страница1/4
Дата26.03.2019
Размер0.65 Mb.

Алексей дударев


  1   2   3   4




Алексей ДУДАРЕВ

В Е Ч Е Р

( драма в двух действиях)



Действующие лица:


Мультик, 80 лет;

Ганна, 76 лет;

Гастрит, 78 лет.

Наши дни. Восточная Белоруссия.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.
Улица современной, неперспективной деревни. Хата, выходящая фронтоном на улицу. Под окнами скамеечка. Слева, возле забора, старый скрипучий журавль. На одном конце его чуть покачивается массивное деревянное ведро, на другом груз для противовеса. Чего тут только не навешано! И выщербленная шестерня от комбайна, и длинная медная орудийная гильза из-под снаряда, и кусок гусеницы тракторной, и даже ржавая пробитая каска. Когда набирают воду, слышится стук этих железок.

В эту хату солнце светит во все окна. Когда встаёт – сыпет лучи сквозь листья старого сада, высоко поднимается – светит в те окна, которые всегда задумчиво смотрят на улицу, а окончится долгий летний день – последний раз взглянет в окно, выходящее на запад, и уже после этого спрячется в деревянную бадью колодца. И весёлый рожок месяца повиснет над печной трубой.

Только-только начинается день. Серое утро. Солнце ещё спит. Где-то далеко одинокая кукушка считает кому-то годы. Нестройный и ещё несмелый птичий хор и смелое, торжественное «ку-ка-ре-ку-у-у-у» оповещает всю деревню о том, что пришёл новый день. Медленно-медленно из-за угла своей хаты выходит Мультик с ведром. Открывает калитку.
Мультик: (поглядывает за сад). И сегодня надо жить… С тобой, с землёй и с людьми… Люди все хорошие, может, только забыли об этом… Бегут, летят… Аль убегаем от кого, а может, догоняем – кто нас знает, чего мы так крутимся? (Подходит к колодцу, достаёт воду). Как в горшке живём! Как будто нас на огонь поставили… Аж пузыри, аж пар прёт… Знать бы, кто эту похлёбку расхлёбывать будет, когда она сварится наконец… (Достаёт бадью, перелил в своё ведро, отнёс в сторону, вылил на землю.) Это на твою хату, Сёмка… (Возвращается, опять опускает бадью в колодец). Как успокоиться? Нету покоя, и доброты не найдёшь… Доброта тихая… (Достал бадью, перелил, отнёс, вылил.) А это на твою хату, Иван… (Возвращается, опять достаёт воду.) Думаешь, ерундой занимаюсь? Некому воду из колодца брать… Разъехались все… А колодец живым должен быть… Из его черпать надо, чтоб вода в землю не ушла, чтоб не застоялась, чтоб свежей была… Вот я сам и выбираю её каждый день… За бывших своих соседей, за детей их и за своего сына… (Отнёс ведро, вылил.) На твою хату, Петрок… Ах, детки, детки… Такие вы граматеи выросли – спасу нет! Они тебе и о космосе отбарабанят, и Бога не лопатки покладут, и, если захотят, докажут, что Иуда когда-то хорошее дело сделал… Всё могут. Только своих детей не хотят на белый свет пускать… То ли боятся, то ли ленятся, а может хотят, чтоб никто жить не мешал… Так ты сам живёшь и другому дай… Нарожденные детки – это всё равно, что умершие… Слушаешь? Ну, слушай, слушай… Холодно, наверное, там и темно… Где там? В космосе, конечно, где же ещё?.. Я вот подумаю-подумаю: а что, если бы мои родители взяли, да и не родили меня?! А? Да я б им этого никогда не простил! Чего говорить? Сладкого мало было в жизни: три войны отбарабанил, саблей махновцы рубили, красные в тридцать втором за то, что храм от разорения защищал, на крест приколотили, на финской ноги отморозил, в партизанах немцы расстреливали, потом воевал – два раза ранило, три раза контузило… И это ещё не всё! Двоих деток за войну похоронил, и голодуха послевоенная была, и хата горела, и корову грозой убивало, и жёнка померла, и сын последний лет пять писем не пишет… Только вспомнить всё, так язык заболит, рассказывая… Слушаешь? Слушай, слушай… И вставай… Петухи уже охрипли, тебя зазывая.

