страница3/8
Дата10.08.2018
Размер1.17 Mb.
ТипДиссертация

Диссертация «Фермерство как социокультурная практика»


1   2   3   4   5   6   7   8

Татьяна Ивановна вспоминает слова своей подруги Фаины Ивановны: «Мы уже много лет работаем и, так сказать, ожесточились, как военные, ощущение, что мы все время на войне. Только кажется, что отступили, фух, идет какое-то послабление, мы отдыхаем, а потом опять приходится выходить на бой. Честно, это на самом деле».

В самый первый день моего знакомства с семьей Степшиных Татьяна Ивановна почти сразу же мне поведала, что большой кирпичный дом, который находился на их участке, 14 или 15 лет стоял недостроенный, и только в 2015 году семье удалось наконец осуществить долгожданный переезд. До переезда семье приходилось ютиться в деревянном самодельном сарае, который находился в непосредственной близости от дома. Татьяна Ивановна с грустью в голосе говорила, что «человеческие нервы не выдерживают такого быта», в котором жила их семья, а Михаил в шутку называл его простым и спартанским.

Трудности поджидают фермера на каждом шагу, с самого первого дня работы на земле и до последнего хозяйство будет требовать от фермера усердия, неусыпного контроля, ежедневной заботы. В 90-ые годы были одни проблемы и трудности, сегодня их количество и качество не уменьшилось и не упростилось. Татьяна Ивановна так говорила про 90-ые: «Это ж «лихие 90-ые», совсем другое время было тогда, муж не зарабатывал полгода, не было денег, вообще никаких, он ходил полгода на работу, абсолютно никакой работы. А Миша в это время, совсем школьник, торговал на рынке, 10-11, наверное, уже 12 лет ему было, а с 14 лет уже с документами налоговыми».

В беседе мы часто касались темы трудностей и преград для успешного развития фермерского хозяйства. Среди всех прочих информанты особенно выделяли тему отношений с Администрацией, поскольку эта сторона их жизни принесла им много переживаний и стресса: процедура получения земли, оформления документов, многочисленные проверки, необходимость применять силу и настойчивость. «Фермерское хозяйство зарождалось на самой волне фермерского движения, когда был пик. Тогда давали землю, шли какие-то субсидии со стороны государства. У нас хороший был начальник в районе Гришина Лидия Михайловна. Она способствовала развитию нашего хозяйства, она помогала даже с субсидиями, с деньгами. Как-то радела за нас» - так высказывается Михаил о начальном этапе становления их хозяйства. При Лидии Михайловне между начальством и хозяйством складывались доверительные, дружеские отношения, был симбиоз: фермеры помогали начальству, начальство соответственно помогало фермерам. Михаил вспоминал, что, когда еще Лидия Михайловна была, организовывались Дни Работника Сельского хозяйства для всех, кто работал в совхозах, колхозах, в том числе и фермеров. «Нас регулярно медалями, благодарственными письмами, какими-то подарками одаривали, на вечере какое-то теплое слово скажут. Ярмарка в Кировском районе, как правило, первые, вторые, третьи места. Но пришла другая начальница, сразу же отношение поменялось. На вечере уже редко, когда тебя вспомнят, про ярмарку вообще забудь».

И все же на этом темном фоне неурядиц выделяются и приятные моменты. К примеру, в 1992 году Татьяна Ивановна добилась получения участка земли для ведения фермерского хозяйства, потому что была дипломированным специалистом, она написала солидную работу, технико-экономическое обоснование. Это проектная работа: какие культуры, какие кусты здесь будут - все грамотно. Татьяна Ивановна – бывший работник совхоза «Лотос», где занималась выращиванием цветочных культур, чем и продолжает заниматься и сегодня. Желающих получить «на халяву» землю тогда было много, но «большая шишка», Татьяна Ивановна уже не помнит его фамилию, заявил: «я вот этой женщине отдал бы предпочтение, Татьяне Ивановне». Сказал также, что, по его мнению, она грамотная, работник-специалист своего дела, она уже работала в этой отрасли, и поэтому землю следует отдать ей. Так семья Степшиных получила свой первый участок земли.



