• РОЖДЕННАЯ
  • СТАРЕЙШАЯ, ПРОСЛАВЛЕННАЯ
  • СУРОВОЕ ИСПЫТАНИЕ



  • страница1/5
    Дата10.05.2018
    Размер3.32 Mb.
    ТипКнига

    Числа которых десятки стали крупными партийными, го¬сударственными и военными деятелями, учеными


      1   2   3   4   5








    РОЖДЕННАЯ В БОЯХ

    Боевой путь 71-й гвардейской

    стрелковой Витебской ордена Ленина,

    Краснознаменной дивизии
    Рожденная в боях: Боевой путь 71-й гвардейской стрелковой Витебской ордена Ленина, Крас-

    нознаменной дивизии.

    В. Ф. Егоров, А. Я. Казаков, А. С. Коченюк, Р.Ш. Яраев. — М.: Воениздат,1986.— 168 с.

    Книга посвящена боевому пути 71-й гвардейской стрелковой Ви­тебской ордена Ленина, Краснознаменной дивизии. Воины соединения покрыли себя неувядаемой славой на полях гражданской и Великой Отечественной войн.




    СТАРЕЙШАЯ, ПРОСЛАВЛЕННАЯ
    71-я гвардейская Витебская, бывшая 23-я стрелковая, ордена Ленина, Краснознаменная дивизия родилась в су­ровые годы гражданской войны, когда рабочие и крестья­не Республики Советов, руководимые партией большеви­ков во главе с Владимиром Ильичей Лениным, отражали бешеный натиск империалистической интервенции и внутренней контрреволюции.

    Дивизия ведет свою боевую историю от революцион­ных войск, боровшихся под командованием активного участника гражданской войны, члена КПСС с 1920 г. Ф. К. Миронова с белогвардейскими формированиями на Дону. Она прошла трудный и славный боевой путь.

    В годы гражданской войны дивизия внесла большой вклад в разгром контрреволюционных войск генералов Краснова, Деникина, Врангеля, а также банд Махно и многих других, свирепствовавших на Украине. Она осво­бодила от врага десятки городов, сотни станиц и хуторов Дона и Северного Кавказа, городов и сел Украины и Крыма.

    После гражданской войны личный состав 23-й Харь­ковской Краснознаменной стрелковой дивизии упорно овладевал боевой и политической подготовкой и оказы­вал большую помощь советскому народу в социалисти­ческом строительстве. Во время дислокации дивизии в Харькове ею командовал М. Ф. Лукин, награжденный за активное участие в строительстве Харьковского трак­торного завода — гиганта и первенца советской индуст­рии орденом Трудового Красного Знамени УССР. Он вы­вел дивизию в число лучших соединений Красной Ар­мии, о чем свидетельствует приказ Председателя Рев­военсовета СССР К. Е. Ворошилова № 147 от 5 августа 1932 г., изданный в связи с десятилетием соединения. Знаменательно, что дивизия первой в Красной Армии была награждена орденом Ленина за активное участие к строительстве Харьковского тракторного завода имени Серго Орджоникидзе.

    В 1939 г. дивизия властвовала в освободительном по­ходе в Западную Украину, а во время войны с белофин­нами находилась в рзерве командования во фронтовой зоне.

    В начале Великой Отечественной войны дивизия вела упорные оборонительные бои с наступавшими фашист­скими полчищами в Прибалтике, Белоруссии, Псковской, Новгородской и Калининской областях. Затем она громи­ла врага в Московской и Сталинградской битвах, в сра­жениях на Курской дуге, в Белорусской операции 1944 г., участвовала в освобождении Прибалтики.

    В период разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом дивизия входила в состав 65-й армии, ко­торой я командовал. Ее личный состав умело, настойчиво и доблестно выполнял поставленные задачи, что полу­чило соответствующее отражение в моей книге «В по­ходах и боях».

    Военный совет 05-й армии единодушно представил дивизию к гвардейскому званию, и она заслуженно по­лучила его, став 71-й гвардейской стрелковой ордена Ле­нина, Краснознаменной дивизией.

    За отличия в боях по прорыву Витебского укреплен­ного района, а также за овладение городом Витебском дивизия получила почетное наименование Витебской, а ее стрелковые полки за отличия в боях с немецко-фа­шистскими захватчиками и овладение городом Полоцком удостоились почетного наименования Полоцких. За об­разцовое выполнение заданий командования в боях с гитлеровцами при прорыве обороны противника северо-западнее и юго-западнее Шяуляя и проявленные при этом доблесть и мужество все три полка дивизии награ­ждены орденами СССР.

    Боевые подвиги и заслуги дивизии неоднократно от­мечались в приказах Верховного Главнокомандующего. Тысячи ее воинов награждены орденами и медалями, 19 наиболее отважных удостоены высокого знания Героя Советского Союза, а 9 стали полными кавалерами ордена Славы.

    За период с 1918 по 1945 г. в дивизии служили, вое­вали и получили боевую и политическую закалку тысячи прекрасных командиров, политработников и бойцов, из числа которых десятки стали крупными партийными, го­сударственными и военными деятелями, учеными.

    Книга «Рожденная в боях» написана ветеранами дивизии, участниками ее боев и сражений. Все они мне хорошо известны. С бывшим комиссаром 23-й дивизии В. Ф. Егоровым мы неоднократно встречались во время боев на Дону и в период Сталинградской битвы. А. С. Ко-ченюка и Р. Ш. Яраева я вновь встретил после войны. Л. Я. Казаков воевал в дивизии еще в гражданскую вой­ну, затем работал в аппарате ЦК КПСС.

    Авторы сделали доброе и полезное дело. Они провели большую исследовательскую работу и написали правдивую книгу о родной дивизии, о боевых друзьях и това­рищах, отдавших все силы, а многие и свою жизнь за Советскую Родину, за ее свободу, честь и независимость, за мир и коммунизм.

    Пользуясь случаем мне хочется выразить сердечную признательность всему коллективу ветеранов дивизии и ее Совету за активное и плодотворное участие в героико-патриотической работе.

    Читатель любого возраста найдет в книге интересные и еще мало известные страницы военной истории граж­данской и Великой Отечественной войн, примеры беззаветного служения Родине, храбрости, героизма и трудо­вого подвига, достойные подражания.
    Дважды Герой Советского Союза генерал армии

    П. И. Батов. 2 марта 1983 г.

    В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

    71-я гвардейская Витебская, бывшая 23-я стрелковая, ордена Ленина, Краснознаменная стрелковая дивизия ве­дет свою историю от 1-й Усть-Медведицкой стрелковой дивизии, сформированной в октябре 1918 г. Основой фор­мирования дивизии была 1-я Усть-Медведицкая стрелко­вая бригада, созданная в августе 1918 г. из разрозненных красногвардейских отрядов, боровшихся с белогвардей­скими войсками в Донской области(1). Сформировал ди­визию и был ее первым начальником (начдивом) актив­ный участник гражданской войны Ф. К. Миронов (2).

    Ф. К. Миронов родился 14(26) октября 1872 г. в семье казака станицы Усть-Медведицкая (ныне город Серафимович Волгоградской области). В 1898 г. он окон­чил Новочеркасское юнкерское училище, участвовал в русско-японской войне 1904—1905 гг. За участие в рево­люционных выступлениях трудового казачества в 1905— 1907 гг. Миронов был уволен с военной службы. Но во время первой мировой войны 1914—1918 гг. был снова отправлен на фронт, получил чин войскового старшины (подполковника), 4 ордена и почетное георгиевское ору­жие. После Великой Октябрьской социалистической ре­волюции казаки 32-го Донского казачьего полка избрали Ф. К. Миронова своим командиром. В январе 1918 г. он привел свой полк с румынского фронта на Дон, где в то время коммунисты собирали силы для борьбы с контр­революционными войсками, возглавляемыми атаманом Калединым.

    Ф. К. Миронов активно включился в борьбу с калединщиной. 17 января 1918 г. он провел митинг казаков 32-го Донского казачьего полка, на котором было принято постановление: «Вести борьбу с контрреволюционными войсками Каледина до тех пор, пока власть на Дону не будет вырвана из рук Каледина и передана трудовому народу».(3)

    В январе — феврале 1918 г. наступающие части Красной Армии, красногвардейские отряды и революционные казачьи полки разгромили войска Каледина. В марте 1918 г. на съезде в Ростове-на-Дону была создана Донская Советская Социалистическая Республика. Председателем ЦИК Республики и Главкомом ее вооруженных сил стал В. С. Ковалев.

    Перед этим съездом в слободе Михайловка состоялся съезд Советов Усть-Медведицкого округа, избравший окружной исполнительный комитет и образовавший военно-революционный комитет, в состав которого вошел и Ф. К. Миронов. Он был назначен военным комиссаром Усть-Мсдведицкого округа и приступил к формированию революционных отрядов (4). Советские органы были созданы и в других округах Донской области. Однако обстановка на Дону вскоре резко изменилась.

    Кайзеровская Германия, нарушив условия Брестского мирного договора, в апреле — мае 1918 г. оккупировала Крым, высадила войска на Северном Кавказе, в Закавкавказье, захватила часть Донской области. 8 мая немецкие войска заняли Ростов-на-Дону и помогли оформиться кулацко-казачьему «Всевеликому войску Донскому» во главе с лютым врагом Советской власти атаманом Красновым. При помощи немецких империалистов Краснов сформировал крупные военные силы и начал наступление на Царицын (ныне Волгоград), Воронеж и другие города. Разрозненные красногвардейские отряды с выборными командирами в столкновении с организованным и хоро­шо вооруженным противником нередко терпели пораже­нии.

    4 августа 1918 г. Высший Военный Совет Республики предложил военному руководителю Южного участка завесы, в который входил отряд Ф. К. Миронова, при первой возможности переформировать все части, входящие в состав участка, в роты, батальоны, полки, брига­ды, дивизии по строго утвержденным штатам (5).

    Получив указание Высшего Военного Совета, Ф. К. Миронов немедленно отдал приказ о переформи­ровании своего отряда, в котором на 4 августа 1918 г. насчитывалось около 4 тыс. бойцов и командиров, в 1-ю Усть-Медведицкую стрелковую бригаду. Из 26 рот, сотен и батарей было сформировано два стрелковых полка и конно-артиллерийский дивизион. Этим же приказом были назначены командиры частей. Командиром 1-го Медведицкого революционного полка был назначен Г. М. Березов, 2-го — Г. И. Бортенке, командиром дивизиона — Г. Л. Стороженко (6).

    Бригада получила задачу — оборонять участок правее 10-й армии протяженностью 75 км от станции Елань-Камышенская до станции Красный Яр. Она должна была охранять на этом участке железную дорогу и ее соору­жения.

    Враг рвался к Царицыну. Он захватил Ерзовку. По­ложение советских войск, оборонявших город, было тя­желым. Чтобы облегчить его, Миронов приказал кононой группе бригады 16 августа нанести удар по врагу и очистить от него левый берег Дона. Задача была выполнена. Кавалеристы освободили населенные пункты Ореховка и Даниловка и пополнили свои ряды казаками-доброволь­цами. Противник отвел часть своих войск от Царицына.

    20 августа 1918 г. советские войска, оборонявшие го­род, перешли в наступление и 22 августа освободили Ерзовку. С 26 августа по 6 сентября, наступая по всему фронту, они отбросили белоказачьи части за Дон. Про­тивник потерял убитыми и пленными около 12 тыс. че­ловек (7).

