• Сцена 2 .

  • Скачать 218.32 Kb.


    Дата14.08.2017
    Размер218.32 Kb.

    Скачать 218.32 Kb.

    Дорогая, ты не забыла принять свои лекарства



    Автор: Волчков Константин Игоревич.
    Электронный адрес: joktyc@yandex.ru
    Таблетки.

    (пьеса для камерной сцены)



    Андрей – 25 лет.
    Оля – 24 года, жена Андрея, беременная, на довольно большом сроке.
    Савельевы – 26 и 25 лет. Друзья Андрея.
    Серега – 25 лет. Друг Андрея. Холост.
    Бригада врачей.
    Диспетчер – пожилой голос из динамика в лифте.
    Дружище – около 45 лет. Живет в одном подъезде с Андреем и Олей.
    Девушка – 19 лет. Дочь Дружищи.

    Сцена 1.
    Комната. На диване сидит Оля. Андрей ходит по комнате.
    Андрей: Дорогая, ты не забыла принять свои лекарства?
    Оля: Лекарства? Приняла уже сегодня. Нужно только вечером еще будет.
    Андрей: Отлично, сейчас уже Савельевы придут, а ты растерянная вся какая-то. Все в порядке?
    Оля: В порядке? (вдумчиво) Да, в порядке. Что-то я не хочу никого, вот бы побыть одним.
    Андрей: Ты точно их не приняла! Мы и так никого не видим почти. Ты вообще только с врачами и общаешься. Все, давай уже растрясывайся, оживай. Поболтаем, печеньки поедим. Ты ведь хочешь печенек?
    Оля: Печенье… Я что, мышка какая-то? Нет! Хочу вина.
    Андрей: Ну все уже, нельзя, шестой месяц. Не рекомендуется, не следует, Минздрав предупреждает.
    Оля: Ну, Андрюш, а эти таблетки целыми днями глотать, так он советует. От них еще хуже, и мне, и ребеночку. Нашему ребеночку.
    Андрей: Как раз таки всем хорошо: и ему, и тебе. Ты же вянешь без них, Оля. А принимаешь, и распускаешься, как цветочек, и все тебе в радость, и жить не в тягость.
    Оля: Мне и так хорошо, а таблетки для радости – ну это вообще подозрительно как-то.
    Андрей: Это нужно. Ничего, еще два месяца и перестанешь. Курс кончится, А там уже и дождемся. Будем растить и заботиться.
    Оля: Да, Андрюша, я так жду. Так жду. Не дождусь. Мы ведь коляску еще не присмотрели, а надо. Хорошо, хоть деньги есть, и ты у меня работящий. Не то, что я.
    Андрей: Ну, в ближайшие полтора года, как я понимаю, тебе точно не предстоит работать. Даже не думай о таких вещах, все будет. Коляску, я думаю, можно взять у Васьки, она в хорошем состоянии, да он и рекламировал. И абсолютно бесплатно, хочу заметить.
    Оля: Это хорошо, но хотелось бы, чтобы у него все новое было, а не пришлось донашивать чужое, как мне в детстве.
    Андрей: Хочешь новую? Хорошо, будет новая! Пойду, чайник поставлю.
    Оля: Андрюш?
    Андрей: А?
    Оля: Открой вино, ну, пожалуйста, открой, прошу тебя, очень.
    Андрей: Оля, ну что ты как маленькая, где твоя ответственность? Нет, нельзя тебе.
    Оля: С пары глоточков ничего не будет. А остальную бутылку гостям разольешь, да и сам допьешь. И губы у меня будут сладкие и красные, хочешь? Целоваться будем, как все уйдут. Вкусно будет. Правда.
    Андрей: Да я знаю. Эх. (смотрит укоризненно) Что с тобой делать такой? (уходит на кухню за вином)
    Раздается звонок. Оля встает и идет к двери. В комнату заходят Савельевы и Оля, а с другой стороны Андрей с бокалами и вином, расставляет на столе. У Савельева в руках пакет с закусками. Оля берет пакет и ставит на стол.

    Савельев: Оленька, привет, сколько лет, сколько зим, а где твой муженек? А? где скрывается чертяга? Сто лет его не видел, а вот же ты!


