• - Отец, - робко начал я. – Может – в больницу, а Я Василию позвоню, он организует. Давай! Подлечишься! Поехали, а
  • Услышав такие слова, мама заплакала и выбежала из комнаты. - Зачем ты так, папа – я присел на краешек кровати. – Ты б хоть о маме подумал, раз себя не жалеешь!
  • Через какое-то время мама успокоилась. И принялась возиться, суетно пытаясь приготовить чай. Мне пришлось помочь ей, иначе в доме не осталось бы целых чашек.



  • страница10/24
    Дата16.05.2017
    Размер6.97 Mb.

    «Дурная привычка» Пролог


    1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   24

    - Сынок, - отец говорил отчетливо, хотя и тихо. – Дойди до аптеки, купи мне это лекарство.

    Я взял из рук отца, лежащего в своей постели, бело-красную коробку и прочитал: «Изокет».

    - Это что?

    - Это нитроглицерин, только удобнее и действует дольше.

    Я стоял перед кроватью отца и смотрел на него – всегда веселого, а теперь, вдруг, постаревшего и усохшего, лежащего в кровати у себя дома и не способного самого дойти до кухни. Мама, сидела рядом и гладила его по руке, будто ласкала. Вчера она позвонила и сказала, что старик совсем плох. Я прилетел сразу, как смог, бросив все дела и не сказав никому ни слова. Потом, это стоило мне неприятных минут у начальства, но я не жалел.

    Отец категорически отказывался ехать в больницу, как мама не настаивала. В надежде, что я смогу на него повлиять, она и вызвала меня из другого города. Теперь я стоял тут, и глядел на беспомощного человека, некогда бывшего для меня самым сильным и умным во всем белом свете.

    - Отец, - робко начал я. – Может – в больницу, а? Я Василию позвоню, он организует. Давай! Подлечишься! Поехали, а?

    - Я тебе позвоню! – отец даже привстал в кровати от негодования. – Только попробуй! Никогда я в больнице не лежал. И лежать не сбираюсь. Тут помру, если что!

    Услышав такие слова, мама заплакала и выбежала из комнаты.

    - Зачем ты так, папа? – я присел на краешек кровати. – Ты б хоть о маме подумал, раз себя не жалеешь!

    - Замолчи, сын!- жестко сказал отец. Так он еще меня не называл. Всегда было: «сынок, сынуля, сыночек, сыночка». И никогда подчеркнуто-официально – «сын». Может быть, поэтому я не стал с ним спорить, а тихо вышел, прикрыв за собой дверь. На кухне всхлипывала мама. Я подошел и сел рядом. Она посмотрела на меня огромными, полными слез глазами, ярким пятном выделяющимися на ее, некогда красивом, а теперь сморщившимся как печеное яблоко, лице, и в полный голос разрыдалась.

    Через какое-то время мама успокоилась. И принялась возиться, суетно пытаясь приготовить чай. Мне пришлось помочь ей, иначе в доме не осталось бы целых чашек.

    Когда мама совсем успокоилась, я пошел в аптеку. В ближайшей лекарства не нашлось, меня послали в другую, оттуда - в третью. Я вернулся только через час. Когда подходил к дверям подъезда, то увидел машину с красным крестом на борту. Не помня себя, я взбежал на третий этаж и замер в дверях квартиры. Комната отца была открыта. На постели, лежало что-то, накрытое одеялом, за столом сидел наш участковый и доктор в синей куртке, на которой было написано «03». На кухне, в окружении квохчущих соседок, тихо всхлипывала мама.

    Граф разглядывал меня, будто видел впервые. Потом, немного подумав, он пересел поближе ко мне.

    - Помнишь наш давешний разговор?

    - Ты про что? – я еще не совсем пришел в себя после вновь пережитых моментов прошлой жизни.

    - Я про дочку мою. – бармен тяжело вздохнул. – Ты как, надумал?

