• Виеданара
  • 2.2. Словообразовательный тип относительных прилагательных с суффиксом -ра, образованных от наречий
  • 3. Словообразовательные типы относительных прилагательных с суффиксом -лēра
  • 3.1. Словообразовательный тип относительных прилагательных с суффиксом -лера, образованных от наречий времени
  • 3.2. Словообразовательный тип относительных прилагательных с суффиксом -lēra, образованных от наречий места Значительно реже суффикс -l ē ra



  • страница10/14
    Дата20.01.2019
    Размер2.66 Mb.

    Чеченской республики


    1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

    2. Относительные прилагательные с суффиксом -ра

    Прилагательные с суффиксом -ра в чеченском языке получили широкое распространение; в ингушском языке этот суффикс также широко используется; в бацбийском языке устойчивой формы 1-го исходного падежа в данном значении, видимо, нет; здесь используется в соответствующем значении и -ре (лаумре «с гор; горный», уисре «оттуда»), и -ле (барле «с равнины, равнинный»), и -хь (осдахь «оттуда»), причем последний или его алломорф может присоединяться к образованиям на -ре, когда требуется обозначение строго определенного обстоятельственного значения: уисренахь «оттуда», уисрендахь «отсюда». Сам суффикс, как почти все суффиксы относительных прилагательных, возводится к словоизменительным формантам, в данном случае – к форманту исходного падежа (1-го исходного). Действительно, по своему происхождению относительные прилагательные чеченского языка восходят к 1-ому направительному «падежу» – одной из форм местного падежа имен существительных, которая, по принятой в чеченском словообразовании терминологии, лексикализовалась в имя прилагательное в какой-то период развития языка; подтверждением этому является параллельное употребление в современном чеченском языке и относительных прилагательных, и обстоятельственных форм существительных, своей внешней формой совершенно не отличающихся друг от друга: Виеданара мехкарий дика хелхабовлу «Веденские девушки хорошо танцуют». – Дика хелхабевлла мехкарий Веданара бу «Хорошо станцевавшие девушки из Ведено есть». В принципе, такие грамматические омонимы имеет каждое относительное прилагательное с суффиксом -ра, но это не значит, что у нас нет оснований говорить о словообразовательном типе, формируемом вокруг этого суффикса. В современном чеченском языке постоянно происходит образование все новых лексем – относительных прилагательных напрямую от производящих основ, особенно от основ существительных, без обязательного «промежуточного» использования этих словоформ в качестве обстоятельственных (наречных), и это дает основание считать, что сам суффикс -ра реально используется в качестве словообразовательного суффикса и наречий, и прилагательных. Для отнесения суффикса к словообразовательным основание дает и наличие в чеченском языке относительных прилагательных, мотивирующей базой которых являются не имена, а наречия: в тексте соответствующие формы таких наречий, будучи употребленными в роли обстоятельства, не формируют такие словосочетания, которые могли бы считаться базовыми для «лексикализации» или «адъективации» их в относительные прилагательные.

    Производящими основами для прилагательных рассматриваемого типа являются преимущественно имена существительные. Выражаемое словообразовательное значение – признак предмета, лица по месту происхождения или проживания. К.З. Чокаев правильно и лаконично объясняет высокую продуктивность этого типа тем, что «с помощью этого суффикса от любого названия населенных пунктов и стран можно произвести относительное прилагательное со значением места» [Чокаев 1970: 81]. Поскольку таких названий неограниченное количество, потенциально круг соответствующих относительных прилагательных, которые могут образовываться и употребляться в чеченской речи, весьма широк.

    Сами производящие основы прилагательных данного типа – имена существительные семантически не совершенно однородны, но это не требует деления на отдельные словообразовательные типы, так как, независимо от того, какой тип населенного пункта обозначается производящей основой (город, село, станица, хутор, страна, край), или к какому лексико-грамматическому разряду эти имена существительные относятся (имена собственные или нарицательные), производящая основа обозначает место, производная – признак по этому месту.

