• М.Ц.Т.К. «ВОЗРОЖДЕНИЕ», 1990 г.
  • Общий взгляд на страны, занимаемые Черкесами



  • страница1/5
    Дата19.05.2017
    Размер0.66 Mb.

    «черкессия: историко-этнографические статьи», Л. Я. Люлье


      1   2   3   4   5

    «ЧЕРКЕССИЯ: историко-этнографические статьи»,

    Л.Я. Люлье,

    «Материалы для истории черкесского народа»,

    Северо-Кавказский филиал традиционной культуры

    М.Ц.Т.К. «ВОЗРОЖДЕНИЕ», 1990 г.




    ОГЛАВЛЕНИЕ.

    1. Общий взгляд на страны занимаемые: Черкесами (Адыге), Абхазцами (Азега) и др. смежными с ними.

    2. О Натухажцах, Шапсугах и Абадзехах.

    3. Верования, религиозные обряды и предрассудки у черкесов.

    4. Учреждения и народные обычаи Шапсугов и Натухажцев.
    ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЯ.

    Издаваемые Обществом Изучения Адыгейской Автономной Области историко-этнографические статьи Леонтия Яковлевича Люлье, написанные ими в первой половине XIX века, впервые были помещены в «записках Кавказского Отдела Русского Географического Общества», а именно: в книге IV, издания 1857 г., были помещены две статьи, первая «Общий взгляд на страны, занимаемые Черкесами (Адыге), Абхазами (Азега) и другими смежными с ними» и вторая «О Натухажцах, Шапсугах и абедзехах»; в книжке V, издания 1862 г., «Верование, религиозные обряды и предрассудки у черкесов» и в книжке VII, издания 1866 г. «Учреждения и народные обычаи Шапсугов и Натухажцев».

    Статьи Л. Я. Люлье представляют собою весьма полное, целое. Из всех известных деятелей первой половины XIX века по собиранию, этнографических сведений в земле Шапсугов, Натухажцев и Абадзехов, можно сказать, только один Л. Я. Люлье обладал счастливой возмож­ностью делать непосредственные расспросы и подмечать подробности быта на месте, в самый разгар жизни этих племен. Положительно можно сказать, что для определения этнографических особенностей этих племен труд Л. Я. Люлье будет служить лучшим источником и исходной точкой сравнительного их изучения.

    В первой статье «Общий взгляд на страны, занимаемые Черкесами (Адыге), Абхазцами (Азега) и др.», Люлье определяет разделение этих племен на отрасли с обозначением географического положения местожи­тельства каждого из них, сообщает предания о времени их появления на Кавказе; входит в критическую оценку известий об этих племенах, сообщаемых различными лицами; несколько догадок о происхождении, как этих племен, так и соседних с ними убыхов; язык трех поколений.

    Вторая статья «О Натухажцах, Шапсугах и Абадзехах» указывает местожительство Натухажцев, и Шапсухов до образования их самобыт­ности; местожительство Абадзехов; сословия, существовавшие у всех трех племен, народное и юридическое управление.

    Третья статья «Верование, религиозные обряды и предрассудки у черкесов» знакомит с божествами, созданными народами, совершаемыми в честь их празднествами; с гаданием, верой черкесов в существование колдунов и знахарей.

    Четвертая статья «Учреждения и народные обычаи Шапсугов и Натухажцев» — посмертный труд — Люлье излагает сущность бывшего у Шапсугов и Натухажцев судоустройства и судопроизводства.

    Все эти статьи, несмотря на свою краткость, составляют весьма драгоценный историко-этнографический материал, собранный правдивым и обладающим огромным запасом сведений наблюдателем, прожившим более пяти лет среди черкесских племен и изучившим их язык, что придает огромное преимущество его труду перед другими.

    Кроме указанных трудов, имеется статья Л. Я. Люлье «О торговле с горскими племенами на Кавказе на северо-восточном берегу Черного моря, помещенный в «Закавказском Вестнике за 1842 год №№ 13—16, а также отдельно им-же составлен словарь русско-черкесский или Ады­гейский с краткой грамматикой сего последнего языка, изданный в городе Одессе 1846 г, словарь этот с грамматикой по поручению Петербургской Академии Наук был передан для рассмотрения ординарному академику Шегрену, известному своими ученными филологическими трудами вообще и занимавшемуся лингвистикой горских народов, который отозвался о нем как о заслуживающем признательность и уважение.

    Словарь этот и краткая грамматика и до ныне не потеряли ценности и являются также, как и все труды Л. Я. Люлье библиографической редкостью.

