Скачать 494.76 Kb.


страница1/4
Дата18.06.2017
Размер494.76 Kb.

Скачать 494.76 Kb.

Ангиза Ишбулдина


  1   2   3   4

Ангиза Ишбулдина.

+79876273767



angizzza@gmail.com

На кисельном берегу.

Лирическая комедия в 2-х действиях.

У каждой деревни при въезде есть знаки с названием деревни, здесь тоже есть такой. Но для кого он тут? Деревня-то не на проезжей части, а но той стороне реки. Тут вроде все как положено и школа есть, и сдк, ферма, домов пару десяток, а людей мало. А место-то хорошее. Все городские когда устало вздыхают и говорят: «Сейчас бы в деревню. Природа, тишина…», они это о Заречном говорят, именно её и представляют. Вот сейчас скажите эти волшебные слова «Сейчас бы в деревню», закройте глаза и увидите Заречное. Ну? Увидели? Вот. Красиво. Как с открытки какой-нибудь. А это жители его.

Действующие лица:

Леша Киселев – 18 лет.

Тетя Оля – около 60 лет. Его бабушка.

Дядя Саша – около 70 лет. Староста деревни.

Галя – 16 лет. Его внучка.

Алик – 45 лет.

Оксана – 45 лет. Его жена.

Костя – 18 лет. Их сын.

Баба Валя, Дядя Володя – около 70-80 лет.

Илья – 38 лет.

Сергей – прапорщик. Лет 40.

Женя – командир части, может быть моложе прапорщика.

Министр обороны.

Президент.

1.



Дядя Саша. Я, как староста деревни, хочу первым сказать. В тысяча девятьсот шестьдесят восьмом году в сельском доме культуры деревни Заречное под моим руководством был основан фольклорный ансамбль песни «Затея». Двадцать человек было в ансамбле, пели в четыре голоса. Каждые три месяца давали концерт в местном клубе и в соседних деревнях. В девяносто пятом году в честь пятидесятилетия великой победы был приготовлен номер для выступления в концерте-конкурсе райцентра к приезду президента. Президент не приехал, концерт состоялся, номер не оценили, так как в концерте участвовали самодеятельные коллективы, а нас приняли за профессионалов. Это они так говорят. Знаем мы все! Зависть - плохое чувство. Нам вся область завидовала! Распада ждете? Не дождетесь! Клуб как одиннадцать лет закрыли, а мы еще живы! Споем еще! Трое нас осталось. Бас, баритон, альт! Гармония! Аккомпаниатор есть! Сам бог велел, продолжать наше дело! Сегодня мы провожаем Алексея, в нашу доблестную российскую армию…

Баба Валя. Долго еще? Я щас упаду.

Дядя Саша. Володя, держи жену… Мы - свидетели главного периода в его жизни, становления мужчиной. Алексей, этот музыкальный подарок мы посвящаем тебе. Трио «Затея». Музыка А. Абрамова, слова Р. Плаксина. И…

Поют песню «Армия моя».

2.

Дворик Киселевых. Вечер. Тетя Оля сидит на скамейке, вяжет носки. Рядом стоит столб, сверху висит на длинном, склеенном в нескольких местах изолентой шнуре микрофон. Наверху приделан мегафон. Приходит Костя.



Тетя Оля. Пришел? Слава богу. Костенька, кажется, аппарат твой не работает. Я, когда на гору ходила, Лёша хоть звонил, а теперь-то, как ты этот аппарат соборудовал, не звонит совсем.

Костя. Щас глянем.

Костя забирается на столб. С верхушки берет телефон с торчащими из него проводами.

Тетя Оля. Три дня нет звонка, я уже не знаю, что думать, может, ты мне спустишь телефон, я пойду опять на гору. Сегодня если не позвонит, поеду завтра в военкомат, найду номера родителей сослуживцев, буду узнавать, что за таки дела? Случилось, что ли, чего? Так не бывает ведь, почему не звонит-то?