    Пробегает мимо Оли. Обнимает Андрея, приподнимает его.
    Савельев: А тебе не обниму, Олечка, я по жизни неаккуратный, а к тебе нужно особенное, бережное и трепетное отношение, да, Андрюха, ты ведь так себя с ней и ведешь?
    Девушки здороваются. Целуют друг друга в щеки.
    Андрей: Ну да, а как иначе с ней по-другому нельзя. Смотрю одежки на вас немного, развешивать не надо, присаживайтесь, присаживайтесь за стол, я и вино открыл.
    Савельев: Вино, это то, что нам нужно. А вот Олечке его можно?
    Оля расставляет еду из пакета.
    Савельева: Да, это не опасно для ребенка, Оля?
    Оля(раздраженно): Да что вы все, достали уже.
    Андрей: Не обращайте внимание, таблетки сегодня не приняла, вот и ходит на нервах. Все хорошо, присаживайтесь уже.
    Все сели. Оля посередине стола. Серега разливает.
    Савельева: А что за таблетки, они для беременных? Безвредные, боюсь спросить?
    Оля: Ну да, извините за нервозность. Их врач прописал.
    Савельев: Веселящие таблетки, за это надо выпить. (Поднимает бокал в вверх)
    Все молча поддерживают, приподнимают и пьют.
    Оля: Да, веселящие(Оля слегка улыбается) Просто на месяце третьем у меня…(улыбка исчезает) Плохие мысли начали ко мне приходить. Я их не хотела, а они приходили. По ночам. Я много плакала. А потом и днем. Было очень тяжело.
    Андрей: К счастью, мы пошли к врачу и он…
    Оля: Я хотела избавиться от него! Ненавидела его, себя, Андрея за то, что он сделал со мной. Это бремя, и я не хотела этого бремени. Зачем? Я мечтала, спускаясь с лестницы, оступиться, упасть, скатиться по ней. Потом отлежаться неделю в больнице, и вот она – свобода.
    Савельевы немного отстранились от Оли.
    Андрей(спеша): Но потом мы пошли к врачу, и он сказал, что это абсолютно нормально, что многие беременные проходят через это, и что нужно просто привыкнуть. Ну и в помощь к привыканию прописал лекарства, и теперь все хорошо.
    Савельев: Ну, я смотрю, вы их все еще пьете, привыкание вызывают что ли?
    Оля: С ними лучше.
    Андрей(снова спешно): Да курс-то еще не прошел.
    Савельев: Три месяца? Долгий курс.
    Оля(стараясь веселее): Да нет, все хорошо, жду, когда наш малыш появится. Ну, в самом деле, куда я теперь без него, теперь это мое, часть меня, и со мной будет.
    Савельев: Тогда за вашу новую неотъемлемую часть. За ребеночка.
    Все приподнимают бокалы и выпивают. Раздается звонок.
    Андрей: А вот и наш холостяк, сейчас я открою.
    Встает и идет к прихожей. Возвращаются с Серегой.
    Серега: Всем приветы с того света, с холостяцкой стороны.
    Савельев: И вам не хворать. (Приподнимается и пожимает руку.)
    Андрей пододвигает стул, чтобы Серега присел за стол.
    Серега: Ну что, пьем? За что пьем? Эээ, а тебе разве можно?(уставился на Олю)
    Савельев: Стой, Серега! Черт, поздно.
    Оля: Все хорошо, да, можно Сережа. Налей, Андрей,( с нажимом) своему лучшему другу.
    Серега: Видал, Савельев, кто крестным батькой будет? (подставляет бокал). Давай, лей.
    Оля: Нет, ты точно им не будешь.
    Савельев: Оля, почему ты его лучшим другом назвала?
    Серега: Спокойно, просто она меня больше не любит.
    Андрей: А Савву значит, тоже не любит, но меньше?
    Савельева: Опять ваши споры кто чей наилучший друг!
    Оля: Савву я люблю, а Серегу ненавижу. Так точнее будет.
    Савельев: Ну, тогда нормально.
    Серега: Закономерно. Ты-то не вытащишь Андрюху на тусовку только для мальчиков, слышишь, Андрюха?! Не вытащит тебя Савва, а я всегда с радостью. Помогу тебе развеется, брак ведь тоже работа, от него и отдыхать надо. Два раза в год.
    Андрей (наливает Сереге) : Вот поэтому жены твоих друзей тебя и недолюбливают, потому что ты их мужей утащить вечно в какой-нибудь притон пытаешься. А когда пьяный, и вовсе к шлюхам зовешь. Давай-ка, лучше выпьем, а то с твоими разговорами тебя дамы съедят сейчас.
    Серега: Так я и жду, ты мне все еще налил. Молодец, исправился. У меня тост, и я встану. Только вы сидите.
    Все приподняли бокалы и уставились на Серегу.
    Серега: Мы в очередной раз собрались в гостях у Андрея и Оли, чтобы выпить за продолжение их союза. Как и четыре года назад на их свадьбе, где я кстати, был свидетелем, а не ты(посмотрел на Савельева), я вижу, что впереди, перед их кораблем, что идет под парусом семьи, только безмятежное море и приветливое солнце. Только удача и только радостные дни. Но сегодня, я вижу еще кое-что, мимо чего нельзя пройти. В вашей команде будет пополнение, юнга, матрос! На кого вы сможете в последствии скинуть парочку домашних дел. С кем поплывете еще быстрее и будете еще счастливей. Так выпьем за удачное плавание. Крепкий брак и вечную любовь между вами.
    Чокаются, пьют.
    Оля: Вот ведь, подмазываться еще пытаешься. Да ладно, не бойся, никто тебя такого дуралея не ненавидит.
    Серега: Слава тебе Господи! Ну а вы, Савельевы? Что нового у вас? Не собираетесь детишек завести или хотя бы свадебку провести? Повеселиться хоть от души.
    Савельевы переглянулись.
    Савельева: Нет, Сереженька, устраивать свадьбу, чтобы ты повеселился и смог поприставать к моим подружкам, мы не планируем в ближайшее время.
    Серега: Что же вы так? Вот вам пример счастливой семьи перед вами сидит. Кстати (обращается к Оле и Андрею), а вы чего молчите, тут люди во грехе живут.