( И вместе с солнцем просыпается радио. Из старенького динамика, стоящего на подоконнике, полились позывные, а затем и бодрый голос диктора.)
Голос диктора: Доброе утро, товарищи!

Мультик: Здоров…

Голос диктора: Сегодня вторник, тридцать первое июля!

Мультик: Что ты говоришь? А я думал – тридцать второе…
К колодцу подходит Ганна. Такая же, как и Мультик, старенькая, белая. И она никуда не торопится. Остановилась, послушала.
Ганна: Чего это ты, Василь?

Мультик: Что?

Ганна: Бубнишь чего-то сам себе… Молился, что-ли?

Мультик: Разговаривал… С солнцем разговаривал…
Ганна: Очумел на старости… В твои-то годы с Богом надо разговаривать, с Богом, а ты – неизвестно с кем…

Мультик: Неизвестно… Вон светит… И греет всех… Всё на земле от тепла и света… Если душа у человека тёплая и светлая, значит, кусочек солнца по земле ходит… Есть такие люди, есть…

Ганна: Грех…

Мультик: С кем хочется, с тем и разговариваю. Радио провели – я с ним говорил, телевизор поставили – с ним совет держал… Надоело. Я им одно – они другое… Теперь солнцу всё высказываю. Молчит оно. Светит и молчит. Слушает…

Ганна: Долго ты ещё проживёшь, Василь…

Мультик: Брось ты! Двадцатый год на пенсии…

Ганна: Примета такая… Говорить тебе ещё хочется с кем-нибудь… А перед смертью человек затихает и молчит, как солнце твоё. Сколько это тебе?

Мультик: Восемьдесят, а может, и больше… Считать перестал…

Ганна: Так это ты старше меня?

Мультик: А ты думала?..

Ганна: Ну-у, тогда и мне ещё малость покоптеть надо… Хотя бы до твоих лет…

Мультик: Копти на здоровье…

Ганна: Воды из твоего колодца возьму…

Мультик: Бери… (Высматривает что-то вдали, поднимается, выходит вперёд.)

Ганна: Что там?

Мультик: Идёт кто-то… В деревню идёт…
Ганна подошла. Смотрят вдвоём.
Свернул… В Займище, наверное…
Ганна подходит к колодцу, медленно опускает бадью. Тоскливо скрипит журавль, звенят железки.
Ганна: Гришка твой всё не пишет?

Мультик: Уехал после армии и как в воду канул… Вроде техникум закончил, теперь ищет чего-то в земле… Работа такая… Совсем забыл, что у него батька есть. Некогда всё…

Ганна: Была б Настя жива, так писал бы и приезжал.

Мультик: Нас, мужиков, дети легче забывают… Ты права…

Ганна: Сон я сегодня видела… Может, разгадаешь?

Мультик: Нашла цыганку…

Ганна: Так ты же с солнцем…

Мультик: Рассказывай, разгадаю…

Ганна: Ваньку видела… Старшего своего… Кажется, ро-ов-ненькое поле ржаное, небо над ним чистое-чистое! И жаворонки в нём висят. И как будто Иванька мой идёт этим полем, раз за разом горсть зерна достаёт из кармана и сыплет себе под ноги. Я стою на месте, гляжу на него да думаю: зачем он зерно бросает в землю? Рожь уже выросла, в колос пошла, а он наново сеять надумался… Спросить хотела, а голосу нема. Он и прошёл. Я и не спросила…

Мультик: ( не сразу.) Хороший сон…

Ганна: А чем?

Мультик: Небо было чистым?

Ганна: Ну.

Мультик: Чистое небо всегда на добро. Рожь была?

Ганна: Было…

Мультик: Хлеб – на добро. Жаворонки с песней – тоже к радости…

Ганна: А Иванька? Покойника во сне видеть – это ж, говорят…

Мультик: Он же «без вести»! Какой же покойник?!

Ганна: Оно-то так…

Мультик: Я тебе говорю – добрый сон… Жди.

Ганна: Чего ждать?

