• Август 1941 го , начало призыва
  • Земля была мокрой от слёз
  • Вся надежда – на женщин
  • О себе

  • Скачать 420.92 Kb.


    Дата15.07.2017
    Размер420.92 Kb.

    Скачать 420.92 Kb.

    Август 1941го, начало призыва



    Письмо Николая Захаровича СИЗЫХ передала в редакцию завклубом посёлка Валентина Михайловна Шашутина, которую, без сомнения, можно назвать хранительницей истории своего поселения, которое когдато гремело на весь край.

    Август 1941го, начало призыва

      Вот что пишет Николай Захарович: «Мне было всего лишь три года и три месяца, когда началась война. В августе 1941-го ушел на фронт мой отец с тремя братьями, а 6 января 1942-го настал черёд его младшего брата, Дмитрия Николаевича Сизых. Перед самой войной и в её начале он был военкомом Кежемского района, одновременно с этим выполнял обязанности первого секретаря райкома ВЛКСМ.



    . з. сизых

    Н. З. СИЗЫХ

      В августе 1942 ушёл на фронт мой старший брат Михаил Захарович Сизых в возрасте семнадцати лет, после окончания восьмого класса Кежемской средней школы. Этим же призывом ушли на фронт всем известные кежмари Карнауховы – Алексей Фёдорович и Константин Сергеевич.

      В семье моих родителей к началу войны было семеро детей: пятеро братьев и две сестры. А через полгода после ухода отца на фронт родилась наша третья сестрёнка – Катя. Итак, осталось нас на руках у мамы, Акулины Николаевны Сизых, восемь душ! С нами жила ещё и мать отца — Прасковья Егоровна. Что и говорить, большая семья — десять человек.

      Очень жаль, что я не запомнил своего отца. До сих пор, когда слышу эту дату – 1941 год, на душе становится печально и тревожно. Страшный это был год, год начала самой кровопролитной войны в истории русского народа.

      О коварном и вероломном нападении Германии на Советский Союз, объявлении войны известно всем. Мобилизация на фронт у нас на Ангаре началась немного позднее, чем в других областях страны. Доставить будущих фронтовиков до краевого центра в июне – июле не было возможности, так как в это время теплоходы с маленькими деревянными баржами (их тогда называли в народе «илимками») находились в Красноярске, под погрузкой товара для райпотребсоюза. Когда илимки вернулись в Кежму, началась мобилизация на фронт.

      Я был шестым по возрасту в семье, поэтому пишу о начале войны и мобилизации, опираясь на воспоминания своей матери, старших братьев и сестёр. Под непосредственным руководством председателя колхоза «Ударник» (так назывался колхоз в деревне Алёшкино) Николая Алексеевича Анкудинова в июне-июле были организованы спортивные соревнования для подготовки будущих солдат к фронту. Бег на разные дистанции, прыжки в длину и высоту, преодоление различных препятствий, высоких деревянных заборов с охотничьими ружьями. Плавание по Ангаре и, конечно же, стрельба из нарезного оружия, хотя практически всё мужское население района занималось охотой. Даже подростки. А во время войны и женщины нередко брали с собой ружья на рыбалку, во время сбора ягод и грибов.

      О мобилизации в августе народ знал, но никакой паники не было. Мужчины верили в скорое окончание войны, в нашу победу. Многие были уверены — «мы немца шапками закидаем!» Возможно, оттого, что до войны 1941- 45 годов ангарцев и жителей других северных районов в армию (например, на финскую) почти не призывали.

      Теплоходы с илимками с призывниками на фронт направились в Красноярск. Свободных мест на баржах не было, заполнены до отказа, так что с трудом можно было место найти, чтобы прилечь.

      До войны мой отец Захар Николаевич работал животноводом в колхозе. Во время призыва он находился в командировке в Кежме. Не успел даже домой приехать попрощаться, когда началась мобилизация. Прямо в Кежме ему вручили повестку и сразу же посадили на илимку.

