• Тема 3 занятия: «Понятие о красоте»
  • Айша Курбанова Зайчонок
  • Об авторе сказок «Зайчонок»

  • Скачать 241.36 Kb.


    Дата20.06.2017
    Размер241.36 Kb.

    Скачать 241.36 Kb.

    Айша Курбанова





    Айша Курбанова

    Зайчонок



    ББК. 82.3 (Даг)

    УДК 821.351-93

    К-93 Курбанова А.Х.

    Зайчонок: Сказки. – Махачкала: Тип. "Радуга-1", 2007.-24 с.

    ББК. 82.3 (Даг)



    Тема 3 занятия: «Понятие о красоте»

    © Типография "Радуга-1"






    От автора
    Сказки - это чудный мир, по которому мы получаем первые понятия о чести и доблести, о добре и зле.

    Сказки ненавязчивы и увлекательны. В них мечты человеческие и реальность сплетены в удивительный красочный узор.

    Сказки пробуждают в детях желание делать мир чище, добрее и краше, помогают видеть реальный мир в более красочном насыщенном цвете.

    Сказки, как один из древних видов духовной культуры народа, развивают у подрастающего поколения творческое мышление, чувство меры и духовной красоты.

    Р.Роллан, писал: «Живет лишь тот, кто творит». А дети – натуры творческие. Им нужно всё исследовать, разобрать предмет детально, изучить окружающий мир со всех сторон и делать свои детские выводы о том, что открылось перед ними. Эти детские выводы не всегда понятны взрослым. А литература помогает понять духовный мир детей.

    Говоря словами Расула Гамзатова «Литература призвана переделать жизнь, переделать мир и народ без литературы - это грудная клетка, где ещё' не бьется сердце».

    Я надеюсь, что мои сказки помогут читателям понять тот мир, в котором сосуществуют люди и животные.

    Надеюсь, что и мои сказки, как и народные сказки, помогут маленьким читателям видеть окружающий мир, как живой единый и красочный уголок земли, где неизбежно взаимовлияние человека и животного мира, где незаметно и нередко идет борьба за выживание в самом животном мире.

    У нас много замечательных писателей, создающих изумительные произведения для детей. И все же я решила предложить на суд читателей и свои сказки.

    Насколько мне удались данные сказки, судить вам, дорогие мои читатели.


    Айша Курбанова

    Зайчонок

    Мать-зайчиха нежно посмотрела на своего единственного сыночка, погладила его мордочкой по спине и прошептала:

    Сыночек, родненький мой, мне тяжело расставаться с тобой. Ты у меня ещё такой маленький, несмышленый. Много на твоём пути встретится трудностей. Но ты не робей, мой малыш. Будь благоразумным. Научись делать правильные выводы из того, что откроется перед тобой в этом суетном мире. А я, как видишь, стара… Прокормить себя ты уже можешь, остерегаться врагов ты научился. А теперь, сынок, иди, поищи себе друзей, познай мир, не прозябай со мной в норе.

    Мне, старой зайчихе, многого не надо. А тебе, родненький, надо подкрепляться и расти. Ты так любишь свободу, иди сынок, я не буду больше понукать тобой.

    - Спасибо, мама! – восторженно подпрыгнул зайчонок. – Мама, я тебя очень люблю. Но я очень хочу на волю.

    - Я тебя понимаю, сынок.

    - До свидания, мама! – зайчонок тут же выбежал из норы.

    Но, оказавшись один на лугу, ему вдруг стало очень страшно: «Какой огромный и жуткий, оказывается, этот мир… Отовсюду свист, жужжание, шорохи… Как же мне без мамы тут обойтись? Тут, наверное, враги на каждом шагу. Как мне от них защититься? Вернусь-ка я обратно, к маме…"

    Только повернулся было, зайчонок вспять, он тут же заколебался: «Бегать, прыгать, резвиться, как я, мама, уже не может. Она же сама мне сказала: «Не прозябай со мной в норе… Познай мир… Поищи друзей…" Не могу я всегда сидеть взаперти. Попробую-ка пожить один и не бояться никого и ничего».- Зайчонок пугливо оглянулся вокруг: альпийский луг, волнующийся под легким дуновением ветра, так и манил его, зачаровывая все больше и больше.

    - Как же я раньше не замечал эту удивительную красоту: цветы и травы раскачиваются, словно в танце. А листочки бьются друг о друга, будто хлопают в ладоши. А сколько тут бабочек! Большие и малюсенькие. Они совсем не боятся никого… Такие беззаботные и самостоятельные. А я… такой большой и… боюсь. Нет! Не боюсь я! Просто я в первый раз вышел из норы один. Я тоже привыкну, не буду бояться никого и ничего».

    Принюхиваясь ко всему, что попадалось по пути, зайчонок всё же прятался под кустами дикой малины и наблюдал за всем, что происходило на лугу:

    «Что же тут делает кошка? Село отсюда далеко. А она здесь бродит.