    11 сентября 1918 г. был образован Южный фронт в составе 8, 9, 10, 11 и 12-й армий (командующий фронтом П. Г. Сытин, члены РВС И. В. Сталин, С. К. Минин).1-я Усть-Медведицкая стрелковая бригада была вклю­чена в состав 9-й армии, созданной 28 сентября

    1918 г. (командующий армией А. И. Егоров). 1 октября бригада участвовала в наступлении 9-й армии против группиров­ки войск генерала Фицхелаурова. Она сломила сопротивление противника, углубилась в его расположение на 70 км и освободила от белых все станицы от Ореховки до Сидоры. Генерал Фицхелауров писал в донесении Краснову, что части с молниеносной быстротой одна за другой раз­лагаются, оставляя фронт, и направляются к своим ста­ницам (8).

    На 1 октября 1918 г. число бойцов и командиров в 1-й Усть-Медведицкой бригаде возросло до 7463 человек. Командующий 9-й армией А. И. Егоров 10 октября 1918 г. издал приказ № 2, в котором говорилось: «Брига­ду товарища Миронова переименовать в дивизию. Нач­дивом назначаю тов. Миронова, которому принять все меры к скорейшему развертыванию рядов дивизии до штатного состава. Название дивизии установить тов. Ми­ронову и донести мне» (9).

    Начальник дивизии Ф. К. Миронов назвал свое соеди­нение 1-й Усть-Медведицкой стрелковой дивизией (10). Ее военкомом был назначен Б. X. Бураго, а с 28 октября 1918 г. — Ф. Н. Фокин, начальником штаба — И. А. Сдобнов, начальником оперативной части штаба — Н. К. Стенанятов.

    В дивизии было сформировано 3 стрелковых и 3 ка­валерийских полка. Командиром 1-го Медведицкого стрелкового полка был назначен А. П. Пономарев, 2-го— И. Г. Федоров, 3-го — И. Н. Карпов. Из двух кавалерий­ских полков создано 3 донских революционных полка (15, 32 и 3-й). Командиром 15-го кавалерийского полка был назначен И. С. Мордовии, 32-го полка — А. Ф. Мироничев, 3-го — Е. Ф. Быкадаров (11).

    В 32-м кавалерийском полку одной из сотен (эскад­роном) командовал Михаил Федосеевич Блинов, покрыв­ший свое имя неувядаемой славой (12). Стрелковые полки впоследствии были сведены в 1-ю стрелковую бригаду, а кавалерийские волки — в кавале­рийскую бригаду.

    Так в огне гражданской войны в боях с контррево­люционными войсками на Дону родилась дивизия, ус­пешно громившая врагов Советской власти.

    До весны 1919 г. дивизия в составе 9-й армии Юж­ного фронта продолжала сражаться с белоказачьей ар­мией Краснова. Она сыграла одну из главных ролей в разгроме этой армии.

    Так, 16 октября 1918 г., на шестой день после начала формирования, дивизия по приказу 9-й армии перешла в наступление в направлении желез­нодорожной станции Серебряково. Она сломила сопротив­ление численно превосходящих сил врага, продвинулась вперед и заняла населенные пункты: Нижняя Добрянка, Красный Яр, Лопуховка и железнодорожную станцию Медведица. Ее кавалерийская бригада 18 октября нане­сла внезапный удар по врагу в районе станции Филоново и через три часа кровопролитного боя пленила 3 тыс. белогвардейцев, захватила у врага 16 орудий, 32 пулеме­та, 104 подводы и 20 тыс. снарядов (13).

    23 ноября 1918 г. 1-я Усть-Медведицкая стрелковая дивизия была переименована в 23-ю стрелковую диви­зию. Комиссаром дивизии был назначен казак с хутора Голоиского Кременской станицы, бывший председатель ЦИК Донской Советской Социалистической Республики В.С. Ковалев (14).

    В этот ноябрьский день дивизия по приказу 9-й ар­мии готовилась к большому наступлению. Этого требова­ла обстановка. 13 ноября противник нанес сильный удар по 15 стрелковой дивизии и стал теснить ее к Балашову. Командование фронта 20 ноября 1918 г. приказало 9-й армии наступать и общем направлении на Калач .(15)

    29 ноября после 200-километрового марша по глубо­кому снегу перешла в наступление и 23-я стрелковая дивизия. Она сломила сопротивление противника и за­няла станицу Преображенская и населенный пункт Семеновка. На станции Филоново дивизия разгромила четыре вражеских полка.

    Командующий 9-й армией А. И. Егоров прислал теле­грамму: «От лица всей армии благодарю за блестящие действия. Прикажу соседям справа не отставать от диви­зии Миронова. Продолжайте выполнять поставленную задачу» (16).

    11 января 1919 г. Реввоенсовет 9-й армии образовал ударную группу, включив в нее 23-ю и 10-ю стрелковые дивизии. Командующим группы был назначен Ф. К. Миронов.

    17 января ударная группа Миронова нанесла мощный удар по войскам Краснова под станицей Урюпинская. Она отрезала группировку белых, обороняющихся между станцией Филоново и Борисоглебском, освободила стани­цу Урюпинская, станцию Филоново, Себряково, Арчеду и свыше 20 других населенных пунктов.

    Развивая наступление, ударная группа погнала белых на юг. Среди личного состава белогвардейских частей на­чалась паника. В некоторых полках противника произо­шли волнения, они стали самостоятельно покидать боевые позиции, уходить в свои станицы или сдаваться Крас­ной Армии. За короткий срок в плен войскам Миронова сдались 17 белых полков.

    Под ударами кавалеристов Блинова, Быкадарова и Кувшинова конные полки красновского генерала Сутолова откатывались на юг.(17). После освобождения станицы Морозовская кавалерийская бригада 23-й дивизии пре­следовала противника до хутора Гремучий, где взяла в плен два полка пехоты противника с 14 пулеметами и обозом (18).

    К началу марта 1919 г. 23-я и 16-я стрелковые дивизии 9-й армии вышли к Северскому Донцу и захватили и районе Екатерининской плацдарм на противоположном берегу реки.

    За успешное наступление дивизии и всей ударной группы Реввоенсовет 9-й армии наградил Ф. К. Миро­нова шашкой в серебряной оправе, а Реввоенсовет Со­ветской Республики — золотыми часами (19). Окрыленный успехами ударной группы, Ф. К. Миронов поставил пе­ред войсками задачу — не позже 2 марта 1919 г. освободить Новочеркасск — гнездо донской контрреволюции. Однако выполнить эту задачу ему помешали обстоятель­ства. Председатель Реввоенсовета Республики телеграммой вызвал Миронова в свое распоряжение (20). Кроме того, вскоре поступил приказ 9-й армии о расформировании ударной группы и переподчинении 16-й дивизии 8-й ар­мии. Начальником 23-й стрелковой дивизии был назначен А. Г. Голиков, а комиссаром — Л. И. Балабанов вместо Н. М. Буракова, выбывшего по ранению.

    Итак, Южный фронт в январе — феврале 1919 г. на­нес поражение белогвардейской Донской казачьей армии. Ее атаман Краснов бежал в Германию. Однако попытки войск Южного фронта окружить остатки разгромленной армии Краснова в северной части Донской области и под Царицыном не достигли цели (21). Донская армия под ко­мандованием генерала Сидорина поступила в распоряже­ние генерала Деникина, на которого Антанта в это вре­мя делала основную ставку в борьбе с Советской Рес­публикой.

    9-я армия Южного фронта во второй половине июля 1919 г. под напором превосходящих сил врага отошла на линию, которую она занимала до наступления против белоказачьей армии Краснова в январе 1919 г. Ее 23-я стрелковая дивизия с боями отошла на рубеж Три Ост­рова, слобода Елань, Рудня.

    Выполняя указания июльского Пленума ЦК партии, Главное командование Красной Армии разработало план контрнаступления войск Южного фронта, по которому главный удар намечалось нанести левым крылом фрон­та — особой группой В. И. Шорина в составе 9-й и 10-й армий из района юго-западнее Саратова в направлении на Царицын и далее вдоль железной дороги на Дон и Кубань; вспомогательный удар — группой войск 8-й и 13-й армий из района Курска и Воронежа на Купянск (22).

    15 августа 1919 г. войска группы В. И. Шорина пе­решли в контрнаступление.

    23-я стрелковая дивизия вместе с другими соединения­ми 9-й армии в упорной борьбе сломила сопротивление врага и стала продвигаться вперед. Ее кавалерийская бригада под командованием М. Ф. Блинова 27 августа внезапным налётом разгромила под станицей Преобра­женская 6-ю дивизию белых, захватила ее штаб и унич­тожила склады с боеприпасами и другим военным иму­ществом (23). После этого кавалерийская бригада совершила налет на станцию Филоново, разгромила находившиеся там части белых и уничтожила несколько эшелонов с боеприпасами, а также взорвала мост через реку Бузулук.

    3 сентября 1919 г. начдив 23-й стрелковой дивизии Л. Г. Голиков (24) был отозван в распоряжение Реввоенсо­вета 9-й армии. Его должность с 5 по 27 сентября вре­менно исполнял Н. И. Лотоцкий, а с 27 сентября — И. К. Степанятов; комиссаром дивизии был Н. С. Крылов. Дивизия продолжала наступление. Противник ока­зывал упорное сопротивление. Некоторые хутора по не­скольку раз переходили из рук в руки. 15 сентября 1919 г. 23-я дивизия вновь освободила слободу Елань, заняла город Балашов, слободу Красавка, станцию Филоново и ряд других населенных пунктов.

    Реввоенсовет Республики высоко оценил успехи 23-й стрелковой дивизии и ее кавалерийской бригады, награ­див их Почетными революционными Красными знамена­ми. В приказе РВСР было сказано: «Объявляется о на­граждении Председателем РВСР Почетными революцион­ными Красными знаменами: 15 сентября 1919 года 23-й стрелковой дивизии... — за взятие слободы Елань и г. Ба­лашов и 15 того же сентября кавалерийской бригаде той же дивизии — за ряд лихих налетов на слободу Красавку и станцию Филоново, кавбригада захватила богатую военную добычу» (25).

    Однако начатое 15 августа 1919 г. контрнаступление советских войск не принесло успеха. Деникинцам уда­лось остановить продвижение и даже потеснить войска Южного фронта.

    В сложившейся обстановке сентябрьский Пленум ЦК РКП (б) принял новые важные решения по усилению борьбы с Деникиным.

    27 сентября 1919 г. 9-я и 10-я армии были выделены из Южного во вновь созданный Юго-Восточный фронт (командующий В. И. Шорин). В его состав вошли также 11-я армия и Волжско-Каспийская военная флотилия.

    До ноября 1919 г. 9-я армия (командующий А. К. Степин), в составе которой продолжала бороться с врагом 23-я стрелковая дивизия, вела оборонительные бои с наступающими войсками Деникина. В этих боях 23-я дивизия неоднократно контратаковала противника и отбрасывала его назад.

    10 октября армии Южного фронта перешли в контр­наступление и в кровопролитных боях разгромили деникинские войска.

    2 ноября 1919 г. командование Юго-Восточного фрон­та отдало приказ 9-й армии перейти в наступление и выйти на реку Хопер от Новохоперска до устья реки Кумылга.

    23-я стрелковая дивизия совместно со сводным конным корпусом Б. М. Думенко и кавалерийской бригадой М. Ф. Блинова сломила сопротивление противника и через пять дней боев освободила станцию Себряково, станицы Михайловская, Урюпинская и вышла к Хопру.