    С другой стороны, производящими основами относительных прилагательных данного типа являются не только имена существительные, но и наречия – местоименные и «наречия-приставки», как их определяет К.З. Чокаев, на самом деле – исконные наречия, которые в определенный период стали использоваться в качестве послелогов и превербных приставок. Это дает основание для выделения как минимум двух словообразовательных типов относительных прилагательных с суффиксом -ра.

    21. Словообразовательный тип относительных прилагательные с суффиксом -ра, образованных от имен существительных

    Как отмечено, производящими основами для этого типа являются имена существительные, обозначающие различные населенные пункты, страны, края, области и т.д. Следовательно, в качестве мотивирующей-производящей используются исключительно имена собственные. В отличие от русского языка, в соответствии с орфографическими нормами которого производные от собственных имен относительные прилагательные пишутся со строчной буквы (грозненский, московский, шалинский, американский и др.), в чеченской орфографии принято написание с прописной буквы всех без исключения относительных прилагательных, образованных от имен собственных – наименований континентов, стран, краев и населенных пунктов, независимо от того, каков статус этого объекта и насколько он известен: Европиера бедарш «европейская одежда; одежда из Европы», Америкиера (хьеший) «американские гости; гости из Америки», Нохчийчуьра (хьеший) «чеченские гости; гости из Чечни», Шелара (дзуда) «шалинская женщина; женщина из Шали», Виеданара (хьаша) «веденский гость; гость из Ведено», Маккара (Iеламнах) «мекканские алимы; алимы из Мекки», Гирманиера (машиен) «германская машина; машина из Германии», Сибриехара (киехат) «сибирское (из Сибири) письмо)», Масквара (совгIат) «московский сувенир//подарок; сувенир//подарок из Москвы». Предполагаемое совпадение некоторых относительных прилагательных с «посессивными суффиксами» и суффиксом -ра в сочетании с определенными существительными мнимое: Iаьндара (виерта) «андийская бурка; бурка из Андии» и Iаьндийн (виерта) «андийская бурка», Гуьржиехара чагIар «грузинское вино; вино из Грузии» и гуьржийн чагIар «грузинское вино» не одно и то же; в первых сочетаниях речь идет о месте, откуда привезен определяемый предмет (продукт), не обязательно изготовленный там же, во втором случае предмет определяется по месту, в котором предмет произведен, или месту, которому принадлежит данная марка, скажем, товара, который может быть изготовлен и в любом другом месте.

    Образование относительных прилагательных именно от этой разновидности производящих основ (имен собственных) является в чеченском языке особенно продуктивным, в отличие от другой разновидности относительных прилагательных, которые мы не выделяем в отдельный словообразовательный тип по той причине, что в семантическом отношении ни производящая основа, ни выражаемое словообразовательное значение не дают для этого достаточных оснований: в этом случае производящая основа также обозначает место, частеречная принадлежность ее та же (только существительное нарицательное, а не собственное), присоединение того же суффикса -ра дает словообразовательное значение «признак определяемого предмета по месту происхождения, проживания» (под происхождением понимается производства, и место изготовления того или иного предмета). Нарицательных существительных – географических названий в любом языке все-таки меньше, чем конкретных обозначений географических объектов – существительных собственных, поэтому объяснима и меньшая продуктивность образования относительных прилагательных данного типа от нарицательных географических имен: меньшая в сравнении с образованием прилагательных от имен собственных, но не непродуктивность.

    В качестве производящих основ этого «подтипа» относительных прилагательных используются такие географические названия, которые обозначают тип населенного пункта или другого географического объекта: юьртара (кIант) «сельский мальчик» мальчик из села», гIалара (йиоI) «городская девушка; девушка из города», ломара (стаг) «горский человек; человек с гор»; хьуьнхара (дечиг) «дрова из леса», биешара стуом «плод//фрукт из сада»и др. Производящей базой для образования соответствующих прилагательных служат и существительные, обозначающие стороны света: къилбиера «южный», къилбасиедиера «северный», малхбузиера «западный», малхбалиера «восточный».