    Да она тут кого-то подкарауливает. И точно! Она уже готовится к прыжку… Ух, как сверкают у неё глаза… Как она тихо крадется… Не сдобровать тому, кто попадется сейчас в её когти…

    Вай-вай-вай! Бедный воробей… Хоть бы сидел себе на кусте и лакомился ягодами. А он, глупый, решил греться на камнях. Вот так ты и попался, бедненький воробей. Безобидный, крошечный воробей, ты, видимо, тоже, как и я, хотел жить, любоваться окружающим миром.

    Вдруг что-то зашуршало за кустами шиповника. Зайчонок, навострив уши, притаился. Прислушиваясь к приближающимся звукам, он осмотрелся вокруг: «Вроде бы никого нет, кто мог бы меня напугать».

    В это время среди зарослей мяты показался ежонок. У зайчонка отлегло от сердца: «Такой маленький, а шустрый… Давай-ка посмотрю, испугается он меня или нет».

    Зайчонок подкараулил его, как подкараулил кот воробья, и набросился на него.

    - Вай-вай-вай! Что это у него на спине? Они колются хуже колючек,- зайчонок, повизгивая, попятился назад. Отходя задом наперед, он не заметил, как подошел к краю скалы и как сорвался с него.

    - Вай-вай-вай! Вай, мама! Вай, как больно… Какой здесь крутой склон… Я скатываюсь кубарем вниз и не могу остановиться. Мама-а-а-а!

    Неужели, я сейчас умру? Говорила мне мама: «Не рой другому яму, сам в нее попадешь». Я не послушался. Вот и наказание… Вай, мама, что мне делать? Вай-вай-вай!

    "Не пытайся со скалы столкнуть другого, чтобы самому не сорваться с неё".
    Заяц и кролики


    Как-то раз зайчонок забрёл на околицу села и столкнулся носом к носу с кроликами. Зайчонок загляделся на них: «Такие красивые и упитанные. Чёрная шкура у них отливает блестящим бархатом. А я такой тощий и невзрачный. Надо узнать, отчего они такие красивые и ухоженные».

    Зайчонок принюхался:
    «И запах у них какой-то особенный, не такой, как у нас, у лесных зайцев. Почему-то они и не бояться жить рядом с людьми». Зайчонок подошел к одному из них:

    - Эй, Косой, скажи, пожалуйста, почему ты так храбро держишься здесь, возле людей?

    - А мы живем не просто возле людей, У нас есть свое место во дворе хозяина. Он нас и кормит, и поит, за нами клетки убирает, и, как сейчас, время от времени, на прогулку из клеток выпускает.

    - А вы в клетках живете? - удивился зайчонок.

    - Да. В сарае тепло и уютно.

    - Вы, наверное, очень счастливы? - с завистью спросил зайчонок у самого крупного кролика.

    - Ты что? Мы даже боимся поправиться, поесть лишнего: хозяин в первую очередь продает самых упитанных наших собратьев. Много нас, кроликов, рождается. Но хозяин с нами, со всеми упитанными кроликами, расправляется. Так что сытость - это ещё не счастье.

    - Ну, тогда я вам не завидую, - прошептал зайчонок. - Лучше я сам буду добывать себе корм и буду жить на свободе. Буду играть, с кем захочу, буду гулять по лесу, когда захочу, не боясь, что меня продадут. Хорошо на воле.


    Зайчонок и мальчишки
    Зайчонок рос. Без друзей ему бывало очень скучно, но уйти далеко от родной норы он не мог: хоть изредка, но все же ему удавалось бегать к маме и делиться с ней со всеми своими впечатлениями, поласкаться у нее.

    В один день зайчонок почувствовал себя взрослым и решил прогуляться вдали от матери. Добравшись до ближайшего склона, он стал осматриваться: на северной стороне склона тянулся густой лес, а по поляне, где тропинка извивалась как змея, шли мальчишки с ослом. Осёл был оседлан. На его спине, по обе стороны седла видны были топоры.

    "Видимо, эти ребята идут за дровами, - подумал зайчонок. – А теми топорами они, видимо, будут вырубать деревья…

    Почему же они взволнованы? И что они несут в руках, будто это «что-то» обжигает их руки?" – недоумевал зайчонок.

    Косой решил не высовываться из кустов и пронаблюдать за мальчишками.

    Эти странные мальчишки направляются прямо к нашей норе. В лесу много всяких деревьев, годных для топлива. Почему же они направляются именно к нашей норе? Неужели они хотят вырубить этот дуплистый старый дуб. Если эти ребята смогут вырубить этот дуб, то маме придется искать новое место…

    Да, точно, они направляются именно к нашему с мамой дубу…

    Смотри-ка, они привязали осла к стволу орешника. Споря и обгоняя друг друга, они несут что-то похожее на прямоугольную коробку. Да, несомненно, эти ребята затеяли что-то нехорошее… Зачем же они ставят свою коробочку в дупло? Ой, они и шнур от нее зажигают… Зажав пальцами уши, почему же они поспешно отбегают назад? И почему они ложатся на землю?