Мультик: Радости, дива какого-нибудь…

Ганна: Ну, спасибо тебе… Молись дальше, пойду козу пасти… В Займище буду заходить, может взять чего?

Мультик: Хлеба купи… И пенсию сегодня должны дать…

Ганна: Ага…

Разошлись. Мультик понёс ведро с водой к себе во двор. С другой стороны улицы выходит Гастрит. Маленький, живой и какой-то колючий дедок. Всё у него острое: и борода, и плечи, и локти, и нос. Пришёл по воду с чайником. Достал, налил в чайник, выпил из носика. Постоял, вздохнул, присел на скамеечку.

Гастрит: (зовёт). Василь!

Мультик: (появляется за забором). А?

Гастрит: Когда помирать думаешь?

Мультик: (без паузы). В среду…

Гастрит: (опешил). В эту, что ли?..

Мультик: В какую – Господь знает, а что в среду – это как пить дать… Самый удобный день. Помру, значит, поутрянке… Не, не! После обеда…Помоют водой вот из этого колодца…

Гастрит: Холодная же…

Мультик: Тебе холодная, а мне – в самый раз… Ну, весь четверг полежу в хате… В пятницу, значит, на кладбище, а потом уж все выходные поминайте… Пейте, гуляйте, аж до понедельника…

Гастрит: (подумав). Брешешь, не верю. И ты боишься. Должен бояться. Ну, что ты в жизни видел, чтоб с лёгкой душой смерть принимать?..

Мультик: Всё надо делать с лёгкой душой…

Гастрит: Брешешь!

Мультик: А ты не гавкай тогда! Припёрся, ёлки-моталки, к старому человеку и о смерти толкует.
Нашёл о чём… А я, может, на всю сотню замахнулся, как долгожитель гор…

Гастрит: Зачем тебе столько времени свет коптить?

Мультик: Внуков дождаться надо… Чтобы знать, что моё семя корни пустило.

Гастрит: (улыбнулся). Так они, может, уже есть, а ты просто не знаешь. Внуки, семя… Пишет кому-нибудь твой Гришка?

Мультик: Пишет… Мне пишет… Во недавно…

Гастрит: Брешешь… Мои не пишут, и твой должен не писать…

Мультик: Пишет!

Гастрит: Брешешь…

Мультик: (неожиданно). Когда ты родился, Микита?

Гастрит: Ну, осенью…

Мультик: (подумал, как будто подсчитывая). Правильно…

Гастрит: Что – правильно?

Мультик: Зимой тебя мать с отцом делали, вот что! В самую стужу… И на сугробе… Душа у тебя получилась холодная… как жаба…

Гастрит: А тебя…

Мультик: (не дал договорить). Меня – на печи. На горячих кирпичах! И всё! Иди домой, Микита… С тобой поговоришь – потом целую ночь паскудство всякое снится…

Гастрит: (зло). Ладно! Посмотрю я, такой ли ты будешь бодрячок, когда эта сука косая всурьёз за тебя возьмётся. Посмотрю…

Мультик: А может, мне придётся посмотреть? А? Ты же от своей злости раньше времени копыта отбросишь… Лицо вон как жёлтая фига.

Гастрит: На это не рассчитывай!

Мультик: Сдурел я, что ли, на чужую смерть рассчитывать. Век не рассчитывал.

Гастрит: Сдохну, а тебя переживу!

Мультик: Наказало тебя, Микита, солнце за что-то. Все люди, весь свет, сам себе ты не мил… Лежит у тебя что-то на душе…

Гастрит: На сберкнижке у меня лежит, а не на душе!

Мультик: (глянул на дорогу). Подожди, подожди… Едет кто-то! На машине в деревню едет!
Выбежали вперёд, смотрят. Ждут, вздохнули.
Гастрит: Свернули… За грибами прикатили… А ты уж обрадовался! Не приедут… (Засмеялся). Ей-богу, мы с тобой как вороны или черепахи – лет сто тридцать проживём! Они же и на похороны не приедут! Стыдно будет в гробу лежать…

Мультик: (с досадой). Ну, чего ты так о смерти любишь поговорить, всё равно как я – о своём ревматизме?.. Так у меня хворь, она, проклятая, кости ломит, хочешь не хочешь, а будешь и помнить и говорить… А о смерти…

Гастрит: Дай сказать!