    Андрей: Ну это уже их дело, ты вот вообще неприкаянный ходишь. Все один да один, случайные связи. Когда в последний раз у тебя постоянная девушка была?


    Оля отхлебывает еще вино
    Оля: Андрюш, у меня вино кончилось, подлей, пожалуйста.
    Андрей, не задумываясь, льет.
    Серега: Так вот после последнего раза и не хочется иметь с этим дело. Лучше уж свобода, никому не должен и никто не должен мне. А то стараешься-стараешься. А тебе плюют в лицо или в спину там, короче, как повезет. А так такси вызвал до дому – и ты уже джентльмен.
    Савельева: Просто тебе не везло.
    Серега: Зато сейчас везет, и я счастлив. Не нужно быть обязанным каким-то чужим родителям. Вот меня всегда это убивало. Учат жизни там. Да у меня свои родители для этого есть! И пусть они меня учат, им я всем, что у меня есть обязан. Воспитали, вырастили, вскормили. А этим, кроме того, что они родили мою женщину, собственно больше ничем. Да и то, подарочек этот мне никогда не нужен был, как оказалось. Вот и с родителями девушек тоже не везло. Видимо.
    Андрей: А у нас все хорошо всегда было с родителями.
    Серега: Выпьем же за везенье. За то, что вам с Олей повезло, и вам Савельевым тоже, и мне когда-нибудь перепадет.
    Чокаются. Пьют.
    Серега: Так вот Савельевы, мне повеселиться вы не хотите дать. А что там с ребеночком? Семейное счастье. Ну теперь-то поддержите меня(обращается к Оле с Андреем), это же лучше, что с вами случилось.
    Андрей: Лучшее.
    Оля: Сережа, ну что ты докопался до людей? Помолчи уже.
    Серега: Твое слово закон на этой вечеринке, Олечка. (Прихлебывает) А вы в принципе хотите их иметь?
    Савельев: Что значит хотим? Дети же не машина, не квартира. Не вещь.
    Серега: Это цветы…
    Оля: Это ответственность!
    Савельев: Да, правильно Оля. И мы обсуждали этот вопрос (Смотрит на Савельеву). Мы решили, что нужно быть готовым самим и материально и морально. Воспитание. Да хотя бы, куда отдать ребенка: в музыкалку или спортивную секцию? Или никуда не отправлять, пусть будет свободное время. Вот я очень сердился на своих родителей за эти восемь лет фортепьяно, которые прошли, и я больше никогда к клавишам не прикасался.
    Савельева: Сложно это, хочется, чтобы у детей не было ощущения, что они не тем занимались в детстве.
    Серега: Да все мы провели не то детство. Только друзья те.
    Андрей: На этой позитивной ноте предлагаю мужчинам сходить покурить.
    Оля: Перед этим наполни мне бокал, дорогой.
    Андрей: Может уже хватит?
    Оля: Ну, последний бокальчик и все.
    Андрей: Хорошо, как раз за новой бутылкой сходим.
    Сцена 2

    .