    Странно, что-то долго лежат они, распластавшись, на земле.
    Нет-нет, мальчик ростом повыше вновь подходит к дуплу, ищет в нем что-то…"

    Вдруг страшный взрыв потряс землю. Огромный дуб, заволоченный облаком дыма и грязи, сначала взлетел в купол неба, а потом, придавливая под собой поросли молодого дубняка, свалился на бок.

    До перепуганного зайчонка донесся оглушительный детский крик. Это кричал тот, кто был ростом пониже, а его высокий друг, который подходил к дуплу, неподвижно лежал на земле, отброшенный взрывной волной на порядочное расстояние.

    Глядя на опрокинувшийся дуб, зайчонок засуетился: "Где же моя бедная мама? Что с ней? Я даже не знаю, где её искать… Мама!"

    Зайчонок прислушался, надеясь услышать мамины звуки. Сколько ни напрягался, зайчонок так и не смог услышать знакомые мамины звуки. Зато услышал, как ревущий под опрокинувшимся дубом мальчик, всхлипывая, рвал свою рубашку и перевязывал окровавленную руку друга. Его друг, лежавший неподвижно, тяжело приподнимал голову, мотал ею из стороны в сторону. Видимо, он был без сознания. Придя в себя, увидев свою кровоточащую, без кисти руку, он закричал оглушительнее своего ревущего друга, утирающего слезы почерневшим рукавом.

    "Мама-а-а! Ай, моя рука! Вай моя рука! Вай, мама-а-а!" – рыдал пострадавший.

    Зайчонку стало жалко ревущих ребят: "Бедняги, наверное, вы - очень глупые дети: сами на себя навлекли беду. В лесу ведь немало дров, если даже не взрывать вековые деревья».

    Низенький подросток перевязал лоскутком своей рубашки руку друга, подвел к нему осла и посадил его на него.

    Дрожащий в лихорадке «всадник» раскачивался из стороны в сторону и стонал охрипшим голосом. Низенький погнал осла с седоком домой.

    Когда мальчики скрылись за поворотом, зайчонок подошел к свалившемуся дубу, под которым была нора. "Вай, моя мама. Куда же она делась? К кому же теперь мне бегать, если я не найду свою любимую маму".

    Глядя на огромную яму, образовавшуюся на месте старого дуба, зайчонок вновь жалобно завизжал: "Где же теперь моя мама? У меня же больше никого нет, кроме нее".

    - Не переживай, моя крошка, вот и я.

    - Мама! С тобой ничего не случилось?

    - Как видишь, мой родной.

    - Я так переживал, думая, что ты сидела в своей норе.

    - Не могу же я сидеть в норе, когда близка опасность. Как только почувствовала посторонние звуки, я тут же по нашим коридорам и лабиринтам выбежала из норы, - принюхиваясь к незнакомым запахам, оставшимся в лесу после ухода мальчиков, зайчиха-мать мордочкой нежно погладила своего сыночка.

    - Смотри, родной, и ты зря не рискуй. Говорят, береженого бог бережет.
    Зайчонок и огонь

    Однажды до зайчонка донесся чей-то задорный смех. Он подумал, что надо бы уйти подальше от человеческих глаз, спрятаться, но какой-то незнакомый, но удивительно приятный запах еды удержал его.

    Выглядывая из-за кустов, зайчонок присмотрелся: «Эти люди не похожи на охотников: для охотников они слишком шумно себя ведут. А это значит, что для нас, зайцев, они особой опасности не представляют».

    А люди ели. Они наливали из бутылок какую-то жидкость и пили. Время от времени они над чем-то или над кем-то громко смеялись.

    Слушая удивительные мелодии, доносившиеся из овальной удлиненной коробки, люди изредка затягивались сигаретами, а оставшиеся окурки бросали в разные стороны. Их вожак, следящий за тем, чтобы все ели, пили и речи произносили, бросил свою недокуренную сигарету прямо в тот куст, за которым прятался зайчонок.

    Косой даже вздрогнул от неожиданности, отскочил в сторону, но любопытство вернуло его на прежнее место.

    Вдруг, в сухих листьях от брошенной папиросы появилась искорка. Она вспыхнула и стала добираться до близлежащих листьев. Под дуновением ветерка из искорок разгорелся огонь и моментально охватил былинки, подсохшие листья кустарников и даже высохшие кусты, за которыми прятался зайчонок.