    В большинстве случаев, как это видно из наших примеров, относительные прилагательные данного типа для точности приходится дополнительно переводить на русский язык словосочетаниями иного состава – с управляемым существительным в форме родительного предложного, но и эта словоформа выражает определительное значение: кIант «мальчик» какой? юьртара «из села»; дрова какие? из леса. Препозитивное употребление словоформ, соотносительных с родительным падежом имени существительного, является признаком того, что она не только выражает определительное значение, но и выполняет синтаксическую функцию определения и является в плане частеречной принадлежности именем прилагательным. Последнее можно обосновать и изменяемостью этих словоформ по обычному для имен прилагательных чеченского языка адъективному типу: в своем склонении (в сочетании с определяемыми существительными) они приобретают ту же форму общего косвенного падежа, которая характерна для имен прилагательных, оканчивающихся на гласный (неназализованный или назализованный):

    Им.п. юьртара (кIант)

    Род.п. юьртар-чу (кIентан)

    Дат.п. юьртар-чу (кIантана)

    Эрг.п. юьртар-чу (кIанта)

    Твор.п. юьртар-чу (кIантаца)

    Вещ.п. юьртар-чу (кIантах)

    Местн. юьртар-чу (кIантие)

    Сравн.п. юьртар-чу (кIантал)

    2.2. Словообразовательный тип относительных прилагательных с суффиксом -ра, образованных от наречий

    Менее продуктивным является образование относительных прилагательных с помощью того же суффикса -ра от основ наречий. В качестве производящих основ прилагательных данного словообразовательного типа используются, как отмечено у К.З. Чокаева, «местоименные наречия» и «наречия-приставки (превербы)» [Чокаев 1970: 81]. Под местоименными наречиями имеются в виду лексемы с указательной обстоятельственной семантикой типа дIо «(вон) там)», дIога «(вон) туда», цига «туда», кхуза «сюда», хьуьлла «там; туда», хIоккхиеē «(вот) сюда)»; под наречиями-приставками (превербами) – уохьа «вниз», хьала «вверх», тIиехьа «сзади», юккъие «в середину; промеж», юххие «рядом; поближе», уллие//уллуо «рядом, поближе», йисттие «на край», тIаьхьа «после», хьалха «перед», буха «под; вниз», чу «в; вовнутрь», тIе «на», диехьа «через; на ту сторону», диехьā «на той стороне», сиехьа «на эту сторону», сиехьā «на этой стороне», гуонаха «вокруг». Присоединение к таким основам суффикса -ра приводит к образованию относительных прилагательных со словообразовательным значением признака, определяемого по месту нахождения предмета в указанной точке или в указанном направлении; прямых литературных переводов на русский язык здесь практически нет, поэтому для точности перевода пользуемся буквальными, не соответствующими нормам русского языка: дIора «вон тамошний)», дIогара «вон оттудашний», цигара «оттудашний», кхузара «отсюдашний», хьуьллара «вон оттудашний», хIоккхиера «вот отсюдашний», под наречиями-приставками (превербами) – уохьара «снизу который», хьалара «сверху который», тIиехьара «сзади который», юккъиера«серединный; средний», юххиера «рядом который, ближний который», йисттиера «который с краю», тIаьхьара «который после; последний», хьалхара «который впереди; передний; первый», бухара «нижний», чуьра «внутренний; тот, что изнутри», тIиера «верхний; тот, что сверху», диехьара «тот, что с той стороны»», диехьāра «тот, что на той стороне», сиехьара «тот, что с этой стороны», сиехьāра «тот, что на этой стороне», гуонахара «тот, что вокруг».

    К.З. Чокаев, видимо, случайно, по невнимательности не упомянул в соответствующем месте, перечисляя производящие основы прилагательных этого типа, собственно наречия, такие, как гена «далеко», гиерга «близко», уллие//уллуо «близко; поближе; рядом», лаха «вниз», лакха «вверх; наверх», используемые при образовании относительных прилагательных с пространственно-определительным значением: генара «дальний; тот, что издалека», гиергара «близкий; ближний, ближайший», уллиера//уллуора «близкий; совсем близкий», лахара «нижний; тот, кто снизу», лакхара «верхний; тот, кто сверху».