    В предисловии к своему словарю Люлье сообщает, что он, состоя на службе ведомства министерства иностранных дел, по поручению россий­ского правительства, прожил несколько лет сряду в Черкессии, находив­шейся в то время в войне с Россией и только произошедший полити­ческий переворот в крае заставил его выехать оттуда. Л.Я. Люлье состоял действительным членом Кавказского отдела Русского Географичес­кого Общества и умер в 1862 году.

    Помещенные в настоящем издании иллюстрации к статьям Люлье предоставлены Адыгейским областным историко-этнографическим музеем и представляют собой фотографии с рисунков из трудов 1) Bell, Jour­nal d'une residense en Circassie pendanf les annees 1837, 1838 ef 1839, Paris 1841. (Законодательный съезд черкесов в местности Геч) и 2) из труда Voyage en Circassie fait en 1818., par Taitout de Marigny Bryx 1821 (черкесское жертвоприношение).


    Правление Общества изучения Адыгейской автономной Области

    и Адыгейский областной историко-этнографический музей


    Общий взгляд на страны, занимаемые Черкесами

    (Адыге), Абхазцами (Азега) и другими смежными

    с ними горскими народами.


    Некоторые писатели, исследовавшие Кавказ, разделили жителей его на столько отдельных народов, сколько им представилось отдельных пле­мен и их названий. В последнее время понятия наши об этой стране сделались более ясными; но нельзя еще сказать, чтобы они были точны и совершенны. В особенности сведения о народах, известных под назва­нием Черкесов, требуют пояснений.

    Не знаю почему, но мы привыкли все племена, населяющие северную покатость кавказских гор, называть черкесами, между тем как они назы­вают себя Адыге. С племенами Адыге граничат еще называющиеся Азега, т.е. Абазинские племена и другие.

    Постараюсь изложить некоторые сведения, касающиеся племен Адыге и Азега.

    I.

    Адыге или Черкесское племя.

    Оно состоит из следующих отраслей:

    I. Абадзех

    II. Шапсуг

    III. Надкуадж

    IV. Кабертай

    V. Бесленей

    VI. Мохошь

    VII. Кемгуй

    VIII. Хатюкай

    IX. Бзедуг

    X. Жан
    Не лишним будет упомянуть о племенах Адыге, коих самобытность прекратилась. Они следующие:

    1) Чёбсин. Оно совершенно слилось и вошло в состав Натухажского народа. Одна из долин восточного берега Черного моря — пепелище этого племени, сохранило его имя и поныне1. Между Натухажцами проживает потомок их владетельного дома, князь Бастоко Пшимаф, без всякой власти и преимуществ, присвоенных его происхождению2.

    2) Хегайк. Большое некогда племя, занимавшее окрестности кр. Анапы, где теперь живут Натухажцы в котловине Чехурай. Истребленные войною и окончательно чумою в 1812 году, и будучи не в состоянии, по малочис­ленности своей, сохранить самобытность, Хегайки совершенно слились с Натухажцами3.

    3) Хетук или Адале. Они жили на полуострове Тамани до занятия его войском черноморским, и потому-то Татары прозвали их «Адале», что значит на татарском языке островитянин. Предания о происхождении их неясны: некоторые причисляют их к корню Адыге, а другие к корню Азега; но будучи окружены с одной стороны Татарами, а с другой Черке­сами, они потеряли свою народность. Несколько семейств рассеяны между Натухажцами, а ничтожные остатки этого племени проживали в последнее время в 30 верстах от Тамани, в дер. Ада, будучи перемешаны в ней с Ногайцами, Татарами и выходцами из гор — Черкесами.

    Знаменитый Паллас, во втором путешествии своем, упоминает еще о Тубах (Tubi), которых он смешивает с Абадзехами и Убыхами (Abadseches et Ubichs)4. — Туб есть название не племени, а местности, нахо­дящейся на верховьях абадзехской земли и населенной этим племенем; Убыхи же в отношении Абадзехов живут за хребтом.

    Географическое положение земель, занимаемых Адыгскими племенами следующее:

    I. Абадзех5— Это племя занимает места на северном склоне Кав­казского хребта в долинах, по коим протекают следующие речки6, впадающие в Кубань (Пшиз)7.

    1) Схагуаше или Белая речка с притоками: а) Курджипсе, b) Пчеха, с) Пхаць, d) Тфисепс.

    2) Лаба с притоками: а) Псизюе (Малая Лаба)8, b) Шегипсинь (Чохраге), с) Хагур (Ходзь), d) Фарз.