    Во второй половине ноября 1919 г. перешли в наступление все войска Юго-Восточного фронта (26). Фронт насту­пал правым крылом на Новочеркасск, левым — на Цари­цын.

    21 ноября 23-я стрелковая дивизия (начдив Н. И. Руднев, комиссар И. Е. Суглицкий) в составе ударной груп­пы 9-й армии (кавалерийский корпус Думенко, кавале­рийская группа Блинова и 14-я стрелковая дивизия) перешла в наступление, форсировала реку Хопер, осво­бодила станицы Шумилинская, Казанская и на участке от станицы Монастырщина до станицы Мичуренская вы­шла на левый берег Дона.

    21 ноября в бою за станицу Бутурлиновка погиб смертью храбрых славный сын Советской Родины, ветеран 23-й стрелковой дивизии, командир кавалерийской бригады М. Ф. Блинов. Умирая, он обратился к собравшимся вокруг него бойцам: «Товарищи, я умираю, а вам завещаю дело победы над врагом довести до конца». Именем М. Ф. Блинова была названа кавалерийская дивизия, сформированная из кавгруппы 9-й армии.

    23-я и 21-я стрелковые дивизии совместно со сводным конным корпусом Думенко и кавалерийской дивизией имени М. Ф. Блинова 7 января 1920 г. освободили от деникинцев город Новочеркасск.

    Реввоенсовет 9-й армии поздравил личный состав этих соединений со взятием Новочеркасска как с большой победой. В январе 1920 г. Юго-Восточный фронт был переименован в Кавказский фронт, а Южный фронт — в Юго-За­падный (27). 9-я армия осталась в составе Кавказского фронта. Ее 23-я стрелковая дивизия, продолжая преследование противника, форсировала реку Аксай, а 10 января с ходу захватила плацдарм на левом берегу Дона в районе станицы Раздорская. 17 марта 1920 г. дружной атакой частей 23-й и 21-й стрелковых дивизий и 1-й партизанской кавалерийской бригады был освобожден Екатеринодар (ныне Краснодар) (28). Первой в город ворвалась кавалерийская бригада 23-й дивизии под командованием комиссара Н. А. Соколова-Соколенка.

    Форсировав реку Кубань, 33, 21 и 23-я стрелковые дивизии и 1-я партизанская кавалерийская бригада уст­ремились на Новороссийск, чтобы совместно с частями 8-й армии освободить этот большой город и порт нашей страны. 27 марта 1920 г. части 21-й, 33-й стрелковых дивизий и кавалерийская бригада 23-й дивизии 9-й армии, а также 16-я стрелковая дивизия 8-й армии овладели Новороссийском.

    Деникинскому командованию удалось 26—27 марта эвакуировать на военных кораблях Антанты в Крым лишь добровольческий корпус и только часть Донской армии. Основные силы Донской армии попытались прорваться из Новороссийска в Туапсе, но кавалерийская группа 23-й дивизии совместно с 33-й дивизией овладела Кабардинкой и Геленджиком и принудила врага сложить оружие (29).

    После разгрома Деникина, Колчака и других контр­революционных сил, принимавших участие в очередном походе Антанты, Советская Республика весной 1920 г. получила мирную передышку. Однако эта передышка продолжалась недолго. Империалисты Антанты органи­зовали новый поход на Страну Советов силами армий польских милитаристов и Врангелевских войск, засевших в Крыму.

    6 июля 1920 г. Врангель начал наступление в Северной Таврии с целью захватить Донбасс и начать новый поход на Москву (30).

    Политбюро ЦК провело ряд мероприятий по сосре­доточению сил для разгрома Врангеля и освобождения Крыма. Одним из этих мероприятий было решение на­править на Крымский участок Юго-Западного фронта лучшие соединения Красной Армии. 17 июля список соединений был представлен В. И. Ленину. В него была включена и 23-я стрелковая дивизия (31).

    В июле — августе 1920 г. 23-я стрелковая дивизия во главе с начдивом С. В. Никитиным и военкомом С. П. Локтевым перебрасывается на Юго-Западный фронт и в первой половине сентября включается в Никополь­скую группу 13-й армии (командующий армией И. П. Уборевич, член РВС Ю. Ю. Межин).

    В составе Никопольской группы 13-й армии 23-я стрелковая дивизия в течение месяца почти непрерывно вела тяжелые оборонительные и наступательные бои с войсками Врангеля в районе Синельниково и Славгорода, нанесла врагу большой урон, но и сама понесла значительные потери.

    25 сентября 1920 г. в упорном бою за Славгород смертью храбрых погиб начальник дивизии С. В. Ники­тин. Его временно заменил Н. Т. Фокин-Уральский. В конце сентября начдивом 23-й дивизии был назначен К. И. Калнин. Войска Южного фронта, созданного 27 сентября 1920 г. (командующий М. В. Фрунзе), готовились к ре­шительному удару по Врангелю. В соответствии с приказом Южного фронта от 22 ок­тября 1920 г. 23-я стрелковая дивизия вошла в состав вновь сформированной 4-й армии (командующий В. Е. Ла­заревич, член Реввоенсовета С. А. Анучин, начальник штаба Н. К. Шеф). 4-й армии была поставлена задача к 24 октября вый­ти на линию станция Илларионово — станция Раздоры-Воскресенское.

    Утром 22 октября части 23-й дивизии по приказу ко­мандующего армией, перейдя в наступление, сломили со­противление противника и овладели Славгородом и Новопшуловкой, при этом почти полностью был захвачен в плен 4-й полк дроздовской дивизии в числе 4 тыс. человек.

    Продолжая наступление, дивизия 23 октября освобо­дила Александровск (ныне Запорожье) и вместе с сосед­ними соединениями (30-й и сводной стрелковыми диви­зиями) продвигалась на юг.

    28 октября 1920 г. началось решительное контрнаступление всех

    армий Южного фронта против войск Врангеля к Северной Таврии. В этот же день 67-я бригада 23-й стрелковой дивизии овладела колонией Гахченсы.

    Командующий 4-й армией сосредоточил все усилия 30-й и 23-й стрелковых дивизий на овладении Михайлов-кой. В конце октября части дивизии заняли Михайловку, 1 ноября — села Петровку и Екатериновку; 2 ноября — хутора Адама и Люца; 3 ноября было захвачено 88 пленных, 8 пулеметов и 105 винтовок (32).

    К исходу 3 ноября 23-я стрелковая дивизия вышла к Сальково. В этих боях особенно отличились части 67-й Западно-Сибирской стрелковой бригады 23-й дивизии под коман­дованием Е. М. Мамонтова.

    3 ноября командующий 4-й армией поставил 23-й дивизии задачу переправиться у Сивашского и Чонгарского мостов и, взаимодействуя с 30-й дивизией, овладеть стан­цией Джанкой, занять и удержать линию Анжай — Джанкой — Барин. В ночь на 8 ноября началась знаменитая Перекопско-Чонгарская операция. 8—9 ноября советские войска штурмом овладели Перекопом. 11 ноября 30-я стрелковая дивизия совместно с 23-й стрелковой дивизией, преодолев упорное сопротивление противника, при поддержке артиллерии 4-й армии пере­правилась па крымскую землю в районе Сивашского и Чонгарского мостов и, взаимодействуя с конным корпу­сом Н. Д. Каширина и кавалерийской дивизией имени М. Ф. Блинова, начала наступление на Джанкой. Утром 12 ноября врангелевцы начали отступать по всему фронту.

    23-я стрелковая дивизия наступала в глубь Крым­ского полуострова. 26 ноября части дивизии под командованием начдива К. И. Калнина и военкома И. Л. Фель­дмана вышли на южный берег Крыма на участке Судак, Гурзуф.

    Разгромив силы интервентов и внутренней контррево­люции, Советская Республика получила возможность приступить к мирному хозяйственному и культурному строительству.

    30 декабря 1920 г. Советское правительство приняло решение о сокращении личного состава Красной Армии. Демобилизация сопровождалась реорганизацией соедине­ний и частей.

    Реорганизация коснулась и 23-й стрелковой дивизии. Дивизия была свернута в бригаду, а потом приказом ко­мандующего Украинским военным округом от 6 июля 1922 г. снова развернута в 23-ю Краснознаменную стрел­ковую дивизию (33). Основой формирования дивизии в это время была 8-я Харьковская Краснознаменная стрелковая бригада, которой командовал бывший командир 68-й стрелковой бригады 23-й дивизии М. А. Рыбаков. Под ого командованием 8-я бригада (в то время Отдельная Заволжская бригада) 16 декабря 1920 г. в бою под на­селенным пунктом Федоровка и в боях с 12 по 28 января 1921 г. разгромила отряд Махно. За это приказом №66 РВСР от 24 февраля она была награждена орде­ном Красного Знамени (34).

    6 ноября 1922 г. 23-я Краснознаменная стрелковая дивизия была переименована в 23-ю Харьковскую Крас­нознаменную стрелковую дивизию. Командовал 23-й дивизией сначала Н. Я. Котов, а по­сле перевода его в Штаб РККА (с 8 июля 1923 г.) стал командовать М. Я. Германович (35), начальником штаба был А. А. Любомудров. С 1924 г. 23-й дивизией командовал А. Г. Кимундрис, а в июне 1929 г. вступил в командование опытный, от­лично подготовленный командир М. Ф. Лукин — участ­ник гражданской войны, дважды удостоенный ордена Красного Знамени. 23-ю дивизию он хорошо знал, до того был в ней помощником командира дивизии.

    Большую роль в мобилизации бойцов и командиров на высокие показатели в боевой и политической подготовке играли политработники, партийные и комсомоль­ские организации. Популярными были лозунги: «Все коммунисты и комсомольцы — отличные стрелки», «Ни одного отстающего в огневой подготовке».

    На осенних Киевских маневрах в 1935 г., на которых присутствовали К. Е. Ворошилов, С. М. Буденный, М. Н. Тухачевский и А. И. Егоров, дивизия показала отличные результаты.

    Бойцы, командиры и политработники принимали активное участие в социалистическом строительстве. Они вложили много сил в строительство одного из первенцев первой пятилетки, индустриального гиганта — Харьков­ского тракторного завода имени Серго Орджоникидзе.

    Перед выходными днями дивизия в полном составе выступала из лагеря на ночные занятия. В течение ночи совершала 48-километровый марш с решением тактиче­ской задачи, а к рассвету подходила к строительной пло­щадке и после 2—3-часового отдыха приступала к рабо­те. Работа кипела до вечера. Затем снова короткий от­дых, ночной марш в лагерь. Харьковский тракторный завод был построен в ре­кордно короткий срок — за 15 месяцев. Красноармейские бригады участвовали в пуске завода и работали на сборке первых тракторов. 1 октября 1931 г. с конвейера сошел первый трактор, который коллективом завода был подарен 23-й Красно­знаменной стрелковой дивизии. Советское правительство высоко оценило трудовой героизм личного состава дивизии.

    24 мая 1932 г. части дивизии облетела радостная весть. Б газете «Правда» было опубликовано постановле­ние Президиума ЦИК СССР от 23 мая 1932 г. о награж­дении 23-й стрелковой дивизии орденом Ленина. В постановлении было сказано: «Подшефную 23-ю стрелковую дивизию за систематическую, практическую помощь в строительстве Харьковского тракторного заво­да имени Серго Орджоникидзе — наградить орденом Ле­нина» (36).