    Отмеченное К.З. Чокаевым явление, когда «некоторые формы данного типа выступают также в значении качественного прилагательного ... тIаьхьара (стаг), инг. тIехьара (саг) «последний (человек)» от тIаьхьа, инг. тIехьа «позади»; хьалхара (говр), инг. так же «первая лошадь» от хьалха «вперед, впереди» [Чокаев 1970: 81-82], значительно шире. Практически все относительные прилагательные, образованные от собственно наречных основ, могут быть в соответствующем контексте подвергнуты окачествлению. Например, прилагательные генара, уллиера//уллуора могут сочетаться не только с личными и предметными существительными как относительные, но и, например, с отвлеченным существительным гиергарлуо, приобретая при этом качественное значение: генара гиергарлуо «дальнее родство», уллиера//уллуора гиергарлуо «ближнее родство». Прилагательное гиергара приобретает качественность в сочетании, например, с существительным юкъаметтиг(аш): гиергара юкъаметтигаш «близкие отношения». Отнаречные относительные прилагательные лахара, лакхара могут быть охарактеризованы как качественные, если они сочетаются с существительными типа дарж «степень; ранг; официальная должность» (лахара дарж «низкий ранг, низкая, невысокая должность», лакхара дарж «высокий ранг; высокая должность»); меттиг «место» в значении занимаемой должности, положения, статуса (лахара меттиг «невысокое положение (в обществе, на служебной лестнице, например)», лакхара меттиг «высокое положение в обществе, на служебной лестнице»). Эти же словосочетания в другом контексте могут быть употреблены в значениях «второстепенное место», «важное место», например: Предложенин меженашна юкъахь уьйр латтуориехь лакхара меттиг дIалоцу дуожарша «В обеспечении связи между членами предложения важное место занимают падежи».



    3. Словообразовательные типы относительных прилагательных с суффиксом -лēра

    Образующий ответствующие прилагательные суффикс считается сложным по своему образованию: -lē//-lā возводят к форманту направительного падежа, -ra – к форманту исходного падежа. Возможно, исторически связь между формантом направительного падежа имен существительных, употреблявшегося в обстоятельственных функции и значении, была, но синхронно это цельный суффикс, в котором подразумеваемые части не выражают самостоятельных словообразовательных значений, а производные относительные прилагательные образуются не последовательно присоединением одного и второго суффиксов к основе, а одним словообразовательным актом в результате присоединения суффикса -lēra.

    С точки зрения К.З. Чокаева, «сложный суффикс -лера образует относительные прилагательные со значением времени и места, причем в функции производящей основы выступают наречия времени или падежные формы наречий, восходящие к формам местных падежей существительных» [Чокаев 1970: 82]. Выражаемое при этом словообразовательное значение им не определяется, просто указывается, что образуются прилагательные со значением места и времени. Однако это не просто значение места и времени, а признак предмета, определяемый по локализованности предмета, состояния или другого опредмеченного понятия в том времени или месте, которые обозначены производящей основой – наречием: сьуохкалера, например, не просто прошлогодний, а «тот, который с прошлого года (был сделан в прошлом году, родился в прошлом году, сохранился с прошлого года». Соответственно характеру производящих основ (их принадлежности к наречиям времени или места) здесь следует выделить два словообразовательных типа.

    Оба словообразовательных типа непродуктивны по той причине, что 1) соответствующие производящие наречия со значением времени представляют собой закрытый, практически полностью сформировавшийся лексико-грамматический разряд, поэтому маловероятно расширение этого разряда новообразованиями, которые могли стать мотивирующей базой для новых относительных прилагательных; 2) относительные прилагательные второго типа употребляются в речи чеченцев редко, поэтому перспективы активизации таких образований не просматриваются.



