• Глава 8. Культурная жизнь села Образование.
  • Культурно-просветительская работа.
  • Источники и литература
  • Глава 9. Наши земляки
  • § 1. Моя родословная



  • страница6/8
    Дата10.08.2018
    Размер2.19 Mb.

    Б. И. Павлов, А. А. Макеев Иваньково в ХХ веке Часть 2


    1   2   3   4   5   6   7   8
    Глава 7. Так разваливали колхоз

    После ухода А.В. Лёнина колхозная экономика дала ощутимый крен. Сначала колхоз возглавил молодой специалист, окончивший в 1972 году факультет механизации Чувашского сельскохозяйственного института, В.А. Соболев. Опыта он не имел, так как сразу после окончания института был призван в армию. Проработал три года и уволился.

    С осени 1978 г. председателем стал Пётр Николаевич Жигалов. На его плечи и легли все беды. И главная для сельского хозяйства – погода. Летом 1978 г. градом повыбило лучшие колхозные поля. Ураган уничтожил половину всего урожая. Там, где раньше с участка брали по 20 и более центнеров зерновых, получили вдвое меньше. Взяли помощь у государства. В итоге убыток составил более 300 тысяч рублей. И хотя в селе строились детский комбинат с яслями и садиком на 90 мест, 18-квартирный дом для молодых специалистов, животноводческий комплекс на тысячу голов и т.п. из кризиса колхоз уже не вышел. Да и работать стало некому. Если к моменту объединения трёх хозяйств в один колхоз (1959 г.) в нём было более трёх тысяч населения, то к концу 70-х годов оно сократилось вдвое. В 1979 г. проживало 900 пенсионеров и 732 трудоспособных члена колхоза, в основном людей тоже пожилых. Молодёжь на селе не оставалась, и удержать их административными мерами, как это было раньше, не было возможности: с 1974 г. колхозники стали получать паспорта и для отъезда им уже никакого разрешения не требовалось.

    Сократилась и площадь сельхозугодий. На 01. 01. 1986 г. колхоз «Красный луч» имел 6313 га, в т.ч. пашни – 4788. В 1985 г.по продукции животноводства произведено: молока (ц) – 18 327, на одну корову – 2050; мяса (ц) – 3496. На 100 га: молока (ц) – 300, мяса – 86. Эти показатели были ниже, чем в середине 60-х годов. Хотя люди трудились самоотверженно. Среди них заведующая фермой Александра Ильинична Болвина, доярка Валентина Дмитриевна Данилушкина и др.

    В 1988 г. председателем вновь избирают В.А. Соболева. Второй срок был в два раза больше – шесть лет. На его долю пришлись самые страшные времена «смуты» начала 90-х, разрушивших сельское хозяйство. Тогда (1990 г.) в селе было 676 дворов.

    В 1989 – 1990 гг. колхоз находился в подчинении Алатырского агропромышленного комбината «Прогресс». В условиях кардинальных перемен в жизни общества, начавшихся в начале девяностых, была принята новая законодательная база, которая должна была обеспечить переход к рыночным отношениям. Основополагающими документами в сфере реорганизации предприятий сельского хозяйства стали законы РСФСР «О земельной реформе», «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», указ Президента Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР» и постановление Правительства Российской Федерации от 29 декабря 1991 г. «О порядке реорганизации колхозов и совхозов». В соответствии с последним началось осуществление земельной реформы, которая предполагала введение многообразных форм собственности на землю. В результате за несколько лет 95% совхозов и колхозов России были преобразованы в акционерные общества, товарищества, кооперативы.

    21 февраля 1992 г. общее собрание членов колхоза «Красный луч» утвердило положение о порядке выхода работников из колхоза и наделения их земельными участками и основными фондами. В 1995 г. был введён в действие новый Гражданский кодекс Российской Федерации, а также принят Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации». Возникла необходимость приведения организационно-правовой формы колхоза в соответствие с требованиями нового законодательства. 28 марта 1997 г. состоялось общее собрание членов колхоза, на котором был утверждён устав сельскохозяйственного производственного кооператива (СХПК) «Красный луч». На этом собрании произошёл раскол. Часть крестьян осталась в СХПК «Красный луч», избрав вновь своим председателем В.А. Соболева, другая создала свой кооператив – «Иваньковский», который возглавил И.П. Логинов (до этого возглавлявший «Красный луч»), а после него во главе встал А.Г. Шугуров.