Однако, по мнению Михаила, отношения с новым начальством изначально не сложились, в качестве причины он называет «независимость, индивидуальность, смелость не заискивать перед начальством, конечно, это своего рода гордыня такая. У мамы не сложились отношения с новой начальницей только из-за гордыни, то, что она с гонором к ней, не стала заискиваться». Я считаю, что отношения, выстраиваемые между фермером и Администрацией, также позволяют говорить о фермерстве как о социокультурной практике. Администрация как внешний фактор почти полностью определяет процесс развития или деградации того или иного хозяйства, в первом случае, между хозяйством и Администрацией создается симбиоз, в другом случае – хозяйство прекращает свое существование. На начальных этапах развития хозяйство семьи Степшиных встречало поддержку и понимание со стороны Администрации, несмотря на тяжелые для всех времена. Татьяна Ивановна в одном из интервью вспоминает: «Я хочу сказать, я, конечно, не обижаюсь, у нас было приличное руководство, у нас был глава администрации района Блохин, он очень объективно и порядочно отнесся к фермерам». «По крайней мере администрация тогда, а жили плохо тогда, ежегодно весной давались приличные средства на повышение земледелия, и если ты смел, умел и молод добиться, то я, например, получала субсидию, помощь, в сумме такой, какую я не получала доходом за год». Порой эти отношения становились напряженными, необходимость выживания в тяжелый экономический период вынуждала фермеров в буквальном смысле бороться не на жизнь, а на смерть за будущее своих хозяйств. Фермеру и здесь приходится применять смекалку и изворотливость, доходящую порой до абсурда. Так, Татьяна Ивановна вспоминает, что в то время не могла добиться получения кредита для покрытия долгов и расширения хозяйства, и не имея других средств и инструментов повлиять на ситуацию, «лично пришла к Харитонову, и при закрытых дверях сказала ему: «Не дашь кредит – я тебя поколочу!». В результате Татьяна Ивановна таким отчаянным и вполне обоснованным для себя способом добилась того, что ее хозяйству Администрация выделила из бюджета 100 тысяч рублей, и на эти деньги они смогли купить мотоблок, который и сегодня находится в рабочем состоянии. Татьяна Ивановна, рассказав этот эпизод из истории становления своего хозяйства, конечно, посмеялась, потому что мне самой было смешно, ведь я не могла представить себе такой ситуации, мне никогда не приходилось использовать давление на других людей для получения желаемого, но я чувствовала, что в 90-ые, учитывая тяжелейшую обстановку в стране, Татьяна Ивановна осознавала, что, либо она добивается своего, хоть и таким способом, либо она прекращает свою деятельность в качестве фермера. У большинства фермеров, начавших в 90-ые годы, возникали такие эпизоды, каждый «выживал», как мог. Подобные эпизоды не единичны в жизни фермера, Татьяна Ивановна была права, приводя в качестве примера слова своей близкой подруги, фермера, Фаины Ивановны: «ощущение, что мы все время на войне». Казалось бы, фермерство – это созидающая деятельность, она направлена на гуманное преобразование окружающей среды, фермер благодаря своим знаниям и навыкам выращивает все из ничего, производство благ в противовес их потреблению, но вдруг выясняется, что эта деятельность отнимает у фермера больше, чем он готов отдать. Начиная с напряженного распорядка дня и необходимости следить за своим полем, за рынком, за спросом, заканчивая судебными разбирательствами и повсеместной нехваткой кадров - везде, на каждом шагу, на плечи фермера ложится ноша, которая кажется непосильной. А фермерство часто имеет женское обличье с хрупкими плечами и нежными руками. Ощущение войны не оставляет фермеру время, чтобы насладиться размеренной жизнью, результатами своего труда, красотой природы вокруг, на это, к сожалению, фермер вынужден выкраивать время. Только эти короткие «передышки» заставляют фермера снова и снова возвращаться на поле, снова и снова включаться в эту экономическую гонку, только чтобы хозяйство оставалось на плаву. Встает тогда закономерный вопрос: так что же представляет из себя фермерство, что в нем главенствует: экономические аспекты, социальные, а может, культурные.