    Мужики на кухне курят перед окном.
    Андрей: На самом деле. (Зло) Эта блядская ответственность мне напрочь не нужна.
    Серега(удивленно): Какая ответственность?
    Андрей: Та самая. Дети, ребенок. То, чего ты тоже так не хочешь.
    Серега: Ааа, дети, ну почему так уж прям не хочу?
    Савельев: Что я слышу? Ну помимо твоей реплики, Андрюха. Ты хочешь сказать, что мечтаешь о детях? Сереженька, ты ли это?
    Серега: Савва, не ехидничай.
    Андрей: Да как их вообще можно хотеть?! Ну, по крайней мере сейчас. Блин, мы не можем накопить на первый взнос в ипотеку, то есть по сути, жилья у нас нет. К родителям в случае чего что ли съезжать? Она сейчас без работы. А расходы. У нас у обоих права уже лет по пять, а машины до сих пор нет, а тут еще это. Кредиты на пеленки брать? А пожить? Не то чтобы в путешествие куда смотаться, а хотя как обычно с вами покутить на ночь куда-нибудь. Все, я больше этого не то, чтобы не увижу, я даже мечтать не могу об этом. И Оля. Она также считает, поэтому у нее это депрессия, с которой таблетки-то не очень справляются. Просто она хочет того же. А не пеленки стирать. Да свое, да родное. Но не сейчас, не сейчас ведь. А еще, было время, когда можно было решить разом, родители еще не знали, никто не знал, ну пожалуй кроме вас, да ее подруг. Но побоялись. Ни я, ни Оля так и не произнесли этого слова. А сейчас бы уже все пережили, и жили бы легко и свободно. К врачу сходить, пятнадцать тысяч и порядок.
    Савельев: Ну, это ты сильно берешь. Все уже надо держаться, родители помогут, мы поможем. Уж коляску какую-нибудь достанем, а то на них-то можно и разориться. Да авось на работе повышение.
    Серега: Да, вещи точно найдем. Если ездить куда, то друзей с авто у тебя минимум два.
    Савельев: Вот тут я должен кое-что рассказать. И у меня даже созрело предложение. В общем, сразу – мы решили уехать в Тайланд на неопределенный срок. Пожить в новой обстановке. Не знаю, в общем захотелось, и мы собрались. Пока еще никому не сказали, но билеты уже куплены и остался месяц.
    Серега: Вот это круто вы. Я как-то предлагал одной из своих, просто так попутешествовать, деньги же есть. А она: нет, зачем, только время тратить, мне и здесь хорошо. Ну и прощай, раз не понимаешь моей жажды приключений. Лихо вы, поздравляю.
    Савельев: Это да. Так вот, внимание: давай я тебе доверенность на машину выпишу, все равно ее оставлять, а там главное не убейте ее, а если и так, то почините. Ну вот, как-то так.
    Андрей обнимает Савельева.
    Андрей: Спасибо, Савва, это надо обдумать, все же это не косарь взаймы взять.
    Савельев: Обдумай. Думаю, с этим как-нибудь сочтемся. Так что не унывай. Вот смотри, наш Сережа тебе даже завидует.
    Серега: Сережа не то, чтобы завидует. Да дело не в детях. А то, что ты как бездомная собака, нет гавани. И как одинокий морской волк бороздишь океан жизни, не видя берега.
    Савельев: Ты романтизируешь свой образ. Ты всего лишь заколачиваешь бабки, тусишь по клубам, имеешь постоянные случайные связи. И кажется, ты вполне доволен.
    Серега: А вот и нет. Ну кроме денег. А остальное, ну надоедает это все. Я помню это приятное ощущение, когда тебе готовят ужин. Правда, потом предательства, скандалы, истерики. И вот я снова думаю, что мне это не нужно. Спасибо, мужики.

    А вообще, есть у них такая фишка. За всеми своими бывшими замечал. Ну чего, они готовят, стирают, вся фигня эта женская. Ты начал с кем-то жить и, ясен пень, считаешь, что можешь за это не париться. Ну а там раз в пятилетку, говорят, ну вот милый, устала, все дела, может, ты приготовишь? Ну че? Мне не в падлу. Говорю, сиди, смотри свой телик, или что там, компьютер. Идешь на кухню. Положим, делаешь поджарку из овощей, режешь себе всю эту байду. Тут она подходит, из-за спины наблюдает, что ты делаешь. Такой ей: “Что, любопытный котеночек пришел поглядеть?” Со всей гребанной нежностью. А она что? Ты что, мудак ты этакий, че ты морковку кубиками режешь, надо, там, положим, как это называется, брусками. Тип того, и потом идет дальше, то не так, это не то. Ведь это все принципиальные вещи, до кипения посолил воду или после. И делается вывод, что без нее ты с голодухи умрешь, ведь готовить-то не умеешь. Да и в других вещах такая же лабуда.