    Но эти преобразования привели не к подъёму, а к спаду сельскохозяйственного производства, не к закреплению жителей на селе, а к их массовому бегству. У крестьян была самая низкая заработная плата среди работающих в России, которую часто и не выплачивали. Спасало личное подсобное хозяйство. На все 90-е годы XX века и первое десятилетие XXI века оно и заменило колхозы и совхозы. По состоянию на 01. 01. 1996 г. в пользовании личных подсобных хозяйств иваньковцев имелось: земли (га) – 235; средний надел на 1 двор (га) – 0,28 (по этому показателю они занимали одно из последних мест в районе; кстати, у крепостных графини Уваровой было столько же); поголовье КРС (шт. голов) – 292, в т.ч. коров (шт. голов) – 230, свиней (шт. голов) – 113, овец и коз (шт. голов) – 122, лошадей – 13; пчёлосемей – 59.

    В начале 2000-х гг. кооператив «Красный луч» оказался в тяжёлой финансовой ситуации и задолжал выплату платежей в бюджеты всех уровней. С марта 2002 г. его финансово-хозяйственная деятельность была прекращена, он был признан банкротом и в отношении него открыли конкурсное производство сроком на 1 год до 25 сентября 2004 г. Конкурсным управляющим был назначен Санзяпов Р.Ш. В октябре 2004 г. «Красный луч» был ликвидирован.

    К 2005 г. село представляло унылую картину. Большинство домов и садов было заброшено. Колхозную технику распродали или разворовали. Всё замерло. Делали попытки выжить несколько фермеров. Исправно работали только церковь и кладбище. Т.И. Кощеева, воспоминания которой мы привели выше, так характеризовала жизнь в Иванькове в начале XXI века: «Сейчас ни хлебов, ни овощей, ничего нет нигде. А ведь земля сколько давала доходу. Сейчас всё пустует, одни пенсионеры, молодёжи нет. Школа есть, нынче трёх записали только в первый класс. Здесь делать нечего. Вон домов полно и все зарастают бурьяном. Бросаем дома, умираем. Дети наши по городам живут. А мы доживаем свой век в своём селе. Кругом пусто, и на поле пойдёшь слёзы только. Такая была доходная земля, и на тебе вот, всё… Один председатель поступит тащит себе, выгоняют, другого поставят, этот себе накладёт, третий тащит, и где тут что останется, всё растащили. Трактора все по себе разобрали, комбайны все разбомбили».

    Была деревня. Нет деревни.

    Нет ни кола и ни двора…

    Здесь только старые деревья

    Встречают нынче вечера…

    В. Шапошников

    Мы ни в коей мере не связываем развал колхоза с деятельностью руководителей хозяйства или её рядовых работников. Эту судьбу разделили практически все колхозы России из-за политики государства в области сельского хозяйства.



    Глава 8. Культурная жизнь села

    Образование. После 1917 г. стала создаваться новая трудовая школа. В краеведческом музее школы хранится историческая справка, составленная со слов старожилов, в которой указывается, что в 20-е – 30-е годы XX века было три школы. В Удельном она находилась в конце современной улицы Николаева. В 1949 г. её перевели в новое двухэтажное здание по улице Советской, срубленное рядом с клубом. В разные годы в школе работали Зоя Михайловна Назарова, Ираида Ивановна Волкова, Лев Алексеевич Смирнов, Елена Ивановна Кирьянова.

    Уваровская начальная школа находилась на улице Ленина, недалеко от магазина, на взгорке. В 1930 г., за ветхостью, здание снесли, и новое поставили ниже прежнего места. Материалом послужила разобранная старообрядческая молельня. В 1955 г. школа сгорела. К началу нового 1956 учебного года построили новое одноэтажное здание. В Уваровке учительствовали Ольга Фёдоровна Рогулёва, Иван Осипович Рогулёв, Мария Осиповна Солдатова, Екатерина Ивановна Мякинова, Августа Ивановна Дурасова, Антонина Ивановна Солдатова, Надежда Михайловна Спрыгина.

    В Иваньковской (в последующем Иваньково-Ленинской) школе преподавали Мария Ивановна Гусева, Анна Григорьевна Тельтевская, Екатерина Ивановна Мыскар. Находилась она в доме Лёзина, который после конфискации в 1919 г. переделали в Народный дом, а в 1928 г. передали Дурасовской начальной школе (тогда начальные школы назывались школами I ступени). Располагалась она на месте бывшего сельсовета. Особое место в жизни школы занимает Великая Отечественная война. В эти годы в ней преподавали: Валерия Ивановна Васильева (немецкий язык), Зоя Михайловна Говырина (история), Мария Ивановна Егорова (ботаника), Любовь Ивановна Захарова (русский язык и литература), Варвара Ивановна Колендо (физика), Александра Ивановна Калячкина (история), Валентина Ильинична Кемаева (математика), Мария Михайловна Куликова (начальные классы), Наталья Фёдоровна Легалина (география), Клавдия Акимовна Леснова (физика, математика), Анна Сергеевна Леонова (начальные классы), Пётр Михайлович Михайлов (ботаника, химия), Ольга Павловна Нестерова (литература).