Костя. Номер почты еще раз скажи, теть Оль.

Тетя Оля диктует номер. Из мегафона послышались гудки.

Костя. Гудки идут. Поговоришь?

Тетя Оля. Да-да.

Тетя Оля подходит к столбу, берет микрофон.

Женский голос из мегафона. Почта. Слушаю вас.

Тетя Оля. Доча, не по делу мы, связь проверяем.

Голос. Не напроверялись еще? Ноль три звоните. Достали, блин.

Короткие гудки.



Тетя Оля. Извини, дочь, дай бог здоровья тебе.

Костя. (Спускаясь со столба) Теть Оль, наверх смотреть не обязательно, шея затечет, тебя же тут не видят.

Тетя Оля. Ты не упади там.

Костя. Ну вот, убедились, все работает, при соединении проблем не возникло.

Тетя Оля. Ну, ладно-ладно. Спасибо, Костик. Ну и голова у тебя, откуда ты всего этого понабрался? Надивиться не могу.

Костя. Да это пустяк. Я вообще сначала думал, как фуникулер тебе соорудить, чтоб на гору легче было взбираться звонить, потом батя предложил такой вариант. Куда легче.

Тетя Оля. Золотые руки у тебя, голова золотая. Молодец. Дай бог здоровья тебе и твоей Галочке. А вот мне теперь что делать? В военкомат придется ехать. Ну что за беда, за что так сердце мое терзает?

Костя. Да может у него наряд или еще что. Не переживай так, позвонит он, вот увидишь.

Тетя Оля. Ты завтра в семь утра меня на тот берег…

Входит Леша. Весь мокрый.

Ой, ну все. Галлюцинации уже пошли.



Костя. Да ниче не галлюцинации. Это же Лешка сам. Здорова…

Тетя Оля. Лешенька! Леша!

Обнимаются.

Постой, а ты… ты чего это здесь?



Костя и Леша здороваются.

Леша. Бабуль, это же я - твой Лёшенька. Ты что, не рада мне?

Тетя Оля. Рада, рада конечно. Долго ли радоваться-то придется?

Леша. Ты лучше накорми меня сначала, я страшно есть хочу, так по твоей стряпне скучал. А потом спокойно сядем, поговорим.

Тетя Оля. Нет, ты мне скажи, чего ерничаешь? Ты сбежал или нет?

Леша. Ого! Это че за столб? Костик опять че-то изобрел?

Костя. Леш.

Леша. Ну сбежал.

Костя. Во дура-а-ак!

Тетя Оля. Господи, что теперь с нами будет?

Пауза

Леша. Что будет, то будет. А сейчас есть очень хочется. Бабуль, голодом меня решила морить?

Тетя Оля. Не готово еще. А ну сядь. Ты что вздумал? В могилу решил меня свести? В тюрьму захотел? О чем ты думал, когда бежал? О ком? О себе? Обо мне ты не подумал?

Леша. Я думал, ты обрадуешься, думал, что тебе так спокойней будет.

Тетя Оля. Мне будет спокойней, когда я буду уверена, что тебя никто в любую секунду не отберет у меня. Теперь сиди и жди беды. Ну нет. Сейчас поешь и обратно поедешь вечерним поездом.

Тетя Оля уходит в дом.

Костя. Че-то сирены не слышно было. Переплыл что ли?

Леша. Ага.

Костя. И че теперь?

Леша. Не знаю, дальше побегу. Не вернусь я туда. Ты иди, я зайду к тебе попрощаться.

Костя. Ладно, давай. Ну ты и мудила, Леш. Ты вообще соображаешь? Тебя же посадят.

Леша. Да хоть так. Ты там был? Нет. А я был. И я туда больше не вернусь. Лучше сяду, а туда не ногой. И не лезь. Сиди и радуйся, что негоден.

Костя. Леш, ты успокойся. Давай поговорим, пока не наломал дров.