    3) Пшишь с притоками: а) Март, b) Пчас (Пчаг).

    4) Псекупсе с притоками: а) Дюсь, b) Цаок, с) Чибий.

    5) Вуанобат (Вонобат).

    6) Суп, служащая пограничным рубежом с Шапсугским племенем.
    II. Шапсуг. За речкою Суп следует племя Шапсугов, которое насе­ляет долины по следующим речкам:

    Убин1 (впадающая в Кубань) с притоками: а) Псекабе2, b) Шебж (Пшибж), с) Афипс, d) Иль, е) Азюпсь (Азипсь), f) Хапль, g) Антхирь, h) Богундюр, i) Абин, j) Коафь, k) Шебик, l) Шипсь. Последние девять речек теряются в болотах Аушедских и Тлакофижских, не доходя до Кубани.
    III. Ноткуадж (Натухай). Это племя живет в горах и на равнинах, окрестных кр. Анапе.

    Начиная от границы Шапсугов, следующие речки, протекая в доли­нах по направлению к Кубани, теряются в болотах или впадают в Кубань и лиманы, кои образует эта речка при устье своем:

    1) Адекум3 с притоками: а) Неберджай, b) Атекай, с) Бакан, d) Гешепсин; 2) Кудако, 3) Псифь, 4) Непитль, 5) Копс, 6) Псебебс, 7) Шегуо (Шуго), 8) Чекупсь (Чикубс), 9) Шекон, 10) Напсухо, 11) Востигай (Гостюгай), 12) Сюмай, 13) Унепхахурай, 14) Тазюипшь.

    Следующие речки вытекают из гор, образующих котловину (bassin), называемую Чехурай, и впадают в речку Бугур (Анапка), образующую болота близ кр. Анапы, имеющие исток в море: а) Куматир, b) Копеса, с) Китлемидж, d) Псекиаха, е) Мезкиага (Мескаго), f) Декос (Докос), g) Бенепсин, h) Шимь, i) Бидь и j) Цеокай.

    Нижепоименованные долины и речки имеют свое начало, некоторые у главного хребта, идущего параллельно берегу Черного моря до соеди­нения его с снежными горами, а некоторые из отрогов оного. Все долины эти, примыкая к морю, куда и самые воды их стекают, расположены в сле­дующем порядке, начиная от кр. Анапы и следуя к югу:

    1) Хендерий, 2) Сукхо, 3) Дирсюе, 4) Озерейк, 5) Мисхаки, 6) Цемез, впадающая в Суджук-Кальскую бухту, называемую туземцами Кутлешхуо, 7) Доб, впадающая в туже бухту более к югу, 8) Ашампе, впадающая в море (Ашамбе), 9) Ацезивгу, впадающая в Геленджикскую бухту, назы­ваемую туземцами Кутлезий. Затем прочие долины примыкают все без изъятия к морю: 10) Мезиб, 11) Хапецай (Хотецай), 12) Джанхотий, 13) Нахапш, последние три вытекают из отрога главного хребта. 14) Пшад4 (Пшат), 15) Беше вытекает из отрога, 16) Чёбеин, 17) Бзид, 18) Джубг (Джуб), 19) Шапсухо, 20) Кузиепсь, 21) Плако, 22) Нигепсухо, 23) Дуз, 24) Ту, 25) Хакоай, 26) Небуг, 27) Агуие, 28) Псешись, 29) Туапсе5, 30) Дедеркуай, 31) Сепсе, 32) Шуук (Шуек), 33) Мокупсе, 34) Мюзюегопсе, 35) Аше, 36) Дзешь, 37) Копсе, 38) Псезюе или Пезюане, последние четыре коллективно - Гоаие или Шехокуадж, 39) Голиех, 40) Чигезиане, 41) Нибепс, эти три коллективно Цюхух, 42) Безюей, 43) Тлате или Калезипь, 44) Кодес, последние три коллективно Шимитокуадж, 45) Шахе или Субеших, 46) Осакай, 47) Казий или Казиап, 48) Берендуапь, 49) Десхать, 50) Бу или Буапь, последние пять коллективно Хизе. Здесь оканчиваются земли Натухажцев.