    Андрей: Может тебе просто стервы всякие попадались, психованные.
    Серега: Надеюсь. Или такая вещь, как вечная неуверенность в твоих действиях. А ты уверен, что мы правильно идем? А ты уверен, что правильно установил стиральную машинку. Это же такие дела сложнейшие, что без специального образования не разобраться. А давай вызовем техника. Бесит!
    Савельев: Разошелся Серега. Бывают же мужики, которые не смогут сами установить набор и слив со стиралки. Что ты бесишься-то?
    Серега: Что-то воспоминания нахлынули. Нафиг, нафиг эти отношения.
    Андрей: Так, я уже вторую докурил. Пойдемте обратно, дамы дождались.
    Серега берет со стола пузырек таблеток. Вертит в руках.
    Серега: Это таблетки, что Оля принимает?
    Андрей: Да эти, что-то он слишком пустой. Она пропускает довольно часто. Ладно, пошли.

    Сцена 3.
    В комнате.
    Савельева: Олечка, я так тебе завидую. И муж тебя, видно, поддерживает. Все хорошо у вас будет. Ребеночек появится, хлопот полон рот.
    Оля: Да ты вроде к этому сама-то не стремишься. Ваши рассуждения разумны, но вот с тем же браком, сколько вы тянете? Я же вас Савельевых знаю не меньше, чем Андрея. Вы всегда вместе были.
    Савельева пригубила еще вина.
    Савельева: Да я хочу, хочу свадьбу, фату одеть, детишек затем завести. Мы же вполне состоятельны. Хватит денег. А он все со своими разговорами, что это ни к чему, что это общество на меня давит. А не давит оно! Этого я хочу. День рождения меня тоже общество заставляет отмечать. Против него он что-то не против. Хочу детишек! Семью нормальную, а не семь лет вместе, и не понятно кто друг другу. Благо хоть живем вместе. Такой срок на самом деле, что или жениться или расходиться. Мне так подруги и сказали. А он знаешь, что удумал? (еще пригубила)
    Оля: Что?
    Савельева: В Тайланд уедем! Жить, мир смотреть. На пару лет, может, гостиницу свою откроем, еще чего. Там с этим делом говорят просто. Черт возьми, мир я могу посмотреть два раза в год по две недели, и мне хватает. Вот, а мы едем. Пока это секрет, ну а толку. Он ведь рванет, он уже готов. И насколько это еще? Там мы точно не поженимся, детей не заведем. Маму свою только по скайпу буду видеть. Не Хочу Я.
    Оля: Так что же ты ему не скажешь?
    Савельева: Да скажешь ему, конечно. Поспорим, поругаемся, день помолчим. Да не пойдет он на компромисс. А я его не поставлю перед выбором: или я, или Тайланд. Это и не правильно, и…
    Савельева замолчала.
    Оля: И, что?
    Савельева: Боюсь, что он выбор сделаем не в мою пользу. Нет, не потому что не разлюбил, конечно. Если бы все было на одной привычке, я бы сама ушла. Из вредности. Из-за того, что он хочет открывать новое, расширять кругозор. И ради этого он может пожертвовать мной. Пострадать и жить дальше. Этого боюсь.
    Оля: Страшные вещи говоришь. Неужели думаешь, что он так сделает?
    Савельева: Думаю. И поэтому поеду с ним. Он меня любит, я его люблю. И я готова пожертвовать остальным. Поэтому я тебе и завидую.
    Оля: Да нечему завидовать. Точнее, конечно, мне кажется, что у нас всегда находится компромисс. И свадьбу я хотела. И ребенка. И Андрей всегда только “за” был. Но как только я забеременела. Мне как крышу снесло. Я пытаюсь себя контролировать. И сейчас вам сказала, что все хорошо. Андрею говорю. Но я боюсь этого. Того, что во мне. И как мы дальше будем с ребенком. И время, когда всем можно было обрубить, я пропустила, я говорила Андрею, но не как предложение, а как обвинение себе. А так хотелось сказать серьезно. Предложить ему это сделать.
    Савельева: Оля, ну что ты! Ты не думаешь так! Я не верю.
    Оля: Я ужасна, я пала. Я ужасная. Что же с нами будет, не хочу. Не хочу!