    3.1. Словообразовательный тип относительных прилагательных с суффиксом -лера, образованных от наречий времени

    Из двух выделяемых нами типов этот, хотя он и непродуктивный, представлен достаточно большим количеством образований и характеризуется активным употреблением их в речи. Производящими основами для соответствующих дериватов являются в основном следующие пять семантических групп наречий (К.З. Чокаев приводит только две первые, но их необходимо дополнить еще тремя, в том числе третьей, вообще не учтенной им, но присутствующей в чеченском языке); в части дериватов при присоединении суффикса происходят изменения, связанные в основном с выпадением предшествующего суффикса, образовавшего наречие («выпадающие» аффиксы заключены в примерах в скобки):



    1. названия дней недели: тахана «сегодня» – таханалера «сегодняшний», кхана «завтра» – кханалера «завтрашний», лама «послезавтра» – ламалера «послезавтрашний», ула «послепослезавтра» – улалера «послепослезавтрашний», цIака «послепослепослезавтра» – цIакалера «послепослепослезавтрашний», цIаста – цIасталера «послепослепослепослезавтрашний», цIула «послепослепослепослезавтра – цIулалера «послепослепослепослезавтрашний», imuokkacimuokkalcēra «послепослепослепослепослепослезавтрашний»;1 сиелхана «вчера» – сиелханлера «вчерашний», стомара «позавчера» – стомарлера «позавчерашний»); сюда можно причислить и прилагательные сийсарлера «имевший место прошлой ночью» ← сийсара «прошлой ночью», тховсалера «имеющий место или могущий быть этой ночью»← тховса «этой ночью»;

    2. названия времен года: бIаьста «весной» – бIаьста «весенний; с весны который», аьхка «летом» – аьхкалера «летний; с лета который», гурахь «осенью» – гурахьлера «осенний; с осени который»», Iай «зимой» – Iаьналера «зимний; с зимы который»;

    3. названия времени суток; здесь при образовании прилагательного от наречий на -нна этот суффикс «выпадает»: Iуьйкъа(нна) «перед утром; на рассвете» – Iуьйкъалера «предрассветный», Iуьйра(нна) «утром» – Iуьйралера «утренний», сарахь «вечером» – saraђlēra «вечерний», пхьуьйра(нна) «(поздно) ночью» – пхьуьйралера «ночной (до наступления полуночи)», маьркIажиехь «перед вечером; в сумерки» – маьркажлера «предвечерний; сумеречный» (здесь также происходит «выпадение» суффикса производящего наречия), буса «ночью» – бусалера «ночной»; названия лет – текущего, предшествующих и последующих (часть производящих наречий и производных прилагательных имеет варианты с суффиксом -хь и без него):

    4) названия конкретных временных периодов прошлого по отношению к настоящему: стуохка «в прошлом году» – стуохкалера «прошлогодний», лурчах «в позапрошлом году» – лурчахлера «позапрошлогодний»; остальные прилагательные переводятся на русский язык приблизительно, прямых соответствий в русском языке нет: кхушарахь//кхушара «в этом году» – кхушарахьлера//кхушаралера «этого года; текущего года», юхашарахь//юхашара«в последующем году» – юхашарахьлера//юхашарлера «последующего года, будущего года», хьалхашарахь//хьалхашара «в предшествующем году» – хьалхашарахьлера//хьалхашарлера «предшествующего года»;

    5) обобщенные названия временных отрезков настоящего, прошлого и будущего по признаку их отнесенности к настоящему: хIинца «сейчас» – хIинцалера «нынешний, современный», тIаккха «потом» – тIаккхалера (прямого перевода нет, означает «могущий иметь место в будущем, обычно неопределенном будущем»), мацах «когда-то; тогда-то; некогда в том же значении» – мацахлера (точного однословного перевода также нет, приблизительно «имевший место в неопределенном отдаленном прошлом»), хIетахь «тогда» – хIетахьлера «тогдашний», хьалха «раньше» – хьалхалера «прежний, предшествующий по времени», дуьххьара «вначале; первый раз» – дуьххьарлера «первоначальный», гуттара – всегда, постоянно» – guttarlēra «всегдашний, постоянный»; образуемое от тIаьхьа «потом» относительное прилагательное тIаьхьалера может быть употреблено как качественное в сочетаниях типа тIаьхьалера dzāmanaš «последние времена» (т.е. «неважные, смутные, имеющие другие негативные признаки периоды времени»).



