Скачать 367.2 Kb.


Дата19.10.2018
Размер367.2 Kb.

Скачать 367.2 Kb.

Дмитрий Варанин




Дмитрий Варанин



ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ



ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ ОДНОЙ ЗОНЫ

В ДВАДЦАТИ ПОСЛОВИЦАХ



все совпадения с реальными людьми и событиями – случайны.







ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЯ


Здесь описаны грязные люди, грязные истории, грязная жизнь. Автор использовал язык, который считал подходящим для обстановки, в которой происходит действие. Обороты «поехал на больничку», «пришел с курятника» являются частью языка. Если описываемые события или язык покажутся мерзкими, то вспомните, что они не передают и сотой доли действительности. Той действительности, в которой живут несколько миллионов человек.

СОДЕРЖАНИЕ

Посади свинью за стол, она и ноги на стол 2

Не имей сто рублей, а имей сто друзей 3

Желудок как Сибирь все в нем пропадает 4

Кто ходит, тот и спотыкается 4

Золото в огне не плавится 5

На бесптичье и жопа соловей 6

Будь попроще, и люди к тебе потянутся 6

Собака лает – ветер носит 7

Возлюби ближнего, как самого себя 8

Длинней одеяла ноги не вытягивай 9

Дом без книги похож на склеп 9

Без труда не выловишь и рыбку из пруда 10

Одно ласковое слово проймет человека лучше, чем сто попреков 11

Не хлебом единым жив человек 12

Где муж, там и жена 15

Деньги не пахнут 16

Кто умеет продавать, тот и покупать умеет 17

Долг платежом красен 18

Где есть жизнь там, бывает и смерть 20

Не говори гоп, пока не перепрыгнешь 20

Список специальных слов и выражений 21

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Как жаль, что ко мне хорошо относятся! Любая попытка задуматься приводит к возгласу радостно-приподнятым тоном:

Диего, не гоняй! Вот откинешься, найдем тебе бабу, без п., но работящую.

Как смешно! Все смеются. Придется говорить.
ПОСАДИ СВИНЬЮ ЗА СТОЛ, ОНА И НОГИ НА СТОЛ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Солдат. Диего, пойдем чифнем.

Диего. Я не чифирю.

Солдат. Купцанешь. Буркин вышел из ШИЗО.

Диего. Кто?

Солдат. Наш, оленегорский. Был в седьмом отряде. Кобра перетер, его кинули к нам. Вроде ничего.

Они уходят чифирить в другую секцию.





СЦЕНА ВТОРАЯ


Через месяц. Секция. Диего лежит на шконке. Кобра лежит в соседнем проходняке. Подходит Буркин и садится напротив Кобры.

Буркин (показывая рубль). Кобра, не продашь мне пачку чая?

Кобра секунду пристально смотрит на него, затем резко встает.

Кобра. Пошли.

Они выходят из секции. Кобра заходит в каптерку и берет у завхоза ключи от умывальника. Дверь запирается за ними. Слышен сильный удар. Кто-то падает на дверь. Еще удар. Из умывальника выходят Кобра и Буркин. Кобра запирает дверь и относит ключи завхозу. У Буркина синяк под глазом. Кобра возвращается в проходняк и садится.



Кобра. Сачок, поставь банку.

. Сачок приносит банку с чифом. Кобра пьёт. Несколько успокаивается.




Кобра. Блудняк ходячий! Покупает пачку… у меня! Земляк! Что я ему так бы не дал? Да и давал не раз!

Конец пословицы: Посади свинью за стол, она и ноги на стол.














НЕ ИМЕЙ СТО РУБЛЕЙ, А ИМЕЙ СТО ДРУЗЕЙ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Этапник Диего идёт по аллее с курятника. Навстречу ему – ДПНК Вась-Вась.

ДПНК. Варанин! Почему не здороваешься?
Диего. Здравствуйте, Василий Васильевич.
ДПНК. Вот что, видишь листья? (Показывает на дорожку к бане.) Я сейчас на промку, обход сделаю. Чтоб я этих листьев не видел! Понял?
Диего. Понятно.

СЦЕНА ВТОРАЯ


Секция. Несколько минут спустя. Диего стоит голый и надевает кальсоны и тепляк. Подходит Юлик из соседнего проходняка.

Юлик. В ШИЗО?
Диего. Вась-Вась зацепил на аллее. Велел подметать локалку.
Юлик. А он где?

Диего. На промке.

Юлик. Подожди. Может еще обойдется. Чай есть?
Диего. Нет.
Юлик. У меня тоже, но я займу. Лещ, есть замутка?

В проходняке напротив Лещ достает из тумбочки банку из-под сухого молока. В ней – чай. Насыпает из неё половинку крышки от коробочки из-под зубного порошка. Это – замутка. Юлик берет ее и выходит из секции. Через минуту он возвращается.



Юлик. Петухи уже на локалке, пойдем посмотрим.

Они выходят в коридор. Здесь есть окно. Из него видно промку и аллею. Внизу петухи старательно подметают аллею. Из калитки промки выходит Вась-Вась, останавливается, смотрит на петухов. Делает шаг по направлению к отряду.




Юлик. Борода.

Вась-Вась машет рукой и поворачивается в сторону курятника. Диего облегченно вздыхает.


Юлик. Будет чай, замутишь.


Так этапник не попал в ШИЗО на пятнадцать суток.

Конец пословицы: Не имей сто рублей, а имей сто друзей.

ЖЕЛУДОК КАК СИБИРЬ ВСЕ В НЕМ ПРОПАДАЕТ

Солнечный зимний день. Около задней стенки локальной зоны второго отряда. В стене дырка для мусора. Рядом большая куча отбросов. Из дыры вылезает петух (только гребням не западло лазать через эти отверстия). Он длинный, худой, в рваных штанах, в грязном фофане без воротника и в стоптанных кирзовых сапогах. Бочка и Диего прогуливаются около рабочего помещения.