Рассмотрев множество аспектов фермерской деятельности, нельзя не обратить внимание на тему передачи знаний и опыта внутри семьи, а также на важность и значимость профильного образования для фермера, поскольку эта тема связана также с темой кадров в селе. В тексте я уже упоминала, что в начале 90-ых на подъеме фермерского движения, фермерами мечтали стать многие граждане нашей страны, среди них были и художники, и писатели, и люди иных профессий, однако, очевидно было, что человеку, не обладающему профильным образованием в сфере сельского хозяйства, не удастся состояться как фермеру или же этот процесс становления фермером потребует значительно больше времени и усилий. В 90-ые это была действительно проблема: землю получали многие, но лишь немногие смогли добиться успеха, удержаться «на плаву» благодаря знаниям, опыту, приобретенному методом проб и ошибок, методом эксперимента, методом подглядывания за более преуспевающим соседом. Такова жизнь фермера, он постоянно находится в поиске новых сортов, лучших способов. Так, Татьяна Ивановна и Михаил много рассказывали про свой опыт. Михаил: «У матери нашей очень хорошо получалось выращивать капусту. Основная культура была капуста, сколько лет мы занимаемся фермерством, все время занимаемся капустой: это визитная карточка нашего хозяйства». Опыт выращивания капусты позволил семье Степшиных добиться значительного успеха: через несколько лет после начала выращивания капусты в 1998 году семье поступило выгодное предложение от Сортсемовощ поработать с голландскими селекционерами, компанией «Бейезаден». Эта компания предлагала новые перспективные гибриды и сорта овощных культур. Семья Степшиных для начала взяли капусту гибрид «Краутен» и огурцы. Брали с опаской, конечно, вначале, но, когда получили первый урожай, увиденное поразило их, ошеломило. Михаил так рассказывает об этом эпизоде: «Когда ты приходишь на поле с капустой, у которой 100%-но завязались кочаны, на 100% выровнен урожай, он как на картинке, как будто капусту просто раскидали, она идеальна. И все среди этой капусты белокочанной, в том числе и цветной, у этих гор, фотографируются. На рынок привезли, все тоже в шоке: «Что такое? Как такое возможно?» Никто ж не знал. Только-только начали на Северо–Западе выращивать сорта иностранной селекции, они не были популярны. Так как хозяйство у нас было маленькое, мы более пластичны были, мы приняли решение: «Давай попробуем». Действительно, как потом выразится Михаил, это был подъем их хозяйства. Первый опыт сотрудничества с голландскими коллегами проложил дорогу для более тесного сотрудничества и дружеских отношений. Степшины работали до этого только с сортами отечественной селекции, которые предлагал Сортсемовощ, а здесь им представилась уникальная возможность стать первыми в испытании иностранных сортов и гибридов в новом климате Северо-Запада, применить свою смекалку, чутье, азарт. И у них все получилось. Уже через год после первых опытов, семья Степшиных была представлена к знакомству с генеральным представителем компании «Бейезаден» на Северо-Западе, Максом Декером. Он приезжал к ним на поле, они сидели за одним столом, устраивали День Урожая. Михаил говорит: «Они дали нам сорта на испытание. То есть все были во внимании. Это был взлет нашего хозяйства, то есть моменты, которые запомнились нам. Об этом даже в газетах писали, по радио передавали, и по телевизору. Самая волна популярности». В 2002 году в качестве темы дипломной работы Михаил выберет сравнительную характеристику отечественных и голландских сортов капусты, на поле выращивали 25 сортов капусты, по меркам хозяйства семьи Степшиных, такое разнообразие на малых площадях поражает. На практике проверялось, какие сорта лучше, какие сорта хуже, и какие из них можно было бы использовать в климатических условиях Северо-Запада. Михаил пошел по стопам своих родителей, продолжив заниматься фермерством. Его пример является скорее исключением, чем правилом, среди семей фермеров.

