страница1/2
Дата28.08.2018
Размер1.35 Mb.
ТипКнига

Чердачная история


  1   2

Галина Грановская



ЧЕРДАЧНАЯ ИСТОРИЯ

Рисунки Г.Шестаковой



Много лет никто не поднимался на чердак старого дома с колоннами. Здесь всегда было тихо и сумрачно. Лишь ранним утром сквозь пыльное окошечко пробивалось несколько солнечных лучей, освещая старинные стулья, комоды, сундучки, завернутые в бумагу картины, и ящики с книгами и игрушками. Вещи были хорошие, но они, рано или поздно выходили из моды, ими переставали пользоваться и выносили сюда за ненадобностью. Над всеми этими полезными и нужными когда-то вещами гордо возвышались старинные часы с остановившимися стрелками. Часы всегда молчали, в отличие от других обитателей чердака, которые часто тихо беседовали друг с другом. Напротив молчаливых часов стоял огромный диван, укрытый серым парусиновым чехлом. На нем лежал старый кожаный чемодан с множеством разноцветных наклеек. Многие обитатели чердака знали друг друга с незапамятных времен, еще с тех самых пор, когда старый хозяин дома был молод и полон сил. В те давние времена в большом доме было много молодежи и жизнь в нем била ключом, часто устраивались веселые праздники, на которые собиралось много гостей. В те счастливые годы и диван был молод, моден и занимал почетное место в большой гостиной дома. Он никогда не путешествовал, но знал множество историй о людях, которые жили в этом доме и о тех, кто часто приходил сюда в гости. Сколько разговоров он слышал, сколько тайн знал! Но, как истинный джентльмен, он умел держать язык за зубами и никогда не болтал о чужих секретах.

В отличие от молчуна дивана чемодан любил поболтать. И ему было о чем порассказать. Большую часть своей долгой жизни он провел в путешествиях. Прежде чем его отправили на чердак, он объездил полмира. Его потертые бока были оклеены бумажками, на которых можно было прочесть названия стран и городов, в которых он побывал, и отелей, где он останавливался.

- Лучше всего ездить поездом, - говорил чемодан. – Когда летишь самолетом или едешь в автобусе, обычно такая теснота, что ни вздохнуть, ни охнуть. Все сумки, саквояжи, чемоданы и, представь, даже старые мешки! – всех заталкивают в одно багажное отделение! Вокруг ничего интересного. А вот когда едешь поездом, то совсем другое дело! Лучше всего, когда тебя кладут на верхнюю багажную полку, а не вниз, под лавку - наверху все видно, все слышно. Столько нового узнаешь! И рядом может оказаться прехорошенькая сумка или другой солидный чемодан. Можно спокойно беседовать. В приятном обществе время летит незаметно…

Последний раз я ездил в Англию. Очень неплохая страна. Все такие воспитанные, такие деликатные. Толстенные саквояжи, увидев мои наклейки, уступали дорогу. Там уважают настоящих путешественников. И отели там первоклассные. Чемоданы возят на специальных тележках, в номерах кладут на специальный столик, есть для чемоданов и специальное место в шкафу. Это путешествие приятно вспоминать. Это вам не Африка! Вот где мне досталось! Не помню, рассказывал ли я вам о своем путешествии в Африку?

Конечно же, чемодан не один раз рассказывал о своем путешествии в Африку. Как и о других своих путешествиях, но он был воспитанным чемоданом и хотел удостовериться, что его рассказ никому не надоел.

- Рассказывал, но ничто не мешает нам послушать эту историю еще раз, - скрипуче отзывался комод или один из многочисленных стульев.

Почти все обитатели чердака, никогда не покидали дома, а потому с удовольствием слушали рассказы путешественника снова и снова.


- Вначале мы – я, хозяйская палатка и ружье в брезентовом чехле, - летели в вещевом отсеке самолета. Они все рассуждали об охоте, но я в разговоре не участвовал, во-первых, потому что впервые ехал ружьем и палаткой, во-вторых, не знал, что такое охота, а чего я не знаю, о том не говорю. Они же прямо предвкушали прелести этой самой охоты. И я уже, было, подумал, что, наверное, это будет приятное путешествие… Как я ошибался! После нескольких часов лету в прохладе, нас довольно грубо извлекли из самолета, бросили в кузов большой машины, и мы поехали. Было очень тряско и очень жарко. Надо сказать, что у меня хотя и грубая, но довольно чувствительная кожа, и я не люблю жары. А там стояла самая настоящая африканская жара, и от тряски у меня разболелись бока. А тут еще рядом оказался большой ящик с консервами, который толкал меня своим грубым ребром на каждом ухабе, на каждой кочке. К счастью, на одном из крутых поворотов, ящик отбросило в сторону. Иначе к концу пути он исцарапал бы мне весь бок. Я вздохнул с облегчением и вскоре задремал, а когда очнулся, обнаружил, что меня потеряли!

Я лежал на боку один-одинешенек посреди пустыни. По мне бегали ящерицы, солнце пекло так, что кожа, казалось, еще чуть-чуть и начнет лопаться.



Хорошо, что вскоре наступила ночь, стало немного прохладнее.