    В 1956 г. школу перевели в новое деревянное одноэтажное здание. В 1974 г. на её месте построили современное кирпичное двухэтажное здание школы на 480 учащихся со спортивным залом площадью 162 квадратных метра. Тогда же начальные школы в Уваровке и Удельном были закрыты.

    Среди иваньковских учителей было немало талантливых людей, отдававших себя делу просвещения. В конце 20-х – начале 30-х гг. XX века организовывал пункты ликбеза (ликвидации безграмотности) Сергей Фёдорович Ганюшин, в 30-е гг. широкую известность получило имя Натальи Фёдоровны Легалиной, в 1960 г. Варвару Ивановну Колендо наградили Почётной грамотой Президиума Верховного Совета ЧАССР, почётное звание «Заслуженный работник образования Алатырского района» получила Нина Никифоровна Калеканова, а Лидии Александровне Черемшановой присвоено звание «Почётный гражданин Алатырского района». Проработавшая много лет начальником управления образования Алатырского района Нина Аполлоновна Душонкова также начинала свою педагогическую деятельность в Иваньково. Это о них писал поэт:

    В селе ты не просто порядочный житель.

    У всех на виду твоё имя – учитель!

    И спрос с тебя строгий, и честь высока,

    И ноша твоя на миру нелегка.

    Школа гордится своими выпускниками. Среди них золотые медалисты: Кривоногов Юрий Викторович (выпуск 1955 г.), Лёнина Галина Александровна (1961 г.), Бочковая Тамара Евгеньевна (1966 г.), Друзина Тамара Ивановна (1967 г.); серебряные медалисты: Сарсков Валентин Александрович (1955 г.), Волков Вячеслав Дмитриевич (1955 г.), Васильев Александр Иванович (1956 г.), Лёксина Надежда Ивановна (1961 г.), Ганюшин Константин Михайлович (1961 г.), Куликова Ираида Александровна (1966 г.), Сеняткин Вячеслав Константинович (1966 г.), Михайлова Нина Петровна (1967 г.), Данилин Сергей Борисович (1991 г.), Воронин Алексей Васильевич (1992 г.), Логинов Владимир Иванович (1994 г.), Белоглазова Оксана Вячеславовна (1995 г.), Воложинова Наталья Борисовна (1997 г.), Ежова Людмила Алексеевна (1997 г.), Кабанова Оксана Геннадьевна (1997 г.), Чистякова Светлана Анатольевна (1999 г.), Воложинова Анна Борисовна (2000 г.), Киляшова Ираида Петровна (2000 г.), Рыбакова Алёна Сергеевна (2003 г.) и др. Список неполный.

    Директорами Иваньковской школы в разные годы работали: Ситко Дмитрий Львович (1941 – 1942 гг.), Стельман Натан Исакович (1942 – 1946 гг.), Калячкин Иван Григорьевич (1946 – 1951 гг.), Колендо Варвара Ивановна (1951 – 1953 гг.), Перепёлкин Александр Андреевич (1954 г.), Горин Михаил Иванович (1954 – 1957 гг.), Скрипилин Александр Дмитриевич (1957 – 1973 гг.), Черемшанова Лидия Александровна (1973 – 1979 гг.), Васькова Ирина Александровна (1979 – 1985 гг.), Калеканова Нина Никифоровна (1986 – 1987 гг.), Путинцева Лидия Валентиновна (1988 – 1993 гг.), Воложинова Светлана Ильинична (с 1993 г.).

    В год 140-летия (2011) в МБОУ «Иваньково-Ленинская ООШ» работали 12 учителей: О.В. Алхова, В.А. Белоглазова, С.И. Воложинова, Е.А. Кирьянова, Т.И. Киляшова, Л.П. Климова, С.А. Миронов, Т.В. Ожогина, М.А. Плоткина, Э.Д. Рыбакова, Н.М. Сидорова, Е.В. Чуркина.

    Пока есть свет в окнах школы – село живо.

    Культурно-просветительская работа. Новая власть, в лице сельского Совета, уделяла внимание развитию культуры. Например, в Дурасово уже к концу 1919 г. открыли Народный Дом1. В нём разместили сельский Совет и клуб с избой-читальней. «Здесь читались книги, газеты, проводились вечера, ставились спектакли, – вспоминал А.В. Лёнин. – Так как зал клуба не мог вместить всех желающих, нас, ребятишек, на спектакли не пускали… В 1926 году в избе-читальне установили радиоприёмник. Вечерами сюда приходили послушать радио люди средних лет и пожилые. Много спорили, говорили, что это, мол, где-то в подвале сидит свой человек и читает. Особенно не верил в радиопередачи Степан Романов. Мужик был в годах, пользовался среди иваньковцев большим авторитетом. Тогда заведующий избой-читальней (избач) А. Смирнов написал в Москву в радиовещание письмо с просьбой одну из передач посвятить жизни села и назвать фамилию Степана Романова с указанием его места жительства, года рождения и чем он занимается. И такая передача состоялась. Народу было полно. Люди убедились в правоте «чудо-радио».