Мультик: На кой ляд языком трепать, проклинать, пристраиваться к ней? Не спугнёшь и не убежишь!

Гастрит: Дай сказать, я тебе говорю!!

Мультик: Да и хорошее она дело делает, что ни говори. Если раньше времени не является, конечно, и без страшных хворей сводит человека на солнце… Молоденьким, здоровым место расчищает для нового посева, новой жизни.

Гастрит: (нервно). Умолкнешь ты, поп проклятый, или нет?!

Мультик: Говори…

Гастрит: (нервно). Не понимаю! Как так можно? Всё ему славно, всё хорошо! Что за народ?! Бьют их – хорошо, последнее забирают – пускай, дети забыли – так надо. Смерть в глаза смотрит – заходи, дорогуша, чарку налью! Лопухи! Весь век перед всем и всеми гнутся, покоряются!

Мультик: Жизни покоряемся, дурень… Жизни! Она и мать наша и отец, царь и Бог справедливый…

Гастрит: Посмотрю я…

Мультик: Не ходил бы ты к моему колодцу… А, Микита?

Гастрит: Ходил и буду. Не запретишь.

Мультик: Запретить не могу. Это колодец. Вся деревня когда-то из него воду пила… Самая вкусная, самая чистая во всём районе…

Гастрит: У тебя? Самая вкусная? Тьфу!

Мультик: Ты что делаешь, выродок?! На святой колодец плевать! Эта вода душу успокаивает и голову делает ясной… Я, может, так долго и живу, что с детства её пью, а ты…

Гастрит: (попросил). Василь, объясни ты мне… Хоть убей – не понимаю…

Мультик: Что – объяснить?

Гастрит: Ты просто придурок или только прикидываешься? Солнцу, как людоед, молится, вода у него – ну не просто вода, а живая… Покойнику на пятки капни – танцевать начнёт… Одетинился на старости! Недаром тебя Мультиком зовут.

Мультик: Иди ты, Микита, отсюда…

Гастрит: Не пойду.

Мультик: Не тревожь моего сердца!

Гастрит: Улица не твоя.

Мультик: Тогда слезь со скамейки, падла! Скамейка моя, сам делал…

Гастрит: Подавись своей скамейкой. (встал со скамейки, сел рядом на траву). Куркуль!
Мультик молчит.
Пережиток кулацкий!
Мультик: Столовка уже открылась, Микита… Ступай гуляш колхозный есть… Водички из моего колодца попей и ступай…

Гастрит: И пойду! А ты картошкой пустой давись!

Мультик: Яичницей с салом сегодня буду завтракать… Яйца свои и сало своё… Сам себя всю жизнь кормил, кормлю и до самой смерти кормить буду…

Гастрит: Брешешь! Денег жалко, вот и тянешь на себя последние жилы… а зачем они тебе? Богу взятку давать надумал?

Мультик: Денег не жалко. Не хочу даже на старости клопом жить. Ходить по земле – и в столовке обедать… Это же стыд-позор!

Гастрит: Это не стыд-позор! Это общественное питание! И потом я заслужил! У меня пенсия!

Мультик: Пенсию скоро всем дадут… Кто только нас гуляшами кормить будет…

Гастрит: Знаешь, кто ты?

Мультик: (махнул рукой). Знаю, знаю… Элемент…

Гастрит: (угрожающе). И не наш!

Мультик: (вздохнул). Жалко, что ты – наш… Беда народная…

Гастрит: Я когда-нибудь на тебя анонимку напишу. Посмотришь. (ушёл злой).
Чайник с колодезной водой остался возле скамейки.
Мультик: (один). Ты не обижайся на него… Душа у человека болит. На земле родился, вырос, а рук к этой земельке ни разу не приложил… А земле ласку, любовь свою отдавать надо… Тогда она и накормит, и согреет, и силы даст на старости… Она живая… Вот почему мужик пьёт? Да потому как душа его в земле этой, кормилице, отняли землю, потерялся мужик, ищет да всё не найдёт… Дочка твоя, наша мать… Слушаешь? Пойду свинство своё кормить… Слышишь, пищат? Эх, ручки мои, ручки… Что это вы так разболелись? Дождь собирается, что ли? Не похоже вроде…
Появляется Ганна. С сумкой хлеба, усталая и весёлая.
Ганна: Кончай молиться – будем веселиться…

Мультик: Хлеба купила?