    - Граф, как ты мне предлагаешь скрыться, если за мной по пятам идет АСО? Они меня где угодно найдут. У меня теперь только один путь – к Монолиту. И просить этот кристалл уродский о новой жизни.

    - Это и я тебе могу обеспечить. Без Монолита. Расклад следующий: идешь к Болотному Доктору, и он сделает тебе новое лицо. Если я попрошу, то мне он не откажет – за ним должок числится. Потом, организуем тебе новые документы, и лети из Зоны чистым лебедем. Никто и не узнает, что знаменитый Крохаль теперь под другим именем живет у всех на виду. Как тебе такой вариант?

    - Приемлемо. – я покивал головой.- Только, у меня в Зоне тоже должок остался. Пока не отдам, дороги за Периметр мне нет. Даже ради тебя. Уж извини.

    - Вот же баран упертый! – бармен стукнул кулаком по столу. – Ладно, хрен с тобой, золотая рыбка! Вижу, что переубедить тебя никто не сможет. Поэтому, давай так: ты идешь в свою крайнюю ходку, а потом сваливаешь, пользуясь тем планом, который я тебе наметил. Идет? Надеюсь, что ты вернешься, а я до того времени не загнусь. Только имей в виду, Крохаль, мне совсем мало осталось, так что спеши. А еще лучше будет, если ты прямо сейчас дурь из башки выбросишь и старого человека послушаешь.

    - Нет, старик, я много задолжал, за то время, что здесь провел. И до того… Пора рассчитываться. А после, можно и о дочке твоей поговорить.

    Бармен ничего мне не ответил. Да оно, собственно, и не требовалось. Мы вышли из комнатки. Граф направился за стойку – обслуживать клиентов, а я за столик - принимать антидепрессант.

    В зале народу не прибавилось. Все сейчас сидели на стенах и отстреливали мутантов. Поэтому я взял водочки и позволил себе немного побарствовать в одиночестве. Долго наслаждаться уединением мне, однако, не дали. Вскоре начали подтягиваться бойцы, вваливаясь в дверь веселыми шумными группами. Значит, гон закончился и «Долг» отменил свой приказ о временной мобилизации всех, кто способен держать автомат в руках.

    Минут через десять в бар вошли жутко довольные собой Кузя, который уже успел избавиться от гипса, и Серж, сияющий, будто новогодняя елка. За то время, что я его не видел, Серж как-то изменился. Движения его стали более округлыми, походка - более уверенная, а взгляд – жестче. Прямо настоящий сталкер-ветеран! Куда там!

    Я махнул ребятам и они, опознав меня, радостно двинулись к столику.

    - Поздорову, бродяги! – я протянул вперед раскрытую ладонь.

    - Поздорову! – Кузя с видимым удовольствием шлепнул меня по руке и плюхнулся на стул. – Как сам?

    Серж тоже присел рядом, однако хлопать меня по руке не рискнул, соблюдая субординацию. Отмычке такие фамильярности не разрешаются. А в том, что он теперь со мной, Серж, видимо, был уверен на сто процентов.

    - Я-то в порядке. Расскажите лучше, как повоевали, - я повернулся к Кузе, - а то, пока с барменом тут терки тер, все веселье пропустил.

    - Как повоевали? – Кузя блаженно вытянул ноги под столом и откинулся на стуле. – Как обычно, ничего интересного. Сплошное мясо. Даже обидно: никакой тебе тактической мысли у атакующей стороны.

    - А тебе надо, чтоб мутантами грамотный генерал командовал? – я усмехнулся. – Тогда точно, долго «Росток» не протянет. Сюда достаточно пары-тройки контролеров, чтобы заводу кирдык настал.

    - Ой, баюс-баюс! – в притворном ужасе замахал руками Кузя.

    - Крохаль, -Серж подал голос. – Расскажи, что с тобой приключилось. Ты ведь еще вчера тут должен был быть. Слухи ходят, что тебя в плен взяли…

    Я сурово посмотрел на Сержа. Но этого уже не требовалось. Он сам понял, что позволил себе лишнее, и виновато замолчал.