Леша. Я уже все решил.

Костя. Леш, наверное, тяжело там, а дальше-то еще хуже.

Пауза

Ладно. Я пошел.



Костя уходит. Тетя Оля накрывает стол в беседке.

Тетя Оля. Ешь пока, я пойду собираться. С тобой поеду. Лично в руки тебя доставлю. Чтоб опять не сбежал.

Леша. Бабуль… знаешь… так вкусно. Не могу я…мне так…вкусно!

Леша плачет. Тетя Оля прижимает его к себе.

Тетя Оля. Успокойся, Лешенька. Все уладится, придумаем что-нибудь. Бабуля у тебя еще хоть куда. Найдем и знакомых, и юристов наймем если надо. Что они с тобой сделали? Лицо все в царапинах, желтый весь какой-то. Я им покажу еще этим дикарям! Будут знать, как внука моего обижать. Кушай, Лешенька, кушай. Вечером блины испеку. Все уладится.

3.

Утро. Тот же двор. Леша сидит, вяжет начатые бабушкой носки. Стремительно входит Тетя Оля.

Тетя Оля. Леша, дядя Саша собрался в село, пошел за продуктами к Оксане. Ты иди пока набери у него воды, только через огород, хорошо?

Леша. Хорошо.

Тетя Оля. Леша, потом ведь он к нам зайдет. Ты на всякий случай в баньке посиди, пока он не уйдет, я за тобой зайду.

Леша. Да я и так знаю, бабуль.

Леша берет ведра, уходит.

Тетя Оля. Ох, сколько ж так будет? Не хватит меня. Как на иголках. Чего это я? А, яйца же хотела собрать. Собрать хотела. Да. Чего я хотела-то?

Входит дядя Саша.

Дядя Саша. Ольга Геннадьевна!

Тетя Оля. О, господи! Чего так пугаешь?! Чуть не откинулась!

Дядя Саша. Да погоди, рано еще откидываться. Нам еще жить, да жить. Алешка твой еще не вернулся.

Тетя Оля. Не вернулся-не вернулся еще.

Дядя Саша. А ты с кем это говорила? Сама с собой что ли?

Тетя Оля. Сама с собой, сама с собой. А с кем мне еще говорить? Вот, схожу с ума потихоньку от одиночества.

Дядя Саша. Уж больно ты переживаешь. Нельзя так. Беречь себя надо. Ты поменьше тоскуй - так и год быстрей пролетит. Ты б чем занялась. В наш ансамбль не хочешь? Ты хорошо поёшь. Я-то помню. В семьдесят первом, на школьной ярмарке я петушки детишкам за песни продавал. И тут ко мне подходит взрослая девка, как загорланит!

Тетя Оля. Есть грешок, люблю сладкое, а петь вот не люблю. Смотрят все. Стыдно как-то. А ты чего пришел-то?

Дядя Саша. Как чего? Молоко, сметанку, яйца до села кто тащить будет?

Тетя Оля. Не собрала еще, я видела как ты к Оксане пошел, думала успею.

Дядя Саша. Я ж сегодня без Алика. А че мне с тяжестью туда-сюда ходить? Вот и решил по пути заглянуть.

Тетя Оля. Ну ты подожди тогда. Я мигом.

Тетя Оля собирает продукты.

А че это Алик не с тобой?



Дядя Саша. Да не знаю, может и поедет. Видел я сегодня че-то он смурной какой-то, болеет может. Да я не знаю. Я сам так предположил. На самом деле, я щас шел, о коллективе нашем думал. В селе концерт скоро будет, думал поучаствовать в нем. Песню подобрал. Её в четыре голоса петь нужно. Можно и втроем конечно, но это уже не то. И я тут о тебе подумал. Пока не забыл, решил сразу к тебе обратиться. Вот и развернулся.

Тетя Оля. Ой и неугомонный же ты, Саш. Все о концертах думаешь.