Сегодня в сельском хозяйстве наблюдается недостаток в работниках, обладающих специальным образованием, необходимыми навыками. В большинстве случаев Татьяна Ивановна нанимает тех или иных работников в силу необходимости. Татьяна Ивановна так характеризует ситуацию с наймом работников: «В основном люди, которые сюда приходят, это люди, которым негде работать. Таких людей нет, у которых есть желание этим зарабатывать на жизнь. Из года в год к нам приходят работники с плохими привычками, в основном пьющие, которые постоянно могут терять работу, или искать другую работу, пенсионеры». Проблема недостатка квалифицированных кадров, способных качественно и ответственно выполнять работу, становится все острее и острее с каждым годом, и с каждым годом фермер вынужден ухищряться при наборе работников. В беседе с семьей многое было сказано про работников, удивительно, как много можно рассказать о своих работниках, только эти отзывы редко содержат похвалу или одобрение. Например, Михаил так рассказывает про двух работников, которые работают в хозяйстве с конца 90-х гг.: «Отношения уже как к братьям, доверительные. Ты их уже знаешь, изучил, ты на них обижаешься, со временем прощаешь. То есть на любом предприятии крупном, там бы за те оплошности, которые они делали, запросто можно было выгнать и дверь закрыть. В связи с тем, что не хватает трудовых ресурсов, в нашей ферме все-таки используется много ручного труда, то приходится со многим мириться: с недостатками людей, а они уже с нами мирятся». Однако несмотря на то, что фермеры видят, какая сложилась ситуация на рынке труда, и невозможность повлиять на ситуацию заставляет фермеров мириться со сложившейся ситуацией. Татьяна Ивановна делает такое заключение по поводу недостатка качественных кадров в сельском хозяйстве: «Если в сельском хозяйстве или животноводстве, то работники должны иметь какое-то знание, образование либо средне-специальное, либо высшее. Те люди, которые к нам приходят, приходят не с тем образованием, не понимают сути, им очень трудно. Это большая редкость, либо это призвание: может быть, раньше он был механиком, потом почитал что-то или найдет себе помощника или зоотехника, которые в больших хозяйствах работают».



Удивительными являются истории Татьяны Ивановны и Михаила об эпизодах, когда на их ферме работали люди, которые так или иначе находились в сложной жизненной ситуации и им требовалось место, где бы они могли найти помощь и заработок. Первой такой была история про Антона, молодого человека, которого семья Степшиных временно приняла под свой кров и опеку. История Антона – это пример того, как человек, никак не связанный с трудом на земле, пытается адаптироваться к условиям хозяйства и как на него влияет трудотерапия. В этой истории много смешного, о чем свидетельствовал тот факт, что пока Михаил рассказывал все перипетии Антона, он не мог не сдерживать смех: с высоты своего опыта неумелость и кособокость Антона приводила членов семьи Степшиных в смех, им казалось немыслимым, как возможно, чтобы человек ничего не умел делать, и даже такое простое дело, как помочь перенести кучу сорной травы, становилось непреодолимым препятствием. Татьяна Ивановна так рассказывает об этом: «Первое, что ему дали, это возить сорную траву, которая в кучах лежит. Я в окно наблюдаю, и он с таким видом смотрит на траву, как на врага Революции. Кидает в кучу вилы, он просто так берет на расстоянии и кидает как стрелу. Наблюдаю за ним и думаю про себя: «Да, долго ты не продержишься тут». Татьяна Ивановна, наблюдая за таким поведением своего работника, а Антон действительно был работником и за свой труд должен был получать деньги, не могла позволить, чтобы Антон подавал плохой пример другим работникам, ведь они могут подумать, что Татьяна Ивановна одним позволяет поблажки, а другим нет - Татьяна Ивановна может потерять заслуженное доверие своих работников, а на это не пойдет ни один хороший руководитель. На следующий день Антона отправили на чисто мужскую работу, таскать гравий, так через два часа он бросил все, ссылаясь на сильнейшую головную боль, даже таблетки на него не смогли подействовать. Тогда у Татьяны Ивановны оставалось последнее средство давления на молодого человека – позвонить и пожаловаться его опекуну. После разговора с опекуном Антона было не узнать, ничто не напоминало о недавней головной боле, и Антон был готов работать наравне с остальными. В следующий раз Михаил взял Антона с собой на рынок, чтобы тот ему помог торговать. Выяснилось, что Антон прекрасно умеет общаться с покупателями, это оказалось его стихией, Татьяна Ивановна даже позаботилась о том, чтобы Антона приодели, и, пожалуй, это был один из тех редких случаев, когда Татьяна Ивановна положительно отзывалась о своем работнике, назвав Антона очень обаятельным молодым человеком, с ответственностью отнесшимся к вверенным ему обязанностям: продавать товар, общаться с покупателями, сдавать полученные деньги, следить за целостностью товарной точки. С этим Антон справился с успехом, доказав, что человек на своем месте показывает намного больше внимания и усердия, чем те, кто в силу обстоятельств вынужден трудиться, как например, в случае с дочерью Фаины Ивановны, Юлией, которая в силу сложных жизненных обстоятельств вынуждена была заниматься фермерством. Таким образом на некоторое время ферма семьи Степшиных стала для Антона местом, где ему помогли приобрести и отточить новые навыки, попробовать себя в новой для себя роли продавца, торговца, предпринимателя, семья Степшиных оказала ему поддержку, несмотря на моменты, когда доверие готово было иссякнуть. О дальнейшей судьбе Антона семья ничего не знает, но раз они вспомнили и рассказали историю о нем, о чем я не просила, то этот опыт оказался важным не только для самого Антона, но и для этой семьи: в нем увидели молодого и неопытного человека, которому нужна была опека, поддержка, помощь, и он ее получил. Мало найдется семей готовых принять под свою ответственность юношу, который нетвердо стоит на своих ногах и при этом не способен выполнять какую-либо простейшую работу там, где это просто необходимо в силу специфики самой работы. Хозяйство по своему размеру превосходит размеры стандартной городской квартиры, в хозяйстве всегда найдется работа, близость к природе также благотворно влияет на человека.