Бочка. Ну, Нюра, как поживаешь? Растолстела, жопочка толстая. Воруешь?

Нюра. Что ты, Витя?

Бочка (с улыбкой на круглом лице с лопоухими ушами). В Кицу не собираешься?

Нюра. Мне и здесь хорошо.

Бочка. Еще бы (Довольно смеется и подкатывается поближе к петуху.)

Бочка очень похож на Винни-Пуха.

Я бы вас всех в Кицу отправил. Заворовались.

Он бьет ногой петуха в живот. Тот падает лицом на замерзшие отбросы. Диего и Бочка продолжают прогулку.

Бочка (возмущённо). Ишь, заворовалась, нос воротит. Даже не поздоровалась. Конечно, как здесь гребню и не обнаглеть... А вот у нас... Хоть ту же Нюрку взять. Бывало, возьмешь птюху почерствее, дашь ей и говоришь: «Скушай бутерброд». Так она, сучка, г…ом намажет и в рот затолкает. Схавает и еще просит. Помнишь, Нюрка? А здесь...

Бочка безнадежно разводит руками.

Конец поговорки: Желудок как Сибирь все в нем пропадает.







КТО ХОДИТ, ТОТ И СПОТЫКАЕТСЯ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Секция. День. Входит завхоз Крым.

Крым. Лещ, собирайся. Тебя к ДПНК.


Крым выходит. Лещ, маленький, косолапый и старый в свои двадцать два года, расстегивает куртку и снимает штаны. Степа копается в тумбочке.

Лещ. Колек, поставь банку.


Колек встает, берет кипятильник и восьмисотку и выходит. Степа протягивает Лещу кальсоны. Лещ снимает трусы, матерится, надевает кальсоны (в последнее время в ШИЗО запретили находиться в трусах и тёплом белье одновременно).


Лещ. Вагон, пластырь есть?


В соседнем проходняке открывают тумбочку, ищут пластырь. Лещ стоит босой, на его щуплой голой груди топорщится вытатуированный замок.

Вагон. Нашел.

Лещ достает пачку папирос, Вагон приклеивает ее пластырем у Леща между лопаток.

Диего достаёт тепляк и передаёт Лещу. Тот надевает его. Затем куртку. В коридоре опять появляется Крым.

Крым. Лещ, давай быстрей, третий раз звонят.

Мимо Крыма идет Колек. Одной рукой он держит банку за горлышко, в другой у него кипятильник, которым он поддерживает ее снизу.



Лещ. Крым, иди чифнёшь.

Крым подходит и садится рядом с мужиками. Степа достает крышку от зубного порошка с глюкозой. Кружка идет по кругу.

Мужики. Спасибо (Расходятся.)

Лещ уходит на курятник, а оттуда в ШИЗО.



СЦЕНА ВТОРАЯ


Секция. Вечер. Двое в проходняке: армянин Юлик и семьянин Леща – Тощий.

Юлик. Как его любят!
Тощий. Это еще не любовь.
Юлик. А вообще-то Машка права. Зачем ходить в четвертый отряд, когда они с Оксанкой здесь. Ревнивая сучка!

Конец поговорки: кто ходит, тот и спотыкается.









ЗОЛОТО В ОГНЕ НЕ ПЛАВИТСЯ


Локальная зона четвёртого отряда. Зима. Двое тусуются. Один, оленегорец Панкрат, на днях стал бригадиром. Среднего роста, крепко сложенный, спокойный, неглупый. Второй – Бочка, на днях пришел этапом с Кицы. Там нет ПКТ, поэтому кандидатов в БУР привозят на Угольки. Бочка гуляет до первого нарушения. Он невысокий, кругленький, уши в стороны, на лице улыбочка, глаза прищуренные. Он из Удмуртии. В Кице он одно время был бригадиром.



Панкрат. А, по-моему, это беспредел. Что вы с петухами делаете! Да и вообще.

Бочка. Ну, нет, иначе они оборзеют. Посмотри на Оксанку. У нас она бы живо жирок сбавила.

Панкрат. Хорошо. А зачем у вас избили (Называет две-три фамилии.) У нас мужиками жили, а у вас, что с ними сделали! Я их знаю хорошо. Нормальные ребята.

Бочка. А иначе нельзя. Как же их иначе проверить? Мужик везде мужик. Я так считаю. Вот взять, к примеру, вашего оленегорца – Пустого. Приехал. Его, конечно, сразу на локалку. Взял метлу, пошел. Там встретил земляков. Они ему объяснили. Бросил метлу, говорит « не буду больше». Дали ему, конечно. Потом завхоз устал, позвал нас. Били, били, все не понимает. Я сам три табуретки ему об башку сломал.

Панкрат (посмеиваясь). Что же, понял?

Бочка (с сожалением). Нет, на больничку увезли, пролом черепа. И что ж? Когда он через три месяца вернулся, нормально жил. Никто ему не предъявил, хотя конечно, раз уж взялся за метлу, то взялся.

Конец пословицы: Золото в огне не плавится.



НА БЕСПТИЧЬИ И ЖОПА СОЛОВЕЙ




Улица около рабочего помещения. Жаркий летний день. Развалившись на стульях, полукругом сидят мужики четвёртого отряда и чифирят. Лица довольные.

Кобра. Просто тоска смертная, хоть бы радио послушать.

Сачок. А Пугачеву не хочешь?

Все смеются.



Кобра (серьезно). Давай.

Сачок сначала не понимает, затем до него доходит.

Сачок. Она же во втором отряде.

Кобра (начиная раздражаться). Кто ты, зэк или балалайка?

Все смеются. Сачок уходит и минут через пять возвращается с длинным петухом, двигающимся на тонких негнущихся ногах, и с такими же прямыми худыми руками. Костюм ему явно мал. Лицо петуха омерзительно.



Кобра. Алла, спой мою любимую.

Алла Борисовна (так зовут петуха) становится в середину круга и начинает петь тонким женским голосом.