    21 октября 1932 г. на конференции рабочих и адми­нистративно-технических работников тракторного завода совместно с представителями партийных и советских ор­ганизаций Председатель ЦИК СССР М. И. Калинин при­крепил орден Ленина к Почетному революционному Красному знамени 23-й Краснознаменной стрелковой дивизии.

    В 1935 г. личный состав дивизии сердечно простился со своим любимым командиром. М. Ф. Лукин был наз­начен комендантом города Москвы (37). Командиром 23-й дивизии стал В. Ф. Павлов. Это был достойный преемник Лукина. Он участвовал в граждан­ской войне, являлся кавалером ордена Красного Зна­мени. Военным комиссаром дивизии с сентября 1938 г. был полковой комиссар Е. М. Фомин.

    В 1939 г. 23-я стрелковая дивизия стала кадровой и была развернута до полного штата мирного времени. Части дивизии получили новую нумерацию. 67, 68 и 69-й стрелковые полки стали соответственно 89, 117 и 225-м стрелковыми полками, 23 лап — 211-м легким артилле­рийским полком, 23 гап — 226-м гаубичным артилле­рийским полком. В сентябре 1939 г. дивизия участвовала в освободи­тельном походе в Западную Украину, в июне 1940 г. в числе дополнительных советских войск была направлена в Латвию, в город Даугавпилс. На основании приказа по Прибалтийскому военному округу 23-я дивизия 17 июня 1941 г. выступила в поход для сосредоточения в лесах юго-восточнее города Кау­нас. Три стрелковых батальона (вторые батальоны пол­ков) находились на оборонительных работах в районе лесов северо-восточнее Пильвишки (Литовская ССР). В ночь на 22 июня дивизия находилась на марше в 20 км южнее Укмерге.



    СУРОВОЕ ИСПЫТАНИЕ

    22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно, без объявления войны, напала на СССР. Началась Великая Отечественная война советского народа против фашист­ской Германии. В полосе Прибалтийского особого военного округа, переименованного 22 июня в Северо-Западный фронт, противник бросил группу армий «Север» и часть сил группы армий «Центр» с задачей разгромить советские войска в Прибалтике и в дальнейшем захватить Ленин­град и Кронштадт (1).

    Соединения 11-й армии, как и другие войска Северо-Западного фронта, не успели подготовить и занять обо­ронительные рубежи и начали боевые действия с превосходящими силами немецко-фашистских захватчиков в невыгодных условиях. Удары передовых отрядов враже­ских войск первыми приняли на себя советские погра­ничники и находившиеся в непосредственной близости от границы отдельные роты и батальоны, занятые оборони­тельными работами, в том числе и три стрелковых ба­тальона 23-й стрелковой дивизии. Они проявили стой­кость и героизм, отражая многократные атаки превосхо­дящего противника. Командующий войсками 11-й армии генерал-лейте­нант В. И. Морозов в 5 часов 22 июня 1941 г. отдал боевой приказ, в котором 16-му стрелковому корпусу ста­вилась задача — прикрыть каунасское направление, для чего организовать надежную защиту Каунасского укрепрайона и уничтожить противника в главной полосе обо­роны. 126-й и 188-й стрелковым дивизиям было приказано не допустить продвижения противника в направлении Алитуса (2).

    К утру 22 июня 1941 г. части 23-й дивизии сосредо­точились в районе Кармелава (10 км северо-восточнее Каунаса), где подверглись бомбардировке с воздуха. Ввиду быстрого продвижения противника на восток командующий 11-й армией включил 23-ю стрелковую дивизию в состав 16-го стрелкового корпуса и поставил ей задачу — оборонять юго-западную и северо-западную окраины города Каунас и прикрывать отход частей 16-го стрелкового корпуса.

    С этой целью в ночь на 23 июня дивизия двумя стрелковыми полками (225-м с 1-м артиллерийским ди­визионом и 89-м со 2-м дивизионом 211-го артиллерий­ского полка) выдвинулась на указанный рубеж и заняла оборону по правому берегу реки Невяжа на участке Ягинтовичи, Верши, устье реки Невяжа с задачей не до­пустить форсирования противником Невяжи и прорыва его танков из Бопти и Колотово.

    С наступлением темноты 22 июня разрозненные под­разделения 5, 33 и 188-й стрелковых дивизий 16-го стрел­кового корпуса начали отходить на Каунас. В числе от­ходивших частей был 224-й отдельный саперный баталь­он 119-й стрелковой дивизии (командир батальона капи­тан А. С. Гершгорин, начальник штаба капитан С. П. Зотов), находившийся на строительных работах в приграничной полосе. Приказом командующего войсками 11-й армии батальон впоследствии был передан в состав 23-й дивизии и переименован в 131-й отдельный сапер­ный батальон. К концу первого дня войны в полосе обороны 11-й ар­мии и примыкавших к ней соседних армий сложилась тя­желая обстановка. Здесь противнику удалось добиться наибольших успехов. Передовые части 4-й танковой груп­пы прорвались к реке Дубиса (35 км северо-западнее Каунаса), а дивизии первого эшелона 3-й танковой группы захватили мосты у Алитуса и Меречи и пере­правились через реку Неман (в 60 км южнее Каунаса).

    11-я армия была рассечена на части. Командование и штаб армии потеряли связь с войсками, отступавшими на Каунас и Вильнюс (3). 23-я стрелковая и 84-я моторизованная дивизии, 1-й корпусной мотоциклетный полк и другие отходившие ча­сти 16-го стрелкового корпуса 11-й армии вели упорные бои на переправах через реку Неман и за Каунас. В хо­де этих боев воины 23-й дивизии нанесли противнику значительный урон в живой силе и технике. Только 1-й батальон капитана Р. А. Кругликова из 89-го полка уничтожил в районе Каунаса до 1 тыс. гит­леровцев (4). Группа бойцов 225-го стрелкового полка под командованием заместителя командира 3-й роты по политической части А. П. Волоченко из засады уничтожила роту автоматчиков и один бронетранспортер против­ника (5).

    Мужественно и стойко дрались на подступах к Кау­насу и в самом городе командиры и бойцы противотан­кового дивизиона 23-й дивизии (командир дивизиона ка­питан В. П. Поздний, заместитель командира дивизиона по политической части старший политрук А. Б. Ра­тин). В течение трех дней они подбили 8 танков, 4 бро­нетранспортера и уничтожили свыше роты солдат про­тивника (6).

    В этой сложной обстановке напряженно работали и мужественно сражались с врагом политработники дивизии. Они постоянно находились в подразделениях, разъясняли личному составу обстановку на фронте, вселяли в бойцов и командиров уверенность в победе над вра­гом. Личным примером мужества и стойкости они пока­зывали своим подчиненным, как надо преодолевать труд­ности и бороться с противником. Так, заместитель командира 225-го стрелкового полка по политической час­ти батальонный комиссар Н. Ф. Никулин, оказавшись с группой бойцов в окружении противника, организовал круговую оборону, а затем, возглавив прорыв из враже­ского кольца, вывел группу из окружения.

    23 июня, преодолев сопротивление советских войск, 41-й моторизованный корпус противника двинулся к За­падной Двине, а 56-й моторизованный корпус вышел в районе Укмерге в тыл войскам 11-й армии. 2-й армей­ский корпус врага, введя в бой свежие силы, форсировал Неман, сбил части 23-й стрелковой и 84-й моторизован­ной дивизий и овладел городом Каунас.

    Под сильным давлением танковых и мотопехотных частей, а также непрерывным воздействием противника с воздуха 23-я стрелковая дивизия с боями отошла на рубеж Кашанай, Шафарка с задачей не допустить про­рыва противника в район Ионава. В этой обстановке был получен приказ командира 16-го стрелкового корпуса о наступлении частей на Кау­нас. Согласно приказу командира 16-го корпуса 23-я стрел­ковая дивизия должна была к 11 часам сосредоточиться в районе Свилайняй, Рудминяй, Ратуше и наступать на юго-запад вдоль шоссе Ионава — Кармелава — Каунас, следом за ней двигалась 33-я стрелковая дивизия. С во­стока на Каунас наступала 5-я стрелковая дивизия. Во время выдвижения частей корпуса мотопехота противника заняла Кармелаву и двигалась по шоссе на Ионаву. Ее поддерживала авиация, наносившая по 23-й дивизии и другим соединениям корпуса мощные бомбо­вые удары. Несмотря на это, 23-я дивизия вовремя вышла в указанный район сосредоточения. 89-й стрелковый полк

    находился в авангарде дивизии, с ходу перешел в наступ­ление, При этом командир полка майор Н. Ф. Батюк взял из рук знаменщика Боевое Знамя полка и обратился к воинам с призывом «Товарищи бойцы и команди­ры за нашу Родину, вперед на врага!» Батальоны пер­вого эшелона с возгласом «За Родину!» бросились в ата­ку. Одновременно, развернувшись из-за правого фланга 89-го полка, перешел в наступление 117-й стрелковый полк.

    Противник не выдержал штыкового удара воинов этих полков и начал в панике отходить, бросая оружие, ав­томашины, мотоциклы, оставляя убитых и раненых. Ди­визия сломила сопротивление противника, овладела Кармелавой и рядом других населенных пунктов.

    5-й стрелковой дивизии 16-го стрелкового корпуса вначале также удалось вплотную подойти с востока к Каунасу. Однако обстановка вскоре осложнилась. Про­тивник подтянул к полю боя свежую пехотную дивизию, атаковал 5-ю дивизию с тыла и вынудил ее отойти к реке Вилия.

    Гитлеровцы попытались также переправить через ре­ку свой десант численностью до 2 тыс. человек и ударить во фланг 89-го полка 23-й дивизии. Но эти действия врага были своевременно разгаданы. Контратакой батальон под командованием Старшего лейтенанта Д. С. Воронкина, а

    также огнем батарей полковой артиллерии и шестью станковыми пулеметами фашистский мотоциклетный полк был рассеян и оставил на поле боя до 400 трупов, 50 исправных мотоциклов, 150 велосипедов (7).

    В наступлении на Каунас личный состав всех частей дивизии умело и мужественно дрался с врагом. В этом бою 89-й полк уничтожил до 2,5 тыс. солдат и офицеров, захватил 5 пушек, 10 станковых пулеметов, много мотоциклов, велосипедов и грузовых автомашин противника (8).

    Но и в полку были потери. Смертью героя пали заместитель командира полка по политической части батальонный комиссар К. Г. Товмасян и заместитель ко­мандира 3-й стрелковой роты политрук П. И. Солониецкий. Заместителем командира 89-го стрелкового полка был назначен помощник начальника отдела политической пропаганды дивизии старший политрук Н. А. Количев.