    Косой, почуяв опасность, дал стрекача. Но было поздно: огонь, как будто гнался за ним, догнал и опалил его. От внезапных безумных болей зайчонок стал бешено кувыркаться, кататься, переворачиваться и, к его удивлению, он оказался на уже обгоревшем склоне. А огонь, будто облизывая со склона выгоревшую траву, поднимался вверх, поближе к лесу, поваленному ураганом и безобразно вырубленному людьми.

    Отдыхающие, переполошившиеся от внезапного пожара, бросились к огню, стали тушить его скатертями, сумками, а некоторые из кастрюль, из ведер стали наливать воду на несдающийся огонь. После долгой и суетливой возни люди все же потушили огонь.

    Зайчонок вздохнул с облегчением: «Какое счастье, что здесь, нет густого леса или зарослей ежевики или шиповника… Если бы загорелся лес, вряд ли эти двуногие потушили бы огонь…

    Сегодня-то они справились с огнем. На месте выгоревшей вырастет новая трава. Жалко сгоревших в огне насекомых. Как знать, сколько их живьём сгорело с тех пор, как человечество решило делать с природой все, что ему заблагорассудиться…»

    Проверив внимательно, не горит ли огонь ещё где-нибудь, «любители природы» вновь собрались вокруг явств. Мужчины почему-то решили есть стоя, а женщины стали собирать пустые бутылки, бумажки; собрали и обглоданные и разбросанные кости. Коробки и пакеты с мусором выбросили в овраг, где протекала река, увеличившаяся из-за прошедших в горах ливней. Туда же, в реку, выбросили и внутренности овечки, порезанной ради прогулки на природе.

    Женщины, вернувшись к месту прогулки, потушили огонь, разожженный для варки мяса и приготовления шашлыков, набросили глину на золу, вскопали почву и разровняли место, где недавно готовили ароматную еду.

    Напившись и наевшись, люди стали расходиться, сели на машины, блестящие под лучами заходящего солнца и разъехались по домам.

    «Это, видимо, очень состоятельные люди. У них, как говорила моя мама, и без зайчатины есть, что поесть. Но и они, эти праздношатающиеся двуногие, тоже нам, зайцам, немало хлопот доставляют: обожгли мою летнюю шубку и спину.

    А с какой легкостью они выбросили в реку остатки еды и не выпотрошенные внутренности бедной овечки… А мы, зайцы, пьем воду из этой реки…»


    Зайчонок и бульдозер
    Однажды, до спящего сладким сном зайчонка, донесся страшный рокот бульдозера, переходящий в напряженный истошный рев. Зайчонок задрожал от страха и заморгал косыми глазами. Поднявшись на задние лапки, стал всматриваться вдаль: рычащее чудовище, называемое людьми бульдозером, снимало пласты альпийского луга, переворачивая их вверх дном, вместе с зацветающими луговыми цветами и сбрасывало их, с образовавшейся на склоне ниши.

    Железное чудовище шумело над скалами, скрежетало, а там, где камни с первого раза не поддавались, оно, истошно ревя, вонзалось в землю. «Видимо, это железное чудовище расширяет узкую дорогу к каменному карьеру. Вай-вай-вай! Какой ужас! Эти разбрасываемые камни падают, как град с неба. Надо уберечься от них ...» - перебегая от кочки к кочке, зайчонок уворачивался от скатывающихся по склону камней.

    Зайчонок притаился под едва выступающей из земли скалой, надеясь, что этот кошмар скоро закончится. Но железное чудовище и не думало умолкать. Оно то, рыча, набрасывалось на каменные глыбы, то, отходя, разбрасывало камни в разные стороны. Не зная, с какой стороны поджидает опасность, зайчонок решил отойти назад, в сторону отвесных пещеристых скал.

    Стараясь не сорваться вниз, в пропасть, и не попасть под град, летящих сверху камней, зайчонок прыгал от одной кочки к другой и не заметил косо катящегося камня. Из-за острых углов камень, подпрыгнувший, словно свинцовый мяч, врезался ему в бок. Зайчонок, потеряв сознание, распластался на земле.

    Усилившийся рев бульдозера, привел его в себя: «Какой я глупенький: мне было жалко цветов и трав, погибающих под перевернутым бульдозером пластом земли. А кто же теперь меня, истекающего кровью, пожалеет? Я же далеко ушел от мамы и взобрался сюда, на северный склон.

    - Вай, проклятый камень! Он разодрал мне всю шкуру на правом боку. Какой я несчастный. Ой, как мне больно»,- зайчонок кувыркнулся по траве и пригладил разошедшиеся кончики своей шкурки. Под запачканными кровью шерстинками рана стала почти незаметной. Но от боли в разодранном боку зайчонка стало лихорадить. Перед глазами стали мелькать звездочки и круги. Зайчонок в отчаянии зажмурил глаза, стараясь не думать о том, что произошло.

    Открыв их вновь, он решил осмотреться: не поджидает ли его новая опасность, и что еще вытворяет этот страшный бульдозер.