Алла. Миллион, миллион алых роз...

Из-за угла здания первого отряда выбегает черт. Он машет руками. Алла кончает петь, все встают. Черт подбегает ближе.



Черт (громко). ДПНК!

Алла ныряет в дырку для отбросов, мужики заходят в помещение.

Солнечный жаркий день. Никого нет. Из-за угла выходит ДПНК Манси. Значит, будет шмон.

Конец пословицы: На бесптичье и жопа соловей.











БУДЬ ПОПРОЩЕ, И ЛЮДИ К ТЕБЕ ПОТЯНУТСЯ


Локальная зона четвёртого отряда. По двору бродит полусумасшедший черт. У него худое лицо, длинный нос и безумные глаза. Он ищет окурки. Панкрат и Диего гуляют неподалеку.

Панкрат. Санек, пойди сюда.

Санек испуганно озирается и подходит к ним. Панкрат протягивает ему сигарету.

Санек. Нет. (Отскакивает, в ужасе закрываясь рукой.) мне не надо.

Панкрат (серьёзно). Да ты не бойся. Меня знаешь, бери.

Саньку очень хочется взять, но страх не позволяет.

Санек. У меня чая нет.

Панкрат (теряя терпение). Да бери ты, чучело гороховое.

Санек. Я не петух. (Берет сигарету.)

Панкрат. Вот еще (лезет в карман своего фофана, и достает конфетку), возьми.

Санек (отскакивает на метр и прячется за собственными руками). Не нужно!

Панкрат. Бери, когда дают.

Санек. Не нужно. Я привыкать не хочу.

Диего (удивлённо). Что?

Санек. К хорошему привыкать, к сладкому. А то еще привыкнешь.

Он так и не берет конфету.



Панкрат и Диего прогуливаются по локальной зоне. Санек ищет окурки неподалеку.

.

Конец поговорки: Будь попроще, и люди к тебе потянутся.









СОБАКА ЛАЕТ – ВЕТЕР НОСИТ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Верхняя секция четвёртого отряда, третий проходняк. Слышны ругательства. Белый и Бабкин разошлись. Они не живут больше в одной семье.

СЦЕНА ВТОРАЯ


Нижняя секция того же отряда. Утро следующего дня. Платон и Белый сидят, каждый в своём проходняке. Платону около тридцати пяти лет. Он маленького росточка, немного косолапый мужичонка. Белый – здоровый наглый парень лет двадцати. Он уже отсидел одно ПКТ.

Платон. Белый, иди чифнем.

Это значит, что он в очень хорошем настроении. Они оба из одной деревни, но Белый козел, а Платон мужик. Он почти никогда не зовет Белого. Они садятся напротив друг друга. Чифирят. Уже несколько дней подряд Платон встает со шконки только, чтобы чифирить. Потом опять ложится и засыпает. Он получил в санчасти освобождение на три дня.



Платон. Жалко дурака.

Сегодня утром ушел этапом на строгий режим их земляк, тоже из их деревни. Ему добавили год за то, что он избил черта.



Белый. Баул собрали?

Платон. Шнырь обещал передать, только бабки не взял.

Белый. А Пугач? Этот бы взял. (Допивает чиф и, как ни в чем не бывало, продолжает.) Не зря же вы его мажете?

Платон (возмущённо). Кто?

Только что Белый сказал, что Платон, мужик, платит завхозу Пугачеву за спокойную жизнь. Это оскорбление, если, правда, и вдвойне оскорбление, если ложь. Оба собеседника уже почти отмотали срок. Оба знают, что сказано и почему.



Белый (обнажая зубы в наглой ухмылке). Баба вчера терла.

Платон вскакивает и выбегает из секции.

Все тихо. Слышно как щелкает дверь локалки. В окно видно, как Бабкин (паренек из детского дома лет двадцати) идет по аллее. Дверь секции открывается. Пошатываясь, заходит Платон. Из носа у него капает кровь. Он вытирает ее платком, подходит к проходняку Диего и садится напротив.



Платон (отчетливо выговаривая слова и останавливаясь после каждого из них).

Давай, Диего, партию в шахматы сыграем.



Диего ставит табуретку посреди проходняка и расставляет шахматы. Делает ход. Платон делает ход. Затем Диего. Платон ходит королевой как конём. Только тогда Диего понимает, что Платон совершенно пьян. Значит вот почему он лежит третий день. Его нужно снова уложить, пока козлы не подошли посмотреть на их партию. Ведь Платон играет очень редко, а все необычное подозрительно. Игроки делают еще по паре ходов. Краем глаза Диего замечает, что к ним направляется дневальный.

Диего. Все, мат. (Ставит белого офицера на черную клетку через два ряда.)

Платон. Спасибо за партию, Диего. (Идет к своей шконке.)

Через несколько минут он спит.

Ближе к вечеру Платона увели в ШИЗО на пятнадцать суток.

Бабкин потерял три передних зуба, зато получил синяк под глазом. Через три дня его увели в ШИЗО на 15 суток, за то, что он неудачно вставил себе в половой член шарик, выточенный из прозрачной пластмассовой ручки, выпрошенной у Диего. Три дня он истекал кровью, лежа в ШИЗО на нарах.

Белый остался в проходняке один.

Конец пословицы: Собака лает – ветер носит.






ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО, КАК САМОГО СЕБЯ


Локальная зона третьего отряда. Бетонные стены с трех сторон, с четвертой решетчатый забор и калитка. Двое тусуются по локалке. Один – здоровый быковатый петербуржец Паскаль, бывший дневальный третьего отряда. Второй – этапник.

Этапник. А петухи здесь есть? У нас на тюрьме такая петушка была! (Он облизывает губы.)

Паскаль. Третий отряд тем и славен, что их здесь больше всего. Попробуй, если тебе нравится.

В его голосе легкое презрение. Как большинство петербуржцев, он считает себя выше и культурней мурманских. Однако и совет тоже надо дать.