Дядя Саша. А как еще?! Нас уже почти все забыли. Умирающая деревня, так вроде нас называют. А какая же она умирающая? Не дождетесь! У нас тут жизнь кипит! Ну и что, что все поуезжали. Мы-то ведь еще есть. Население десять человек. Что это, мало что ли? Из десяти человек знаешь какой хор можно собрать? Тем более молодые есть. И внучка моя непутевая скоро новую жизнь даст. Одиннадцатый будет. Леша твой приедет. Невестку привезет. Двенадцатый, тринадцатый появиться, дай бог. Так что жизнь в Заречной только начинается, а не умирает. Надо поэтому напомнить о себе. Номер подготовить. Показать им, что мы еще ого-го!

Тетя Оля. Невестку, говоришь? Да ведь рано еще!

Дядя Саша. Да как рано? Мужик уже, в армии служит, а дальше как полагается, жениться надо.

Тетя Оля. Саш, он ведь не такой у меня. Нежный очень, бабушкин он еще.

Дядя Оля. Не бабушкин он уже. Это ты так думаешь, балуешь его, изнежила его сама. Не хватило ему мужского воспитания. Ну ничего, в армии сделают из него мужика. Так что готовься к свадьбе.

Тетя Оля. Саш…

Дядя Саша. Чего?

Тетя Оля. Слушай, Саш…

Дядя Саша. Чего?

Тетя Оля. Да ничего, вот, собрала я продукты.

Дядя Саша. Купить чего надо?

Тетя Оля. Да все есть вроде.

Дядя Саша. Куплю тебе петушок. Вдруг согласишься пополнить наши ряды.

Тетя Оля. Все не угомониться, купи-купи, как знаешь.

Входит прапорщик. Весь мокрый, еле дышит. Тетя Оля в ужасе садится.

Сергей. Здравствуйте. Киселева Ольга Геннадьевна здесь проживает?

Дядя Саша. Здравствуйте, молодой человек. Я староста деревни Заречная, местные называют меня просто дядя Саша. А это Ольга Геннадьевна Киселева. А вы?

Сергей. Старший прапорщик Сергей Котлов. Прибыл по поручению…

Тетя Оля. Господи… Ну все…

Дядя Саша. Здравствуйте, молодой человек. Здравствуйте. Какой неожиданный визит. Добро пожаловать в деревню Заречное. Я - староста деревни, зовут меня Ибрагимов Айсуак Фазылович, я из Башкирии, не удивляйтесь. Здесь я живу уже с тысяча девятьсот семьдесят шестого года. Местные называют меня просто дядя Саша. А вот это Ольга Геннадьевна Киселева. А вы? Если бы вы предупредили о своем приезде, мы бы вас как следует встретили. Вы застали нас врасплох. Приношу свои искренние извинения. Гостей мы любим. Для нас это редкое явление.

Сергей. Старший прапорщик Сергей Котлов. Прибыл по поручению…

Тетя Оля. Господи… Ну все…

Дядя Саша. Отставить панику, Оля. Что случилось? Почему вы мокрый?

Сергей. Лодка была на вашей стороне, пришлось переплыть.

Дядя Саша. Вот, черт! На будущее, товарищ старший прапорщик, у нас на том берегу к дереву прикреплена красная кнопочка. Это сирена. Дверной звонок, так сказать. Позвоните - и за вами приплывут.

Сергей. Кто ж знал-то. Ольга Геннадиевна, могу я с вами поговорить наедине?

Дядя Саша. Понял, ухожу. А ты, Оля не сиди, чаем напои гостя, а я пришлю Алика с сухими вещами. Не хватало еще простудится в гостях. До встречи, господа.

Уходит. Дядя Саша вешает на доску объявлений плакат «К нам прибыл гость. Уважаемый Старший прапорщик Сергей Котлов.»

Тетя Оля. Я сейчас чайник поставлю.