    Оля, плача, прижимается к Савельевой. Та ее успокаивает. Затем Оля обнимает Савельеву, плачет, всхлипывает.
    Савельева: Ну-ну, все пройдет, все будет хорошо. И Андрюша тебя очень любит. Справитесь.
    Оля: Не справимся, не справимся.
    Савельева: Перестань. Ну все, все. Ребята пришли.
    Остальные зашли. Андрей бросается к Оле, обнимает ее, утешает
    Серега: Ну вот, мы еще бутылку принесли, а они в слезы. Что же случилось? Гормоны? Алкоголь? Все мужчины козлы?
    Савельева: Нет, просто перенервничала. Разливай, чего медлить.
    Серега берет штопор со стола. Открывает. Разливает.
    Серега: А нам новость рассказали. Что некоторая пара в Тайланд уезжает.
    Оля(ровно, без интереса): Кто же эти люди?
    Серега: А вот! Савельевы собрались.
    Оля: Кидаете нас. В холодном городе.
    Савельев: Зато там будет сыро. Не знаю, что лучше.
    Андрей: Оля, они нам машину хотят оставить.
    Савельев: Мы хотим машину оставить?
    Савельев: Я спонтанно решил, только что. Ну куда нам ее девать?
    Савельева: Ты такой весь спонтанный! Да нет, хорошая мысль. Будет, кому приглядеть за ней. Я за.
    Серега: За хорошие мысли.
    Поднимают бокалы. Выпивают.
    Савельева: Ребята, вот мы говорили, что дети это ответственность, что это будет тяжело. И все же я так рада за вас. Я верю в вашу крепкую любовь, вы точно преодолеете все испытания, и у вас будет то, что нет ни у кого из нас. Полная настоящая семья. Представляете, какая это радость. Будет вас называть “Мама”, ”Папа”. Сколько замечательных моментов вы переживете вместе с ним. И еще ведь захотите. Ведь это счастье. Счастье. И оно у вас будет, уже есть.
    Оля(тихо): Зачем ты так? Не будет, уже не будет.
    Савельева: Что, Олечка?
    Оля пропускает вопрос.
    Оля: Зачем ты мне дал пить? Зачем ты мне давал пить? Ты же знаешь, что это вредно и в таких количествах.
    Андрей: Оля, ты чего, все в порядке? Тебе плохо?
    Оля: Мне хорошо, и тебе скоро хорошо будет. Зачем ты мне наливал? Не мог сказать, все, Оля, тебе нельзя пить, ты беременна, и с таблетками мешать, тоже не стоит.
    Андрей: Ты же не пила сегодня?!
    Оля: Пила! Все выпила, ты же так хотел, чтобы я их принимала, вот тебе!
    Серега: Оу, кажется дело плохо. Как с мобильного в скорую позвонить?
    Савельев: Зачем скорую?
    Оля: Не надо скорую! Не надо!
    Серега: Как позвонить? 903? Нет? Нужен какой-нибудь код. (достает мобильник пытается набрать позвонить)
    Андрей: Ты выпила таблетки? Все? За раз?
    Оля: Да выпила! А ты даже не посмотрел. Тебе все равно! Ты вообще не хочешь этого!
    Андрей: Олечка, ну что ты наделала.
    Серега: Нет, на 903 не звонит.
    Савельев: У меня кажется в справочной книге должно быть записано. (тоже достает мобильник)
    Оля не дает Андрею себя обнять.
    Оля: Ты же только рад будешь, все проблемы решены будут, никакого ребенка, все жизнь впереди.(начинает задыхаться) Получай! Все ради тебя. (Теряет сознание в руках Андрея)
    Савельева: Я за водой. (выбегает из-за стола на кухню. Савельев ее выпускает. Сам говорит по телефону)
    Савельев: Отравление. Женщина потеряла сознание(Молчание. Андрей укладывает Олю на бок. Серега доливает вина, пьет). Ленина 50, квартира 90 (Молчание).
    Андрей: Все хорошо будет, держись.
    Андрей укладывает Олю на диван.
    Савельев: Ясенева Ольга Вячеславовна. Друг семьи. Мы ждем.
    Савельева прибегает. Стоит со стаканом.
    Серега: Чего стоишь, присаживайся, пей (подает бокал) Думаю, водичкой ее побрызгать не поможет, а силой вливать в рот плохая идея. Захлебнется еще.
    Савельева берет бокал. Пьет.
    Савельев тоже пьет.
    Серега: Андрюха, все хорошо будет. Судорог нет, дышит спокойно. Скорая бы не подкачала.