    Далее А.В. Лёнин вспоминал: «В один из воскресных дней на поляне за селом приземлился самолёт. Посмотреть собралось всё население, и стар и млад. Лётчики выступили перед жителями села с лекцией. А потом пригласили желающих полетать на самолёте. Долго никто не решался сесть в кабину. Наконец, из огромной толпы вышел уже пожилой человек с седой бородой, сухощавый. Это был В. Ганюшин. Лётчики усадили его, прикрепили ремнями, и самолёт поднялся в воздух. Мальчишки и взрослые стояли окаменевшими и опомнились только тогда, когда самолёт приземлился и из него вышли невредимыми лётчик и наш Василий Иванович»2.

    Так как изба-читальня (библиотека) была основана в 1919 г. она по праву считается старейшей в Чувашии. Добавим, что решением комитета бедноты с. Иваньково-Дурасово ещё в 1918 г. была открыта библиотека в доме А. Макеева на следующих условиях: оплата деньгами в размере 30 рублей в месяц и выделение одной кубической сажени дров с доставкой на дом. В 1938 г. в отчёте Чувашского обкома ВКП(б) XIX областной партконференции библиотека с. Иваньково-Ленино называлась лучшей. Она обслуживала население не только своего сельсовета, но и соседних. В 1940 – 1943 гг. заведовала библиотекой Екатерина Захаровна Перова, впоследствии «Заслуженный учитель школы РСФСР». В 1946 г. библиотека перемещена в Алатырь и на её базе создана городская детская3.

    В 1961 г. библиотека вселилась в новое здание Дома культуры. Тогда же о ней был снят сюжет и показан в киножурнале «Поволжье». В 1964 г. в фонде библиотеки было 8 000 книг, которыми пользовались 670 сельских читателей. Среди них самыми активными были пожилые колхозники Д.В. Алхов, А.В. Павлов, М.В. Погорелов. Библиотекарем тогда работала Н.Н. Сальникова, её помощницей Л. Гаврилова4. К концу 60-х гг. фонд библиотеки вырос до 10 000 томов. Выписывалось много газет, журналов. Постоянно проводились выставки. Многие годы плодотворно работали заведующими библиотекой А.П. Паршина, Л.П. Шулаева. В начале 1920-х гг. избы-читальни были созданы в Удельном и Уваровке. В разные годы работали в библиотеках И.О. Рогулин, Т. Головина, М. Гаврилова, П. Погорелов, Б. Жигалов, А. Яшина, Н. Азоркина. 20 июня 1950 г. заведующий Иваньково-Ленинской избой-читальней Борис Денисович Жигалов награждён Почётной грамотой Президиума Верховного Совета Чувашской АССР. И в настоящее время Иваньковская сельская библиотека лучшая в республике. Она одной из первых получила статус модельной.

    В 20-е – 30-е годы XX века чудом было радио. Радиопередвижку из Алатыря слушали коллективно. Например, 27 марта 1936 г. в «Красном Октябре» на прослушивание радиопередачи пришли 215 человек, в Удельном – 1955. После войны на первое место выдвинулось кино. Показывали его не только в клубах, но и на полевых станах. 5-7 раз в месяц кинопередвижки приезжали в посёлки Соловьёвский, Нагорный, Шумы. Например, в декабре 1952 г. лесозаготовителям и членам их семей были показаны фильмы «На дне», «Разлом», «Выборгская сторона», «Волочаевские дни», «Смелые люди»6. С постройкой Дома культуры на просмотр кинофильмов стали ходить туда. В Удельном клуб сохранился и мы, мальчишки, смотрели там кино бесплатно. А вот в новый Дом культуры приходилось покупать билет за 5 копеек.

    Дом культуры, который возглавляла Нина Ивановна Сарскова, художественным руководителем являлась Наталья Владимировна Ледяева, сразу стал центром культурно-массовой работы. Здесь проводились новые обряды: посвящение в колхозники, проводы в Советскую Армию, комсомольские свадьбы и торжественная регистрация новорожденных. Коллективы художественной самодеятельности регулярно выступали перед жителями села, участвовали в районных мероприятиях. В 50-е – 60-е годы XX века на районных праздниках песни и труда бессменным победителем становился иваньковский хор, которым руководил Дмитрий Антонович Ганюшин (дедушка автора книги Б.И. Павлова).