Сергей. Ольга Геннадьевна. Давайте не будем ходить вокруг да около. Вы знаете, где ваш внук?

Тетя Оля. Как где? В армии. А почему вы спрашиваете? Щас-щас, чайник.

Сергей. Ольга Геннадьевна, вы поймите, что пряча своего внука вы только хуже делаете ему же самому. Вы вообще понимаете серьезность проблемы?

Тетя Оля. Я и не прячу. Я честно говорю, не знаю я.

Сергей. Ольга Геннадьевна, думаете Алексей первый, кто сбежал? Дезертиров хватало всегда. Молодые, импульсивные, всего боятся, убегают. Мы ищем, леса шмонаем. Бывает, сами возвращаются. А бывает - срок мотать не хотят, со страха вешаются, стреляются.

Тетя Оля. Да не знаю я! Не знаю, говорю же.

Сергей. Вы так сильно не переживайте. Если вы пойдете навстречу и поможете мне с поиском Алексея, то и я вам помогу. Побег из части считается дезертирством только после принятия присяги, а он не успел еще. И мы пока не сообщили органам – я действую по негласному поручению, не по приказу, а по поручению командира части, но если я вернусь без него, то придется заводить дело.

Тетя Оля. Не посадят значит?... Хорошо как…Я щас, чай поставлю.

Сергей. Ольга Геннадьевна, я за этот год четверых поймал, все живы-здоровы, невредимы…

Тётя Оля. Тьфу-тьфу-тьфу…А ты ж наверное голодный, с дороги-то…

Сергей. … деды уже. Ольга Геннадьевна, выслушайте меня, пожалуйста. А всё благодаря тому, что их родители, мамы в частности, хоть и сопротивлялись, как вы сейчас, но всё же сделали правильный, благоразумный выбор, идя нам на встречу.

Тётя Оля. Ты первое или второе будешь?

Сергей. Ну, Ольга Геннадьевна…

Тетя Оля. Тетя Оля. Тетя Оля я тебе. Значит так, будешь есть и первое и второе. А то больно ты худой. Ты же мужчина, кушать надо хорошо.

Сергей. Ольга Генн…

Тетя Оля. Тетя Оля!

Сергей. Тетя Оля… А можно мне чай сразу. Замерз.

Тетя Оля. Конечно. Сейчас и баньку затопим.

Сергей. Как вкусно!

Тетя Оля. А то! Все натуральное, домашнее. Давно, наверное, домашнего не ел? Жена-то есть?

Сергей. Есть.

Тетя Оля. Детишки?

Сергей. Пока нет.

Тетя Оля. Ну ниче, даст бог, будут еще. Ты еще молодой, все впереди.

Сергей. Теть Оль. Давайте мы с вами договорим…

Тетя Оля. Жена-то хорошо готовит?

Сергей. Хорошо. Я люблю её плов. Хорошо у нее получается. Рассыпчатый такой и много мяса. Мясо-то я люблю.

Тетя Оля. Щас будет мясо.

Заходит дядя Саша и хор. Одеты по парадному.

Дядя Саша. Уважаемый гость. Никак не могу проигнорировать такое событие, как ваш приезд. Так у нас положено. «Затея» ни одно мероприятие еще без внимания не оставляла. Мы вам представим песню, которую признали, как неофициальный гимн деревни Заречная. Музыка …. Слова…поет трио «Затея».

Песня. После окончания, трио неоднократно низко кланяются Сергею.

Сергей. Браво! Браво! Здорово у вас получается. Все это конечно очень хорошо. Дико приятно. Меня так еще никто не принимал. Но я сюда по делу…

Входит Оксана в ярком платье, накрашена.

Оксана. Добрый вечер. Услышала, что у нас гость. Разрешите представиться. Я Крайнова Оксана. Жительница этой …этого населенного пункта.

Сергей. Очень приятно. Сергей.