    IV. Кабертай1 — одно из значительнейших племен Адыге; они раз­деляются на Большую и Малаю Кабарду. Большая расположена между речками Малкою и Тереком, а к югу примыкает к Осетинам. Она раз­делена между четырьмя княжескими родами: Джинбот, Месост, Хатохшок и Кайток. Малая занимает правый берег Терека до предгорий и и берегов Сунжи. Она управляется двумя княжескими родами: Татлостан и Гилосхан.
    V. Бесленей. Это племя занимает в кубанской котловине земли, орошаемые водами речек Ферзь, Гегене (Больш. Тегень), Гегенезий (Мал. Тегень) и Воарп.
    VI. Мохошь. Земли, им занимаемые, орошаются ручьями Чехурадж, Белогиак и Шеде.
    VII. Кемгуй, или Темиргой на картах Кавказа. Это племя живет на пространстве, заключающемся между р. Кубанью, Лабою и Схагуаше.
    VIII. Хатюкай. Племя живущее между рек. Схагуаше и Пшишь.
    IX. Бзедуг. Общее наименование двух поколений Черченей и Хамышей; первое расположено на левом берегу Кубани между р. Пшиш и Псекупс, а второе от Псекупса до границ Шапсугов.
    X. Жанъ или Жанеевцы. Племя некогда могущественное и сильное. Слабые остатки его ныне расположены в 70 верстах ниже Бзедухов, на острове, образуемом двумя рукавами Кубани и называемом черкесами Детлясвь, а черноморскими казаками — Каракубанский остров. Несколько семейств этого же племени живут на Адекуме между Натухажцами.

    У черкесов нет общего названия всему Кавказскому хребту. Слово «Кусха» значит у них горы. Главнейшие из них носят особенные назва­ния, которые, начиная от кр. Анапы, где хребет примыкает к морю зна­чительным обрывом, суть следующая: Шидиз, Неугир, Серагай, Пшевуалез, Маркотх, Пцазюитхь, Тгаджиакиипь, Кенцегур, Себеркуасхь и множество других, и наконец Гиангер или Гагра2.



    II.

    Азега, т.е. Абхазские племена3.

    Азега составляют племена:


    I. Садзен, занимающие пространство по берегу Черного моря от реч. Хамыш до Гагры и известные у нас под именем Джигет.
    II. Абсуа (Абхазия), живущие от Гагры по берегу моря до р. Ингура и носящие у нас название Абхазцев. Страна, ими занимаемая, называется Абсне.
    III. Медозюи, — на картах Кавказа Медовеевцы, — живущие на В. от Убыхов и подразделяющиеся на Псху, Ахчипсу и Аибга (Аибу).
    IV. Замбал или Цебельдинцы, известные у черкесов под названием Хирпсь-Куаджь. Жилья их расположены по р. Кодор в долине Дал.

    Абхазские племена, обозначенные на картах Кавказа под названием Абазинцев, следующие1:


    V. Баракай или Бракий, живущие в горах на верховьях р. Гупс.
    VI. Бaг2, на верховьях р. Ходзь.
    VII. Шегерай2, на верховьях р. Малой Лабы.
    VIII. Там, на верховьях р. Большой Лабы.
    IX. Казильбек или Казбек-Коаджь, между верховьем Большой и Малой Лабы.
    X. Башильбай, у верховьев р. Урупа и Большого Зеленчука.
    XI. Басьхог, называемые Татарами Алты-Кесек; и действительно отрасль эта составлена из шести племен, носящих имена владетельных князей своих. Они живут в разных местах кубанской котловины (bassin). Имена их следующие: а) Биберд, b) Лоу или Лов, с) Дударук, d) Кияшь, е) Джантемир и f) Клишь.
    Переселение последних племен с южного на северный склон хребта совершилось в конце XVII столетия, с предварительного согласия Кабар­динцев, которые уступили им часть своих земель. Причиной переселения были внутренние раздоры и отчасти недостаток земли на прежнем их месте жительства — Вордане. Другие, упомянутые выше абхазские племена, разновременно последовали примеру Басьхогов.

    Между землями, населенными с одной стороны Натухажцами, а с дру­гой Джигетами, находится отдельное племя Убыхи. Из них прибрежных черкесы называют Абадзе; живущих-же на верховьях речек к хребту — Убыхами. Жилища их расположены на следующих речках в долинах, при­мыкающих к морю: а) Зюебзе, b) Лоу или Лоупь, с) Ниге, d) Батхь, е) Догомепсе3, f) Психе или Момай (все коллективно-урочище Вордане)4; g) Саше или Сочи, i) Хамишь или Хоста (эти две-урочище Саше).

    На северном склоне гор находятся еще отрасли татарских племен:

    I. Карачай, жилья коих расположены у западного подножья. Эльборуса, на верховьях р. Кубани. Шегем (Чегем), Балкар и Уруспий, одного с Карачаевцами происхождения5.