Вот Аллу попробуй. (И опять с презрением.) Мне лично они не по вкусу. Я попробовал в рот да в жопу. Противно. Грязные они очень. Теперь я просто раз в три дня подрачу на дальняке – и хорошо. (И снова, показывая свою образованность.) Что ни говори, а нельзя любить ближнего, как самого себя.

Конец предложения: Возлюби ближнего, как самого себя.





ДЛИННЕЙ ОДЕЯЛА НОГИ НЕ ВЫТЯГИВАЙ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Третий слева проходняк секции. Пять человек сидят и чифирят. Это их проходняк, их дом.

Ветеринар. Без Одного совсем обурел.

Добрыня. А что?

Ветеринар. Хавает диету прямо за столом.

Пять ругательств из пяти ртов. Речь идет о Славе, новом завхозе четвёртого отряда. Раньше он был руководителем СПП седьмого отряда, еще раньше – художником зоны, несмотря на отсутствие одного глаза. Он так зарекомендовал себя, что ни козлы, ни мужики, ни даже сам начальник четвёртого отряда не хотели иметь его завхозом. Но это не помогло. Режим – майор Фискалов – велел, а он – власть.




СЦЕНА ВТОРАЯ


Столовая. Обед. Все сидят. Слава с козлами за первым слева столом. Баста за вторым справа. Слава берет черпак и собирается выложить диетическую кашу из бачка себе в шленку. Баста встает, подходит к столу Славы, хватает бачок и надевает его Славе на голову. По лицу и одежде завхоза расползается горячая каша.

Баста. Хавай диету.




Его уводят в ШИЗО.

С этого дня Слава ел диету тайком.

Конец поговорки: Длинней одеяла ноги не вытягивай.
ДОМ БЕЗ КНИГИ ПОХОЖ НА СКЛЕП

Седьмая камера ШИЗО. Скоро отбой. Десять человек сидят на полу. Стук в дверь. Дежурный – Карпов. Слышен шелест. Значит, шнырь выдает бумагу на завтра. В щель летят крошечные бумажки. Карп подбирает их.



Жук. Что там?

Ерш (бегло просмотрев листочки в полутьме камеры). Фуфло, как всегда.

Диего. Дай посмотрю.

Карп протягивает Диего десять маленьких обрывков бумаги.

Диего (читает)

...пять лет. Она работала...

...сто кухарки и прачки и, ...

...лы мыть нанималась, и...

... никакой работы не смела...

...старуха же уже сделала...

На этом листочек кончился. Диего собрал все десять вместе. Оказалось, что это пятьдесят первая страница. Сегодня им подтираться Достоевским. Вчера был Салтыков-Щедрин.

Конец поговорки: Дом без книги похож на склеп.






БЕЗ ТРУДА НЕ ВЫЛОВИШЬ И РЫБКУ ИЗ ПРУДА



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Восьмая камера ШИЗО. В ней шесть человек. Среди них Бабкин, двадцатилетний парнишка с хитрым худым лицом выродка. В камере есть четыре сигареты, но нет спичек. Уже четвертый день не удается закурить. Бабкин встает и начинает бить кулаком по двери.

НВНК (из-за двери). Тише!

Бабкин. Гражданин прапорщик, подойдите, пожалуйста, к восьмой.

НВНК (из-за двери). Хорошо.

Молчание. Проходит полчаса. К камере подходит Миша Алиев. Сегодня он НВНК.



Миша. Ну, восьмая, что там у вас?

Бабкин. Миша, дай зеленки, очень нужно.

Миша (смеясь). Что, пить хочешь?

Бабкин. Нет, Миша, серьезно. Геморрой замучил, дай, пожалуйста.

Миша. Откуда у тебя геморрой?

Бабкин. Еще с воли, правда, Миша. Дай.

Алиев смеется. У него сегодня хорошее настроение, а, кроме того, он вообще самый хороший прапорщик в зоне.

Миша (вяло). Ну, покажи, где там твоя шишка.

Бабкин спускает штаны, трусы и поворачивается задом к глазку.



Миша. Не вижу, чуть-чуть вправо и повыше.

Бабкин отодвигается в сторону и поднимает зад повыше, раздвигая руками ягодицы.

Бабкин. Видишь?

Миша. Ну ладно. ( Приносит зеленку, вату, открывает дверь камеры, что ему строго запрещено уставом, улыбается.) Держи.

Бабкин. Миша, дай еще спичку, а то, как я помажу?

Миша. Пальцем.

Бабкин. Ну, Миша, серьезно.

Алиев смеется и кидает на пол спичку.

Бабкин наматывает ватку на спичку, окунает ее в зеленку и смазывает свою шишку.

Миша закрывает дверь и уходит.



Бабкин (кричит, разматывая спичку). Ура! (Чиркает ее о трубу, достает курево.)

Все сидят на полу и блаженно курят, передавая сигарету по кругу.



Бабкин. Две оставим, завтра опять возьму зеленки.

Конец пословицы: Без труда не выловишь и рыбку из пруда.





ОДНО ЛАСКОВОЕ СЛОВО ПРОЙМЕТ ЧЕЛОВЕКА ЛУЧШЕ, ЧЕМ СТО ПОПРЕКОВ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Столовая. В левой половине обедает четвёртый отряд. За первым слева столом сидят завхоз, бригадир, руководитель СПП и ночной дневальный. Дальше стол семьи Платона. Потом два стола чертей. Первый стол справа – стол Диего. За ним два стола чертей, потом стол петухов.
Диего сидит у стены. Рядом с ним - Гаврила, парнишка с Кицы. Живет мужиком. За ним Харитон – бывший Рог отряда, теперь – художник. За ним Леон, единственный черт в отряде, не вступивший в СПП. За ним Хохол. Напротив Диего сидит Ваня, брат завхоза. Рядом с ним малолетка. Неплохой парень, еще не вступил в СПП, одевается чисто, еще не запарафиненный. Он еще этапник.