Оксана. Хорошее имя. Хороший человек, сразу видно. Какие руки. Мужественные. И мокрый. Теть Оль! Че не переодеваешь?

Дядя Саша. Сейчас Алик придет.

Оксана. А я, кстати, не замужем. И я принесла пироги. Сама пекла.

Сергей. Хорошо-хорошо.

Оксана. Что «хорошо»?

Сергей. Не знаю. Что здесь происходит?

Входит Галя и Костя.

Галя. Теть Оксан, вы шаль забыли. Прохладно ведь. Здравствуйте.

Костя. Здравствуйте.

Сергей. Здравствуйте.

Костя. Я Константин. Это Галя. Мы ждем ребенка.

Сергей. Очень рад. Очень рад. Поздравляю.

Костя. Пока не с чем. Но все равно спасибо.

Тетя Оля. Отстаньте от человека. Дайте поесть спокойно!

Дядя Саша. А хотите еще песню?

Начинает наигрывать.

Оксана. Вы попробуйте мои пироги. С брусникой.

Входит Алик.

Алик. Ну, здравствуй, дружище, как долго я тебя ждал! Как долго я ждал этого дня!

Сергей. А ну отставить! Отставить! Отставить! Что это за…что вы творите? А ну быстро все сели! Я сюда приехал по поручению командира части найти пропавшего новобранца Киселева Алексея. А вы что тут устроили? Где пацан? Кто мне ответит?

Пауза. После которой некоторое время все происходит в тишине. Кто-то ахает, охает от услышанной новости.

Тетя Оля. Леша-Леша, наломал дров. А чего делать? Уж больно нежный он у меня. Не стерпел видимо вашей дисциплины. Сереженька, очень хочу тебе помочь, но нет его здесь.

Сергей. На нет и суда нет. Значит искать будем. Все равно ведь найдем. Жалеть будете, поздно будет.

Алик. Так давайте поищем!

Дядя Саша. Правильно говорит Алик. Щас мы всем коллективом пойдем искать. Так, Костик ты иди в старую часть, Алик направо, а я пойду бани шмонать, те что поближе. Кто еще? Ксана, ты левую часть смотри.

Тетя Оля. Не надо! Не надо! Что ж я делаю? Сынок, обещай мне, что не дашь в обиду внука моего.

Сергей. Тетя Оль, никто его и пальцем не тронет. Вернется целым и невредимым. Через год.

Молчание.

Тетя Оля. Он в бане прячется.

Сергей. А вот за это огромное спасибо. Теперь давайте одежду, пойду хоть переоденусь.

Тетя Оля. Тогда я за ним?

Сергей. А пусть еще посидит, пока я чай пить буду.

Сергей уходит в другую комнату. Немая сцена. Все друг друга жестами ругают за неправильное поведение. Алик просит браги у тети Оли. Она достает из закромов бутылку с мутным содержимым. Алик целует её.

Выходит Сергей, на нем тельняшка и трико.

Алик. Красота. Как будто всю жизнь здесь жил. И хорошо сидит. Выпить не хотите?

Сергей. А когда последняя электричка до города?

Алик. Через двадцать минут.

Сергей. А следующая?

Алик. Завтра.

Сергей. Машина есть?

Алик. А на кой она? Моста-то нет. Выпьете?

Сергей. Да я не привык с утра.

Алик. (Разливает по рюмкам) Вы присаживайтесь, я вам сейчас расскажу к чему я не привык. Я вам сейчас все расскажу. Вы про эту деревню что-нибудь знаете? В этой деревне, кроме меня, никто не пьет. И я не привык пить с кем-то. Такое событие никак нельзя пропустить. Так ведь? Давайте за это. (Выпивают)

Дядя Саша. Алик, про коллектив. Про коллектив не забудь.

Алик. Я не то, чтобы алкаш какой, нет. Мне на самом деле поговорить охота, понимаете? А выпить - это так, чтоб скорей на «ты» перейти. Давай на «ты», хорошо?