    В 1970 г. в распоряжении жителей села было два бригадных клуба, две библиотеки с общим фондом 13,5 тысячи томов, два отделения связи, два буфета, столовая, 5 магазинов, колхозный дом быта, три киноустановки – одна из них широкоэкранная.

    В 1969 г. вступила в строй поликлиника со стационаром на тридцать пять коек. В ней же расположились аптека, рентгеноскопический кабинет, операционная, комната стоматолога, родильное отделение.

    18 июля 1965 г. А.В. Лёнин, в числе других руководителей передовых колхозов Чувашии, обратился с письмом к творческой интеллигенции республики, в котором, в частности, говорилось: «Один рубеж за другим берут труженики сельского хозяйства. Крепнут колхозы, улучшается материальное благосостояние колхозников. Пройдитесь по деревенским улицам. Новые добротные дома и весёлый перезвон топоров встретят вас. Зайдите в любую сельскую лавку, и продавец расскажет о новом покупателе, которому подай хороший костюм, мотоцикл, телевизор, стиральную машину, электрический утюг». И это было сущей правдой. Наряду с Домом культуры на 450 мест, построили детские сады и ясли, среднюю школу, отделения связи, магазины. Колхозники жили в добротных домах с электричеством и радио. Причём «тарелки» ( ) включались только по утрам: по ним бригадиры объявляли разнарядку: кому и куда выйти на работу. Слушали радиолы: радио и проигрыватель для грампластинок в одном корпусе.

    В 1964 г. в трёх сёлах, входящих в «Красный луч», насчитывалось 650 радиоприёмников, 130 мотоциклов, 1150 велосипедов, множество гармоник и баянов. Более 30 колхозников приобрели телевизоры7. В 1970 г. на 1019 хозяйств, приходилось уже более семисот радиоприёмников, четырёхсот телевизоров, трёхсот мотоциклов8. Далее в письме подчёркивалось: «Скучно в иных местах живёт колхозник. Что касается работы, трудится он, не жалея сил, а в культурном развитии отстал от горожанина». В конце ставился вопрос-просьба: «Почему бы городу не подумать о шефстве над нами?»9.

    Жизнь показала, что с последней частью письма председатели оплошали. Не сельчанам нужно было оказывать помощь, а горожанам, которые, уехав из села, порвали со своей культурой, а городской не приобрели. Её просто не было.

    Околица родная, что случилось?

    Окраина, куда нас занесло?

    И города из нас не получилось,

    И навсегда утрачено село…

    В селе Иваньково-Ленино создан центр русской культуры Алатырского района. Чем он занимается, нам выяснить не удалось.



    Источники и литература

    1ГИА ЧР, ф. 1872, оп. 1, д. 1, л. 38.

    2Ленинский путь, 1977. 15 октября.

    3Караваев М.Д. Исторические хроники земли Алатырской. Посурское Лукоморье. Алатырь, 2006.

    4Погорелов Б. В сельской библиотеке//Ленинский путь, 1964. 1 декабря.

    5Летуновский В.И. Летопись Алатырской земли. Алатырь, 2008. С. 19.

    6Там же. С. 42.

    7Ленинский путь, 1964. 7 ноября.

    8Басов С.И. Иваньково-Ленино сегодня и завтра//Советская Чувашия, 1971. 23 апреля.

    9Открытое письмо руководителей передовых колхозов Чувашии к творческой интеллигенции республики//Культурное строительство в Чувашской АССР. Сборник документов. Книга 2 (1938 – 1967). Чебоксары, 1968. С. 270 – 272.

    Глава 9. Наши земляки

    Оглядываюсь с гордостью назад:

    Прекрасно родовое древо наше!

    Кто прадед мой? – Солдат и землепашец.

    Кто дед мой? – Землепашец и солдат.

    Солдат и землепашец мой отец.

    И сам я был солдатом, наконец.

    Прямая жизнь у родичей моих.

    Мужчины – те в руках своих держали

    То плуг, то меч… А бабы – жёны их –

    Солдат земле да пахарей рожали.

    Ни генералов нету, ни вельмож

    В моём роду. Какие там вельможи…

    Мой прадед, так сказать, не вышел рожей,

    А дед точь-в-точь был на него похож.

    И всё ж я горд, – свидетельствую сам! –

    Что довожусь тому сословью сыном,

    Которое, в истории России,

    Не значится совсем по именам.

    Не значится… Но коль невмоготу

    Терпеть ему обиды становилось,

    О, как дрожать вельможам доводилось,

    Шаги его, расслышав за версту!

    Ничем себя возвысить не хочу.

    Я только ветвь на дереве могучем.

    Шумит оно, когда клубятся тучи, –

    И я шумлю… Молчит – и я молчу.