    Отважно сражались воины 117-го стрелкового полка под командованием майора И. П. Бушина. Фашисты об­рушили на их головы шквал огня и металла, но не смогли сломить наступательного порыва советских воинов. Полк истребил около 900 гитлеровцев, захватил 3 автомашины, 5 мотоциклов, 300 велосипедов и большое количество боеприпасов. Рота под командованием старшего лейтенанта А. М. Снитко уничтожила до 100 гитлеровцев, а когда противник превосходящими силами окружил ее, личный состав бросился в рукопашную атаку и соединился со своим полком (9). Многие бойцы и командиры полка покрыли себя неувядаемой славой. Например, заместитель командира 1-й стрелковой роты по политической части младший политрук И. Л. Бойко в разгар боя был ранен, но не ушел с поля боя. Заместитель политрука 6-й стрелковой роты старший сержант В. И. Сенотрусов не растерялся даже после того, как станок станкового пулемета был уничтожен разрывом мины. Он взял тело пулемета, установил его на пень и продолжал вести огонь. Заместитель политрука 1-й пулеметной роты А. А. Симонов, будучи дважды раненным, с возгласом «За Родину, вперед!» подбежал к станково­му пулемету, заменил тяжело раненного пулеметчика и открыл огонь по фашистам. Бойцы, видя окровавленного заместителя политрука, бросились вперед и уничтожи­ли врага (10). Смело и решительно действовали в бою бойцы и ко­мандиры 225-го стрелкового полка, которым командовал подполковник Ф. И. Мацук. Так, младший политрук это­го полка Ф. Л. Солодовник немедленно заменил раненого командира батареи, быстро повернул орудия и огнем пря­мой наводкой уничтожил вражеских кавалери­стов (11).

    Точно бил по врагу наводчик орудия противотанко­вой батареи 225-го стрелкового полка ефрейтор П. В. Ти­мофеев. Во время наступления противника он хладно­кровно отражал атаку его танков. Меткими выстрелами наводчик вывел из строя одну и подбил несколько вра­жеских машин.

    Образцы мужества и самоотверженности показали артиллеристы 211-го артиллерийского полка. Так, батарея лейтенанта С. П. Луханина в бою под Ионавой сбила вражеский самолет и подбила 3 танка. В этом бою осо­бенно отличился наводчик орудия сержант В. Н. Ива­нов (12). Заместитель командира батареи по политической части этого же полка политрук М. В. Титаренко в кри­тический момент боя принял на себя командование ба­тареей. С двумя разведчиками он проник в расположение противника, отыскал свой огневой взвод, попавший в ок­ружение, и с боем вывел его в расположение полка. При этом взвод прямой наводкой уничтожил 2 станковых пу­лемета, орудие и захватил у противника 4 станковых пу­лемета и 6 автоматов (13).

    В ожесточенных боях за Каунас и Ионаву отважно и мужественно действовал командир взвода 45-го отдель­ного батальона связи старший лейтенант Л. В. Давтян. Под непрерывным артиллерийским огнем и бомбежкой с воздуха он лично обеспечивал связь с частями дивизии (14).

    Героический подвиг под Ионавой совершил командир 23-й стрелковой дивизии генерал-майор В. Ф. Павлов. Когда противник превосходящими силами контратаковал дивизию, генерал лично повел в атаку свой дивизионный резерв — курсантов полковых школ дивизии. Василий

    Федотович геройски погиб в этом бою. Бойцы похоронили его в саду дома на хуторе (15).

    Президиум Верховного Совета СССР Указом от 31 августа 1941 г. посмертно наградил командира 23-й стрелковой дивизии генерал-майора В. Ф. Павлова высшей правительственной наградой — орденом Ленина (16).

    Обстановка перед фронтом дивизии все более и более усложнялась. Враг оказывал яростное сопротивление подошедшими свежими силами. Его авиация беспрерывно висела в воздухе, бомбила и обстреливала части 23-й дивизии. По личный состав стрелковых полков, поддерживаемый огнем артиллерии, продолжал тяжелые и упорные бои до позднего вечера 25 июня. Тем временем 56-й моторизованный корпус противни­ка, развивая наступление на двинском направлении, часть сил двинул на юго-восток, в тыл войскам 16-го стрелкового

    корпуса. К исходу дня противник, глубоко обойдя правый фланг 23-й дивизии и других частей, овладел Иона-вой и форсировал реку Вилия.

    К исходу 25 июня передовые части врага продвину­лись в направлении Даугавпилса до 125 км, а на минском направлении — до 250 км.

    11 -я армия была почти полностью окружена. В этой обстановке соседи 23-й дивизии под давлением численно превосходящих сил врага начали отходить. 23 стрелковая дивизия в течение 26 июня продол­жала бои с численно превосходящими силами противни­ка в районе Каунаса, удерживая местечко Кармелава и другие населенные пункты, находящиеся на пути движе­ния врага по дороге Каунас — Даугавпилс. Однако под давлением свежих резервов противника 89-й и 225-й стрелковые полки дивизии были вынуждены отойти на новый оборонительный рубеж, а 117-й полк оказался в окружении. В ходе упорной борьбы с численно превосхо­дящим противником полк прорвал кольцо окружения и соединился с дивизией.

    К вечеру гитлеровцам удалось приблизиться к ко­мандному пункту 23-й дивизии со стороны Ионавы. Ко­мандование дивизии и штаб, возглавляемый подполков­ником М. Ф. Клеваемым, собрали всех находившихся в этот момент в штабе бойцов и командиров и совместно с подоспевшими подразделениями разведывательного ба­тальона отразили вражескую атаку. Противник оставил на поле боя свыше 100 трупов. Хотя контрудар на Каунас окончился неудачей, 23-я стрелковая дивизия своими активными действиями в те­чение 25 и 26 июня нанесла врагу ощутимый урон, за­держала в районе Каунаса его значительные силы, пред­назначавшиеся для действий на Даугавпилсом и псков­ском направлениях.

    В ходе напряженных кровопролитных боев соедине­ния и части 11-й армии в значительной мере утратили свою боеспособность. Не имея связи со штабом фронта и не зная общей обстановки на фронте, генерал Морозов принял решение на отвод войск в район Полоцка.

    26 июня в 20 часов было отдано боевое распоряжение штаба 16-го стрелкового корпуса, в котором говорилось: «Согласно указанию командующего 11-й армией от 26.06.41 приказываю: С получением сего начать отход но кратчайшим маршрутам к переправам через р. Вилия у Гегужаны (где получите дополнительный приказ)» (17).

    23-я стрелковая дивизия, находившаяся в это время в окружении, данное распоряжение не получила. Прорвав вражеское кольцо, ее части только 28 июня соединились с поисками 11-й армии. Они вели тяжелые арьергардные бои па рубеже Тауранай, Свенцяны. С 26 июня 1941 г. в командование 23-й стрелковой дивизией вступил генерал-майор С. Г. Горячев. В этот период заканчивался 200-километровый отход войск 11-й армии. Они были на подступах к Западной Двине. На противоположном берегу находились советские войска. Согласно распоряжению начальника Генерального штаба генерала армии Г. К. Жукова от 1 июля войска 11-й армии выводились в район лесов севернее Дисны (18).

    Вечером 4 июля 1941 г. два полка 23-й стрелковой дивизии, 89-й и 117-й, сосредоточились в лесу восточнее Семеново. 225-й стрелковый полк, 211-й артиллерийский и 226-й гаубичный артиллерийский полки подходили в этот район, а часть обоза и автотранспорта заканчивала переправу через реку Западная Двина. Для захвата мостов на реке Дрисса было выслано две роты 117-го и 89-го стрелковых полков.

    6 июля 16-й стрелковый корпус на автотранспорте был переброшен в район Идрицы. 23-я стрелковая дивизия 7 июля сосредоточилась в районе Боровни. По приказу штаба 11-й армии 23-я стрелковая дивизия 8 июля 1941 г. была передана в подчинение 29-му стрелковому корпусу и продолжала отходить в район Погорелово.

    Вся партийно-политическая работа в это трудное время была направлена на воспитание воинов в духе преданности Родине, ненависти к фашистским захватчикам, уверенности в победе над врагом. Большое внимание уделялось бережному отношению к оружию и военному имуществу. Во время боев и марша партийные организации не прекращали работу по вовлечению лучших бойцов и командиров в ряды Коммунистической партии. Особенно большой приток заявлений отмечался в последние дни марта. С начала боевых действий в парторганизации дивизии было подано 69 заявлений. Партийной комиссией дивизии было принято в члены и кандидаты ВКП(б) 62 человека.

    «У артиллеристов такой подъем, передать трудно» — писал в донесении политотделу батальонный комиссар А. Ф. Соболь. — Столько злобы, столько ненависти к Фашистам и вместе с тем такая горячая любовь к Родине и к нашей партии! Только и слышишь от воинов: « Примите в партию» (19).

    В середине июля 1941 г. в дивизии насчитывалось 425 коммунистов (265 членов и 160 кандидатов в члены партии), а также 2104 комсомольца. Коммунисты были объединены в 12 первичных парторганизаций, комсо­мольцы — в 15 первичных комсомольских организаций (20). Это была большая сила даже в условиях временных неудач и тяжелых потерь.

    В июле 1941 г. в дивизии была проведена большая работа по выполнению решения Политбюро ЦК ВКП(б) и Президиума Верховного Совета СССР от 16 июля 1941 г. «О реорганизации органов политической пропа­ганды и введении института военных комиссаров в Рабоче-крестьянской Красной Армии» (21). Во всех частях были назначены военные комиссары, а в подразделениях—

    политические руководители. Это мероприятие имело важное значение для укрепления советских войск и повыше­ния их стойкости в борьбе с врагом.

    Военным комиссаром 23-й стрелковой дивизии был назначен старший батальонный комиссар И. Ф. Куракин, а начальником политического отдела — старший баталь­онный комиссар А. К. Кириллов. Военными комиссарами полков были назначены: 117-го стрелкового полка — ба­тальонный комиссар Ф. Д. Бабенко, 225-го стрелкового полка — батальонный комиссар Н. Ф. Никулин, 211-го артиллерийского полка — батальонный комиссар С. В. Кузнецов, 226-го гаубичного артиллерийского пол­ка — батальонный комиссар А. Ф. Соболь.

    12 июля по приказу командира 29-го стрелкового корпуса 27-й армии генерал-майора А. Г. Самохина 225-й и 89-й стрелковые полки 23-й дивизии заняли оборону западнее железнодорожной станции Насва и приступили к созданию оборонительного рубежа (22).

    11 июля противник прорвался к Новоржеву и захва­тил Пушкинские Горы и Опочку.

    14 июля 23-я дивизия выдвинулась на 50— 60 км вперед в западном направлении, чтобы занять оборину на рубеже озеро Каменное, Рыбница, озеро Бол. Острие, озеро Хвойно, Язно с задачей не допустить прорыва мо­торизованных частей врага на этом участке в направлении станций Локня, Насва. 16—18 июля дивизия продолжала совершенствовать занятую оборону. В это время было получено пополне­ние: среднего комсостава — 25 человек, младших коман­диров — 72 и 362 рядовых.

    С утра 18 июля части дивизии отражали вражеские атаки. Они уничтожили просочившиеся отряды против­ника в Выдрино, Волоково, Красное. Утром 18 июля группа фашистов переправилась через реку Великая, но была рассеяна. Убиты офицер и три солдата, один фашист захвачен в плен.

    Полученное утром 18 июля пополнение (5100 чело­век, вооруженных винтовками, ручными и станковыми пулеметами) было немедленно распределено по частям.

    В связи с тем что управление 29-го корпуса перешло в подчинение 22-й армии, оборонявшей Новосокольники и Великие Луки, 23-я стрелковая дивизия была включе­на в состав 65-го корпуса 27-й армии.

    В течение 19 и 20 июля противник силой до трех пе­хотных дивизий, усиленных танками, артиллерией, ми­нометами и мотоциклетными частями, при поддержке многочисленной авиации нанес сильный удар в направ­лении Новоржев, Бежаницы, а также вдоль дороги в на­правлении Кудеверь — станция Насва (23).