Сергей. Хорошо.

Алик. Сереж, как вообще поживаешь? Как твоя служба?

Сергей. Да вроде нормально.

Алик. Да ты не напрягайся так. Мы ж разговариваем. Я тоже служил. Знаю немного чего. Я вообще в десантники хотел, я прям спать не мог, когда повестка пришла. Летать - это же вообще!.. Представляешь? Ты на самолете летал когда-нибудь?

Сергей. Конечно.

Оксана. Ну все, началось. Я пошла.

Уходит.

Алик. А я вот нет. Представляешь? Мне сорок восемь. И я кроме этой деревни и армии ниче не видал, в самолете ни разу не летал. Я то в ВДВ не попал. А мне нельзя – глаз правый не работает. Видишь? Я на медосмотре сижу, зрение проверяют, я свой нерабочий глаз левой рукой прикрыл, все нужные буковки прочитал, женщина говорит: «теперь другой глаз», а я хоп! и правую туда же. Ну, в районном проканало, а там дальше уже застукали, домой хотели отправить. Я давай уговаривать, на колени даже встал, очень хотел в армию, ну меня и отправили в стройбат. И непонятно, толи радоваться, толи плакать: с одной стороны - попал, с другой - стройбат. Ничё, потом вернулся, женился на Ксане. Она вообще хороший человек, но чё-то у нее там бзикнуло в голове. Давай за баб. (выпивают)

Дядя Саша и оркестр начинают тихонько что-то исполнять. Галя ест пироги с большим аппетитом. Через какое-то время она на них смотрит с отвращением, она и Костя незаметно уходят.

У нее подруга была Настя. Они со школы дружили, а я с её мужем естественно. Тогда вот было с кем поговорить, а сейчас нет. Уехали они два года назад и все. Началось что-то непонятное. Они вроде подругами были, но сами между собой соперничали всегда. Неявно, конечно, но все это замечали. Тогда нас больше было, не то, что сейчас. Как ферму закрыли, все разъехались. Молодняк в основном на север уехал, и старичков потом за собой увезли. Потом школу закрыли за ненадобностью и клуб, хотя дядя Саша старался, он директором там был.



Дядя Саша. Это я. Дядя Саша. Алик, про «Затею» расскажи.

Алик. Щас, дядь Саш…Приезжал какой-то бизнесмен, хотел ферму возродить. Кто-то вернулся. Опять деревня зажила. Но ничего у него в конечном счете не вышло. Комбикорм он по дешевке покупал, так в один день у него все коровы подохли. Опять все бежать во все стороны. Бам, Пытьях, Кутьях. Это было в девяносто третьем. Нас тут осталось тридцать четыре. Большинство старики, конечно. И молодые были. За стариками-то смотреть надо. Мы же тут без дела не сидим, хоть и не работаем. Нам и денег особо не надо едим все свое, ты вот попробуй. Домашнее все, без химии всякой. В месяц раз мы с дядей Сашей собираем у кого яиц, молока, творога, рыбы там копченной, сами ловим, сами коптим, везем в село, там у одной женщины оставляем, она в город ездит торговать. У нее своего навалом конечно, но все равно помогает, хорошая баба. Вот она нам и возит чего надо. А нам много не надо, чё там: чай, сахар, мука да лампочки. Остальное все свое. Ты ешь, пей, не стесняйся.

Сергей. Ага.



Алик. Так вот, было нас около тридцати. Старики потихоньку помирали. Те, кто помоложе, старались уезжать. Дома на продажу выставляют, а их кто купит? В такую даль. А цены-то смешные, хочешь – купи. Дом – тысяча рублей всего. Ну, помоложе дома дороже, конечно, тысяч пять-шесть. В одно время рыбаки покупали, они на выходные на щуку приезжали.
  1   2   3   4

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Ангиза Ишбулдина

Скачать 494.76 Kb.