    «Ай, мама, что же это такое? Обезглавленная змея? Бедняжка змея... Я думал, что я - самый несчастливый зверек. Оказывается, есть существа несчастливее меня. Рана-то моя вылечится. Но змея никогда больше не увидит этот удивительный и такой многокрасочный мир.

    Бедная змея, спала ли она, как я, в то время, когда бульдозер подъехал сюда прокладывать дорогу? Или она тоже уворачивалась от беспрестанно двигающегося взад и вперед железного гиганта? Что же случилось с этой несчастной змеей? Бедняжка, видимо, и она, как и все, хотела еще жить».

    «Змея - коварное пресмыкающееся, - говорила моя мама. А мне кажется, что каждое существо, если его часто беспокоить, раздражать или преследовать, может стать коварным. Чувство голода – это уже другое дело. Тут каждый старается выжить известным ему способом. Только не каждому дано знать, с какой стороны подступит беда.

    Наверное, тот, кто своей железной махиной обезглавил змею, и не знает, что он с ней сделал...

    Вот он упорно продвигается к карьеру. Мама мне рассказывала, что с этой узкой дороги, в прошлом году соскользнула и сорвалась в пропасть машина, груженная камнями, а водитель чудом успел выскочить из кабины. А теперь он благоустраивает дорогу, чтобы не было больше аварий.

    Да, человек создает для себя удобства, но не всегда задумывается о том, каково нам, животным от его вмешательства в природу... Как же нам сообщить ему об этом?
    Зайчонок-философ

    В лесу зайчонку стало скучно. И однажды он вышел на трассу. Затаился в камышах и стал наблюдать за «большой дорогой». По шоссейной дороге с бешеной скоростью мчались машины, время от времени оставляя за собой клубы выхлопного дыма. А дряхлый грузовик выпустил столько дыма, что зайчонок, прячущийся в высохших прошлогодних камышах, весь покрылся копотью, как будто недавно прошел по печной трубе. У зайчонка от этого ужасного дыма перехватило в горле, и он стал безудержно чихать.

    - Что это такое? - в ужасе отскочил зайчонок назад. - Так и отравится недолго. Странно, почему это люди любят ездить на машинах, не замечая ужасного запаха бензина, дыша выхлопными газами, когда так приятно гулять на свежем воздухе и тренировать свои ноги?

    - Апчхи! Апчхи! Апчхи! Вот странные люди... Если хотят создать себе удобства, почему бы им не создать такую технику, которая бы собирала и всасывала в себя эти неприятные запахи и копоть?- зайчонок стал чистить себя и увлекся мыслями о том, какими будут эти воздухоочистители.

    Философствующий зайчонок и не заметил, как бесшумно остановился вблизи мерседес, как дети, заметившие его из машины, тихо подкрались к нему и схватили. Почувствовав, что находится в цепких и ловких детских руках, у зайчонка дрожь прошла по всему телу , а сердце бешено заколотилось.

    Пытаясь вырваться из цепких рук детей, зайчонок задрыгал ногами, стал выворачиваться, но тщетно. Дети мал мала меньше окружили его, поглаживали, ласкали и даже пытались накормить его крошками печенья.

    Немного успокоившись, зайчонок осмотрелся: у обочины дороги взрослые возились с машиной, видимо, ремонтировали. А дети время от времени подносили к мордочке зайчонка то сладости, то фрукты. Но зайчонок был так перепуган, так корил себя за то, что глупо засмотрелся на проезжающих машин и размечтался о том, как очистит этот загрязненный машинами воздух. «Глупый я зайчонок. У меня такие быстрые ноги, чтобы убегать от любого врага, а тут я так глупо попался в руки детей. Что же они теперь со мною сделают? Надо бы вырваться из их рук. Но как?»

    Вдруг раздался хрипловатый голос плотного неказистого мужчины:

    - Ребятки, в машину!

    Дети помчались к мерседесу, неся на руках зайчонка.

    - Куда вы несете зайца? А ну-ка отпустите!

    - Пап! Ну, папа, разреши забрать его: он же такой красивый. Мы ему домик построим.



    • Еще чего! Да от него же за километр вонью несет. К тому же в вашем домике он будет скучать: он привык жить на воле.

    Дети гладили зайчонка, пропуская мимо ушей папины слова. Но отец сурово посмотрел на них, изображая на лице категорический отказ. Дети, чуть не плача, отпустили зайчонка.