    - Запомни, Серж, - я погрозил ему пальцем. – Болтун – находка для шпиона.

    - Молчу-молчу! – Серж замахал руками, а потом, не удержавшись, добавил: - Расскажи, а?

    Я засмеялся и поведал сталкерам свою историю, начиная от того момента, как пересек насыпь и заканчивая воротами на «Ростоке». О нашем разговоре с барменом и своих видениях я, естественно, распространяться не стал.

    Рассказ занял часа полтора. За все это время ребята не проронили ни слова, только все шире и шире открывали глаза и в неимоверных количествах поглощали пиво. Пока говорил, я внимательно смотрел за выражением лица Сержа. Оно менялось от любопытного до удивленного, но суровой задумчивости, которая, волей-неволей, должна была на нем проявиться, будь он организатором всей этой круговерти, я не заметил. Одно из двух: либо сталкер тут не причем, либо пора ему ехать в Голливуд за «Оскаром».

    Повисшую после моего рассказа тишину прервал Серж:

    - И что ты дальше думаешь делать? – он пристально посмотрел мне в глаза.

    - А что?

    Ну-ка, парень, что там у тебя на уме? От ответа, который даст мне сейчас сталкер, многое зависит. Если кинется советовать, то, определенно, рыльце у него в пушку. Если нет, то, скорее всего, он тут не при делах.

    - Я исключительно из шкурных соображений. Если ты из Зоны свалишь, мне-то что делать?

    Мимо! Ответ Сержа света на мою темную ситуацию не пролил. Делать нечего, буду дальше присматриваться к новичку. Я скосил глаза на Кузю, задумчиво дымящего в потолок. Да и к ближайшему окружению тоже неплохо было бы…

    - Я, пока, никуда уходить не намерен. А тебе, Серж, так скажу: не впадай раньше времени в панику. Не имей такой привычки. Послезавтра мы с тобой в рейд уходим, так что, морально готовься. Будет трудно.

    Серж просиял и побежал к барной стойке за выпивкой. Я, меж тем, отодвинул кучу пивных банок и нагнулся к Кузе:

    - Сам что думаешь?

    - По поводу? – Кузя отвлекся от выдувания дымных колечек и посмотрел на меня.

    - Про контракт.

    - Не знаю, Крохаль. Не знаю… Если все, что ты рассказал – правда, то влип ты по самое дальше некуда. Я считаю, что валить тебе надо из Зоны. Тихо-тихо. Если хочешь, могу устроить. Есть у меня за Периметром один корешок. Большой он специалист по всяким документам. Можно к нему обратиться, в случае чего.

    Ой-ой-ой! Как интересно! Какой, однако, Крохаль, везучий сталкер. Все хотят ему помочь! Поголовно! Интересно, чем я такое уважение заслужил?

    - Нет, Кузя, из Зоны я уходить не собираюсь. Здесь меня сложнее найти. Поэтому, останусь тут, а дальше – как Зона даст. Авось вынесет!

    - Ну, смотри, Крохаль, тебе жить. Я предложил, если что!

    - Спасибо, брат, не забуду.

    Подошел Серж с бутылкой и какой-то снедью. Свою доброту он объяснил моим согласием принять его в ученики. Да мне, собственно, было параллельно, с чего он расщедрился. Главное, что он платит.

    Утром я зашел к Воронину. Нужно было засвидетельствовать свое почтение и поблагодарить «Долг» за нежданное избавление от серьезных неприятностей.

    Командир группировки «Долг» встретил меня хмурым взглядом и кивком на стул, стоящий возле стола. Я сел и стал ждать, когда генерал перестанет распекать кого-то по полевому телефону. Закончив с воспитательным процессом, он отключил аппарат и уставился на меня немигающим взглядом. От этого мне стало как-то не по себе.