Завхоз кончил есть.



Завхоз (командует). Первый стол, пошли.

Все встают и направляются к выходу.



Завхоз (кричит). Назад!

Диего оглядывается. На столе стоит бачок с посудой. Все возвращаются и садятся за стол.

Завхоз (командует). Первый стол, пошли.

Все встают.

Назад!

Опять возвращаются.



Завхоз. Ах, так! Емеля, убери!

Черт, «живущий» за другим столом, уносит бачок. Отряд выходит из столовой.


СЦЕНА ВТОРАЯ


Проходняк Гаврилы. Подходит Диего и садится напротив него.

Диего. Что будем делать?

Гаврила. Ты о чем?

Диего. О столовой. Совсем обурели черти.

Гаврила. Правильно, пошли.

Они встают. Диего идёт и берёт у шныря ключ от бытовки.



СЦЕНА ТРЕТЬЯ


Умывальник.




Диего. С кого начнем?

Гаврила. Все равно.

Оба знают, что если тронут Ваню или Харитона, то им не уйти от ШИЗО. Начинать надо с остальных троих. Диего выходит, ловит какого-то черта и приказывает привести малолетку. Через несколько минут тот входит. Диего запирает дверь. Малолетка нервно достает сигарету и закуривает.



Диего (ласково). Скажи, пожалуйста, тебе, что западло посуду после себя убрать?

Малолетка молчит.



Гаврила. Что, Диего за тебя убирать должен? (Бьет его справа по морде.)

Малолетка роняет сигарету и молчит.



Гаврила (продолжает). Ты же знаешь, Диего уже сидел за посуду.

Диего. Или ты думаешь, Гаврила за тобой убирать должен? Ему два месяца до конца срока. Кроме нас, из вас любому за счастье быть должно.

Гаврила бьет малолетку слева.



Диего. Ты же знаешь, что посуда не западло.

Гаврила бьет малолетку в поддых. Тот складывается пополам и молчит.



Диего. Понял?

Малолетка. Понял.

Диего. Ну, иди и пришли сюда Хохла.

Малолетка выходит. Гаврила и Диего ждут. Прибегает черт.



Черт. Нет Хохла. На работу ушел, с чужой сменой.

Гаврила (скривившись). Нюх у падлы!

Диего. Будем звать еще кого-нибудь?

Гаврила молчит.


Так что?

Гаврила. Харитона и Ваню нельзя.

Диего. А Леон?

Гаврила. Конечно, он бы должен, но у него скоро сто дней. Я, пожалуй, просто ему скажу. Он поймет и так.

Диего (кивая). Ладно.

Конец пословицы: Одно ласковое слово проймет человека лучше, чем сто попреков.





НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ ЖИВ ЧЕЛОВЕК



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Отряд. Утро.

Белый (тягучим просящим голосом). Диего, дай, пачку, со свиданки верну.

Диего. Нет у меня.

Белый. Я же знаю, что есть. Не жми.

Если не дать, еще минут десять не отстанет.



Диего. Ладно, в четверг вернешь.

Лезет в тумбочку, отодвигает банку с бядлом. Отодвигает пакет с глюкозой. Достаёт банку из-под сухого молока и пластмассовый стаканчик. Насыпает его доверху. Это пачка. Белый берет её и уходит в свой проходняк.

Белый. Эй, как тебя, вскипяти банку.

Послушный черт берет банку.



Белый. Диего, дай кипятильник.

Диего протягивает его. Черт уходит.


СЦЕНА ВТОРАЯ


Через день. Около рабочего помещения.

Рубик. Ну что, Белый, как свиданка?

Длинное ругательство.

Из-за угла выходит шнырь по свиданке. Он вываливает кадку с отбросами в помойку около стены. Белый отходит. Диего заходит в каптерку.

Рубик (с улицы). Диего.

Диего выходит наружу.

Белый сидит на стене и передает большой сверток Князю.



Рубик. Видел?

Диего смотрит на него.

Белый любит белый булка. Ему со свиданки шнырь вынес.



Диего. Что!?

Рубик. Сам из помойки не взял. Позвал черта из седьмого отряда, тот ему и вытащил.

Диего. Не может быть.

Рубик. Ха! Эй, Белый, что ж ты так запарафинился?

Белый хохочет нагло и мерзко.



Рубик. Что, Белый, сегодня будем есть белый булка? А?

Снова смех.

Да, раньше за это опустили бы.

Рубик отходит.



СЦЕНА ТРЕТЬЯ


После работы. Секция.

Белый. Видишь, возвращаю.


Диего берёт пачку чая и кладёт в тумбочку. Белый ставит в своем проходняке табуретку. Они с Князем садятся друг против друга. Князь режет белый хлеб. Едят, едят, едят. Отрезают птюху.

Белый. Диего, хочешь?

Диего. Спасибо, у меня есть. Свой не схавать.

СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ


После отбоя. Секция.

Диего. Солдат, пойди-ка сюда.

Солдат заходит в проходняк к Диего.

Рубик сказал, что Белый достал хлеб из помойки. Я не видел, но они сегодня ели белый хлеб. А мне вот, пачку вернули. Что делать?

Солдат думает.

Солдат. Чай дай в долг кому-нибудь из чертей. Вернут незапарафиненный, после ларька. А с Белым придется разбираться. Нам еще жить. Я парафина не хочу. Пойдем к Басте.

Они идут в другой проходняк.

Все соглашаются, что нужно что-то делать. Рубику не очень верят, но оставлять так дело нельзя. Договариваются, что встретятся на работе и обсудят положение.



СЦЕНА ПЯТАЯ


Следующий день. Рабочее помещение.

Солдат. Вот и мы. Вся душня дернула отсюда! Ты тоже, Леон.

В помещении остаются только мужики и бригадир Максим. Вообще-то он не имеет права участвовать в разборках, но дело идет о его семьянине Князе, поэтому никто не возмущается его присутствием. Все молчат.