    Сергей Викулов



    § 1. Моя родословная

    «Ещё 100 лет, и наши кухонные книжки

    попадут в библиотеки в отдел рукописей.

    Весь вздор, какой мы пишем, будет иметь

    историческое значение. Каждая строчка

    пустого письма – через несколько веков

    приобретёт значение свидетельства, чуть

    не памятника!..Моя история – биография

    ничтожного и неинтересного человека –

    интересна и значительна как часть целого». Александр Урусов

    Современные жители оторваны от своих корней и плохо знают собственную историю и обычаи. Родословные в сёлах не идут дальше прадедушек, а в городах – дедушек и бабушек. Не случайно, расхожим стало выражение об «Иванах, не помнящих родства».

    Рано или поздно каждый из нас задаётся вопросом о своём происхождении. Изучение родословия – одна из основных задач краеведения. В начале ХХ века использовался даже термин «родиноведение», подразумевающий интерес к родителям, родне, роду – родословной, а отсюда и к более широкому – Родине. «Память формирует духовную крепость человека. Только и память разная бывает. Иной всемирную историю вызубрил, а про славу своей деревни не слыхал – не интересовался… Пишем: никто не забыт, и ничто не забыто. А людей, которым рождением обязаны, – предков своих – помним ли? До которого колена? С них память-то начинается», – писал Василий Белов.

    Как найти корни собственных предков? Важнейшим историческим источником для этого служат метрические книги. Велись они в приходской церкви и состояли из трёх частей: о родившихся, о бракосочетавшихся, о умерших. В первой части приведены даты рождения и крещения, фамилия, имя и отчество родителей, их принадлежность тому или иному помещику или удельному ведомству, фамилии восприемников. Во второй части даны сведения о венчавшихся в Богоявленской церкви и приведены фамилии поручителей жениха и невесты, которыми выступали только мужчины (не менее двух с каждой стороны). Удельные крестьяне женились только на удельных, крепостные Уваровой только между собой и т.п. В третьей – дата смерти, причина, место погребения. Обычно писали: «на отведённом погосте».

    Листы для метрических книг печатались в Московской синодальной типографии на высококачественной бумаге с водяными знаками, переплетались и подписывались: «Сия книга села Иванькова принадлежит церкви Богоявления господня. Подписана марта 5-го 1808-го года. Плетена того же года. Подписал тоя же церкви иерей Фёдор Афанасьев». Метрические книги Богоявленской церкви хранятся в Государственном архиве Ульяновской области и Государственном историческом архиве Чувашской Республики (ГИА ЧР, ф. 557, оп. 1, дела 13 – 19).

    При помощи фамилии можно проникнуть в глубь веков и узнать историю своей семьи. Слово «фамилия» (от лат. – семья) в повседневную жизнь вошло лишь после указов Петра I, положившего в 1719 году начало переписи населения. В них обычно говорилось, что следует записывать всех «по именам с отцы и с прозвищи», то есть по имени, отчеству и фамилии. В ХV – ХVI вв. использовалась трёхчастная форма имени: имя собственное – отца – деда. Например, Фёдор Никитич Романов, его отец Никита Романович Юрьев, затем Роман Юрьевич Захарьин. Эту вековую традицию чтил Пётр Первый: «бомбардир Пётр Алексеев сын Михайлов» – звали русского царя, когда он путешествовал за границей.

    Первыми получили фамилии представители знати – князья, бояре (ХIV – ХV вв.). Несколько позже обретают фамилии и дворяне (ХVI – ХVIII вв.). Затем служилые люди (ХVII – ХIХ вв.). В начале ХIХ века появились фамилии у русского духовенства. После отмены крепостного права «офамилили» и крестьян, которые брали или свою «уличную» фамилию, или стали называться по отчеству. Абсолютное большинство русских фамилий происходит от отчества, вернее, дедичества (отчество деда), закреплённого в третьем поколении. Поэтому большинство же фамилий образованы только двумя суффиксами – ов (ев). Именно они служили основным средством для образования притяжательных прилагательных, отвечая на вопрос «чей сын?», «чей крепостной?».

    Вообще, раньше не было свободы в выборе имени, родители пребывали запертыми в рамках классических церковных традиций. Имена давали по святцам – списку святых, чтимых православной церковью, составленному в порядке месяцев и дней года.

    Был в старину такой обычай:

    Несли младенца в церковь. Там,

    В страницы святцев пальцем тыча,

    Поп имена давал по дням.

    М. Владимов

    Поэтому, «сладкозвучнейшие греческие имена, – писал А.С.Пушкин, – употребляются у нас только между простолюдинами». В Иваньково самыми распространёнными женскими именами были: Анисья, Анна, Евдокия, Марья, Матрона, Акилина, Параскева, Наталья, Фёкла, Анастасия, Стефанида, Екатерина (по метрической книге 1839 года).