    II. Ногой или Ногайцы, известные более под названием их князей Мансур и Навруз, и живущие между Лабою и Кубанью — остатки мон­гольской орды Кипчак.

    В отношении разделения тех племен на черкесские (Адыге) и абхасские (Азега), следует заметить, что Кабардинцы и другие адыгские пле­мена, сохранившие феодальное управление, называют Абадзехов, Шапсу­гов и Натухажцев общим именем Абадзе-чиль, что значит: абазинские народы; всех-же Закубанцев, исключая Бесленеевцев — Кияхь, т.е. низо­вые жители. Абадзехи-же, Шапсуги и Натухажцы называют все племена, сохранившие феодальное управление, включая в то число и Кабардинцев, Адыге-чиль, т.е. адыгские народы.

    Часто народ теряет настоящее свое название, между тем как оно остается в памяти у соседей. Не могло-ли это случиться и у Черкесов (Адыге). Хотя в настоящее время нет никаких данных, которые служили-бы основанием к какому-либо заключению по настоящему предмету, но, может быть, дальнейшие расследования рассеют мрак, покрывающий происхожде­ние этого народа. С моей стороны, я ограничусь изложением того, что мог узнать во время пребывания моего между этими племенами.

    Вот основание их разделений:


    Бесленеевцы отделились от Кабардинцев под предводительством их князя Каноок и по настоящее время не потеряли еще нити родства, соединяющего их с последними. От переселения этого прошло не более сто­летия.
    Темиргой, Хатукайцы и Хегаки имели общего родоначальника Балеток, который разделил владения свои между тремя сыновьями: Айтекок получил в удел Темиргой (Кемгуй), Хатиок дал полученному им уделу свое имя Хатукаи, Занок владел уделом Хегайк1. Княжеские дома эти признают и ныне узы родства, их соединяющие.
    Бзедух имел двух сыновей: Киркян и Хамышь. Именами их назвались два племени: Киркинай или Черченай и Хамышей.
    У мохошевцев родоначальник Богарсок, у Жанеевцев — Бекхан.
    Если включить в эту семью Кабардинцев, то адыгские племена, сохра­нившие феодально управление, естественным образом можно разделить только на шесть родов. Я не упоминаю здесь (т.е. в разделении) о Натухажцах, Шапсугах и Абадзехах, потому-что племена эти, в сравнении с вышепоясненными, получили политический быт свой весьма недавно. Постепенное развитие их народности я изложу в особой статье.

    Ученый Дюбуа (кн. I стр. 102) разделяет черкесские племена на Чер­кесов, Кабардинцев, Абазинцев (Abadzes) и Абхазцев (Abhazes). Из выше­изложенного видно, что разделение Дюбуа неосновательно, ибо племена его названия составляют не четыре отрасли общего корня (как он гово­рит), а два народа отдельного происхождения. Слова: Абазия (Abadze) и Абхазия (Abhaze) есть название одной и той-же страны: первое, произно­симое по-черкесски, а второе — по-грузински. Основательность такового подразделения опровергают еще наречия, коими говорят те племена: Чер­кесы, т.е. Адыге и Кабардинцы, говорят языком адыгским; Абхазцы-же — абхазским, и оба эти языка не имеют между собою ни малейшего сход­ства. Дюбуа мог заметить (как он пишет) в абхазском языке несколько производных слов языка черкесского, т.е. адыгского; но коренных не мог в нем найти. Слова эти могли войти в абхазский язык по случаю давнего соседства двух народов, точно также как в местах Абхазии, близких Мингрелии, можно заметить в абхазском языке несколько слов картвель­ского происхождения.

    Некоторые из племен черкесских, именующихся Адыге, оспаривают это наименование, хотя оно в прочем сделалось общим для всех Черкесов. Настоящими Адыгами признают: Кабардинцев, Бесленеевцев, Темиргойцев, Хатукайцев и Хегайков; другие-же племена, управляемые также феодально, как-то: Бзедугов, Мохошевцев и Жанеевцев называют иногда Абадзе. Я старался узнать причину такого различия, но не мог получить удовле­творительного объяснения. Разве это приписать тому, что первые из по­ясненных племен, повидимому, на южном скате гор никогда не жили, тогда как последние занимали некогда различные пункты морского прибрежья.