    Савельев: Может это, такси вызовем, и на нем увезем.
    Серега: Хорошая мысль. Через сколько скорая сказала, приедет?
    Савельев: Через двадцать минут или около того.
    Серега: Дадим шанс в десять минут.
    Андрей мечется по комнате туда сюда. Не может найти телефон.
    Андрей: Звоните, звоните в такси!
    Серега: Ладно, звоню!
    Савельева: Нашатырный спирт, у вас есть нашатырный спирт? Андрей?!
    Андрей: Возможно, на кухне в ящике с пакетами есть аптечка, посмотри.
    Савельева убегает на кухню
    Серега: Добрый день, нужна машина и скорее в больницу. Ленина 50, квартира 90. Ждем (обращаясь к остальным).Едут наверное.
    Андрей: Что же ты наделала, Олечка. Мы бы справились. И говорят же, с рождением все меняется, все меняется. И уже в правду не видишь проблем, лишь бы вместе, все семьей. И мы бы смогли. Столько же вместе прошли, мы сильные, мы крепкие. А ты вот так вот все решила. А я теперь виноват. И я в правду виноват. А что теперь делать, как мы будем в глаза друг другу смотреть после такого.
    Савельева забегает с ваткой и тюбиком в руках.
    Савельева: Вот, вот, проведи у носа ваткой (сует Андрею ватку с нашатырем).
    Андрей проводит, но безуспешно.
    Савельев: Пиздец.
    В дверь раздается звонок. Андрей спешно открывает. Заходят доктор и два санитара с носилками.
    Врач: Старший врач Ворошилов. Где больная?
    Андрей встает. Молча показывает.
    Савельева: Она беременная и отравилась.
    Врач: Я вижу, как она отравилась. Парни берите, кладите, забирайте. Муж с нами.
    Санитары выполняют приказы. И уносят Олю на носилках. Остальные уходят вслед за ними.
    Сцена 4.
    Савельевы и Серега в лифте.
    Савельева: Надо же застрять было. А если бы врачи с Ольгой на нашем месте оказались.
    Серега: Они с носилками пешком. Не влезли бы в лифт. Ничего по сидим, не съедим друг друга, да Савва?
    Савельев без успешно давит кнопки.
    Савельев: Не съедим. Сейчас дозвонюсь до диспетчера. Надо Андрею позвонить, узнать, как у них.
    Серега: Да еще рано. Не боись, откачают, отравление не весть, что за беда. Мы же сразу узнали, сразу вызвали.
    Савельев: А ребенок?
    Серега: А ребенок… надеюсь, с ним тоже все хорошо будет.
    Савельева(не очень громко): А может для них это и к лучшему? Я понимаю, плохая это мысль, неправильная. Просто не похоже, что они готовы к этому, к родительству.
    Савельев: Почему?
    Савельева: Оля, она не хочет.
    Савельев: Серьезно? Ну да, это на виду в связи с последними событиями. Но это так отвратительно, что тяжело принять. Материнский инстинкт в ней не сработал. Андрюху жаль.
    Серега: Перестань! Вспомни, что он говорил. Им бы обсудить было все, но Олечка уже им обоим помогла.
    Савельева отворачивается в угол.
    Савельев: Ты чего, милая?
    Савельева: Ничего, просто грустно все это и ужасно.
    Диспетчер: Слушаю вас, вы застряли?
    Савельев: Да-да, Ленина 50, подъезд, эм, второй наверное.
    Диспетчер: Вас не слышно. Нажимайте кнопку со звонком и говорите.
    Савельев(нажимая): Застряли, Ленина 50.
    Диспетчер: Какой подъезд?
    Савельев: Второй, второй.
    Диспетчер: Сейчас.
    Савельев: Ну сколько нам еще ждать. Дорогая, ну перестань (обнимает за плечи Савельеву).
    Серега: Наверное, в паре неплохо бы делиться с проблемами, мыслями, даже самыми страшными. Можно избежать было всего этого. А то один думает поступить правильно, другая думает, что надо как у людей, а то не оценят, ни эти люди, ни любимый. Плюнули бы на все, сделали бы аборт. Веселились бы сейчас. У вас-то нет секретов друг от друга? Невысказанных недовольств?
    Савельев: Нет, вроде бы, во всяком случае, я честен. Да и в ней уверен, она у меня самая честная, да, дорогая?