Ганна: Ага…

Мультик: А пенсию принесла?

Ганна: Пенсию не дали… Ты, говорят, с закорючкой расписываешься, а я без закорючки… Сам сходишь… (Присела на скамейку, сняла платок). Ну давай, Василь!

Мультик: (смотрит удивлённо.) Что тебе дать?

Ганна: Тряхни стариной – покажь самодеятельность!

Мультик: Да ты никак пива в столовке хлебнула?

Ганна: Письмо тебе принесла…

Мультик: (заволновался, но нарочито спокойно.) От кого?

Ганна: Ну, от кого же, ты думаешь?

Мультик: (решительно). Давай!

Ганна: Не-не-не! Тебе радость, так ты уже и меня порадуй… Станцуй «Барыню» с припевками… Как до войны на маёвке.

Мультик: Не дури голову! Откуда письмо?

Ганна: Ой, язык сломать можно! Что-то такое – джык-гам-гав…

Мультик: Джезказган?!

Ганна: Во-во! Он самый...

Мультик: От Гришки…

Ганна: «Барыню», Василь, «Барыню»…

Мультик: Ну, что ты как маленькая, честное слово…

Ганна: А так – убей, не отдам!

Мультик: А, ёлки-моталки! (Подошёл, схватил сумку, поискал и не нашёл.) Отдай, тебе говорят, а то сейчас саму щупать начну!

Ганна: Ой, напугал! Меня уже можно щупать…

Мультик: Тьфу!

Ганна: «Барыню», Василь, а то сейчас уйду!

Мультик: Так я же рассыплюсь…

Ганна: (поднялась). Ухожу! И отдам только под вечер…

Мультик: Чтоб ты провалилась! (Несколько раз топнул).

Ганна: Не, не… Под музыку. (Запела, прихлопывая в ладоши.)

Эх, во лесочек я пойду

И милёнка уведу,

Эх, барыня, бары...

Ну, чего стоишь, как пень? Танцуй! (Поёт).

Эх, во лесочек мы придём,

Сладку ягоду найдём,

Эх, барыня, барыня,

Сударыня-барыня!

Веселей, веселей…

Мы с милёночком моим,

Сладку ягоду съедим.



Мультик танцует.
А теперь вприсядку!

И-и-эх, барыня, сударыня!

Сударыня, барыня!
Мультик согнулся, чтобы пуститься вприсядку, и …замер.
Мультик: (хватается рукой за поясницу). Ой!

Ганна: Чего ты!

Мультик: (стоит согнувшись, как вопросительный знак). Кочерга старая! Танцы ей подавай! С моим здоровьем – «Барыню»! Иди вот, разгибай меня, чтоб тебе не знаю что… У меня же поясница!

Ганна: А, Господи! (Подбежала). Что же делать-то?

Мультик: Упрись рукой в поясницу… Да не кулаком, а ладонью! Так…так…Не, повыше малость…Вот чеканутая! Разве можно так над человеком издеваться?

Ганна: Ну, ладно тебе…

Мультик: Дай только разогнуться – ты у меня балетом запрыгаешь! Вот так держи! Теперь берись за голову… Так… (Командует). Разгибай!
Ганна пробует «разгибать».
(Стонет.) Ничего не получится… Тащи на скамейку, уложи как- нибудь… Сам буду разгибаться…

Ганна: (ведёт старика к скамейке.) Кабы я знала…

Мультик: (сердито). Головой думать надо… Самодеятельности ей захотелось…
Ганна осторожно укладывает Мультика на скамейку. Постепенно выпрямляется.

Давай письмо!



Ганна: (достаёт из- под кофты). На, на…
Мультик лёжа вскрывает конверт, нетерпеливо вытаскивает белый листок.
Мультик: (требовательно.)У тебя очки с собой?