    Из расследований моих я мог вывести следующие сведения о пере­селениях адыгских племен:


    Жанеевцы жили некогда в долине Цемезь, примыкающей к Суджук-Кальской бухте, и вдоль берегов Черного моря до Пшады; оттуда перешли, они на северный скат гор, и, под влиянием различных событий, оконча­тельно водворились на Адекуме. Тут они были разорены отрядом русских войск в 1804 году. Ныне слабый остаток этого племени живет на Каракубанском Острове.
    Чёбсины, сродники Жанеевцев, оставили после себя память, дав имя своё одной из долин, примыкающей к Черному морю, и ныне слились, как выше сказано, с Натухажцами.
    Бзедуги, жили некогда в приморской долине, называемой Туапсе, а оттуда перешли на Кубань.
    Мохошевцы, тоже жили на южном склоне Кавказских гор до пере­хода на северный.
    Гоаие1, занимали долину Псеюзе и несколько других. Значитель­ность этого племени доказывается ныне числом фамилий, слившихся с Натухажцами и Шапсугами. Главные дворянские фамилии этого племени Карзейк и Куиецюк; княжеская-же— Шесхако пресеклась.
    Цюхух. Этим именем называется урочище, образовавшееся из не­скольких долин, примыкающих к морю. В настоящее время там живет дворянский род Цюхь; княжеский-же — Арин пресекся.
    О переселениях Кабардинцев приведу предание, оставшееся в памяти у черкесов.

    Кабардинцы считают себя аравийскими выходцами2 и при этом повествуют следующее:

    Вследствие междуусобных раздоров, один из народных предводите­лей переселился с своими подвластными и приверженцами в Анатолию. После некоторого времени, — которого предание не определяет, — колонии этой угрожала армия мусульман, с целью обратить жителей ее к учению пророка. Когда предводитель армии на предложение, сделанное переселен­цам — принять учение Магомета, получил отказ и приказал армии своей двинуться вперед, то она задержана была какою-то сверхъестественною силою. Это заставило мусульман оставить переселенцев в покое. Далее предание гласит, - не определяя тоже эпохи, — что выходцы предприняли другое переселение и очутились в Крыму. Каким путем они следовали, кто был их предводитель, неизвестно; но присутствие их в Крыму под­тверждается названием некоторых местностей, а именно: существуют там и поныне развалины замка, называемого Черкес-Кермен; равнина между реч. Бельбек и Кача называется Кабарда и Черкес-дюзь, т.е. черкесская равнина.

    Из Крыма выходцы перешли на Кавказ. Предание умалчивает о со­бытиях, понудивших их к этому новому переселению, и о времени, в ко­тором оно совершилось. Выходцы заняли равнины в окрестностях нынеш­ней кр. Анапы1. Тут царствовал со славою, в начале XV столетия, князь Инал Теген2, которого кабардинские князья считают своим родоначаль­ником и которого слава гремела по всему Кавказу. Царствование князя этого подтверждается тем, что большое число речек, родников и колод­цев, начиная от кр. Анапы, где есть Инал-и-псинь (т.е. Иналов родник), и по всему протяжению дороги, ведущей в Кабарду, носят его имя. Между прочими, вытекающий из горы на Урупе ручей и близь Эльборуса гора называются Инал.

    На новом месте переселения выходцы были преследуемы крымским ханом, но по какой причине, предание этого не объясняет. Узнав о при­ближении хана, они начали удаляться во внутрь страны; но хан настиг бежавших и они вынуждены были дать сражение.

    В этом деле убит их предводитель (коего имя сохранило предание) Беаслан Бакан3. На ней виден еще курган, правильно сложенный из камня, на который указывают, как на могилу Бакана. После этой битвы пере­селенцы расположились было в долине, смежной с баканскою и носящей по настоящее время название Богого, что значит «слезная». Второе сра­жение с ханом происходило на земле нынешних Шапсугов, в долине Абин, в которой есть местность, сохранившая и поныне название Вуордебуадж4, что значит на черкесском языке — ординская равнина. Тут хан потерпел поражение и уже более не преследовал выходцев.

    Следуя по направлению на восток, переселенцы основались было на некоторое время на берегах реки Схагуаше; но оттуда, по стечению неизвестных обстоятельств, перешли к подошвам гор Бештау, где по исто­рическим данным, жили в XV веке. В настоящее время они живут на Баксане, и местность эту черкесы называют Кабертай-Туадж.

    Из вышеизложенного видна нить, соединяющая народы адыгского происхождения, и переход разных племен с южного на северный скат Кавказских гор. Можно заключить, что адыгские племена вместе с абхаз­скими должны быть если не первобытными, то по крайней мере древней­шими жителями морского прибрежья. Племена, переселившиеся на север­ный склон, хорошо помнят места, на которых жили их предки.