    В полосе 27-й армии создалась сложная обстановка. Часть соединений 24-го, 65-го стрелковых и 21-го меха­низированного корпусов вели бои в полуокружении. 65-й корпус отводил свои части на Заборье, Рыбницу. От­дельными отрядами перекрывал участок озер Але, Ка­менное. 23-я дивизия продолжала удерживать рубеж обороны озеро Каменное, озеро Бол. Острие, озеро Хвойно (5— 12 км восточнее и юго-восточнее Бардово). Отражая яростные атаки противника на своем левом фланге, она сильными отрядами прикрывала с юга населенный пункт Насва. Один из ее отрядов в составе 108 человек при поддержке двух 45-мм орудий и трех станковых пу­леметов перехватил дорогу из Великих Лук на Насву. Другой отряд в составе сводного батальона 225-го полка под командованием командира 3-го батальона капитана А. Я. Полякова 19 июля ворвался в Бардово и выбил от­туда пехотный батальон врага.

    Утром 19 июля противник силой до полка пехоты с танками нанес мощный удар по 117-му стрелковому пол­ку на участке озеро Бол. Острие, озеро Хвойно, прорвал его оборону и овладел межозерным дефиле Ка­менное — Хвойно. Однако удержать дефиле гитлеровцам не удалось. Контратакой 2-го и 3-го батальонов 117-го полка они были отброшены на исходные позиции.

    В течение трех суток (18, 19 и 20 июля) 117-й стрел­ковый полк вел упорные бои с численно превосходящим противником, стремившимся прорваться на станцию Нас­ва, но, понеся большие потери, вынужден был отойти на рубеж озеро Верхнее, Бол. Острие, Чернецово, Фенино.

    В этом кровопролитном бою многие бойцы и коман­диры отдали свою жизнь за Родину. Но враг заплатил за это дорогой ценой. Сотни офицеров и солдат противни­ка были истреблены воинами 117-го стрелкового полка. Так, полковая школа под командованием лейтенанта С. И. Перевозника и политрука Н. У. Голдина, находясь в боевом охранении, двое суток героически сдерживала

    превосходящие силы противника на переправе через ре­ку Великая у села Красное и истребила более сотни гит­леровцев (24).

    20 июля после сильной артиллерийской подготовки враг двинул крупные силы к переднему краю обороны дивизии. Завязался ожесточенный бой. Первая вражеская атака пехоты была отбита. Тогда фашисты бросили в бой танки и мотоциклетные отряды и ценой больших потерь


    стали теснить части дивизии.

    В этих боях были тяжело ранены командир 117-го стрелкового полка майор И. П. Бушин и комиссар пол­ка батальонный комиссар Ф. Д. Бабенко. Исполнять обя­занности военкома полка было приказано инструктору политотдела дивизии старшему политруку Г. П. Сверд­лину, а командиром полка был назначен капитан Д. Д. Смирнов.

    Отважно отражали натиск противника все воины ди­визии, но особую стойкость и мужество проявили артил­леристы. Так, например, батарея 211-го артиллерийского полка во главе с командиром лейтенантом И. В. Воздвиженским уничтожила 2 вражеских орудия, рассеяла 2 роты пехоты, взорвала автомашину с боеприпасами. А когда противник подтянул свежие силы и лейтенант Воздвиженский оказался отрезанным на наблюдатель­ном пункте, он с группой бойцов пробился на огневую позицию, открыл огонь прямой наводкой и громил насе­давшего врага до последнего снаряда. За совершенный подвиг И. В. Воздвиженский был награжден орденом Ле­нина (25).

    В критический для пехоты момент мужество и отвагу проявил командир батареи лейтенант М. Р. Литинский. Выкатив орудия на открытую позицию, он огнем прямой наводкой уничтожил огневые точки противника и заста­вил его мотоциклистов отступить. В результате эффек­тивного огня батареи Литинского вражеская колонна бо­лее суток не могла продвинуться в направлении станции Локня. За мужество и отвагу, проявленные в бою, М. Р. Литинский был награжден орденом Красного Зна­мени (26).

    Утром 21 июля частям дивизии в основном удалось восстановить прежнее положение. Противник превосходящими силами продолжал наступление и к исходу 21 июля вышел на большак Скоково — Насва в районе Сивохино.

    23-я стрелковая дивизия, атакованная в районе Коз­лы, в течение трех дней вела упорные бои за этот насе­ленный пункт, но под напором превосходящих сил про­тивника вынуждена была оставить его и закрепиться на рубеже озер Каменное, Ученое и оборонять межозерное дефиле до озера Явно.

    22 июля 1941 г. после ожесточенного боя на рубеже Скоково, Скороходы 89-й стрелковый, 211-й артиллерий­ский полки 23-й дивизии отошли на рубеж Каменка, Струги, а затем были оттеснены в район Локни, где сое­динились с частями 27-й армии.

    Противник, овладев Скоково, отрезал 89-й, часть под­разделений 117-го стрелковых и 211-го артиллерийского полков от штаба и других частей дивизии. Связь штаба дивизии с этими частями и тылами дивизии, находившими­ся в Федорково, Заполье и Маритинцы, была прервана, не было связи и со штабами корпуса и армии.

    Командир 23-й дивизии генерал-майор С. Г. Горячев в этот же день послал группу артиллеристов (без мате­риальной части) во главе с начальником артиллерии ди­визии майором В. Г. Семеновым в межозерное дефиле озер Ужо, Бордно, Плотичко и Вейно с целью связаться с 89-м стрелковым и 211-м артиллерийским полками и организовать прикрытие тылов дивизии. Эта группа свою задачу выполнила, но обратно пробиться к штабу диви­зии и связаться с ним уже не смогла. Штаб дивизии и находившиеся при нем части оказались в полуокружении фашистских войск.

    Во второй половине 22 июля командование дивизии приняло решение начать отход оставшихся при нем час­тей по маршруту Мишутино — Фильково — Морозово — северный берег озера Локново и в дальнейшем — на восток в направлении Цеплино — Дроздово.

    Прикрывшись с северо-запада батальоном 225-го пол­ка, дивизия начала отход, но у села Морозово противник преградил ей путь. Колонны дивизии, пользуясь насту­пившей темнотой, дважды с ходу переходили в атаку, по оба раза натыкались на сильный огонь противника, прикрывавшего выход на Локню. Понеся потери в жи­вой силе и не прорвавшись в район Морозово, дивизия пошла в обход севернее Морозово и к утру 23 июля сос­редоточилась восточнее сел Красное, Самолино, Клишко вичи, Подвелово. В этом районе противник окружил сое­динение и попытался уничтожить его.

    Части-дивизии отбивали вражеские атаки и вели раз­ведку, изыскивая слабые места в расположении против­ника, чтобы выбрать направление для прорыва вражеско­го кольца и выйти из окружения. К вечеру 23 июля ди­визия заняла круговую оборону в районе Бараново, Клишковичи, Терехово.

    Разведка, высланная штабом дивизии, обнаружила ча­сти 5-й, 33-й стрелковых и 84-й моторизованной диви­зий, которые также были окружены противником. Их неоднократные попытки пробиться на восток успеха не имели. Радиосвязь этих дивизий с командующим 27-й ар­мией и командиром 65-го стрелкового корпуса прерва­лась.

    Вечером 23 июля западнее Погорелово собрались ко­мандир 5-й стрелковой дивизии полковник Ф. П. Озеров, комиссар — полковой комиссар П. В. Севастьянов, ко­мандир 23-й стрелковой дивизии генерал-майор С. Г. Го­рячев, комиссар — старший батальонный комиссар И. Ф. Куракин, командир 33-й стрелковой дивизии гене­рал-майор К. А. Железников, исполняющий обязанности командира 84-й моторизованной дивизии полковник И. М. Белоусов. Было принято решение пробиваться в юго-восточном направлении на погост Михайловскоо, разъезд Самидуково.

    Окружение — это еще не поражение. И один в поле воин. Пример тому — героическая оборона Брестской крепости. Хотя в 23-й дивизии еще не знали о бессмерт­ном гарнизоне и о том, что возглавляет его полковой ко­миссар Е. М. Фомин, занимавший должность комиссара 23-й дивизии с 1938 по 1941 г.

    На прорыв в первом эшелоне должны были идти: на правом фланге — 23-я стрелковая дивизия, на левом — 5-я стрелковая дивизия. Остальные — во втором эшело­не, за центром боевого порядка. Наступление было наз­начено на 7 часов 24 июля.

    24 июля в 5 часов в лесу юго-западнее Клишковичей командиры частей 23-й дивизии получили приказ на прорыв. Через два часа 117-й стрелковый полк внезапной ата­кой прорвал вражеское кольцо и вырвался из окруже­ния.Попытка других частей и управления 23-й дивизии выйти из окружения вместе с 117-м полком не удалась.

    Противник по большаку погост Михайловское — Чер­тово перебросил на машинах свежие силы и контратаковал их. Дивизия была рассечена на части. Управление частя­ми и подразделениями нарушилось. Но бойцы, командиры и политработники продолжали бороться с врагом. В ночь на 26 июля управление дивизии, 225-й стрелковый полк и другие части прорвали вражеское кольцо и вырвались из окружения. Мужество и отвагу в этих боях проявили командир дивизии генерал-майор С. Г. Горячев, началь­ник оперативного отделения штаба дивизии капитан X. М. Джелаухов, помощник начальника связи дивизии старший лейтенант Н. И. Калиниченко, начальник штаба саперного батальона капитан С. П. Зотов (27). Храбро драл­ся с гитлеровцами личный состав 225-го стрелкового пол­ка под командованием подполковника Ф. И. Мацука. Не­смотря на тяжелые условия боя, полк нанес противнику значительный урон, вынес раненых бойцов, командиров и их оружие.

    Инициативу и находчивость проявили командир ко­мендантского взвода штаба дивизии лейтенант А. И. Ро-совский, старший лейтенант Н. И. Величко и старшина Т. А. Сильченко. Они с группой бойцов, рискуя жизнью, вынесли из окружения и спасли боевые знамена дивизии и 225-го полка, а также ордена Ленина и Красного Зна­мени (28).

    Группой бойцов и командиров с участием радиста старшего сержанта Р. К. Мамедова было спасено Бое­вое Знамя 226-го гаубичного артиллерийского полка.

    Собрав в течение трех суток около 2,5 тыс. красноар­мейцев и командиров, вышедших с боями из окружения, командир дивизии 2—5 августа 1941 г. сосредоточил их в районе Молвотицы. Упорно продолжали борьбу с противником и отрезан­ные от дивизии 89-й стрелковый и 211-й артиллерийский полки, а также вырвавшийся из окружения 117-й стрел­ковый полк. Штаб 65-го стрелкового корпуса взял их под свое непосредственное управление.

    117-й полк, прорвав вражеское кольцо, 24 июля обо­ронялся на рубеже Котово, Орехов Брод, затем двое су­ток отражал натиск врага на рубеже Ямно, Юхово, Грих-нево, Подберезье. 89-й полк (без 2-го батальона) до 22 июля оборонялся в районе деревни Каменка, а с 23 июля — станции Локня. 24 июля 1-й стрелковый батальон этого полка под ко­мандованием старшего лейтенанта Д. С. Воронкина полу­чил задачу занять села Васильево, Степаньково, Калистово и прочно удерживать их. В помощь батальону коман­дир полка майор Н. Ф. Батюк направил саперную роту, комендантский взвод, часть роты связи и работников штаба полка под общим командованием начальника штаба полка старшего лейтенанта А. И. Степанова. Совместны­ми действиями батальона и группы старшего лейтенанта Степанова противник был выбит из села Степаньково.