    - Крохаль, ты стал серьезной проблемой для «Долга». – отрывисто проговорил Воронин.

    - Я понимаю, генерал, только я в этом не виноват.

    - Тебя никто и не винит, однако, нападение на блокпост, где полегли отличные ребята, было вызвано твоей персоной. Моего отношения к тебе, конечно, это не изменит, но у тех погибших остались друзья, которые во всем винят тебя. В основном – это молодые бойцы. Ну, им-то я быстро мозги на место поставлю. Это не беда. Огорчает другое: среди недовольных есть пара ветеранов. Меня они, конечно, послушают, но негативного отношения к тебе не изменят. Так что, имей в виду, стопроцентно полагаться на рейдовые группы «Долга» тебе уже не стоит. Может боком выйти. В Зоне один закон: кто первым успел, тот и прав. Мне будет очень обидно, если тебя ухлопают мои ребята.

    - Вы это к чему, генерал?

    - Я это к тому, что бы ты к моим бойцам с осторожностью относился.

    - Я всегда осторожен, генерал.

    -Ой, зарекалась лиса кур не таскать! Осторожные в засаду так глупо не попадают. Ладно, теперь о делах. Тех троих пленных мы, как ты сам понимаешь, разговорили. У доктора нашего есть много волшебных примочек и притираний, способных развязать язык молчаливым товарищам. Так вот, двое из них ни хрена не знают. А третий поведал интересную историю. Оказывается, к Лукашу недавно пришел один человечек, и сказал, что он представляет интересы АСО. Знаешь что это такое?

    - Конечно знаю!

    - Так вот, человечек тот предложил Лукашу баснословные деньги, но с условием, что тебя приведут на место живым и невредимым. Знаешь, куда тебя должны были привести?

    - Удивите меня, генерал!

    - Ты, давай, не выеживайся, а сильнее за стул держись. – Воронин нахмурился. – Привести тебя должны были к границе с территорией «Монолита» и там передать с рук на руки их людям. Соображаешь, что к чему?

    - Честно говоря, нет. – я поджал губы. – Почему за «Монолит» просит человек, который к Зоне вообще никакого отношения не имеет?

    - Вопрос интересный, Крохаль. В принципе, возможен вариант, что «Монолит» здесь только прикрытие. Такое допускаешь?

    - Ну, допускать-то можно что угодно. Вопрос в другом, как «Монолит» на такое подписался?

    - Вот! – Воронин поднял вверх палец. – Теперь в тебе заговорили мозги. «Монолит», это сборище неформальных религиозных фанатиков, каким-то образом связан с АСО, причем так крепко, что представитель Агентства выступает в роли посредника при переговорах со «Свободой». Как тебе такой расклад? Ты представляешь, какие силы были задействованы, чтобы взять живьем обычного сталкера. Ну, не совсем обычного, конечно, а жутко везучего, но все равно – слишком круто. Кому-то ты очень сильно нужен, Крохаль. Остается выяснить – кому.

    Воронин выжидательно посмотрел на меня, надеясь, видимо, что я вот так сходу ему открою глаза на действительность. Если бы я знал, генерал, что и почему все происходит так, а не иначе, то всем бы жилось значительно легче.

    - Генерал, - я постарался придать своему голосу максимум искренности. – Я не могу ответить на вопрос «кому сталкер Крохаль не угодил». В свое время, у меня были, конечно, контакты с САО, только там все давно быльем поросло. Не думаю, что мои бывшие коллеги открыли на меня охоту, только из-за того, что несколько лет назад я покинул их гостеприимный дом. Что-то тут не сходится.

    - Тогда, - Воронин задумчиво пожевал губами. – Получается, что что-то произошло в последние месяцы. Что-то где-то ты увидел или услышал, а, может, и научился чему. Скажи, Охотник тебе ничего странного не рассказывал? По секрету?

    - А причем тут Охотник?