    Хотя не имеется положительных данных, но можно полагать с неко­торым основанием, что на переселение черкесских племен, т.е. адыгских, живших на северном склоне Кавказского хребта, имело влияние появле­ние монголов, шедших в 1237 году на покорение Казарии; а потом поход Батый-Хана и наконец Тимура в 1395 году на Азов (Azak), по мусуль­манским историкам. Ежели частые наводнения народов имели влияние на переселения племен северного ската Кавказского хребта, то обитав­шие на южном, будучи защищены неприступным хребтом, находились вне этого влияния.

    Можно судить о переменах народонаселения северного склона, сли­чив настоящее с тем, которое нашел Паллас во время второго путеше­ствия своего в 1793 и 1794 годах.

    Основываясь на предъидущих данных, можно оспаривать мнение не­которых писателей, утверждавших, что народы, живущие на южном скате Кавказского хребта, на северный никогда не переходили. Это может быть справедливо в отношении к картвельским племенам; но что касается племен адыгских и абхасских, то ясные следы такого перехода изложены выше. Хотя горы могли служить убежищем во время прилива и отлива народов, проходивших по Южной России, но при всем том нельзя сомневаться, чтобы на народы северной покатости не простиралась власть, более или менее упроченная, царей воспорских, казар и других, владычествовавших постепенно в северной части Кавказа, до появления крымских ханов5, от которых черкесы были также в некоторой зависимости. В поэмах Адыге упоминается о каком-то походе к Темир-Капу (железные врата), в котором они участвовали по наряду хана. На эту поэму черкесские дворянские фамилии (Тлякотлешь) ссылаются как на документ, доказываю­щий древность их происхождения, и оспаривают право дворянства у тех фамилий, кои в ней не упомянуты. Наконец, изречение Хан-я-бюнь-терь-яй, т.е. «мы принадлежим к ханскому роду», обратившееся в поговорку, служит подтверждением вышеизложенного.

    Сведения, собранные ученым Дюбуа1, о народе черкесском, заслужи­вают внимания. Ежели у него вкрались некоторые ошибки в отношении подразделений нынешних черкесских племен, то это произошло от не­основательности доставленных ему сведений, которые он принял за осно­вательные. Например Езерукай (Еджеркуай) и Адемий не составляют отдель­ных племен, но входят в состав: первый Черченейцев, а последний — Темиргойцев. Это усадьбы, названные именами их владельцев, дворян Езеруко и Адемий. В Magasin Asiatique de Klaproth, pag 290, производят Адемий от Адемдад (Adem-Dhat). На это замечу только, что ПрокопиЙ (Procope), упоми­нающий о Адемдатах, жил 943 году по Р. X., а потому невозможно чтобы племя это с того времени жило постоянно на р. Кубани, где оно занима­лось рыболовством во времена Прокопия.

    Это обстоятельство доказывает, с какою осторожностью следует вы­водить заключение, основываясь иа сходстве племен, переданных нам древ­ними писателями, с именами, встречаемыми на тех же местах в настоя­щее время, чтобы избегнуть ошибок, в коих Дюбуа упрекает Прокопия.

    Я выше упомянул, что на берегу Черного моря, между землями Натухажцев и Джигетов, обитает племя Убыхов. Оно не принадлежит ни к адыгскому, ни к абхазскому корню. По ученым исследованиям графа Потоцкого и по топографическому положению Убыхов не будут ли это остатки древних Алан2 (Ass ou lass) средних времен? Граф Потоцкий не мог войти с ними в сношения, изучить их язык и тем решить эту инте­ресную историческую задачу.

    Хотя на картах Кавказа и были обозначены Убыхи, но они еще очень недавно не считались отдельным народом, а причислялись к черкесскому племени (Адыге).— Прокопий (Procope) в 529 г,, Массуди (Massudi) в 943 г. и Константин Порфирородный (Const. Porphyr.) в 959 г. по Р. X. указы­вают на Алан (Alains) и на страну их (Alania), как соседнюю с абхазскою3. Путешественники Барбаро (Josaph. Barbaro) в 1436, Ламберти (1е pere Arhc. Lamberti) в 1624 и Шарден (Chardin) в 1671 годах упоминают об Аланах, живших тогда на Альпийских высотах Абхазских гор, у истоков Кубани4 и по древней дороге в Кодорской долине, примыкавшей к Диоскурии (Dioscurias). Замечательно, что поныне существует у Убыхов одно племя (dan), носящее имя Аланъ.

    Рассмотрим теперь наречия, которыми говорят вышеописанные народы.

    Черкесским языком говорят, с малыми оттенками, все племена Адыге, живущие на северной покатости Кавказского хребта от Терека до устьев Кубани и вдоль восточного берега Черного моря до границ убыхской земли.