    25 июля командование 65-го стрелкового корпуса по­ставило 89-му стрелковому полку задачу занять оборону на рубеже Васильево, Михальково, Калистово и обеспе­чить отход частей корпуса. Полк выполнил поставленную задачу. В последующие три дня он прикрывал дорогу на город Холм, а с 28 июля был выведен в лес в районе Дубровки, что 5 км восточнее города Холм. В этот же район были введены 117-й стрелковый полк и остатки артиллерийских частей 23-й дивизии.

    Соединения 27-й армии в течение 31 июля и в ночь на 1 августа на рубеже Чикуново, Сойки, Большое Кара-ваево, Захарино продолжали оказывать упорное сопротив­ление превосходящим силам противника, действующим в направлении города Холм. Наступая с юго-запада, про­тивник одновременно глубоким обходом левого фланга армии стремился перерезать дорогу Холм — Осташков. Частям 23-й дивизии была поставлена задача при­крыть это шоссе. 1-й и 2-й батальоны 117-го стрелкового полка отра­жали наступление противника на Лосево с юга, со сторо­ны Максотово.

    89-й стрелковый полк совместно с 37-м полком НКВД и 42-м танковым полком (полк без танков) 42-й танковой дивизии в ночном бою занял Филино и Полняне. Было уничтожено до 100 автомашин, захвачено 80 мотоциклов, 100 велосипедов, 20 автомашин, подбито 2 танка, убито до 200 солдат (29).

    Под напором противника была сдана Каменка, а 3 ав­густа под угрозой окружения оказался город Холм. 12-я и 32-я пехотные дивизии противника и кавале­рийский полк, овладев городом Холм, продолжали теснить советские части на север, северо-восток и восток в направлении села Аполец. Ослабленные соединения 27-й армии, перехватывая ос­новные узлы дорог, отражая попытки противника про­рваться на северо-восток и восток в направлении села Аполец, обороняли рубеж Березова Избар, Горка, Приез­жая, Большая Васильевна, Иструбище, Карпово. 117-й стрелковый полк с 5 часов 5 августа оборонял район Хвойного, Крушинская. Он отбил все атаки врага. 89-й стрелковый полк оборонял участок Ям, роща за­паднее деревни Велилы. 42-я танковая дивизия к исходу 7 августа сосредоточилась в селе Аполец, оставив откры­тым левый фланг 23-й стрелковой дивизии.

    5-я стрелковая дивизия и часть сил 23-й стрелковой дивизии, пополненные резервами в районе села Молвотицы, были на марше. 33-я стрелковая дивизия, передав ос­татки своих подразделений в состав 23-й стрелковой дивизии, формировалась в Молвотицах. В этой обстановке штаб Северо-Западного фронта 8 августа поставил задачу войскам 27-й армии перейти в наступление с целью уничтожения холмской группиров­ки врага.

    Противник, упорно обороняясь на флангах, в цент­ре—вдоль дороги Осташков — Холм, продолжал вести ак­тивную оборону на рубеже Аполец, Паешково, Крутовка. 89-й и 117-й стрелковые полки 23-й стрелковой диви­зии овладели крупным населенным пунктом на подсту­пах к городу Холм — Каменкой, но их дальнейшее про­движение было задержано упорным сопротивлением про­тивника на участке Галилевские, Филино, Поляне. Ос­тальные части 23-й дивизии сосредоточились в районе Велилы.

    Гитлеровцы не могли примириться с потерей Каменки и дороги Осташков — Холм. Подтянув до пехотной диви­зии, они перешли в контратаку. 117-й стрелковый полк вынужден был оставить Камен­ку. Но через некоторое время полк вновь перешел в атаку и к 13 часам овладел восточной окраиной населенного пункта, а его сосед — 89-й стрелковый полк — занял южную окраину Каменки. В течение 10 августа село три раза переходило из рук в руки и в итоге все же осталось за 23-й стрелковой дивизией. На следующий день 89-й стрелковый полк выбил фашистов из Горбатовского.

    В бою за село Каменка отличился командир 89-го стрелкового полка майор Н. Ф. Батюк. Не теряя управления полком, он неоднократно увлекал за собой бойцов вперед. Смелость проявил и командир минометной роты 89-го полка лейтенант И. П. Терешко. Он подполз на близкое расстояние к вражескому пулемету и метким ог­нем из винтовки вывел из строя пулеметный расчет, ко­торый не давал продвинуться вперед наступающим.

    В борьбе за Каменку отличились также командиры батальонов 117-го стрелкового полка капитан И. И. Дель­цов и старший лейтенант А. М. Снитко. Командиру 3-го батальона капитану И. И. Дельцову было приказано выйти во фланг и тыл противнику и сов­местно с остальными батальонами окружить и уничто­жить врага в Каменке. Капитан выполнил эту задачу блестяще. Его батальон неожиданно атаковал противни­ка с тыла. Одновременно 1-й и 2-й батальоны ударили по фашистам с фронта. В результате враг был разбит и бе­жал, неся огромные потери, бросая оружие и технику. Батальон старшего лейтенанта А. М. Снитко в этом бою уничтожил до 300 фашистов (30). Среди трофеев, захвачен­ных 117-м стрелковым полком, были 2 орудия, 3 пулемета, 2 автомашины, автоматы, велосипеды. И. И. Дельцов был ранен, но остался в строю. За этот подвиг он был наг­ражден орденом Красного Знамени. Умело дрался в этом бою рядовой П. В. Старостенко. Он захватил в плен двух солдат.

    Овладев Каменкой, 117-й стрелковый полк занял обо­рону и прикрывал наступление 89-го и 225-го стрелковых полков, действовавших на фланге. Враг частями 32, 12 и 123-й пехотных дивизий оказы­вал упорное сопротивление. 188-я стрелковая дивизия 65-го стрелкового корпуса, ведя бой на рубеже Сидоровка, Стефановка, подошла к реке Крутовка, а 5-я стрелковая дивизия овладела насе­ленными пунктами Песочное, Момоново, Демидово и фор­сировала реку Крутовка.

    23-я стрелковая дивизия под командованием времен­но исполняющего обязанности командира подполковника М. Ф. Клеваева (31) 12 августа перешла в наступление и овладела населенными пунктами Бол. Паскуши, Демидовщина, Горбовастый, Боронник. В борьбе за село Демидовщина отличились бойцы 117-го стрелкового полка Л. Китаев, Ф. Кошалев, И. Матусов.

    В течение 13 и 14 августа части 23-й стрелковой ди­визии вели бои за населенный пункт Лужки, но успеха не имели. Подтянув свежие силы, противник остановил наступление армии.

    21—24 августа полки дивизии неоднократно переходили в наступление, но сломить сопротивление врага не могли. Сил для этого у них еще было недостаточно. К началу боев в районе Каменки все три стрелковых полка имели 7 станковых пулеметов, 2 миномета и 5 артиллерийских орудий. В стрелковых полках было не более одной трети штатного состава бойцов и командиров. Прибывшее по­полнение имело слабую военную подготовку, артиллерия недостаточно обеспечивалась снарядами (32).

    Среди личного состава частей и подразделений были проведены беседы «Выбьем врага из наших сел и горо­дов», «Месяц борьбы под Смоленском», «Трус и паникер— злейший враг в бою», о сохранении оружия и снаряже­ния.

    21 августа 1941 г. в состав дивизии вошел 46-й от­дельный зенитный артиллерийский дивизион 46-й танко­вой дивизии (командир дивизиона лейтенант А. С. Коченюк, военный комиссар старший политрук С. В. Борисов), который был переименован в 338 озад (33). Дивизион имел три батареи по 2—3 орудия в каждой. Батареями коман­довали: 1-й — лейтенант А. С. Гриняк, 2-й — лейтенант С. Д. Брежнев, 3-й — лейтенант А. И. Кожевников.

    Из 42-й танковой дивизии в состав 23-й стрелковой дивизии был передан 42-й медсанбат, переименованный в 61-й медико-санитарный батальон (34).

    В 23-й дивизии были расформированы 226-й гаубич­ный артиллерийский полк и 106-й отдельный противотан­ковый дивизион. Их личный состав и оружие пошли на комплектование 211-го артиллерийского полка. В каждом стрелковом батальоне вместо минометной роты оставался взвод. Огневые возможности дивизии по новому штату несколько снизились.

    23 августа 1941 г. командиром 23-й стрелковой диви­зии был назначен полковник А. М. Горяинов (35). Команди­ром 211-го артиллерийского полка — майор А. И. Касья­нов.

    25 августа войска 27-й армии перешли к обороне на рубеже Коломна, Приезжая, Княжий Клин, Горбовастый, Малышеве, Бредняги, Николаевская. 23-й стрелковой дивизии было приказано оборонять­ся на рубеже Филино, Извозно, Боброво, уделяя особое внимание обеспечению стыков с соседями: справа — 188-й, слева — 256-й стрелковыми дивизиями.

    В трех стрелковых полках 23-й дивизии в это время насчитывалось 2200 человек личного состава, 1725 винто­вок, 24 станковых и 10 ручных пулеметов, 16 минометов, 5 45-мм пушек. В 211-м артиллерийском полку было все­го 2 пушки и 8 гаубиц, а в 338-м отдельном зенитном ар­тиллерийском дивизионе — 8 37-мм пушек (36). Этих сил и средств было далеко не достаточно, чтобы оборонять по­лосу шириной свыше 12 км по фронту. Поэтому командо­вание соединения тщательно продумывало каждую деталь расположения частей и подразделений, огневых средств, а также способы проведения инженерных работ. На правом фланге было приказано занять оборону наиболее боеспо­собному 117-му стрелковому полку, в центре — 89-му, а слева — 225-му полкам.

    Дивизионный инженер майор С. В. Исаев составил план инженерных работ, в котором предусматривались мероприятия по устройству противотанковых и противо­пехотных препятствий. Большая часть инженерных за­граждений сооружалась в промежутках между основны­ми узлами сопротивления.

    С получением приказа о переходе дивизии к обороне вся партийно-политическая работа велась под лозунгом: «Не отдадим ни пяди отвоеванной у противника нашей земли». 25 и 26 августа во всех частях прошли партийные собрания, на которых обсуждались итоги боевых дейст­вий и дальнейшие задачи коммунистов.

    Военные комиссары лично контролировали качество произведенных оборонительных работ в частях и подраз­делениях. Так, военный комиссар 211-го артиллерийского полка батальонный комиссар В. П. Михайлов ежедневно бывал почти на всех огневых позициях, лично организо­вывал их оборудование и беседовал с личным составом.

    С 26 по 29 августа в каждый стрелковый полк прибы­ло по 500 человек пополнения. От 185-й стрелковой диви­зии была принята батарея 76-мм орудий, а от 5-й стрел­ковой дивизии — батарея 122-мм гаубиц. Все это усилило 23-ю дивизию.

    30 августа 1941 г. противник перешел в наступление. Численно превосходящими силами он прорвал фронт обо­роны 27-й армии на участке Приезжая, Княжий Клин и пытался расчленить ее соединения и охватить их с флан­гов.

    Части 23-й стрелковой дивизии в течение двух суток успешно отражали вражеские атаки. 225-й стрелковый полк под командованием подполковника Ф. И. Мацука оказывал помощь соседу слева — 256-й стрелковой диви­зии, которая не выдержала вражеского натиска и стала отходить на восток. Полк контратаковал противника, от­бросил его и овладел населенным пунктом Шумилино. Однако танкам и пехоте противника все же удалось вкли­ниться между 23-й и 256-й дивизиями, оттеснить послед­нюю и 31 августа нанести удар по левому флангу 225-го стрелкового полка, а также по командному пункту 23-й дивизии.