    Вырвавшись из рук детей и оправившись от страха, бросающих его то в жар, то в озноб, зайчонок мигом оказался в своей норе: «Какое счастье, что тот, с галстуком, оказался брезгливым... А дети у него хорошие: они так ласково гладили меня. И накормить меня пытались какой-то странной едой. Почему же моя мама запрещала мне подходить близко к людям? Они же неплохие…

    Вообще-то, мама предупреждала, что есть и хорошие люди. Но не все люди жалостливы к нам, зайцам. Наверное, я сегодня попал к добрым людям. Всё же надо держаться подальше от людей: мало ли, что может случиться. Сегодняшнее любопытство чуть не стоило мне свободы и жизни.
    Зайчонок и полевка
    Однажды осенним пасмурным днем голодный зайчонок заметил, как полевая мышь тащила в нору подмоченные дождем колосья.

    «Видимо, у полевки есть запасы всякой еды, - принюхался он к запаху, исходящему из входа в нору. - Давай-ка, я разрою нору и поем досыта».

    Зайчонок стал всеми четырьмя ногами разгребать глину из многочисленных мышиных ходов, расширяя себе проход, и, наконец, добрался до норы. Подмоченные частыми дождями пшеничные колосья были мягки, а зерна в некоторых из колосьев даже проросли. А те, что лежали на дне, и вовсе покрыты были плесенью.

    «Как можно кушать такую дрянь? - отвернулся, было, заяц от прелой кучи мышиного запаса. Но в голодном желудке вновь заурчало. Запах свежеподмоченных зерен возбудил его аппетит.- Какая разница, что кушать, только бы не урчало в желудке от голода. Итак, голова кружится от голода, нет у меня сил сегодня, искать другой корм: устал я очень. Так уж быть, поем-ка то, что есть. А лучшую еду поищу потом».

    Зайчонок стал есть зерна, что были свежее. Но аппетит оказался настолько сильным, что его потянуло и на загнившие зерна. «Наемся-ка я досыта и надолго забуду о голодном урчании в желудке».

    Как решил, так и сделал. Но после еды желудок зайчонка стал таким тяжелым, а глаза у него стали так закатываться, что перед ними появлялись «огненные змеи». И вдруг, сам того не осознавая, он упал в обморок.

    Пролежав неизвестно сколько времени, зайчонок пришел в себя от болей в желудке и от холода, исходящего от сырой земли. Живот был вздут, тверд и, казалось, был больше, чем сам зайчонок. Он, изнемогая от болей, и в ужасе от размеров вздутого живота взмолился:


    • О Всевышний, Всевидящий, Всезнающий Аллах, спаси меня на этот раз: я никогда больше не позарюсь на чужое.


    Заячий хвост


    Однажды, в морозный ветреный день, зайчонок засмотрелся на белочку:

    «Какая она красивая эта белка, оранжевая, как теплое солнышко. Шерсть у нее так и переливается… А хвост!

    Странно… Сама белка маленькая. И ушки у нее крохотные, не то что у меня… А хвост… Он у белки такой пушистый и большой. Наверное, этим хвостом белка греет себе спину. Укроется белка им, как пуховым одеялом, и… никакого холода. Везет же белке…

    - О Аллах, дай же и мне точно такой хвост, как и белке,- взмолился зайчонок вечерней порой, - с таким пушистым хвостом я никогда не буду мерзнуть. А то ни теплого дома, ни пушистого хвоста, как у белки – ничего у меня нет.

    Любуясь ловкими движениями белки, зайчонок присел под кустами и незаметно для себя уснул крепким сном.

    Проснувшись под утро, зайчонок очень удивился: его спину грел огромный, как у белки, хвост.

    Зайчонок тут же побежал на покрытую зеркальным льдом реку. Любуясь собой на гладком льду, чуть оттаявшем и потому отражающем, как в огромном зеркале, окружающий мир, зайчонок не заметил, как подкралась к нему стая голодных волков. Увидев на ледяной глади их отражения, косой во весь дух помчался через застывшую за ночь реку. Волки тут же погнались за ним.

    Проваливаясь в воду из-за ломавшегося и раздвигающегося под лапами льда, разъяренные волки чуть-чуть отстали от зайчонка. Но вожаку все же удалось схватить его за хвост. Неокрепший ещё, новый заячий хвост тут же отломался.

    Оставив в зубах у зверя хвост, зайчонок мигом исчез в кустах.

    Тяжело дыша, зайчонок решил осмотреться, есть ли за ним ещё погоня. К счастью, волки были на другой стороне реки. Лезть вновь в ледяную воду они не осмеливались.

    Зайчонок, обрадовавшийся своему спасению, облегченно вздохнул: «Больше никогда не буду завидовать ни белке, ни другому зверью. Природа дала мне уникальную способность выживать и спасаться даже в самых опасных ситуациях, подарив достаточно теплую и пушистую, меняющую свой цвет, шубу и очень короткий хвост. Оказывается, это счастье иметь короткий хвост».


    Зайчонок и ель


    Однажды до зайчонка донесся страшный рев КАМАЗа. С резким скрежетом он остановился у высокой красавицы ели. Из кабины КАМАЗа выскочили оживленные ребята. Они обошли вокруг дерева, пошептались между собой. И вдруг с пронзительным резким жужжанием, которого зайчонок никогда раньше не слыхивал, что-то странное впилось в ствол дерева.