Солдат. Что будем делать?

Максим. А что случилось?

Только он – не знает.

.

Солдат. Белый с Князем попали в блудняк.

Ему в двух словах объясняют дело.

Стёпа. Вот что, по-моему, надо вызвать их и, дать по башке.

Солдат (недовольно). Так не делается.

Диего. А, по-моему, надо вызвать черта и узнать, что было в свертке. Может чай? Солдат. Какая разница?

Максим (возмущённо). Как какая? Если хлеб, то опускать надо, а если чай, то тогда ничего. Ведь если к чаю придираться, то вся зона запарафинена. Сейчас его только в говновозе завозят.

Солдат (живо). Но в запасном шланге.

Однако мнение Максима возобладало.



Максим. Вот что (подходит к двери), Баланда, иди в отряд, скажи Буркину, что я зову. Пусть идет немедленно сюда.

Зэки ждут. Входит Князь. Улыбается. Осматривается. Перестает улыбаться.



Максим. Что было в свертке, который ты взял у Белого через забор? (И прежде, чем Князь успевает ответить.) Чай или не чай?

Буркин смотрит на мужиков. Они смотрят на него.

Князь. Чай.

Максим. Все, иди, блудняк ходячий.

Буркин выходит.

Максим. Я с ним сам разберусь.

Никто не спорит. Теперь мужикам никто не предъявит. А как общаться с Князем, теперь всем понятно.

Вечером Диего даёт Басмачу пачку чая в долг.

Через две недели Максим сажает Князя в ШИЗО. Он по-своему прав. Он его отмазал, а Буркин, выйдя со свиданки, дал ему только пятьдесят рублей.

Конец пословицы: Не хлебом единым жив человек.


ГДЕ МУЖ, ТАМ И ЖЕНА



СЦЕНА ПЕРВАЯ


День. Секция. Рубик сидит в проходняке. Входит, Аким завхоз четвёртого отряда.

Рубик. Аким, свиданки уже раздали?

Аким. Да, у тебя два дня. Завтра списки повесят.

Рубик. А в седьмом отряде как?

Аким. У грузина тоже сутки.

Рубик. А еще кто идет, не помнишь?

Аким. Черти какие-то.

Рубик довольно смеется.



СЦЕНА ВТОРАЯ



Под открытым небом около рабочего помещения рядом с седьмым отрядом.

Рубик. Диего, видишь того чертилу с носилками?

Диего. Угу.

Рубик. Знаешь, кто это?

Диего. Нет.

Рубик. Я с ним на свиданку иду.

Диего. Угу.

Рубик. Я у него бабу купил.

Диего (удивлённо). Как?

Рубик. У него сеструха с женой на свиданку приезжают. Сеструхе – восемнадцать лет, целка. Он ей уже написал. Она согласна. Я ему пятнадцать пачек обещал.

Диего. А если не приедет?

Рубик. Я же не этапник! За жену он десять пачек просил. Я уже пять дал, вперед, на день рождения.

Конец поговорки: Где муж, там и жена.






ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Зима. Два часа ночи.

Зэк выходит из второго отряда и входит в деревянный без света туалет. Спотыкается об огромную, почти до колен, кучу экскрементов. Снимает штаны и садится рядом с ней. Во дворе слышен скрип снега. Кто-то идет на дальняк. Зэк торопливо встает, вынимает из кармана фофана кусок газеты и кладет ее на свой кал. Мнет газету. Дерьмо расползается по деревянному полу. Ничего нет. Кто-то входит. Зэк подтирается, надевает штаны и выходит. Два часа ночи. Все тихо.

СЦЕНА ВТОРАЯ


На следующий день.

Зэк перелезает через стену локалки. Если его поймают – ШИЗО. Он идет на промку. Здесь есть туалет. Обычная будка, как в деревнях. Даже с крючком. Зэк замечает прапорщика, ныряет в сортир

« Только бы не увидел!» Прапорщик проходит мимо. Зэк садится. На этот раз в газете оказываются пять маленьких свертков. Зэк еще раз очищает их газетой и развязывает ниточки, которыми они перетянуты. Руки воняют. Зэк кидает нитки и целлофановые лоскутки вниз. Всё остальное

кладёт в карман. Карман воняет.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ


Ночь. Умывальник.

Зэк моет что-то под краном. Моет руки с мылом.

СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ


День. Бытовка.

Зэк запирает дверь изнутри, берет утюг и гладит мятые, мокрые банкноты. Собирает их в пачку. Шелестит деньгами.

Зэк (удовлетворённо). Новенькие! Двести пятьдесят! Можно жить.

Конец пословицы: Деньги не пахнут.






КТО УМЕЕТ ПРОДАВАТЬ, ТОТ И ПОКУПАТЬ УМЕЕТ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Верхняя секция четвёртого отряда. Утро. Два ряда шконок. В третьем левом проходняке сидит опрятно одетый черт – Крабов. У него короткие волосы. Сегодня он уходит на УДО. В секцию заходит дневальный Сазон, подходит к Диего.

Сазон. Диего, чай есть?

Диего приподнимается с кровати.

Сазон. Очень нужно. Пачку до ларька.

Диего (лжёт убедительным голосом). Нет, у самого только три, а я их уже обещал за пол-ларька.

Сазон знает, что настаивать бесполезно и отходит. Садится в проходняке Крабова. У того тоже должен быть чай, ведь сегодня ему предстоит делать отвальную. Их разговора не слышно, но ясно, что и здесь Сазон свою пачку не получил.




СЦЕНА ВТОРАЯ


Там же часа через четыре. В проходняке Крабова собираются духи и черти. Это цвет касты. Диего лежит на шконке и читает. Приносят ведро с чифом.

Крабов. Сазон, иди чифни.

Сидят чифирят. Полведра уже выпито. В дверях появляется Илюхин.



Крабов (зовёт). Илюха, иди чифнем.

