• Подготовила учитель осетинского языка БИТИЕВА Г.Г. Осетинское гостеприимство



  • страница1/5
    Дата28.11.2018
    Размер1.72 Mb.
    ТипДоклад

    Доклад «Осетинское гостеприимство»


      1   2   3   4   5





    Доклад
    «Осетинское гостеприимство»



    Подготовила учитель осетинского языка

    БИТИЕВА Г.Г.

    Осетинское гостеприимство


    Гостеприимство - особенность осетинского народа, важнейшая народная традиция, уходящая корнями соблюдением правил и порядка в грубь веков.

    Прием гостя на Кавказе - вообще явление важное, официозное и очень ответственное. А у осетинского народа гостеприимству отведена особая роль в системе традиционного общения. Присутствие гостя обязывало принимающую семью или аул к определенным поведенческим стереотипам в зависимости от торжества в связи с которым этого гостя принимают, будь-то свадьба, поминки, пиршество. В каждом конкретном случае этикет приема гостя будет индивидуален.

    На сегодняшний день утеряны старинные традиции гостевого этикета, но общая суть соблюдается неукоснительно. Как и любой исторически сложившийся ритуал, со временем гостеприимство приняло религиозную окраску, которую очень ярко характеризует осенисткое приветствие гостя: «Уазæг — Хуыцауы уазæг» (гость — Божий гость), подчеркивая тем самым, что откуда бы и в какой час не пришел этот человек, он считается Божьим посланником, важной, неприкосновенной личностью.

    В связи с этим считалось отказать в приеме гостю, значит навлечь на себя гнев Божий, навлечь на себя, своих родственников, и даже однофамильцев несмываемый позор. Если в дом к осетину, под именем гостя пришел бы его заклятый враг, то хозяин никогда и ни в чем не откажет ему, жизнь готов положить за него, лишь бы отпустить его из-под своей кровли невредимым, а вне собственного дома, он может и дальше продолжать мстить ему. Не мало примеров в исторических источниках, когда убийца находился в доме на правах гостя и хозяин его защищал, отказывая в выдаче правосудию. За убийство того, кто был твоим гостем мстится так же рьяно, как за смерть кровного родственника.



    Гостеприимство распространялось на всех одинаково. Любой хозяин должен был принять гостя, оказать ему высокие почести, чтобы не навлечь на себя недобрую славу. Скрыть же от общества, на каком уровне был принят гость, было невозможно, так как весть о его прибытии становилась известной всем. Даже существует такая осетинская пословица: «Гость всегда готов, хозяин – не готов», говорящая, что не пристало гостю ждать пока накроют стол, или приготовят угощения. Принять гостя и оказать ему максимум внимания стремился каждый хозяин. Имена наиболее гостеприимных людей были известны далеко за пределами своего села и пользовались особым уважением в обществе, и даже упоминались в героических песнях.

    В Осетии не пользовалась уважением семья, порог которой редко переступали гости. Это считалось дурным предзнаменованием, как кара высших сил.

    Укреплению этого мнения во многом способствовало и утвердившееся в сознании людей убеждение: материальный ущерб, который нанесет гость своим визитом, в многократном размере будет возмещен семье Богом благодаря молитвам гостя.

    Осетины ревностно придерживались обычая гостеприимства, боясь нарушить его, твердо убежденные в том, что все потраченное на гостя в многократном размере вернется семье. Как свидетельство этого убеждения, легенда «О святом Георгий и трех братьях», сюжет которой сводится к следующему: «Однажды под видом бедного странника Св. Георгий решил увидеть своими глазами, как живут на земле люди. Ему встре­тились три брата, к которым он пошел в гости. Братья жили очень бедно, но с большим радушием приняли гостя. Благодарный Св. Георгий исполнил их желание: старшему дал в изобилии зерновые, среднему — табуны лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, младшему — хорошую жену. Пожелания братьев исполнились, все они зажили в довольстве и счастливо. Через год Св. Георгий, приняв вид нищего, решил навестить братьев. Первые два брата, зазнавшись, отказали ему в гостеприимстве, младшего дома не оказалось, но его жена приняла странника, пригласила домой, зарезала индюшку и как могла лучше приняла гостя. При этом она скрыла от гостя умер­шего накануне его прихода младенца, чтобы не огорчить и не расстроить его. Святой Георгий был очень тронут приемом, оживил ребенка и ниспослал семье всякого благополучия и изобилия: зато проклял старших братьев, отобрав то, что подарил им год назад».

    Убеждение, что гость приносит с собой счастье и благополучие семье прочно утвердилось в массовом сознании. Хозяева считали прямым своим долгом оберегать его от всяческих невзгод и неприятностей и даже, если случалась надобность, не задумываясь, жертвовали своей жизнью за него. Брать какую-либо плату с гостя или странника за предоставляемую ему пищу и кров считалось верхом неприличия и считается личным оскорблением. Эти порядки со всей первоначальной строгостью соблюдаются и по настоящее время.

    Когда гость вступал в пределы населенного пункта, все общество проявляло к нему интерес, оказывало всевозможные знаки внимания. И в наши дни, когда в черте селения появляется странник, каждый старался перехватить его у других, пригласить к себе.

    Когда гость шел по селу, сидящий вставал при его приближении, говорящий замолкал, занятый работой — бросал ее, чтобы приветствовать гостя. Перед саклей, которую он избрал для отдыха, гостя принимал старейший, а его коня — молодые ребята. Гость считался гостем всей фамилии, всего родственного круга. Сельское общество несло ответственность за его здоровье и благополучие. Потому и в приготовлении стола в его честь участвовали соседи, близкие родственники. В случае, если прибывала большая группа гостей, их или распределяли по соседям или оказывали помощь продуктами, постельными принадлежностями. При любых условиях гостя следовало принять на высоком уровне, обязательно заколов в его честь даже последнюю живность. Заклание жертвенного животного (кусарт) было делом обязательным, если даже в семье было достаточное количество свежего мяса.