    В мгновение ока могучее дерево упало, как падает боец, подстреленный снайперской пулей.

    Зайчонку показалось, что дерево застонало, как живое существо.

    К застывшему в удивлении зайчонку подкралась мать-зайчиха. Прячась за оголившиеся кусты, она прошептала:

    - Сколько раз со своими детишками, с твоими братишками и сестренками, я прогуливалась в летнее время под прохладной тенью этой красавицы-ели... Сколько еды находили они под ней. Теперь и это место, как и многие другие, опустошится...

    Если бы ты знал, сыночек, сколько песен спели птицы в кроне этого дерева... Сколько мелкого зверья находило убежище под этим деревом... И как это дерево украшало подножие скалы... Да, рухнуло дерево в мгновение ока. А расти, ведь, ему понадобилось целых тридцать лет... Вряд ли новое дерево в ближайшее время украсит этот склон...

    - Мама, а зачем людям понадобилась эта ель?

    - Говорят, что под Новый год люди по традиции устанавливают елки на площадях и у себя дома и украшают их. Устраивают праздники под ёлками.

    - Мама, а как же эта ель будет жить там: ведь у нее нет корней?

    - А ель и не будет там жить, мой дорогой. Говорят, что после праздника ёлку убирают и выбрасывают на мусоросвалку. Я слышала, сынок, что люди ежегодно вырубают огромные еловые леса, для того, чтобы отметить приход Нового для них года.

    - Мама, почему же люди в своих домах или на площадях не вырастят ели, если им нужно отметить каждый приход Нового года? Можно же вырастить их, не вырубая в лесу и не выбрасывая их после праздников на мусоросвалку… Неужели людям достаточно почувствовать запах ёлки только под праздник Нового года?



    • Не знаю, родной, с подобными соображениями я не смогу подойти к людям. И они, думаю, в наших советах не нуждаются. А жаль! Жаль природу...



    Зайчонок и медведь.
    Однажды, зайчонок, убегающий от волков, угодил в медвежью берлогу. В занесенной толстым слоем берлоге было тепло. А медведь, сося свою лапу, крепко спал.

    Боясь неловким движением разбудить его, заяц выбрался из берлоги и покинул злополучное место.

    Взволнованный, обессилевший от бега заяц вдруг опомнился: «Куда я бегу? За мной ведь никто уже не гонится: волки не осмелились заглянуть в медвежью берлогу.

    Кругом снега и снега. А я так голоден. Я так устал, что нет сил, даже грызть кору.

    Давай-ка я тоже лягу в зимнюю спячку, перестану думать о корме и, уснув, стану сосать себе лапу.

    Долго искал заяц себе берлогу. Наконец, наткнулся на яму, вырытую когда-то кабанами. Разгреб зайчонок лапками снег, выбрал из листьев те, что были суше, уложив ими дно «берлоги», лег «в зимнюю спячку»: «Вот здесь я и буду спать до самой весны. Проснусь, когда настанет теплая щедрая весна. Да… Решено: проснусь только, когда на грядках вырастет вкусная морковь».

    Устроившись удобнее в яме, зайчонок стал внушать себе: «Я засыпаю… Спят мои уставшие от бега ноги… Спит мое исхудавшее за зиму тело… Спят мои покрасневшие из-за отражающегося искрящегося снега глаза… Я сыт… Доволен всем… Мне ничего не хочется делать, кроме как спать… Я уже засыпаю…»

    Вспотевший от быстрого бега зайчонок в неуютной норе стал мерзнуть. И в животе у него от нестерпимого голода заурчало. А в глазах заискрились звездочки и круги. Зайчонок стал дрожать, как в лихорадке. От дрожи у него сон, как рукой, сняло: «Нет, зимняя спячка не по мне. Если даже под гипнозом я смогу себя усыпить, то, наверное, никогда больше не проснусь…»

    «Что это со мной происходит? Я же был шустрым, никогда не унывающим зайчонком. Мог без всяких уловок себя прокормить. Да, мог. Смогу и сейчас. Что же это я ленюсь? Довольно! Лень, трусость или самообман никогда не приносили живому существу радость…

    Вперед! Вперед, на поиски корма!»



    Зайчонок и куропатки

    В пасмурный зимний день охотничьи собаки погнались за зайчонком. Он стремглав понесся по сугробам и спрятался в кустах. Куропатки, разбуженные свирепым лаем собак и их тяжелым топотом, вдруг, поломав нарост, взлетели, словно салют.

    Вдруг раздался оглушительный выстрел - одна из куропаток, кувыркаясь в воздухе, тяжелым камнем плюхнулась о землю.

    У зайчонка бешено заколотилось сердце. Он не помня себя, перебежал в кусты погуще и притаился.