    3.2. Словообразовательный тип относительных прилагательных с суффиксом -lēra, образованных от наречий места

    Значительно реже суффикс -lēra используется при образовании относительных прилагательных от наречий места и наречно-обстоятельственных форм существительных с тем же значением. В качестве производящих основ здесь используются преимущественно собственно наречия места, соотносимые с одной из форм местного падежа существительных со значением «места пребывания», имеющих в своей структуре аффикс локатива -хь; выражаемое при этом словообразовательное значение – «находящийся, имеющийся в том месте, которое указано производящим словом»: кхузахьлера «здешний, здесь находящийся, имеющийся», цигахьлера «тамошний, там находящийся, имеющийся», дIогахьлера «вон тамошний, вон там находящийся, имеющийся», эццахьлера «вот тут (недалеко) находящийся, имеющийся»; вайгахьлера «у нас (инклюзив) находящийся, имеющийся», тхуоьгахьлера (у нас (эксклюзив) находящийся, имеющийся», шуьгахьлера «у вас находящийся, имеющийся», цаьргахьлера «у них находящийся, имеющийся». В качестве производящих основ для относительных прилагательных данного типа могут быть использованы некоторые существительные – географические названия, оканчивающиеся на -х: Маскуох-лера «в Москве находящийся, имеющийся», Бакуох-лера «в Баку находящийся, имеющийся». Возможность использования данных форм существительных при образовании относительных прилагательных связана с тем, что в том же виде они употребляются и как наречно-обстоятельственные формы в функции обстоятельства места: Со Маскуох ваха новкъаваьлла «Я в Москву ехать в дорогу вышел», Сийсара Бакуох вахана и шиъ «(Прошлой) ночью в Баку уехали эти двое». В грамматических описаниях чеченского языка подобные формы не рассматриваются ни в связи с падежным словоизменением существительных, ни в связи с фонетическим освоением употребляемых иноязычных географических названий. Можно было бы допустить, что это именительный падеж таких названий, закрепившийся в чеченском языке в силу каких-то морфонологических причин, тем более что они употребляются и как именительный падеж в функции подлежащего или прямого дополнения: Маскуох вайн пачхьалкхан куоьрта шахьар ю «Москва нашей страны главный город ( столица) есть». Отсюда неизбежно следует вывод, что относительные прилагательные со значением места могут образовываться не только от наречных, но и субстантивных основ, что, в принципе, вполне возможно, так как производящие основы – существительные являются обозначениями места. Однако считать Маскуох и Бакуох формами именительного падежа мешает наличие в чеченском языке наречно-обстоятельственных форм нарицательных существительных с тем же значением: mantiex «в далекое неведомое место», хьуьнах «в лес», например, наряду с употреблением имен существительных в той же форме в значении объекта, в направлении которого совершается действие или с которым сблизился или соединился другой предмет, осложненным пространственным оттенком: биердах кхиетта «к берегу пристал», гух хьалавуолавелла «в гору вверх идти начал», цуьнан лорах вахара со «его следом//по следу пошел я». Это, безусловно, форма вещественного падежа, который «в основном своем значении выражает движение внутрь вещества, нахождение внутри него или исход из него» [Яковлев 1960: 33], «во всех трех нахских языках употребляется в трех основных значениях: 1) в пространственном значении; 2) в выделительном значении; 3) в этом падеже ставится любой предмет, о котором идет речь. В данном значении он соответствует русскому предложному падежу..., употребляемому в непространственном значении» [ Дешериев 1963: 435]. Пространственное значение, как видим, является основным значением вещественного падежа, который назван так не совсем удачно, как считает Ю.Д. Дешериев (там же). Надо полагать, производящие для Маскуох-лера (базархуой) «московские жители; москвичи» и Бакуох-лера (гIишлуош) «бакинские здания» основы тоже являются изначально формами вещественного падежа в пространственном значении: только в этом случае возможно внятное объяснение того, каким образом падежная форма существительного, а не наречия, стала производящей базой для образования относительных прилагательных со значением места.
    1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Чеченской республики