      Теплоход с призывниками в деревнях к берегу не причаливал. Перед деревней давали тихий ход, в это время провожающие на лодках подплывали к баржам, чтобы передать одежду, продукты питания и, конечно же, чтобы проститься. Только не всем это удавалось…

    Земля была мокрой от слёз

      С фронта в деревни осенью-зимой 41-года стали приходить не только письма, но и похоронки. В 1942 году в Алёшкино встречали первых израненных фронтовиков. По словам моих родных, земля на причале была мокрой от слёз. Матери и жёны-солдатки большими группами подходили к прибывшим на родину раненым с соболезнованиями и многочисленными вопросами: не видел ли моего мужа, сына, брата? Всех беспокоило положение на фронте. Радио тогда в деревне ещё не было, газета «Красноярский рабочий» приходила в район один-два раза в месяц.

      С августа 1941 по ноябрь 1942 мы получили от отца 26 писем. Одно из них лежит сейчас передо мной. Его и письмом-то трудно назвать. Это бланк, на котором можно было писать только то, что скажет политработник. Без конверта. Небольшой листок, сложенный вдвое. Откуда это письмо, неизвестно. Указана часть – 113-я, п/п № 913, письмо датировано 13 ноября 1942 года, написано простым карандашом, почерк, как мне кажется, не похож на отцовский.

      В левом углу бланка – портрет Кутузова, под которым приведены слова Сталина: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова».

      Вот текст этого письма: «Добрый день, уважаемая семья. С приветом к вам Сизых З. Н. Шлю горячий привет мамаше и жене и всем моим милым деткам, горячо целую всех. Передавайте привет братьям, если знаете, где они находятся. Я жив-здоров, того и вам желаю. В настоящий момент учусь на младшего командира.

      Праздник 7 ноября провели хорошо, получили подарки от мордовской республики – махорку, мёду, печенья, яиц, ряд продуктов для нашей части. Приветствия от них. Спасибо им за их хорошее к нам отношение и помощь.

      Я от вас письма не получал, не знаю, живы вы или нет… (Далее неразборчиво). Затем до свидания».

      Отец наш, Захар Николаевич Сизых, с фронта не вернулся. До конца своей жизни не забуду я слёз моей матери, бабушки и старших сестрёнок.



    Вся надеждана женщин

      Председатель алёшкинского колхоза Н. А. Анкудинов поддерживал дух женщин и девушек, на плечи которых легла непомерная ноша. Учил не теряться в трудных ситуациях молодых солдаток и девушек. Строил их в колонну по пять-шесть человек в ряд. Ходили они по главной улице деревни шагом, близким к строевому, с песнями, написанными в гражданскую еще войну про Ворошилова, Буденного и других полководцев. Песни поднимали дух женщин и жителей деревни.

      По словам моей тёщи, Анна Семёновны Щёголевой, а она жила в военные годы в деревне Заимка нашего Кежемского района, там тоже такое было. Может, и везде по Сибири.

      Мало кто вернулся в наши деревни после окончания войны. Большинство мужчин погибло на фронте, и только на памятниках почти в каждом селе и деревне остались их имена. Вот и у нас в Таёжном в 1986 году был установлен памятник 86 воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Их имена увековечены на четырёх мраморных плитах. А ведь почти у всех остались дети и вдовы…

      Война-то закончилась, но легче жить не стало. Колхозы и личные подсобные хозяйства деревенских жителей обложили большими налогами, каких и в войну-то, наверное, не было. Подростков пятнадцати-шестнадцатилетнего возраста направляли на учёбу в ФЗО (фабрично-заводское обучение) в Красноярск. Нужно было восстанавливать промышленность страны.

      В деревне работать было некому. Опять одни женщины, опора страны, да старики и подростки. Стал падать рост производства сельхозпродукции. После смерти Сталина 5 марта 1953 года к власти пришёл Георгий Маленков. Налоги были отменены как с колхозов, так и с личных подсобных хозяйств. В 1954 к власти пришёл Никита Хрущёв. Крестьяне получили паспорта, народ сельский обрёл права и возможность передвижения по стране.