Илюхин. Иду. Сазон, тебя Ряха зовет.

Сазон встает и быстро выходит. Когда зовет завхоз, дневальный не задерживается. Илюхин садится и чифирит с остальными. На лестнице слышны шаги. Вбегает Сазон.

Сазон (громко). Вась-Вась.

Диего быстро садится. Почти немедленно за Сазоном в секцию входит ДПНК Дымов.

Сазон (орёт). Встать!

Все встают. Вась-Вась, заходит в проходняк Крабова и забирает уже почти пустое ведро с чифом. Уводит Крабова с собой на курятник.






СЦЕНА ТРЕТЬЯ


Вечер.

В своём проходняке сидит обритый наголо Крабов. Илюха - в своём проходняке.



Сазон возвращает Илюхину заработанную сегодня пачку чая.

Конец пословицы: Кто умеет продавать, тот и покупать умеет.



ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН

СЦЕНА ПЕРВАЯ


Утро. Секция. В проходняке сидят двое.

Кобра. Оленегорцы есть?

Солдат. Двое. Семенов по восемьдесят третьей и Сова по сто сорок пятой.

Кобра. Сова? Не Саня?

Солдат. Саня.

Кобра. Я его не знаю, но с его женой хорошие ребята ходили. Скажи Крыму, пусть положит над тобой.

Это значит, что у Совы есть сильная поддержка в отряде. Если он окажется «стоящим», то через месяц-другой мужики будут звать его чифирить.



СЦЕНА ВТОРАЯ


Через два года. Утро. Секция. В помещении отряда ремонт, поэтому все кровати вынесены на улицу, а матрасы брошены вплотную прямо на пол. Мужики сидят в углу у стены и чифирят. Панкрат выпивает последний глоток и ставит кружку на тумбочку.

Панкрат. Эй, Сова, пойди-ка сюда.

Из дальнего конца секции появляется, прихрамывая, чучело в грязной серой робе, из которой торчат худые руки и ноги. Сова, подходит, шаркая сваливающимися тапочками по пыльному полу, и останавливается около сидящих кругом мужиков.



Панкрат. Что, Сова, завтра откидываешься?

Сова. Да. (Лицо его странно передергивается, – это улыбка.)

Панкрат. Значит, завтра отвальную делать будешь?

Лицо снова дергается, но теперь это гримаса, означающая извинение и просьбу о прощении.



Сова. Чая нет, честно.

Панкрат. А ты крутись. Срок отмотал, а на пачку раскрутиться не можешь!

Мужики посмеиваются. Сова молчит, потом уходит, робко оглядываясь, не позовут ли. Ярко светит солнце.


СЦЕНА ТРЕТЬЯ


Около рабочего помещения. Черти вяжут сетки. Между ними прохаживается жизнерадостный и полный энергии бригадир Рубик в черном костюме и начищенных черных ботинках на высоких каблуках. Громко смеясь, он обращается то к одному, то к другому. Время от времени ударяет кого-нибудь кулаком по спине и смеется еще веселее. Бьет, шутя, но больно. Сова использует момент, когда Рубик бьет его.

Сова. Послушай, Рубик.

Рубик. Не Рубик, а дядя Джорджи.

Он громко смеется. Ему двадцать шесть лет.



Сова. Дядя Джорджи, не одолжишь мне замутку?

Вопрос задается робким, безнадежным голосом.



Рубик. А в рот возьмешь? (Громко смеется.)

Это одна из его любимых шуток. Ее можно услышать в ответ почти на любую просьбу чертей. Все смеются. Из-за угла барака показывается идущая строем вторая смена.



Рубик. Сдавайте сетки. (Уходит в каптерку.)

Черти один за другим связывают сетки и идут отдавать дневную норму. Первая смена строится, чтобы идти в отряд.




Сова. Рубик, можно с тобой поговорить?

Рубик (звеньевому). Басмач, отведи смену.

Все уходят.


СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ


Отряд. Угол секции.

Рубик. Диего, чай есть?

Рубик часто просит у Диего, но всегда отдает.

Диего. Есть немного.

Рубик. Дай три пачки.

Диего. У меня столько нет.

Рубик. Не жми, я в пятницу отдам. Мне сегодня нужно.

Все живут рядом, поэтому каждый знает, что в тумбочке у другого. Диего даёт Рубику три пачки.


СЦЕНА ПЯТАЯ

Следующее утро. Панкрат заваривает чай и зовет мужиков.

Солдат (смеётся). Все-таки Сова раскрутился.

Мужики пьют чиф.



Панкрат. Эй, Сова, еще есть?

Сова. Не. Всё. Была еще замутка, но я с семьей чифнул. Больше нет. (Он разводит руками.)

Солдат. Ладно, дергай.




СЦЕНА ШЕСТАЯ


На работе через несколько дней.

Рубик. Диего, зайди ко мне.

Диего заходит в каптерку. Рубик выдвигает ящик стола. Там у него двадцать пять пачек чая. Он любит покрасоваться. Достает три пачки.

Возвращаю, все честно.



Диего рассовывает чай по карманам.

Рубик. Знаешь, зачем он мне был нужен?

Диего пожимает плечами. Задавать вопросы не принято.

Рубик. Для Совы. Помнишь, он ко мне подошел? Я шутил, а он и, правда, за три пачки согласился. Видел бы ты, как он это делает. Все проглотил. Умелая сучка!

СЦЕНА СЕДЬМАЯ


Через год.

Максим. Слышал, Диего? У петухов пополнение. Сегодня, еще одна петушка этапом пришла. Говорят, она уже здесь была. Какая-то Сова. Не слышал?

Конец пословицы: Долг платежом красен.






ГДЕ ЕСТЬ ЖИЗНЬ, ТАМ БЫВАЕТ И СМЕРТЬ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


Верхняя секция четвёртого отряда.