    - А притом… - Воронин помолчал. – До того, как он стал с тобой работать, Охотник в напарниках у Меченого был. Это, ты, надеюсь, знаешь?

    - Конечно знаю. Охотник сам мне об этом рассказывал. Только что с того?

    - А то… Меченый мужик себе на уме был, но с головой дружил, будь здоров! Получше, чем многие из нас. Он Зону понимал. Лучше него, пожалуй, в этом деле только Призрак разбирался. Так вот, Меченый с Охотником выяснили нечто и двинули в Припять, с прицелом, как потом оказалось, на АЭС. Что-то у них по пути произошло, и Меченый в город один вошел, оставив Охотника перекресток стеречь, откуда дорога к «Радару» начинается. Кстати, знаешь, что такое «Радар»?

    - Это каждый ребенок знает – загоризонтная РЛС, законсервированная в тысяча девятьсот лохматом году, после того, как Станция первый раз рванула. Вы дальше рассказывайте.

    - Экий ты нетерпеливый! – Воронин укоризненно покачал головой. – Ну, что ж, будь по-твоему. Только, прими к сведенью, что «Радар», это не просто РЛС, а целый закрытый городок Чернобыль-2. Но это, как я понимаю, тебе не интересно. Так вот, когда Меченый в Припять ушел, Охотник, через некоторое время, вернулся. Один. С тех пор Витю будто подменили. Если раньше он был разбитным парнем, правда с понятием, явных глупостей не делал, то после ходки стал замкнутым и угрюмым. Что там у них с Меченым случилось – только Зоне известно, но Охотник, потом, частенько в сторону АЭС смотрел и думал о чем-то. А, может, ждал чего-то. Говорят, что они со Стрелком какую-то тайну относительно Монолита открыли, только Охотник не рискнул до конца идти. Или план этого не предусматривал, кто знает? А Меченый–Стрелок дошел. А потом и Охотник в Зоне сгинул при невыясненных обстоятельствах. Вот так-то.

    - Я все же не понимаю, какое это ко мне отношение имеет?

    - Прямое. Ситуация повторяется. Причем, уже в третий раз.

    - В смысле?

    - Ты правда такой тупой, или ловко притворяешься, Крохаль? Смотри сюда. Одиночка Меченый берет напарником Охотника, потом исчезает в Зоне, по слухам – доходит до Монолита. Далее, Охотник какое-то время бродит один, явно что-то зная, затем берет напарником новичка Крохаля, и, через какое-то время, бесследно пропадает. Затем уже Крохаль находит себе в отмычки никому не ведомого бегуна, игнорируя предложения более опытных сталкеров, и собирается в какой-то странный рейд. Слишком много совпадений, не находишь?

    Слова генерала заставили взглянуть на ситуацию с иной стороны. Теоретически, мне не хватало только толчка, чтобы собрать картинку воедино, ведь почти вся информация у меня была в руках. Генералу толчок не нужен был, поэтому он сложил мозаику раньше и по-другому. Действительно, как-то все странно-однообразно получается, будто сценарий один человек писал, не слишком утруждая себя сюжетными ходами. Только, вот беда: Охотник, даже если и знал что-то, поведать мне об этом не захотел. Или не успел. О чем я тут же и сообщил генералу.

    - А это и не важно: знаешь ты то-то, или нет. – Воронин откинулся на спинку стула и сложил ладони домиком перед лицом.- Главное в другом: в АСО не верят, что ты такой неосведомленный. Наоборот, им мнится, что ты скрываешь что-то жутко интересное. Поэтому, когда ситуация, на их взгляд, приняла угрожающий оборот, с тобой решили поговорить.

    - А «Монолитовцы»-то тут причем?

    - Крохаль, сто баксов против пива, что «Монолит» не просто так Станцию стережет. И у АСО с ними контакт давно налажен.

    - Угу, понятно. Остается еще один вопрос, генерал, - я пристально посмотрел на Воронина. – А вы-то откуда так хорошо осведомлены?