    Подойдя к порогу, гость переступал его правой ногой, а покидая дом — левой. Тут же он произносил: æз дæ уазæг (я твой гость), в ответ хозяин приветствовал его словами: уазæг — Хуьщауы уазæг, табуафси, мидæмæ (гость — Божий гость, заходите, пожалуйста).



    Этикет не позволял расспрашивать гостя, кто он, откуда, куда держит путь и т.д. В более позднее время этот обычай перестал соблюдаться: если гость не говорил о цели своего приезда, его могли спросить с использованием словосочетаний: «бахатыр кæн», «аипп ма уæд» (в значении «простите», «Да не будет стыдно за вопрос». Естественно, гость сам мог проявить инициативу и рассказать о себе и расспросить хозяина, на что последний должен был дать ответы. У адыгов был определен лимит времени для сохранения инкогнито: трое суток, после чего хозяин мог спросить, какими делами гость занят и чем он может быть ему полезен. У осетин не было такого ограничения во времени.

    Все, кто испытал гостеприимство кавказцев, в один голос отмечают быстроту приема и радушие хозяев.

    Ассортимент подаваемой пищи во многом зависел не только от социального положения гостя, но и от состоятельности хозяина и времени, которым располагал гость. К приему гостя каждая семья практически была заранее готова. Для этих целей хозяйка откладывала лучшую часть из имевшегося запаса зерна, сыра, мяса и других продуктов.

    За столом гостю обязательно подавали нуазазн — почетный бокал; если гость не удостаивался нуазаен, то расценивал это как личное оскорбление и мог засидеться в гостях, пока хозяева не исправят своей ошибки.

    За столом гостю буквально все прощали. Даже если он вел себя вызывающе, каждый старался простить ему, избежать пререканий с ним. Однако одного внимания и угощения было недостаточно; в его честь уст­раивали танцы, пели песни, а порою даже организовывались скачки, стрельба в цель и т.д. Все это дополнительное внимание поднимало авторитет хозяина дома. Вообще же, чем больше посторонних в кунацкой в присутствии гостя, тем больше ему почета.

    После окончания торжественного ужина, гостей укладывали спать, согласно следующего порядка: пока старший из них готовился ко сну, все остальные гости и хозяева стояли около него. Один из сыновей хозяина снимал ему обувь (вначале обязательно с левой ноги) и мыл ноги (обувь снимали и другим гостям, но те мыли ноги сами). Одежду снимали, расстегивая пуговицы сверху вниз, а при одевании — снизу вверх.

    Существовал довольно устойчивый порядок того, как должен вести себя хозяин по отношению к гостю. Однако и по отношению к гостю был предписан свой этикет. Чтобы не случилось, как бы плохо тебя не встретили, менять хозяина у которого гостишь и уходить к соседу было недопустимо и строго осуждалось в народе. В гостях человек должен был строго следить за своим поведением, проявлять умеренность и сдержанность, в еде. Есть мало — одно из достоинств гостя. Как только прекращал есть старший гость, прекращали и все остальные гости. Правила хорошего тона требовали, чтобы во время еды гость отложил лучший кусок мяса хозяйскому сыну. Умеренность распространялась и на напитки. Даже и по сей день сохраняется обычай: уходящего в гости (на свадьбу, пиршество) члена семьи кормят дома.

    Уважающий себя человек должен был придерживаться правила, что задерживаться в гостях неприлично. Поспешный уход мог оскорбить семью, но задерживаться дольше чем на три дня было неприличным.



    Гость, соблюдая этикет, не имел права вмешиваться в семейные разговоры, выяснять отношения в гостях и так далее, наоборот, он должен быть вежлив, благодарить хозяев за гостеприимство, особенно когда собирался покидать семью. После того, как гостя укладывали спать, женщины приводили в порядок его одежду (стирали, гладили, если в этом была надобность).

    Отъезд гостя - важное звено в этикете осетинского гостеприимства. Когда гость собирался уезжать, принято было просить его остаться еще на ночь, на несколько дней. Уезжающего гостя провожали одни мужчины; в присутствии женщин он не имел права сесть на коня или на арбу. Прежде чем сесть на коня, гость разворачивал его головой к дому, что символизировало, что он доволен семьей за гостеприимство. Если же был недоволен хозяевами, садился на коня спиной ко двору хозяина. Этот обычай бытовал и у адыгов.

    На коней садились по старшинству. Не полагалось ударить коня, пока не отъехал от дома: как бы хозяин не понял, что гость остался чем-то недоволен. При прощании хозяин не возвращался в дом, пока гость не трогался в путь и не отдалялся на определенное расстояние. В старину почетных гостей из далеких стран хозяин провожал до следующего населенного пункта.

    В описанном виде, гостеприимство было еще в силе до начала XX в. Позже традиция гостеприимства потеряла свою изначальную строгость и если раньше принимали и угощали всякого странника без разбора его социального положения, то теперь, гостей принимают уже с разбором, причем предпочтение оказывается состоятельным знакомым, а если гость незнаком, то предпочтение дается наиболее представительному по манерам, одежде и так далее... Хотя встречаются еще места в Осетии, где с тобой готовы поделиться последним куском хлеба и ты себя чувствуешь там долгожданным и дорогим гостем.



    По материалам статьи Чибирова Л.А. "Осетинский аул и его традиции"
      1   2   3   4   5

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Доклад «Осетинское гостеприимство»