    Охотник отправил собак за дичью, а сам, недолго целясь, выстрелил ещё раз. И вторая куропатка, как и первая, безжизненно свалилась поодаль.

    Собаки, обрадованные неожиданной добычей, позабыли о зайчонке и с диким визгом понеслись за второй птицей.

    Зайчонок с жалостью посмотрел на куропаток: «Бедные птицы... Спали бы себе под снегом, никто бы и не догадался, искать вас под глянцевым наростом. Не зря люди говорят: «Смелость удачей награждает, а трусость - бедой» Трусость, бедные куропатки, стоила вам жизни. Да, вас можно понять, кого не испугает этот грозный лай собак и их бешеные скачки...

    Как же кровожадны эти охотники: им, видимо, нет разницы, кого убивать. И дикие звери, и безобидные пташки становятся их мишенью. Ох, эти жестокие охотники...

    Видимо, в том, что эти куропатки подстрелены, есть и моя вина: мог же я убежать от собак по другой тропинке. Мог. Но вряд ли мне при этом на голой поляне удалось бы спастись от них. Убегая в лощину, я думал только о спасении своей жизни. А о том, что я могу быть косвенной причиной смерти других существ, мне и в голову не приходило, - зайчонок с неприязнью посмотрел в сторону охотника, уносящего куропаток, и на собак, вынюхивающих чьи-то следы.

    Хорошо, что на свет появляется много птиц, животных и, вообще, много живых существ, чтобы выжить в этой жизни.

    И всё же, как нам, зверушкам или птицам, объяснить людям, что мы - тоже живые существа?

    Об авторе сказок «Зайчонок»
    Курбанова Айша Ханаевна родилась в 1958 году в селении Карбачимахи Дахадаесвского района Республики Дагестан.

    В 1986 году Курбанова А. Х. закончила филологический факультет ДГУ.

    Курбанова А. Х. с 1986 по 1990 гг. преподавала русский язык и литературу в Худуцкой СШ, а с 1991 года - в Новокаякентской СШ.

    С 1980 года её литературные, журналистские, критические и педагогические материалы выходят в районных и республиканских газетах и журналах.

    За рассказ «Звезда Муртуза», вышедший в 1984 г. в детском журнале «Соколёнок» № 10, Курбанова А. Х. удостоена диплома и премии «За лучший рассказ года».

    Её прозаические и поэтические материалы высоко оценены критикой. В статье «Путешествие в детство» критик Г. Нурмагомедов, анализируя рассказы, вышедшие 1986 году в книге «Волшебницей стану», отмечает новаторство Курбановой А. в создании неповторимых образов персонажей и уникальности их мышления.

    Даргинскими читателями тепло приняты её и подборки стихотворений, вышедшие в коллективных сборниках «Мелодии», «Новые родники», «Подарок».

    Курбанова А. Х. – член Союза журналистов России. Её публицистические материалы, выходящие на страницах газет «Замана», «Дагестанская правда», «Сельская жизнь», «Луч справедливости», на страницах журналов «Женщина Дагестана» и «Дагестанская панорама» отмечены Дипломом Союза журналистов Республики Дагестан «Золотой орел».

    Курбанова А. Х. сама переводит тексты своих публикаций на русский язык. Это и книга для детей «Устами младенца», вышедшая в свет в 1996г. и сборник афоризмов «Познаю тебя, жизнь», выпущенный в 2006 году и другие публикации.

    Курбанова А.Х. – фольклорист. Она собрала огромный материал по устному народному творчеству «Народная мудрость».

    И все же, Курбанова А. Х. большую часть своего времени отдает педагогическому труду. Поэтому она любит писать о детях и для детей.
    Оглавление

    Стр.
    1. От автора…………………………………………………………………………………. 3

    2. Зайчонок……………………………………………………...............................................4

    3. Зайчонок и кролики……………………………………………………………………….6



    1. Зайчонок и мальчишки…………………………………………………………………...7

    2. Зайчонок и огонь…………………………………………………………………………9

    3. Зайчонок и бульдозер…………………………………………………………………...11

    4. Зайчонок-философ………………………………………………………………………13

    5. Зайчонок и полевка……………………………………………………………………...15

    6. Заячий хвост……………………………………………………………………………..16

    7. Зайчонок и ель………………………………………………………………………….17

    8. Зайчонок и медведь……………………………………………………………………..18

    9. Зайчонок и куропатки………………………………………………………………......20

    Айша Курбанова




    Зайчонок

    Подписано в печать 29.08.07. Бумага офсетная.

    Печать офсетная. Формат 60*84 1/16. Усл. печ.л – 1,5

    Заказ № 140. Тираж 500 экз.


    Отпечатано в Типографии “Радуга-1”

    г. Махачкала, ул. Коркмасова 11 “а”










    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Айша Курбанова

    Скачать 241.36 Kb.