    Если имя давали в честь уважаемого родственника или родственницы, то у ребёнка появлялся собственный незримый покровитель, т.к. духи предков охраняли от злых чар.

    Важную роль в составлении родословной играют исповедные росписи – ежегодно составляемые списки прихожан, прошедших исповедь. Составлялись они по сельским приходам подворно, с указанием фамилии, имени, отчества, пола, возраста, социального положения. До 1917 г. в Богоявленской церкви хранились копии метрических книг с 1820 г., исповедные росписи с 1811 г.

    Многие жители села уже сегодня занимаются изучением своей родословной. Приведём некоторые из них.



    Алховы

    Одна история из родословной Алховых связана с И.Н. Сорокиным и Е.А. Алховой. Иван Николаевич якобы был управляющим винокуренным заводом. Молодая жена его умерла от чахотки, не оставив детей. Ефимия Александровна была экономкой и личной служанкой хозяйки. Своей аккуратностью, кротостью, честностью и красотой молодая Ефимия заняла место в сердце Ивана Николаевича. Жили в Санкт-Петербурге. Часто на лето приезжали с подарками в село к родственникам Е.А. Алховой. До сих пор подарки, привезённые ими, хранятся как реликвии, у её племянников П.Ф. Алхова и М.М. Кирьяновой. Один из внучатых племянников Валентин Алексеевич Алхов, под впечатлением подаренных картин, сам стал художником.

    Когда грянул 1917 год, семья возвратилась в село, спасаясь от расправы. Иван Николаевич заболел гангреной и вскоре умер. Несчастливо сложилась и судьба Ефимии. Она пошла в лес с подругой тайно надрать лыко под набирки для вишни. Косырь был завёрнут в фартук, а на шее висел медальон с фотографией мужа, который она никогда не снимала. Споткнувшись о корень дерева она упала и зарезалась косырём. Перед смертью передала медальон подруге и попросила отдать его брату Фёдору, в семье которого он и хранится. Вся её многочисленная родня, где есть и художники, и химики, и предприниматели, и бухгалтеры, и связисты, и офицеры, с особой теплотой называют свою тётю «нянькой» и хорошо помнят по рассказам предков эту историю.

    Ганюшкины

    Активно занимается изучением своей родословной Борис Яковлевич Ганюшкин. Приведём фрагмент его исследования: «Моей маме, Рысевой Клавдии Степановне, исполнилось полтора года, когда умерла её мать. На воспитание её взяли Рысев Иван Иванович (дядя) и его жена Шокурова Пелагея. Её родной отец – Рысев Степан Иванович, вторично женился на женщине из Елховки Анастасии, которая родила двух сыновей и дочь. Умер от тифа в 1920 г. и похоронен в Алатыре.

    И.И. Рысев к 1917 г. имел свою пасеку, коня. Мёд во все времена был дорогой и деньги у него водились. Жили они там, где сейчас стоит учительский дом Е.В. Бочкового. После революции на него дважды накладывали контрибуцию. Третью он отказался выплачивать и был посажен в Алатырский тюремный замок. (Дополним, что по архивным документам И.И. Рысев, наряду с другими жителями села, 5 августа 1918 г. отказался идти в Красную Армию, за что ЧК 17 октября того же года потребовала его ареста. Комитет бедноты в аресте отказал. Тем не менее И.И. Рысов (Рысев) 21. 10. 1918 г. приговором Алатырской уездной чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией был «подвергнут штрафу на 2 тысячи рублей, а в случае несостоятельности – аресту на 1,5 месяца». См.: Книга памяти жертв политических репрессий. Т. 2. С. 217. В Алатырском художественном музее хранится портрет одного из Рысевых неизвестного художника – Авт.). Вернулся из него с отбитыми почками и вскоре умер. Якобы перед арестом он закопал на пчельнике золотые монеты.

    Моя мать вышла замуж за Ганюшкина Якова Осиповича. Его отец (мой дед) – Осип Иванович Ганюшкин родился, примерно, в 1865 г., а жена (моя бабушка) – Борисова Матрёна Ильинична, в 1866 г. Семья была большая – четыре сына и две дочери. Дом их стоял по Суворовскому спуску. Занимались земледелием, имели лошадей, мельницу-крупорушку, чесальную машину, сеялку, веялку. В период коллективизации всё это было отобрано. Умер Осип Иванович от тифа в 1921 г.