На последней шконке слева внизу около двери лежит тело. В помещении стоит такая вонь, что она доходит даже до первых проходняков. Входить и выходить из секции приходится, зажимая нос и отворачиваясь. По телу ползают мухи. Под шконкой лужа. Тело – черт Почкин. Уже третий день он лежит, а не работает. Его уже даже не бьют. Приходила даже Вера Анатольевна из санчасти. Дала но-шпу и ушла.





СЦЕНА ВТОРАЯ


Утро следующего дня.

Сазон (удовлетворенно). Наконец-то подох.

Петухи вытирают пол.



Диего (про себя). Слава Богу! Наконец-то в секции можно будет дышать.

Конец пословицы: Где есть жизнь, там бывает и смерть.

НЕ ГОВОРИ ГОП, ПОКА НЕ ПЕРЕПРЫГНЕШЬ



СЦЕНА ПЕРВАЯ


На работе. Заходит Максим.

Максим. В пятницу у Маркевича отвальная. Пойдешь?

Маркевич две недели назад пришел этапом с Кицы. Обычно за месяц до конца срока зэков привозят оттуда в Угольки, так как освобождают только отсюда. Маркевич был бригадиром в Кице, а сейчас он звеньевой в седьмом отряде. К нему можно пойти, а можно и не ходить.

Диего. У бани?

Максим. Как обычно.

На отвальную собираются мужики всех отрядов. Попасть в локалку отряда сложно, а в секции слишком много козлов, чтобы чифирить без помехи. Поэтому чаще всего отвальную делают на нейтральной территории, около бани под открытым небом.



Диего. Приду.




СЦЕНА ВТОРАЯ


На следующий день.

Максим. Диего, слышал? Маркевич ушел на Кицу.

Диего. Как?!

Максим. Химию не засчитали. У него там только пять прогулов было, а они ему только тридцать два дня засчитали. Теперь еще два года мотать. Вчера ксива пришла.

Конец пословицы: Не говори гоп, пока не перепрыгнешь.




СПИСОК СПЕЦИАЛЬНЫХ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ


Бабки – деньги

Беспредел – добиваться своего силой в нарушение неписаных законов зоны

Блудняк – неприятное положение, обычно связанное с нарушением неписаных законов

Борода – неудача

Бытовка – помещение, в котором стоит Титан. Здесь можно гладить свои вещи

Буреть – становиться наглым (от БУР – барак усиленного режима)

Бядло – повидло

Вор – самый уважаемый человек

Воровать – (здесь) вести себя смело, нагло, независимо

Глюкоза – конфеты

Гонять – думать

Дальняк – туалет

Дергать – уходить

Дневальный – должность уборщицы; официальный доносчик

ДПНК – дежурный помощник начальника колонии

Духи – (здесь) подвид чертей

Замутка (замотка) – половинка пачки чая (от замутить)

Западло – невместно, ниже достоинства

Каптерка – смотрите каптерка зоны и каптерка отряда

Каптерка зоны – склад выдаваемых зэку вещей

Каптерка отряда – склад хранимых зэком вещей, дом завхоза

Кица – филиал этой зоны

Козел – представитель касты козлов, доносчик

Крутиться – пытаться улучшить свое положение, добывать что-либо

Ксива – записка, документ

Кум – начальник оперчасти (оперативно режимного отдела)

Купцевать – пить крепкий чай (купец)

Курятник – двухэтажное здание, где находится пульт управления дверьми локалок, место обитания ДПНК

Локалка – локальная зона, пространство внутри забора, содержащее здание каждого отряда

Малолетка – зэк, пришедший этапом из колонии для малолетних преступников

Мотать срок – отбывать наказание, сидеть

Мужик – член высшей касты в этой зоне

НВНК – начальник внутреннего наряда караула

Обуреть – см. буреть

Опустить – перевести в касту петухов, изнасиловать мужчину

Отвальная – (здесь) чифирение по случаю освобождения

Откинуться – освободиться, выйти на волю по концу срока

Отмазать – (здесь) спасти от чего-либо

Отмотать срок – отсидеть срок

Парафин – загрязнение, пятно на человеке, бесчестие

Перетереть – поговорить, обычно в значении договориться

Петух – неприкасаемый, «опущенный», педераст

Пидерка – форменная кепка в зоне

ПКТ – помещение камерного типа, бывший БУР, тюрьма в зоне

Предъявлять – указать человеку на его поступки, противоречащие его кастовому положению; часто сопровождается избиением

Промка – промзона, отгороженная часть зоны, где расположены мастерские и баня

Проходняк – место между двумя двухъярусными кроватями, обычно принадлежащее одной семье

Птюха – порция хлеба

Разборки – (здесь) мужицкое партбюро, коллектив предъявляет своему члену

Раскрутиться – (здесь) получить по морде

Режим – начальник по режимно-оперативной работе, здесь – майор Фискалов

Рог зоны, отряда – председатель СПП зоны, отряда

Семья – группа зэков, у которых общее имущество; в семье все не западло

СКО – совет коллектива отряда

СПП – секция профилактики правонарушений, бывшая СВП (секция внутреннего порядка)

Тащиться – улыбаться

Тепляк – теплая футболка

Тереть – говорить, врать

Тусоваться – ходить туда-сюда

Угольки – колония общего режима в мурманской области

УДО – условно-досрочное освобождение

Фофан – телогрейка

Фуфло – дрянь, ерунда, обман

Хавать – есть

Химия – УДО с обязательным привлечением к труду

Черт – представитель низшей касты в этой зоне, ему западло только работа петухов

ШИЗО – штрафной изолятор

Шконка – кровать

Шлёнка – миска

Шмон - обыск

Шнырь – дневальный или черт убирающий помещение вместо дневального

Этапник – относительное понятие; обычно зэк, находящийся в зоне менее года, однако отсидевший четыре года может назвать этапником отсидевшего три года




Коьрта
Контакты

    Главная страница


Дмитрий Варанин

Скачать 367.2 Kb.