    Управление и связь с частями дивизии были наруше­ны. Резерва у командира дивизии не было. В этой обста­новке полковник Горяинов снял 1-й батальон 117-го стрелкового полка с правого фланга и перебросил его на левый. Но эта мера не улучшила положение. Враг пре­восходящими силами атаковал 117-й полк с фронта, а за­тем направил танки на оставленный 1-м батальоном уча­сток обороны. 117-й полк вынужден был отойти к Зуям и Рогозово и занять оборону вдоль большака.

    Таким образом, в результате отхода левого и правого соседа 23-я дивизия не смогла сдержать напор превосхо­дящих сил врага и удержать свой оборонительный рубеж. Врагу удалось 2 сентября оттеснить ее части на восток и захватить Ивановское и Тухомичи. 2 сентября части ди­визии отошли за реку Большой Тудер и заняли оборону на рубеже Калинкино, Паньково. Связи штаба дивизии со штабом армии с 14 часов 2 сентября не было. Ситуация складывалась трудная, но небезнадежная.

    Соседняя справа 188-я стрелковая дивизия с 20 часов 2 сентября была отброшена на восток. Противник овладел населенными пунктами Каменка, Пустышка, Четковизпо. 256-я стрелковая дивизия, не сдержав наступления про­тивника, отошла на рубеж Кузнецове, Горки, Папухина, Сережино.

    Вечером 2 сентября 23-я дивизия вела тяжелые бои на рубежах Рагузево, Жиряне, Стехново и к утру 3 сен­тября отошла на рубеж Падера и Паньково. 3 и 4 сентября дивизия продолжала вести ожесточен­ный бой с превосходящими силами противника на рубеже Падера, Паньково (правый берег реки Большой Тудер). Справа 188-я стрелковая дивизия оборонялась в районе Большие Клинцы, Вешки, Дурново.

    В 5 часов 5 сентября противник силой до трех диви­зий при поддержке артиллерии и минометов, танков и бронемашин перешел в наступление вначале на участке 23-й стрелковой дивизии, а затем на всем фронте 27-й армии. Оказав упорное сопротивление превосходящим силам противника, части дивизии вынуждены были все же отой­ти на рубеж Шики, Марево, Брод, Фомкино; 117-й стрел­ковый полк оборонял Марево; 89-й полк — рубеж отм. 128,5, Карцево, Брод; 225-й полк был выведен в резерв командира дивизии и находился в районе Стар. Гиденко.

    6 сентября 1941 г. началась оборонительная операция войск Северо-Западного фронта на демянском направле­нии. Боевые действия развернулись в полосе шириной до 300 км.

    В этот день противник начал наступление по всему фронту обороны 27-й армии. Его бомбардировочная и разведывательная авиация непрерывно бомбила и обстре­ливала наши войска.

    Части дивизии под нажимом превосходящих сил вра­га вели подвижную оборону, отходя на заранее подготов­ленные позиции села Молвотицы. За это большое село разгорелся ожесточенный бой.

    Артиллерия дивизии и батареи 613-го пушечного ар­тиллерийского полка своим огнем помогали пехоте отра­жать вражеский натиск. Зенитный дивизион не давал гит­леровцам бомбить и обстреливать части дивизии с низ­ких высот. 3-я батарея под командованием лейтенанта А. И. Кожевникова подбила бомбардировщик и сбила разведывательный самолет. В этом бою отличились также орудийный расчет сержанта П. У. Смолякова и водители автомашин ЗИС-5 рядовые В. К. Пилипенко и В. А. Сте­панов. Пока зенитчики огнем из стрелкового оружия и гранатами отбивали атаки гитлеровских автоматчиков, водители под огнем врага вывели зенитные орудия на запасную огневую позицию (37).

    В течение 6—7 сентября 23-я стрелковая дивизия ве­ла упорные бои за Молвотицы, но остановить наступле­ние вражеских сил не смогла. Части 23-й дивизии были вынуждены отойти в северо-восточном направлении на Демянск. В 17 часов 8 сентября гитлеровцам ценой больших потерь удалось захватить этот город. 23-я дивизия отошла на высоты в районе села Пески и заняла оборону.

    В ходе боев за Демянск части 23-й дивизии уничтожи­ли 4 танка и сбили 2 самолета противника (38).В обороне Демянска принимала участие батарея реак­тивной артиллерии. Ее огонь оказал большое моральное воздействие на врага и поднял настроение воинов диви­зии.

    9 сентября в 23-ю дивизию прибыл командующий войсками Северо-Западного фронта генерал-лейтенант П. А. Курочкин. Он поставил задачу дивизии вместе с другими соединениями 27-й армии — выбить противника из Демянска.

    В тяжелой борьбе за Молвотицы и Демянск стрелко­вые части 23-й дивизии были сильно обескровлены. Так, например, в 117-м полку осталось всего около 200 человек рядового и сержантского состава.

    В этой трудной обстановке дивизия стала готовиться к наступлению на Демянск. Накануне прибыло пополне­ние в количестве 500 человек, вооруженных только вин­товками. Оно было немедленно распределено по частям. В эти же дни в полки были посланы политбойцами 50 коммунистов из прибывшей коммунистической роты.

    Для оказания помощи командованию и политотделу в дивизию прибыли работники политуправления фронта и политотдела армии. Вместе с работниками политотдела дивизии, совместно с командирами и партийно-политичес­ким аппаратом частей они доводили до каждого бойца поставленную задачу на наступление. В ротах, которые находились во второй линии и стояли в лесу, были про­ведены короткие беседы о тактике немецких войск, о те­кущем моменте, заботе партии и правительства о семьях военнослужащих и другие.

    10 сентября в 12 часов 45 минут 23-я стрелковая ди­визия 89-м и 225-м стрелковыми полками перешла в наступление на Демянск и к концу дня овладела населен­ными пунктами Лешево, Красные Рябки, Бол. Луки. Однако развить наступление и овладеть Демянском не удалось. К концу дня части закрепились на занятых ру­бежах.

    Слева, с рубежа Грибно, Шульгина Гора, в направле­нии Покровка, Волдыри наступала 28-я танковая диви­зия и овладела населенным пунктом Усадьба. На Демьянском направлении противник перешел к обо­роне.

    11 сентября 23-я стрелковая дивизия продолжала на­ступление на Демянск, но, встретив сильное огневое соп­ротивление противника, остановилась. Гитлеровцы вели сильный артиллерийский и миномет­ный огонь по пехоте. Группы автоматчиков контратакова­ли правофланговые подразделения 89-го стрелкового пол­ка и начали теснить их. По противнику было произведе­но два залпа реактивных минометов. Положение было восстановлено. За деревню Пески мужественно сражался и погиб командир взвода 211-го артиллерийского полка коммунист младший лейтенант П. П. Половой, уроженец села Ряжское Полтавской области. Пали геройской смертью командир батареи этого же полка коммунист лейтенант М. Р. Литинский и командир взвода противо­танковых орудий 225-го стрелкового полка коммунист младший лейтенант В. А. Доманов (39).

    В бою за Пески отличился старший телефонист ба­тальона связи ефрейтор А. Н. Жуков. Он заменил ране­ного командира взвода. При отходе частей дивизии на себе вынес кабель, телефонный аппарат и вывел с поля раненого командира взвода.

    11 сентября в 21 час противник выбил 28-ю танковую дивизию из Шишково, а на другой день, обойдя справа и слева 23-ю стрелковую дивизию, окружил ее части и попытался их уничтожить. Но сделать это ему не удалось. В ночь на 13 сентября дивизия прорвала кольцо окруже­ния и вышла в район Истошно, Есипово, Осинушка.

    В районе Филипповой Горы с боями вышла из окру­жения группа связистов 188-й стрелковой дивизии во гла­ве с капитаном А. С. Сергеевым. По приказу командова­ния все связисты были включены в состав батальона свя­зи 23-й стрелковой дивизии, некоторые прошли с ним до конца войны.

    13 сентября противник силой До пехотной дивизий при поддержке артиллерии, минометов, танков и бронемашин пытался выбить 23-ю дивизию из Есипово, но части ди­визии удержали занимаемый рубеж.

    Слева соседняя 28-я танковая дивизия была окруже­на противником и шесть дней с боями выходила из окру­жения, после чего ей было приказано занять оборонитель­ный рубеж между озерами Велье и Селигер.

    14 сентября противник перешел в наступление вдоль дороги на Велье и в направлении на Городилово. Ценою больших потерь ему удалось потеснить 23-ю дивизию на восточный берег озера Велье. Ее части заняли оборону на участке Станы, Шарапиха, Колышкино, Арханское, отм.


    234,5. Отход 23-й и других дивизий 15 и 16 сентября 1941 г. на Северо-Западном фронте был последним.

    Войска 27-й армии под командованием генерал-майора Н. Э. Берзарина в упорных оборонительных боях в сере­дине сентября 1941 г. остановили наступление противни­ка на рубеже озер Велье, Селигер (40).

    23-я стрелковая дивизия оборонялась по восточному берегу озера Велье с задачей не допустить прорыва про­тивника через перешейки у Станы, Шарапихи.

    С переходом частей дивизии к обороне командиры и политработники все усилия направили на совершенство­вание обороны, приведение в порядок личного состава и повышение его бдительности и боеспособности. Особое внимание обращалось на работу с прибывающим в части пополнением.

    Вскоре произошла смена командования дивизии. Ко­мандир дивизии полковник А. М. Горяинов, военный ко­миссар старший батальонный комиссар И. Ф. Куракин и начальник штаба подполковник М. Ф. Клеваев были ото­званы в распоряжение штаба фронта. В командование 23-й стрелковой дивизией 25 сентября вступил полковник П. П. Вахрамеев, военным комиссаром с 10 октября стал полковой комиссар А. И. Шмелев, начальником штаба — полковник В. Н. Ничушкин, начальником политического отдела 14 октября был утвержден старший батальонный комиссар А. Ф. Соболь.

    Восточнее озера Велье дивизия вела активные оборо­нительные боевые действия. Ощутимый урон й живой силе противнику наносили снайперы дивизии. Их число доходило до 150 человек. Пройдя специальные сборы, они значительно активизиро­вали свою деятельность. За первую половину декабря снайперы 225-го полка истребили 47 фашистов, снайперы 89-го — 40 оккупантов. Росло число уничтоженных враже­ских солдат и в других частях дивизии (41).

    7 ноября до личного состава были доведены доклад Председателя ГКО на торжественном заседании, посвя­щенном 24-й годовщине Великой Октябрьской социалис­тической революции, поздравительные приказы Военных советов Северо-Западного фронта, 27-й армии и командо­вания дивизии. В этот же день в дивизию прибыл началь­ник артиллерии 27-й армии генерал-майор Н. М. Хлебни­ков. Он побывал на огневых позициях артиллерийских частей и выступил на торжественном собрании личного состава зенитного дивизиона.

    Личный состав подразделений, чувствуя, что дивизия скоро перейдет в наступление, упорно занимался боевой подготовкой, настойчиво готовился к предстоящим боям в зимних условиях.


      1   2   3   4   5

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Числа которых десятки стали крупными партийными, го¬сударственными и военными деятелями, учеными