• ПИНАШИНО. Строчки архивных документов 27 января 1942 года.
  • Строчки архивных документов 3 февраля 1942 года
  • Строчки архивных документов 5 февраля 1942 года.
  • 6 февраля 1942 года. Дивизии имели следую­щий состав и вооружение.
  • 11 февраля 1942 года.

  • Скачать 87.75 Kb.


    Дата31.05.2017
    Размер87.75 Kb.
    ТипЗакон

    Скачать 87.75 Kb.

    Без вести пропавшие посреди России…



    Без вести пропавшие посреди России…

    Еще Александр Васильевич Суворов - сказал, что война не закон­чена до тех пор, пока не предан зем­ле последний погибший за Отечество солдат.

    А таких не захороненных солдат осталось на полях -сражений Великой Отечественной? Кто их мо­жет сосчитать? Да, наверное, никто. Миллионы считаются без вести про­павшими. Прошло уже 60 лет, а род­ственники до сих пор разыскивают, чтобы предать их тела земле. Захо­ронены еще не все, а значит, война пока не закончена.

    Из письма: «Дорогие ребята, поисковики. Последнее письмо от нашего брата датировано 19 июня 1941 года. Прошло более 50 лет с тех времен, а неизвестность до сих пор гложет нас. Мать всю жизнь ждала своего сына и умерла не дождавшись. А брат и сестры, все ждем. Ведь не хоронили сами и верить, что его нет в живых, не хочется. Хоть бы знать - где он? Живой или давно мертв? Хоть бы отпеть, земле предать. Подобные письма в адрес нашего отряда «Поиск» приходят часто. Невозможно остаться равнодушным к ним. Миллионы без вести пропавших защитников Родины...

    И не один миллион из них лежит не похороненным на полях сражений, во всех областях, где шла война, до сих пор! В лесах, полях, болотах, траншеях и окопах, блиндажах.

    Мы восхищаемся героями, мы в долгу перед ветеранами, но в тысячи раз виноваты перед теми, кто до сих пор не предан земле по-человечески. Многие болезни нашего общества «взросли» па полях, белеющих костя­ми после вспашки, в лесах, где на останках собирают ягоды и грибы, на околицах сел где на братских моги­лах пасут коров, в колхозах, где над массовыми захоронениями делают навозохранилища, на лесосеках, где мощными гусеницами трактора пере­малывают лежащие в хвое останки, в лесопосадках, которые посажены по разровненным бульдозерами тран­шеям. И тому подобного очень много. Все это видел наш отряд «Поиск» во время поисковой работы в Смоленской и Калужской областях, такая же картина по рассказам поискови­ков в Московской, Псковской, Кали­нинской, Ленинградской. Новгород­ской. Воронежской и других областях. Поэтому несмотря ни на что сно­ва и снова поисковики берут рюкза­ки и идут к ним, к «без вести пропав­шим» посреди России в Смоленской и Калужской областях. На счету наше­го отряда «Поиск» останки со­ветских солдат, найденных в лесах, болотах Смоленской, Псковской, Тверской, Калужской об­ластей. Они теперь захоронены с почестями в братские могилы в райцентрах, центрах сел.

    Из дневника отряда: «Отряд третий день работает в лесах южнее деревни Андрианы под Вязьмой. Лес — сплошные окопы, ячейки, воронки. Сплошной линии обороны нет — здесь в 41 и 42 годах наши войска в окружении сражались и погибали.

    ... Небольшая выемка на заросшей просеке — по всем признакам — во­ронка. С помощью щупов определили, что на глубине полуметра есть кости. Стали осторожно расчищать, предва­рительно пройдя всю окрестную площадь с миноискателем, чтобы найти и обезвредить взрывоопасные предметы. Очень скоро убедились, что здесь останки не одного человека. Раскоп расширился до 5 метров в диаметре. Грунт был легкий, поэтому работа шла в быстром темпе, без лишних разговоров, но очень внимательно. Чтобы не пропустить, не выбросить в отвал ничего. Все находки складыва­лись отдельно. Оружия, как всегда, нет - откуда, если в 41-м — на 10 человек была одна винтовка, если в 42-м — несколько месяцев 33 армия была в окружении».