    О себе

      В 1945 году я пошёл в первый класс Алёшкинской начальной школы. Надо сказать, что до 45-го года в школу принимали детей с восьмилетнего возраста, а после окончания войны начали принимать в первый класс детей-семилеток.

      Сегодня трудно представить, что в Алёшкино в 1945 году в первом классе было 32 ученика. Хорошо помню свою первую учительницу – Надежду Гавриловну Абалакову. Прекрасный педагог, мать троих детей. В одном помещении одновременно вела уроки у двух классов. Первый – 32 ученика и третий – около 20 детей. Во втором и четвёртом классах занятия вёл совсем молодой парень – Леонид Николаевич Сизых. Мне кажется, ему ещё и 18 лет не было.

      На 32 ученика было два букваря. Авторучек в те годы не было, пользовались ручками с острыми пёрышками-скребушками. Вместо чернил использовали печную сажу. А ещё чернила делали из черники. Несмотря на тяжёлые жизненные условия, мучения и страдания, в нашей деревне народ выжил. Не было на селе воровства и всякого рода преступлений. От голода и холода никто не умер ни в 40-е, ни в 50-е годы. Выжили за счёт природных богатств, которыми мы умели пользоваться.

      Я горжусь своим народом, хотя бы за его умение выживать в такие тяжёлые времена. Ни один народ не пережил такого, что выпало на долю русского. Горжусь своими мамой и бабушкой, матерью отца, которая нас, восьмерых внуков и внучек научила трудиться, вести правильный образ жизни.

      Она прожила 103 года, умерла 6 ноября 1952 года. За два месяца до смерти взяла корзину и пошла копать колхозную картошку. Её с трудом вернули домой через полтора часа. Бригадир колхозный увидел её на поле и еле оттуда выпроводил: «Умрёшь ещё тут! А потом меня за тебя в тюрьму посадят». Рыбачили мы, дети, с ней до последнего года её жизни, ставили рыболовные сети.

      Моя мать, Акулина Семёновна Сизых, прожила 94 года. Работала телятницей в колхозе с момента его образования, вплоть до 1958 года, пока мои старшие братья не переехали в Недокуру. Там организовывался лесопункт. Я в это время служил в армии.

      Женился я поздно, в 31 год, 8 марта 1969 года. Как будто ждал свою единственную и неповторимую. Моя любимая жена, Любовь Ивановна Сизых, проработала учителем в школе почти 50 лет. Ей сейчас 72 года. И живём мы в любви и согласии уже 46 лет. Сын Игорь, 45 лет, живёт с семьёй в Красноярске, дочь Татьяна (ей 43) с мужем, сыном и двумя дочками живёт в Железногорске. Все мы любим друг друга. Почти каждый год они к нам в Таёжный в гости приезжают, и мы с женой тоже их навещаем.

      От большой семьи моих родителей в живых осталось двое: я и брат Иван. Он младше меня на год. 51 год проработал он на заводе Красмаш, четыре года назад вышел на пенсию. Армейскую службу проходил в Германии. После армии заочно окончил Политехнический институт. А я после армии год отработал в леспромхозе в Недокуре, потом пять с половиной лет учился на лесоинженерном факультете Технологического института. 26 лет отдал лесной промышленности и лесному хозяйству района.

      Выйдя на пенсию, держали с женой скот, пока не началось затопление всех сельхозугодий. Сейчас без дела тоже не сидим, увлекаемся овощеводством. В шутку хорошо знакомым называю себя селекционером. Доля правды в этом есть.



      Поздравляю всех ангарцев, особенно кежмарей, с великим праздником Победы, желаю всем здоровья, долгих лет жизни ветеранам войны, творческих успехов тем, кто еще работает. Мирного всем нам неба над головой.

    С УВАЖЕНИЕМ Н. СИЗЫХ, п. Таёжный

      Фото из архива автора

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Август 1941го, начало призыва

    Скачать 420.92 Kb.