Характерной особенностью всех рассказов Татьяны Ивановны и Михаила о своих работниках является то, что в них всегда содержится и отрицательный отзыв, и положительный. Например, Михаил рассказывает про двух работниц: «У всех вредные привычки, к каждому нужен свой подход. Например, про Кошелеву и Якоряеву, главные работники. Они специалисты: они сеют, сажают, все умеют делать, всему обучены. Якоряева торговала, Кошелева сейчас торгует. Но ужасного характера, могут «бузеть», выговаривать. Приходится мириться, но некоторых мы уже до поля не допускаем, могут даже выпившими прийти на работу, таких отправляем домой». Или рассказ про работника Сережу Клюева, сироты, без отца, без матери, «выпивоха» тот еще. Ему нельзя выдавать деньги на руки, потому что как только в руках появлялись деньги Сережа тратил их на все, что угодно, но только не по делу, он мог даже после получения заработка четыре дня не появляться на работе. Но как только деньги не появлялись на руках Сережи, он становился весьма хорошим работником, в этом соглашались и Татьяна Ивановна, и Михаил: «В целом, конечно, работник хороший. Он все умеет, штукатурить, и сапожник с разрядом. Сколько вещей сделал. По коже умеет вышивать. Профессионал. Он даже с машиной помогает. И характер хороший». Потому Татьяна Ивановна лично следила, пока Сережа работает, не выдавать ему денег, а если ему что-то требовалось купить, например, одежду, то Татьяна Ивановна помогала ему с этим, - лишь бы на какое-то время удержать человека от пагубной привычки. Как выражается сама Татьяна Ивановна, в фермерстве крайне важны организаторские способности, «порой приходится идти на всяческие ухищрения», чтобы одних «заманить» на работу, а других удержать от «кружки».



Отчасти состояние рынка рабочей силы отражает состояние экономики в стране. Мы рассмотрели некоторые социокультурные аспекты фермерской деятельности, но не пытались посмотреть, какие экономические аспекты являются неотъемлемой частью предпринимательской деятельности фермера. Среди экономических аспектов я выделяю следующие (на основе проведенных интервью): 1) субсидии, гранты, кредиты; 2) анализ рынка, знание ситуации на рынке; 3) специальные знания, знания сельхозкультур, знания учета, книги расходов-доходов; 4) локальные мысли; 5) перспективы и препятствия.