    Когда все было расчищено, смотрели на останки и пытались предста­вить картину, которая была на этой опушке. Гремел бой, сыпались мины, снаряды. В мелком лесочке спрятаться трудно, особенно от мин, которые, взрываясь наверху, в ветвях деревьев, сыпались дождем ос­колков на лежащих солдат. Лес пере­полнен - здесь собирались на про­рыв, поэтому и потерь было много. А на краю леса вели неравный бой те, кого оставили прикрывать. Убитые оставались лежать в ячейках, окопах, а раненых сносили в воронку, перевязывали и оставляли: «Потерпи­те, - милые, вот прорвутся товарищи и придут за вами». Но так и не приш­ли. 12 человек раненых и искалеченных лежали по периметру воронки ногами к центру и истекали кровью, с каждой каплей потерянной крови теряя надежду на спасение. Судя по остаткам одежды, здесь умирали и красноармейцы, и сержанты, и офице­ры. Одного из них с комиссарскими нашивками на рукаве, видимо, несли долго — перебитые руки привязаны телефонным проводом к туловищу, чтобы не свешивались с носилок. Все найденные медальоны отправили в Москву, в центр «Искатель», где их читают и сообщают родственникам.

    Из дневника: «Разведка в лесу у деревни Панфилово Вяземского райо­на Смоленской области. На небольшой полянке — воронка. В ней — девять солдатских касок. Все — наши. В на­ушниках миноискателя сплошной фон — много «металла», особенно винто­вочных патронов, битое стекло. Ос­танков — нет. Еле заметная, зарос­шая, военных времен дорога, идет на пригорок. Там, у обочины, огромная, метра четыре глубиной и около деся­ти в диаметре бомбовая воронка и то­же патроны. Метрах в двадцати под пригорком — останки грузовика — рама, изрешеченная осколками каби­на. В кабине — людские останки.

    Аккуратно ножом стали убирать хвою и корни, которые переплели эти кости. Вещей было немного, но они говорили, что рядом с водителем си­дел офицер: застежки от портупеи, уголки чемоданчики, бритвенный при­бор, перо от авторучки, кнопка от планшетки. И среди останков нашли звездочку — маленькую, с пилотки. Она была обгоревшая, края окисли­лись или обуглились, но красная эмаль, как капелька крови, выделя­лась на фоне серой земли и белых костей. Эта звездочка теперь всегда с нами во всех походах и экспедициях.

    Н.А.КРУЧИНКИН,

    руководитель Мордовского республиканского патриотического объединения «Поиск».

    ПИНАШИНО.

    Строчки архивных документов

    27 января 1942 года.

    93, 11.3 и 338 стрелковые дивизии продвигались на За­пад. Они заняли Захарово, Пинашино, Кобелево, Замыцкое.

    2 февраля 1942 года. Противник перешел в на­ступление с севера и юга по дороге Гжатск-Юхнов, ата­ковал батальон 338 стрелко­вой дивизии. Занял Захарово, Савино, Пинашино, пере­хватил пути, снабжения. Два батальона 131 стрелкового полка, не успев пройти, ока­зались отрезанными и выну­ждены перейти к обороне. Авиация противника группа­ми из 15-20 самолетов беспрерывно бомбит боевые порядки и тылы частей.
    В деревне Пинашино, что в Калужской области, по неполным данным райвоенкомата погибло 26 человек, уроженцев Большеберезниковского района. А из Мордовии, со всей страны сколько солдат пало в этой деревушке, которая в течение февраля-апреля 1942 года несколько раз переходила из рук в руки. Именно туда, на поиски следов погибших земляков, отправлялся наш отряд.

    Строчки архивных документов

    3 февраля 1942 года

    Противник удерживает Пинашино, Савино, Захарове. Ударная группировка 33-й армии оказалась в окруже­нии. 1293 стрелковому пол­ку с батальоном 266 стрелко­вого полка 93-й стрелковой дивизии под руководством генерал-майора Ревякина было приказано ликвидиро­вать противника в районе Захарово, Пинашино. Неод­нократно атаки противника отбивались с большими по­терями. Наступление отре­занных 1290 и 131 стрелко­вых полков успеха не име­ло. Батальоны перешли к обороне.