    - Ты что, думаешь, я в Агентство постукиваю на досуге? Нет, просто, службу свою я в контрразведке начинал, поэтому образ мыслей ребят из АСО прекрасно представляю. Особенно, если учесть, что кадры там через одного бывшие наши. Вот так-то, сталкер Крохаль.

    Я задумался. Действительно, если смотреть со стороны, то получалось все очень красиво. Только меня в этой схеме не устраивала основная позиция – я. Не хочу я быть главным героем.

    - Так, генерал, а мне теперь что делать?

    -Хм, я тебе что – оракул? Сам думай, сам решай! Я тебе ситуацию обрисовал, так что выбор за тобой. Как ты говоришь? «Удиви меня»? Вот и давай – удивляй.

    Такое окончание разговора не вселило в меня уверенности. Я вышел от генерала в глубокой задумчивости и миновал караульный пост при входе на базу, даже не заметив его. Ноги несли меня сами. И принесли в бар, где еще с вечера гуляли Кузя с Сержем.

    Я подсел к сталкерам. Кузя уже был хорош, и лежал, как говориться, «лицом в салате». В качестве салата выступала одноразовая тарелка, в которой когда-то лежала закуска. Судя по разбросанным на столе огрызкам – закусывали господа сталкеры селедкой. Серж еще воспринимал окружающее в объеме, а не на плоскости, но обращенную речь понимал уже с трудом.

    - Серж, - вместо приветствия бросил я ему.- Скоро выходим. Ты готов?

    - Как пионер, - Серж глупо усмехнулся и, пуская слюни, качнул головой. – Помнишь, Крохаль, какие они были, пионеры?

    - Помню, я еще комсомол застал. Так ты готов выходить?

    - «Мы пионеры- дети рабочих!» - вместо ответа пропищал Серж, изображая тонкий голосок мальчишки, а потом продолжил, периодически икая. - Я комсомола не застал… и… и… и… ик… поэтому застрял в пионерах. Помнишь, чем пионер от котлеты отличается? Ик… Нет? Котлету жарить надо, ик… а пионер - всегда готов! Ленин умер, но дело его живо!

    Сказав эти слова, Серж опять икнул и присоединился к Кузе. Тот, в свою очередь, сосредоточенно завозился в тарелке, услышав про дело Ленина, но быстро затих. Я поглядел на двух неудавшихся юных ленинцев, мирно спящих на столе. Одного я знаю уже не первый месяц. Несколько раз мы серьезно друг друга выручали. Если бы Кузя хотел меня прикончить, то он мог бы это сделать давным-давно, возможностей у него была масса. Второй – Серж. Новичок, недавно пришедший в Зону, и случайно наткнувшийся на меня. Случайно ли? Вопрос не давал мне покоя с того самого момента, как зародился в моем сознании. Ответа на него не было до сих пор. Ладно, если принять, что Серж прибыл специально для встречи со мной, то какую цель он преследует? Убить меня? Он мог это совершить в нашей первой ходке. Не мог же он знать, что два «Долговца» поведут его через Свалку обратно. Значит, если Серж тут действительно неспроста, то ему что-то от меня нужно. Но он, пока, на разговор не идет. Чего-то выжидает. Получается, что непосредственной опасности для меня сейчас нет. Значит – Сержа можно брать с собой, и, если он действительно засланный казачок, потихоньку раскрутить его на откровенность.

    Такой вариант меня вполне устраивал. Я был уверен, что тренировочный рейд предоставит мне много возможностей потолковать с Сержем по душам.

    Я поднялся из-за стола и подошел к бармену. Граф уже отошел после вчерашнего приступа и выглядел вполне пристойно. Только серые тени под глазами выдавали его. Но, если не знать что происходит, то Граф смотрелся очень ничего.

    - Тебе чего? – бармен сосредоточенно протирал стаканы и даже не удосужился поднять на меня глаза. – Зачем пожаловал?