Поскольку фермерство является предпринимательской деятельностью, фермер интересуется различной информацией, которая так или иначе может помочь ему в развитии и поддержании своего хозяйства и торговли на приемлемом уровне, а для этого фермер может участвовать в конкурсе на получение грантов и субсидий. Однако, как я уже однажды говорила, с первых и до последних дней фермера будут преследовать трудности, и даже здесь. При получении гранта фермер сталкивается с непреодолимыми трудностями. Одна из таких трудностей заключается в очень простой, но в корне неразумной идее: выдавать значительные денежные средства начинающим фермерам. Неразумность этой идеи заключается в том, что согласно условиям гранта, материальную помощь может получить лишь тот фермер, который является гражданином Российской Федерации, а, во-вторых, никогда ранее не занимавшийся предпринимательской деятельностью в любом виде. Именно этот последний пункт стал преградой для получения Михаилом в 2012 году гранта на развитие и расширение семейного хозяйства. Михаил так рассказывает про это: «В 2012 году появляется программа государственная по поддержке и развитию фермерских хозяйств, новоиспеченных. То есть, если ты организуешь фермерское хозяйство, ты получаешь грант на развитие, 1,5 млн. рублей плюс 250 тыс. подъемных. Я: «Ах, как хорошо! У меня все карты на руках: я работник АПК, я агроном, опыт работы есть, все есть, все замечательно». Тамара, сестра Михаила, будучи работником банка и обладая опытом в сопровождении кредитов, помогла Михаилу составить грамотный бизнес-план, от которого в Администрации района были в восторге, даже оставили копию для образца. Но несмотря на все старания, в гранте Михаилу было отказано по причине того, что Михаил на тот момент занимался предпринимательской деятельностью больше 8 лет. Как так получалось, что опытный специалист не мог получить так необходимые для хозяйства деньги, а люди, только-только пробующие свои силы на фермерском поприще, не обладая специальным образованием, получали эти деньги. Михаил с толикой огорчения рассказывает: «Понимаешь, я не имею права получить, потому что занимаюсь бизнесом. Я уже должен быть сформированным, разжившимся, толстым, обрюзгшим, который не должен просить деньги у государства. У нас все, кто не занимался коммерцией, получили грант без вопросов. Но я не жалею об этом нисколько». А не сожалел Михаил потому, что получение гранта накладывало на фермера определенные обязанности, среди которых были постоянные проверки. Это в определенной степени ограничивало свободу действий фермера и становилось лишним поводом для беспокойства. Среди знакомых Михаила был Сергей Самолетов, который получил на волне фермерского движения этот грант, он так отзывался о полученном гранте: «Я бы лучше эти деньги заработал сам! Потому что это столько нервотрепки, с меня спрашивают». Фермер большим деньгам всегда предпочтет независимость, индивидуальность, возможность самому распоряжаться своей землей и хозяйством. Фермер всегда нуждается в деньгах, но если становится выбор между обязанностью отчитываться за выделенные деньги перед начальством, работать, так сказать, «с завязанными руками», или же остаться без дополнительного притока средств, но с привычной свободой деятельности, то фермеру выгоднее остаться при своем, но не растрачивать силы на отчеты, проверки и комиссии.

Фермеры, как правило, хорошо разбираются в том, какие субсидии выдаются и на какие нужды. Например, Татьяна Ивановна рассказала мне, что субсидии бывают разные, например, на поддержание плодородия, на покупку удобрений. Также субсидии выделяются на покупку семенного картофеля, как правило, не элитного. В животноводстве субсидии выделяются с расчетом на каждую доеную корову, общее поголовье скота в хозяйстве. В овощеводстве субсидии выдаются на посадку картофеля, по зерновым культурам. Но прежде чем получить субсидии, фермеру необходимо заполнить особую «дорожную карту», в которой он указывает, сколько он обязуется вырастить продукта, с учетом урожайности, например, у картофеля это не меньше 200ц с гектара. И если человек считает, что он сможет потянуть такое хозяйство, будь то овощеводство или животноводство, он приходит в Администрацию и говорит: «Я как вновь организовавшийся фермер хочу получить субсидии на поддержание своего хозяйства». Администрация со своей стороны помогает фермеру подготовить все необходимые документы, помогает правильно заполнить дорожную карту, и затем документы направляются сначала в районную администрацию, потом в областную, где и принимается окончательное решение о том, выдавать субсидии или нет, и в каком объеме. В среднем выдается 1,5 млн рублей сроком на 5 лет для крестьянско-фермерского хозяйства и примерно 300 тыс. рублей на его обустройство.

1   2   3   4   5   6   7   8

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Диссертация «Фермерство как социокультурная практика»