    В первый же день, по прибытии на место поис­ка, на совете командиров я попросил, чтобы наш от­ряд направили а район Пинашино. Против этого никто не возражал, но предупредили о труднос­тях: долгая дорога (око­ло 2-х часов езды от лагеря), бездорожье, тяжелая работа. Но это не пугало.

    20 апреля в 8.30 выехали из лагеря и в 11.10 прибы­ли на место. Около 2,5 ки­лометров от дороги Ива­новское — Савино ехали через заброшенное по­ле. Деревня Пинашино располагалась по берегу ручья, но берег невысо­кий, низина. На месте до­мов — круги прошлогод­ней крапивы, ямы. Вся де­ревня — около 30 домов — сгорела в войну. Пос­ле войны 10 семей возв­ращались, но лет 15 на­зад и они оставили это место. Все, что осталось из достопримечательнос­тей деревни — довоен­ная силосная яма. По рас­сказам нашего проводни­ка Турина Бориса Василь­евича, бывшего жителя Пинашино, весной 1942 года в эту яму стаскивали с поля наших убитых сол­дат и сверху чуть-чуть присыпали землей. Пос­ле войны часть их выта­щили, перезахоронили, остальных бульдозером расчистили и закладыва­ли силос.

    Проводник подвел нас к небольшой яме окруж­ностью до 3-х метров и глубиной 30-40 сантимет­ров, заполненной водой. На этом месте во время войны стоял его дом. Под домом — погреб. Мальчишкой он видел, как в погреб бросали тру­пы солдат. По его сло­вам, их там много.

    Ведрами вычерпали во­ду, примерно определи­ли размер погреба (4x4 метра), и начали раскоп­ки. С нами работали 10 ребят из Калуги, всех вместе — 31 человек. Од­ни копали лопатами и вы­брасывали землю наверх, другие постоянно черпали воду с тиной, третьи, в основном девоч­ки, исследовали все, что доставалось, поднима­лось. Уже на глубине од­ного метра стали попада­ться останки, но единич­ные, видимо, брошены сюда позднее. Когда рас­чистили обвалившееся пе­рекрытие, убедились, что проводник говорил правду — их здесь мно­го. Лежали вперемешку. Некоторые были в гипсе. Офицер с тремя «кубаря­ми», сержант с двумя треугольниками... Вот ви­лка с надписью «К». Су­дя по остаткам одежды, были здесь и гражданс­кие.

    От тяжелой напряжен­ной работы ломило спи­ны. Раскоп углубился до 1,7 метра. Стыли ноги в резиновых сапогах, заса­сываемых глиной. Со всех сторон ключом била вода. Уже две команды принялись черпать, только пре­дупреждения: «Внима­тельнее! Не пропустить медальон!».

    Два дня работали в этом раскопе. Подняты останки 55 советских вои­нов. Найдено 7 медальо­нов (сейчас они в Калуге у криминалистов), ме­даль «За отвагу» с номе­ром. Значит, есть надеж­да, что будут известны их имена. В дальнейшем предстоит кропотливая работа в архиве, чтобы по известным именам ус­тановить имена тех, кто лежал и лежит рядом.

    Останки перевезли в деревню Ивановское, уложили в гробы и 9 мая захоронили в центре се­ла в братской могиле. В братской могиле де­ревни Ивановское захо­ронено 2425 человек, пав­ших в боях за освобожде­ние деревень Ивановс­кое, Туровка, Челищево, Агафьино, Юрьево, Гриденки, Б.Камень, Терюхино. Красное, Захарово, Тулизово, Таборки, Ильенки, Савино, Пинашино, Угрюмово в период с но­ября 1941 по март 1943 года. В местной школе в музее боевой славы есть список захороненных сол­дат. Мы выписали из это­го списка наших земля­ков, уроженцев Мордо­вии, всего 51 человек.

    Мы возложили венки, цветы, гирлянды из ело­вых веток, взяли горсть земли с могилы. Солда­ты сделали три залпа из автомата. Было много на­рода, были слезы. Жен­щины, у которых мужья или братья пропали без вести, плакали и моли­лись: «Дай Бог, чтобы и моего так похоронили». Многие говорили: «При­езжайте еще, мы вам ме­ста покажем, где лежат сотни солдат». «Мне ма­ма давно уже показала в лесу место, где лежат 5 тысяч солдат». Подобное слышали здесь в каждой деревушке. В деревне Агафьино осталось 3 до­ма из 84. Старушка пока­зала на небольшую выем­ку: «Сюда зимой 42-го за­копали 7 человек. Весной земля осела и из-под земли торчали ноги. Мы даже за водой мимо ходить боялись».