    - Граф, я в рейд собираюсь…

    - И что с того, - бармен, поглощенный полировкой стекла, не обратил внимания на сказанное. – Иди, я-то тут причем?

    - Что ты про дочь говорил?

    - Тебе зачем? – казалось, вопрос был задан из чистого любопытства, но тряпка, скользящая по стеклу, стала бегать немного медленнее.

    - Ты в любой момент умереть можешь. Если так случится, хочу знать, где ее искать.

    - Зайди, -бармен кивнул головой в сторону двери. – Бублик, подмени!

    Толстый подручный недовольно заворчал и начал выбираться из своего угла, где его и видно-то не было. Пока я шел до двери, то успел поймать на себе любопытный взгляд Бублика. Заметив, что взгляд перехвачен, Бублик отвернулся и засуетился у стойки, делая вид, что все происходящее не имеет к нему отношения.

    Я вошел в квартирку. Граф уже сидел на кухоньке и смолил сигарету. Я тоже закурил и присел рядом.

    - Крохаль, ты серьезно сейчас говорил?

    - Абсолютно.

    - Лады, доставай ПДА. – Граф вынул свой компьютер и подготовил его к работе. - Я тебе координаты тайника сброшу. Имей в виду, там электронный замок стоит. Поэтому, открыть его можно только с моей помощью. Либо он сам откроется, когда меня не станет. Посему, если встретимся, я тебе код отдам, нет, то и не надо. Понял?

    Я кивнул, разблокировал на ПДА доступ для передачи информации, и бармен мне перекинул координаты тайника. Оказалось, что находится он прямо над блокпостом военных, что спрятан под железнодорожным мостом по пути с Кордона на Свалку. Хитер бармен, хитер! Вагон, в котором он схрон организовал, точно над военными стоит. Надо быть очень аккуратным, чтобы туда забраться. Молодец! Я бы, например, не рискнул подобный тайник оставлять – самому потом трудно добираться будет. С другой стороны, как нас когда-то учил инструктор, тайник должен быть таким, что бы ты в нем спокойно свою зарплату оставить мог. А тут не только зарплату, тут весь свой годовой заработок спрятать можно и не думать о том, что кто-то унесет. Залезть-то, конечно, туда реально, только незнающий человек нашумит сильно. А шуметь над головой военный – чистое самоубийство. Они даже «Стой! Кто идет?» кричать не будут, а просто изрешетят там все, а потом еще газку ядовитого добавят – у них такой дряни залежи. Так что, собственность бармена была под надежной охраной армии. Форт-Нокс, е-мое!

    - Хорошо, - я выключил ПДА. – Буду уходить – загляну. У тебя, кстати, нашатыря нет?

    - Тебе зачем? – Граф удивленно посмотрел на меня.

    - Надо. Так есть?

    - Сейчас посмотрю. – Граф поднялся, открыл полку над столом и, поискав немного, вынул маленький пузырек. – Держи.

    Я кивком поблагодарил бармена, забрал нашатырь и вышел в зал. Бублик был возле стойки и протирал стакан. В бармена поиграть решил, что ли? Я подошел к толстяку и спросил у него воды. Тот пожал плечами, но ничего не сказал, а просто достал из-под стойки пластиковый кувшин-фильтр, налил воды в одноразовый стаканчик и протянул его мне.

    Дойдя до столика, я застал Кузю и Сержа в том же виде, в котором их оставил – лицом в салате. В стакан с водой я накапал три капли нашатырного спирта, затем, прикинув степень опьянения бегуна, добавил еще три. Сделав коктейль, я растолкал похрапывающего Сержа, а Кузю не стал – пусть отдыхает. Добрый молодец оглядел мир хмельными глазами и зафиксировал взгляд на моей руке со стаканом.

    - Давай, залпом! – я протянул питье.