    Савельева (всхлипывая): Да, да, все в порядке. Все как ты хочешь.


    Савельев: Мне слышится некое обвинение. Скажи мне.
    Серега: О, понеслась, ребята, давайте вы уж дома по душам поговорите. Главное не забудьте.
    Савельев: Нет, я хочу знать.
    Савельева: Потом поговорим.
    Серега: Разумная мысль.
    Савельев: Нет, ну ты же что-то хочешь сказать, скажи сейчас (пытается развернуть Савельеву к себе).
    Савельева (сопротивляясь): Все хорошо, я просто за Олю переживаю, переволновалась немного, да вино еще.
    Савельева развернулась и Савельев обнял ее.
    Савельев: Видишь, Серега, все хорошо.
    Серега: Да ладно, мне-то ничего не надо доказывать. Я о вас беспокоюсь.
    Савельев: О себе беспокойся. Будут свои отношение, вот будь честным пречестным.
    Серега: Да ладно, чего ты завелся-то. Просто эта ситуации Оли с Андреем. Ну ты же сам понимаешь.
    Савельев: То, что у них такая лажа, не значит, что и у всех других так. Мы уже семь лет вместе, и все наши проблемы порешили. Все-таки это достаточно долгий срок, можно со всем разобраться. МЫ СЧАСТЛИВЫ. Да ведь, родная?
    Савельева (не поднимая головы): Да-да, конечно.
    Серега достает телефон
    Серега: Из такси звонят. Алло (слушает). Да вы бы еще через час приехали, все, уже не надо! Да плевал я на ваш черный список (сбросил и положил телефон обратно). Очень быстро среагировали. На самом деле, я даже удивлен, что скорая не слишком долго ехала. Как-то матери вызывал, так в итоге на такси в больницу и уехали.
    Диспетчер: Все, можете нажать нужный вам этаж.
    Сцена 5.
    Серега и Савельевы выходят из подъезда. У подъезда Дружище курит, опершись локтем на перила.
    Серега: Ладно, ребята, идите. Я тут еще постою.
    Савельева: Пока, Сережа (спускается по ступенькам).
    Савельев: Давай, Сега, до встречи, если что, завтра созвонимся, съездим в больницу.
    Пожимают руки. Обнимаются. Савельев спускается к Савельевой. Они уходят от подъезда, не взявшись за руки.
    Серега: Дружище, закурить будет?
    Дружище (агрессивно): Нет!
    Серега: Ладно, извини (Вслед Савельевым) Эй, Савва, обними ее хоть, за руку возьми, а то, что за дела?!
    Савельевы оборачиваются.
    Савельев: Да, пока Серега!
    Берет Савельеву за руку. Они уходят.
    Серега присаживает на ступени.
    Серега: Холодно, однако. Вот знаешь, они ведь все могли бы быть вполне счастливы. Любят же друг друга. Нет, все какие-то секретики, недосказанности. Это же неправильно. Не-пра-виль-но. Должны быть единым целым, если понадобится одни против всего мира, но вместе. А это что? Она не сказала, чего хочет. Напаивает себя. Он не сказал, чего хочет. Терпит, злиться. Винит кого-то. А чего винить. Нечего. Больше открытости, вы же семья, черт возьми!

    И эти вот тоже, что-то у них не так. А Савельев походу даже не догадывается. Просто так она в лифте разревелась. Да как бы не так, не то это, что-то другое.


    Дружище: Слушай, я ни тебя, ни твоих друзей не знаю, что ты там бормочешь. Давай про себя там. Новых знакомств заводить я сейчас не намерен.
    Серега: А, прости. Тут со своими делами. А чего стоишь? От жены сбежал в тишине побыть?
    Дружище: Да, в тишине я тут и стою. Нет, дочь жду с гулянок.
    Серега: Ааа, сколько ей лет?
    Дружище: Тебе-то что?!
    Серега: Да так, поддерживаю беседу.
    Дружище: Нет у нас беседы. Девятнадцать ей.
    Серега: Ооо, в институте учится поди?
    Дружище: Да что ты пристал? (начал говорить приветливей) Первый курс заканчивает. Сессия через месяц. ( с гордостью) Первую-то она на пять закрыла. Будущее ее богатое ждет. Очень умная она, еще с садика видно было.
    Серега: Видишь, нашли тему для разговора. Любишь дочурку. Вот, научи ее быть честной со своим будущим мужем, и будет ей счастье.
    Появляется Девушка, идущая к подъезду.
    Дружище: Рано ей еще замуж! А за нее, я любого порву!
    Девушка подходит.
    Девушка: Кого ты там, папа, рвать собрался? Вот я и пришла, зря волновался. (Сереге) Добрый вечер.
    Серега: Добрый вечер, много о вас наслышан.
    Девушка: Да вы что?
    Дружище: Все, пошли уже домой, мамка ужин давно сварила. (Сереге) Слушай, скорая не к тебе ли приезжала, вид подавленный у тебя.
    Серега: К друзьям. К друзьям приезжала.
    Дружище: Блин, ясно, ну извини, если груб был, не нравится мне так со всеми подряд болтать просто, ну видно, что тебе сейчас нужно поговорить. Извини, пойдем мы.
    Девушка: А может к нам, раз у человека горе?
    Дружище: Цыц!
    Серега: Да нет, нет. Спасибо. Скоро домой двинусь.
    Девушка: Ну как знаете. Всего хорошего. (Скрылась в подъезде)

    Дружище: Давай, мужик, все хорошо у тебя будет.


    Серега: Счастливо.
    Дружище скрывается в подъезде.
    Серега (неуверенно): Все хорошо у меня будет. У меня-то никого нет. Я свободен. Я счастлив.
    Серега достает телефон. Набирает.
    Серега: Андрюха, ну чего у вас там?

    Февраль 2015

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Дорогая, ты не забыла принять свои лекарства

    Скачать 218.32 Kb.