Ганна: Сейчас, сейчас…(Достаёт из сумки.) На…

Мультик надевает очки, Ганна вздохнула, отошла к забору, смотрит.
Мультик: (щурится, снимает очки.) Ты в них видишь что-нибудь?

Ганна: Всё вижу.

Мультик: Туман какой-то, и всё… (Перевернул очки дужками вперёд.) Во! Другое дело!.. Ты же их не с той стороны носишь! (Прочёл несколько строчек, нахмурился, забыв о пояснице, поднялся, сел, положил на колени письмо, очки. Грустно смотрит перед собой.)

Ганна: ( встревожено ). Ну?! Что там у него?

Мультик: Это моё письмо, Ганна, моё… Посылал месяца два назад… Вернулось. Опять Гришка выбыл куда-то… Вот тебе и «барыня-сударыня»…
Пауза. Старуха медленно подходит к скамейке, садится рядом с Мультиком.
Ганна: Не сердись, Василь…

Мультик: Брось ты…

Ганна: Тебе-то хоть есть кого ждать…

Мультик: Дождёшься…

Ганна: А я бы, кажется, с утра до ночи танцевала, если бы только знать, что мой Витёк неудачный когда-нибудь вспомнит обо мне… Пускай уж и письма не напишет… Только бы вспомнил… Не обижайся… ( Достаёт из сумки хлеб.) Буханки тебе хватит?

Мультик: Хватит…

Ганна: А то две могу оставить…

Мультик: Хватит одной…

Ганна: Ну, пойду. ( Уходит).
Старик опять развернул письмо. Покрутил в руках, посмотрел и горько-горько засмеялся. Подходит Г а с т р и т.
Гастрит: (весело) Живёшь?

Мультик: Живу…

Гастрит: А чего это ты хохочешь?

Мультик: Хочу и хохочу…

Гастрит: Получил, я вижу?

Мультик: Ну, получил, тебе что?

Гастрит: Дай почитать…

Мультик: Иди, Микита, не цепляйся…

Гастрит: Денег, конечно, просит. Пропился до нитки – вот и родителя вспомнил.

Мультик: (устало и беззлобно). Чтобы ты сдох! Ну что ты за человек? Гастрит, только и всего – Гастрит… Чего ты на весь свет зол? Детей разогнал, они к тебе ни ногой, вот и бесишься…

Гастрит: Я – плохой. Но я, между прочим, своих выучил и в люди вывел… Людка у меня секретарь у директора… И по вечерам с парашютом прыгает… А Петька – военный… Тебя, обормота, защищает… Деньги мне шлют, каждый месяц… А твой? Ну, скажи: прислал он тебе хоть рупь в помощь? А?

Мультик: Звездану я тебя когда-нибудь…

Гастрит: В суд подам. Посадят…

Мультик: Премию дадут! От тебя же всей земле холодно… Уйди, уйди, я тебе сказал…

Гастрит: Я за своим чайником пришёл… Забыл тут…

Мультик: Вон стоит!

Гастрит: (подошёл, взял чайник, вылил из него воду на землю). Свежей воды можно взять?

Мультик: Бери…

Гастрит: (достаёт воду, озабоченно). Что в этом мире делается, Василь?

Мультик: Лето кончается.

Гастрит: Куда идём?

Мультик: Не знаю…

Гастрит: Чем дальше, тем люди паскуднее делаются… Сейчас возле столовки бугая этого, Мишку Силевца, встретил… Висит на заборе, сизым носом своим шморгает… «Дед, - говорит, - я как увижу тебя – кулаки чешутся, так хочется тебе по уху врезать… На, говорит, десять рублей, и подставь ухо… Я приложусь разок». Алкаш несчастный! И что это с ними? Одно на уме – только водку в три горла жрать…

Мультик: А что им ещё делать? Ни руки, ни души не заняты… Часы свои отработает, в столовке поест, придёт в свою кирпичную хату, в голубой ящик смотрит… А дальше что? День длинный… А возле дома ни огорода, ни хлева, ни курицы… Пусто. Что ему делать, чем заняться?

Гастрит: Пускай над собой работает! Повышает уровень!
  1   2   3   4

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Алексей дударев