    Деревня Малиновка — домов десять. Баба Саня: «Ради Христа, возь­мите отсюда горемыч­ных. Раньше была огра­да, небольшой обелиск. Теперь все снесли, по братской могиле тракто­ра ездят». И это прямо посреди сельской улицы.

    Вот такая суровая, тре­вожная действитель­ность во многих облас­тях, где прошла война. Совместно с отрядом ка­лужан наш отряд за вре­мя Вахты нашел, поднял и перезахоронил 123 останка советских солдат, найдено 10 медальонов, медаль. Один медальон прочитан: «БАССР, г. Уфа, Давлекановский район, Искандеровский сельский Совет, деревня Лик Курмыш, Таюпов Сахи Саитович». Ведется поиск родственников.

    Строчки архивных документов

    5 февраля 1942 года.

    Командующий 33 армией Ефремов: «Все тыловые и спецподразделения превра­тить в действующую силу против врага, мобилизо­вать все силы на разгром противника. Всех предате­лей и трусов расстреливать на месте».

    6 февраля 1942 года.

    Дивизии имели следую­щий состав и вооружение.

    113 стрелковая дивизия — 2302 человека, 1299 винто­вок, 27 пулеметов. 160 стрел­ковая дивизия — 3331 чело­век, 2631 винтовка, 52 пуле­мета… Огнеприпасов оста­лось для орудий и миноме­тов на 5-6 выстрелов. Тракто­ра без горючего. Сильные снежные заносы, бездоро­жье. Лошади отощали на­столько, что начался падеж. Батарея 910 артполка прош­ла расстояние в 4 километра за двое суток. Бои в Пинашино, Савино, Захарове. Про­тивник держит здесь 4-й полк СС, много артиллерии, минометов.

    11 февраля 1942 года.

    Неоднократные попытки 33 армии взять Захарово, Са­вино, Пинашино успеха не имели. Противник использу­ет населенные пункты как опорные узлы сопротивле­ния. На отдельных участках — контратаки.

    21 марта 1942 года. - Продолжались упорные бои на всем фронте. Потери армии за период с 2 февра­ля по 10 апреля 1942 года составили убитыми— 1492 человека, ранеными — 3243 человека, пропавшими без вести —1159 человек, по­павшими в плен —25 человек.

    Через месяц калужские поисковики сообщили, что один медальон принад­лежал Бондаренко Григорию Теренть­евичу, уроженцу Сумской области. Более 6 месяцев продолжался поиск род­ственников.

    Выдержки из последнего письма сестер Бондаренко — Ефимии и Еле­ны Терентьевны,

    . «...Получили мы ваше письмо и бандероль, за что вам большое чело­веческое спасибо. Больно, но приятно вспомнить, что наш брат был добро­совестным защитником Родины. И, хотя спустя огромное время, его ос­танки похоронены по-человечески. За это вам наш земной поклон. Обцеловали мы медальон, монетки и землю с могилы Гриши. И кажется прикосну­лись к Нему, нашему родному брату, которому по горькой воле судьбы не суждено было познать хорошей жиз­ни, семейного счастья. Все эти годы мы надеялись узнать хоть что нибудь о своем брате, без вести пропавшем. Ведь многие люди с подозрением от­носились к нам, В их глазах мы читали недоверие — мол, кто его знает, где пропал ваш брат. Может, стал пре­дателем, или притаился где-нибудь далеко от родного дома и живет бла­гополучно. Теперь мы можем пройти по деревне с гордо поднятой головой. Почти ежедневно мы смотрели на фотографии, - газеты, медальон. Вам не представить, какая это для нас доро­гая память. Успехов вам в ваших по­исковых делах».



    Н.А.КРУЧИНКИН,

    руководитель Мордовского республиканского патриотического объединения «Поиск».

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Без вести пропавшие посреди России…

    Скачать 87.75 Kb.