    Мои мать и отец родились в 1905 г. Оба закончили по три класса Иваньковского училища. Из 11-ти родившихся у них детей в живых осталось 5. В начале 1930-х годов родителям с детьми пришлось срочно уехать в Ленинград. Связано это было с тем, что выпившая компания уговорила отца спеть гимн «Боже, царя храни», поспорив, что он его забыл. Кто-то донёс об этом в органы. В Ленинграде в 1934 г. родилась моя сестра Вера.

    В 1937 г., после возвращения, купили дом на ул. Советской. В 1940 г., работая на мельнице, отец сломал ногу, которая плохо срослась. Из-за хромоты не попал на фронт. Умер в апреле 1950 г., в возрасте 45 лет. Интересно, что бабушка и мама пережили мужей Ганюшкиных каждая на 30 лет.

    Мой старший брат и я были кадровыми военными – офицерами Советской Армии, сейчас на пенсии.

    Додоновы

    Додоновы ведут свой род от помещицы Заватровой, усадьба которой стояла на правой стороне оврага Ванючки. Барыня, не будучи замужем, забеременела. Чтобы скрыть это её отправили в Иваньково. Родив сына Василия, она отвезла его родителям. Через пять лет мать и отец умерли. Она забрала сына в Иваньково, к совершеннолетию которого умерла и сама, оставив Василию дом и прилегающие земли. Он женился на сельской девушке Домне Жигаловой, присмотренной матерью в экономки. Узнав, что на Ленских приисках есть родственник, Василий отправляется туда на заработки. За время его отсутствия документы на имение выкрали. Вернувшийся хозяин в отчаянии разрушил дом, чтобы он никому не достался, и уехал обратно в Сибирь.

    Вскоре они вернулись в село, купили скромный крестьянский дом под горой, на которой стоял барский дом. С приисков они привезли дочь Марию, которая дожила до 102 лет и рассказала эту историю. Мария вышла замуж за Карпа Степановича Додонова. С ним она успела ещё раз съездить на прииски и открыть на заработанные деньги пилораму с маховой пилой. У них родилось 7 детей, которые продлили родовую фамилию отца, но потеряли Заватровскую, хотя все хорошо помнят о своих корнях.

    Эта история записана со слов Анатолия Карповича Додонова, 1928 г.р., жившего в Алатыре. В молодости он занимался изготовлением дрожек и саней.

    От авторов. Действительно алатырский мещанин Михаил Алексеевич Заватров владел землёй в Иваньково и усадебным местом. В 1861 г. значился алатырским купцом.

    Рыбаковы

    Татьяна Владимировна Сахань, проживающая в г. Ейск, составила, опираясь на семейные предания, родословную своей семьи. Вот выдержки из неё: «Мой дед – Матвей Григорьевич Рыбаков (1874 – 1948). В детстве его семью называли уличной фамилией – Маришины. Из рядовых солдат Матвей Григорьевич вышел в унтер-офицеры, был, по его словам, «участником пяти войн». Девиз его был такой: «не суйся вперёд, не оставайся сзади». В 1917 г. имел звание прапорщика. Служил в Одессе, Туркестане (Коканд). Сохранилось предание, что одно время принимал участие в охране царского дворца. После 1917 г. перешёл на сторону Советской власти. Была у него наградная сабля, которую он закопал где-то в своём саду. В годы гражданской войны его хотели расстрелять, как белого офицера, но он вышел на крыльцо и показал всем какой-то мандат, подписанный Лениным, после чего его уже не трогали. Но от греха пошёл добровольцем в Красную Армию.

    Его жена – Елена Ивановна Виноградова (умерла 15. 02. 1948). Была очень религиозна, по вечерам долго молилась перед иконами. Она говорила: «материнская молитва дитя со дна моря достанет»; «не живи, как хочется, а живи, как бог велит». У них было 12 детей, но выжили только 7.

    Матвей Григорьевич занимался разведением гусей, овец. С началом коллективизации вступил в колхоз, где заведовал птичником, Был человеком грамотным, любил читать газеты, беседовать о политике с сельской учительницей (тоже старорежимной) за чаем. Чай пил всегда из тонкого стакана с серебряным подстаканником. Алкогольные напитки не употреблял, не курил, не ругался, имел очень крепкое здоровье.

    После смерти жены затосковал. Она стала являться ему в сновидениях и звать с собой. Колхозные конюхи, дежурившие ночами на конюшне, утверждали, что ночью со стороны кладбища летает огненный шар (они называли его «летун») и спускается, рассыпая огненные искры, в печную трубу той избы, в которой жил Матвей Григорьевич с семьёй.

    В селе М.Г. Рыбаков пользовался уважением, его всю жизнь так и звали – «офицером», а семью – «Офицеровы». Похоронен вместе с женой в Иваньково. Могила не сохранилась».



    1   2   3   4   5   6   7   8

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Б. И. Павлов, А. А. Макеев Иваньково в ХХ веке Часть 2