, шерсть, овчины и пр. по баснословно низким расценкам.

В пореформенный период расширились экономические связи абазин с русским населением Кубанской области, активизировалась внутренняя торговля. В аулах появлялись постоянные лавки, а среди абазин – торговцы. Уже в 1870-х гг. в Дударуковском ауле абазин Магомет Джандаров совместно с одним из жителей аула Тазартуковского владел лавкой с красным товаром {259 ГАКК – Ф. 454 – Оп. 2. – Д. 1325. – Л. 111.}. По сведениям 1894 г., по две лавки имелось в Дударуковском и Кумско-Лоовском аулах {260 КСК. – 1894. – С. 38 – 39.}. В начале XX в. в Лоовско-Кубанском ауле абазины Амин Апсов и Абрагим Ахлов занимались мелочной торговлей, а в станице Баталиашипской Бекмурза Симхов – мясной торговлей {261 Невская В. П. Присоединение Черкесии к России и его социально-экономические последствиям – С. 130.}.

К 1860-м гг. относятся первые попытки усовершенствовать молочное хозяйство абазин. В кувинском ауле в начале 80-х гг. был построен сыроваренный завод. Жители выделили заводу 200 дойных коров, получая за каждую по 12 руб. за летний период. В первый год существования завод изготовил 360 пуд. сыра – честера, который весь был продан в Англию. В последующие годы было освоено производство швейцарского сыра. Но Кувинский завод просуществовал недолго. Затруднения со сбытом сыров привели к его закрытию {262 КОВ – 1883 – № 44, 46.}. О других промышленных предприятиях в абазинских аулах сведений нет. В целом Баталпашинский отдел, куда, входили абазинские аулы, в пореформенный период в промышленном отношении был развит очень слабо {263 Тебуев Р. С. Зарождение промышленности в Карачаево-Черкесии. – Черкесск. – 1975.}.

Развитие товарно-денежных отношений в горском ауле, разложение сельской общины, обезземеливание и обеднение части жителей вынуждали их все шире прибегать к занятиям отхожими промыслами. Перепись 1897 г. зафиксировала количество отсутствующих, преимущественно мужчин, в абазинских селениях. К сожалению, в переписи не указаны причины и занятия отсутствующих крестьян, но, вероятно, большая часть из них отлучалась «на сторону» в поисках дополнительных заработков. Наибольшее число отсутствующих показано в Кумско-Лоовском ауле – 86 человек. В Бибердовском ауле отсутствовал 61 человек, в Лоовско-Кубанском и Шахгиреевском – по 29 человек и т.д. {264 Население Кубанской области.... – С. 344 – 363.}.

Но длительный отход был развит еще слабо. Большое распространение имели сезонные, преимущественно сельскохозяйственные, работы па стороне. Наличие в Баталпашинском отделе крупных капиталистических экономий – овцеводческих хозяйств Мяснянкиных, Макеевых, Мазаевых, Николенко и др. – привлекало на заработки беднейшее крестьянство. Горцы нанимались в казачьи станицы на поденную работу – пастухами, табунщиками, косарями и т.д. {265 Македонов Л. В. В горах Кубанского края. – Воронеж. – 1908. – С. 108 и сл.}.

Среди отхожих промыслов аульного населения в конце XIX в. упоминаются лесные – рубка и сплав леса, особенно в Бибердовском и Лоовско-Зеленчукском аулах. В верховьях рек Аксаут и Большой Зеленчук находились наиболее доступные лесные участки, реки эти были превращены в сплавные, и в 1892 г. по ним начался сплав леса. Артели сплавщиков – от 20 до 200 человек – в невероятно трудных условиях горных рек вели сплав бревен до Кардоникской и Зеленчукской станиц {266 Васильев К. Я. Значение рек Кубанской области в лесном хозяйстве // КубС. – 1898 – Т. 4. – С. 24, 25.}. Лесной промысел для аулов, расположенных на р. Зеленчук, приобретал все большее значение. Вот характерный факт: когда в 1902 г. на жителей Лоовско-Зеленчукского аула был наложен штраф в 780 руб. за якобы украденных лошадей, его жители просили приурочить уплату штрафа ко времени окончания сплавных работ. В объяснительной записке губернского секретаря подтверждалось, что «... жители аула Лоовско-Зеленчукского действительно материально нуждаются, при этом заработок имеют от сплава бревен, который заканчивается в августе, и тогда легче будет взыскать означенный штраф...» {267 ГАКК. – Ф. 454. – Оп. 1. – Д. 550. – Л. 24.}.

Итак, в хозяйстве абазинского аула в пореформенный период довольно отчетливо прослеживаются новые черты, складывавшиеся под влиянием развивавшегося капитализма.



Не менее заметно новые капиталистические отношения вторгались в область общественного строя и административного устройства. В пореформенное время начались процессы разложения сельской общины, имущественной поляризации общинников и разрушения классов-сословий феодального общества. Этому способствовали и введенные в пореформенное время новые формы аульного управления. Но подробно о развитии капиталистических отношений в общественной жизни абазин будет сказано дальше, при характеристике их общественного строя.
1   2   3   4   5

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Абазины (Историко-этнографический очерк)