    Язык черкесский не имеет никакого сходства с прочими наречиями Кавказа, ни даже с татарским, хотя в состав его вошли некоторые слова последнего от владычества ханов крымских и вследствие торговых сно­шений с Турциею. Кабардинское наречие разительно отличается от про­чих наречий того языка. Бесленеевцы, со времени отделения их от Кабарды, значительно изменили свой язык, который в настоящее время более под­ходит к черкесскому. Между прочими племенами Адыге заметно то раз­личие в языке, какое встречается в великороссийских губерниях в рус­ском.

    Абхазским языком (Азега), не имеющим никакого сходства с черкес­ским, говорят все абхазские племена, как на южном, так и на северном скате Кавказского Хребта с некоторыми оттенками, более заметными между жителями обоих склонов.

    Убыхи говорят особым языком, не имеющим сходства ни с черкес­ским, ни с абхасским. Со временем язык этот может исчезнуть, по все­общему употреблению языка черкесского.

    Паллас1 полагает, что древние черкесы были скитающиеся рыцари, которые, покорив народы на Кавказе жившие, нечувствительно сообщили им свой язык, подобно тому как Лифляндды изучили язык тевтонских ры­царей. Если бы это было справедливо, то в таком случае сохранилась бы в народе память о пришельцах, царствовавших над ним по праву сильного. Паллас мнение свое основывает на том, что будто-бы князья и дворяне в Кабарде имеют особое наречие, которое скрывают от простого народа. Точно, существовало между черкесами искаженное наречие (argot), коего ключ не каждому был известен. Оно называлось Шахобзе, т.е. языком охотничьим2.

    При исследовании какой либо страны в историческом отношении, нельзя, конечно, упускать из виду народных преданий, но черкесские народные предания не могут доставить никакой в этом отношении пользы.

    Они представляют несвязный рассказ событий, которые невозможно рас­пределить так, чтоб составить из них одно целое и правдоподобное. Чер­кесы не имеют письменных памятников; их заменяют неопределенные ле­генды; к тому же народ этот не имеет ни времени, ни той любознательно­сти, которые побуждают к изучению прошедшего. Малое между ними чи­сло сохранило в памяти события новейшие. Но между тем нельзя сказать,

    что у черкесов нет народных преданий и что память о предках остается в забвении. Предания действительно существуют, но в них все, что отно­сится к отдаленному времени, сокрыто тканью легенд и искажено басно­словием. Поэмы, — единственные у них исторические памятники; в них прославляют они подвиги своих героев.

    Предания эти имеют тот недостаток, что описываемые в них факты не определяются хронологически; да кроме того повествователь, увлека­ясь пристрастием к своему племени или желанием угодить влиятельному лицу, под покровительством коего находится, излагает события в ущерб правде. Кто пожелал бы разобрать этот хаос, тот должен был бы посвя­тить себя на несколько лет постоянному труду, не будучи притом уверен­ным в успехе.

    В заключение неизлишним будет упомянуть о Амазонках, о коих повествования дошли до нас в творениях древних писателей. Не стану опровергать достоверности черкесского предания, переданного нам Рейнегсом (Reineggs liv 1 p. 23), но замечу, что нельзя основываться как на факте, доказывающем существование Амазонок, на рассказе Ламберти (lе pere Archan Lamberti), что «в его время «Дадиан, воюя с народами, рас­положенными на запад от Эльборуса, нашел между павшими на поле битвы, женщин в латах и вооруженных». Это легко могло случиться; ибо по рассказам горцев, сведующих в преданиях их страны, они до появле­ния русских на Кавказе имели частые стычки с калмыками, коих жены, вооруженные и конные, принимали участие в сражениях рядом с своими мужьями. Ламберти путешествовал в 1620 году — эпоха, в которую при­сутствие калмыков в соседстве с Кавказом не представляет ничего не­правдоподобного. По этому можно полагать, что женщины, за которых Дадиан обещал большую награду тому, кто доставил бы ему хоть одну живою, были никто иные, как жены калмыков.

    Дюбуа упоминает о колонии русских беглецов, живших будто бы у верховьев реки Бзыбь, коих соседи, абхазцы, очень уважали. Это столько же неправдоподобно, сколько и существование в горах абхасских еврей­ской общины, о которой упомянуто в статье: «Согденекие скалы», поме­щенной в январьской книжке Пантеона 1852 года.


      1   2   3   4   5

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    «черкессия: историко-этнографические статьи», Л. Я. Люлье