    Серж поморщился, но, несмотря на отвратный запах, проглотил содержимое стакана и вновь уронил голову на стол. Через минуту Серж вскочил и, вращая глазами, начал озираться по сторонам. Увидев меня, он принялся что-то мычать, стараясь не открыть рта. Я кивнул и указал рукой на дверь. Серж сорвался с места, будто ему пятки подожгли, и скрылся в туалете. За пантомимой наблюдал бармен, вышедший из коморки и сменивший Бублика. Я посмотрел на Графа. Тот, заметив мой взгляд, махнул рукой: «подойди». Я приблизился к стойке.

    - Ты чего творишь? – спросил бармен сквозь улыбку. – Протрезвить его хочешь?

    - Ага, - я тоже усмехнулся. – А стимуляторы на него тратить жалко.

    - Садюга! – Граф одобрительно ухмыльнулся. – Сейчас помогу.

    Я с любопытством принялся следить за священнодействие бармена. Из рецептов, позволяющих быстро привести пьяного в чувство, я знал только два: нашатырь с водой и стимуляторы. Похоже, сейчас мой опыт обогатится еще одним способом.

    Граф налил немного подсолнечного масла в широкую рюмку, добавил две чайные ложечки острого томатного соуса (специально для любителей такой держит). Потом бармен немного помялся, но, решив двигаться до конца, сходил к себе и принес одно яйцо. Посетовав, что приходится ценный продукт на всяких алкоголиков тратить, Граф разбил яйцо и выпустил желток в рюмку. Оставшийся белок он аккуратно слил в чашку и припрятал – до лучших времен. Потом, достал солонку и круто посолил получившуюся смесь. Мне стало нехорошо. Неужели он заставит Сержа это пить? Вот уж кто садист, так садист! А Граф на достигнутом не остановился. Он всыпал в рюмку черного и красного перца, потом долил, отмерив десертной ложкой, какого-то коричневого настоя (как потом оказалось – перцовки) и приправил несколькими каплями жидкости, вылитой из маленькой бутылочки в форме лимона. Да-а-а, маркиз де Сад нервно курит в сторонке, глядя на эти злодейства бармена! А тот, не обращая внимания на мое вытянувшееся лицо, протянул бурду со словами «пусть залпом выпьет». Шутник, однако!

    Я нес рюмку к столику и думал, что если пролью хоть каплю смеси, то она, как в фильмах, зашипит и прожжет пол. Но этого не случилось, хвала Зоне. А, ведь, в такой поворот событий я свято верил!

    Через несколько минут из туалета показался бледный и мокрый Серж. Несмотря на измотанный вид, его глаза были полны понимания происходящего. Он присел за столик и потянулся к пиву. М-дя, испортили непьющего мальчика в мое отсутствие! Я не позволил Сержу начать новую жизнь с выдохшегося пива, а всунул ему в руку рюмку, данную барменом. Серж недоверчиво посмотрел сначала на питье, а потом на меня. Я успокоительно кивнул головой и сказал сакраментальное слово «залпом».

    Я не знал, как подействует на страдальца этот напиток, но такой реакции, что вскоре последовала, уж точно не ожидал.

    Серж, чтобы выпить все залпом, картинно отставил локоть и лихо запрокинул голову, отправляя содержимое рюмки в рот. На несколько секунд время остановилось. Несчастный будущий сталкер так и замер, запрокинув голову и отставив локоть! Даже рюмку ото рта не смог убрать! Потом, видимо придя в чувство, Серж бросил рюмку на пол, покраснел и схватился руками за горло, судорожно пытаясь вздохнуть. Но, облегчения это не принесло. Серж начал бегать по бару кругами, сотрясая окрестности ревом, сравнимым только с пароходным гудком.

    Грешен, каюсь! Увидев это, я упал на стол и начал, заливаясь слезами, хохотать. Вскоре весь бар меня уже поддерживал, включая тех, кого Серж разбудил своими криками. Серж подбегал к каждому столику и знаками просил пить, однако ему не давали. Тогда он подскочил к бармену и выхватил у него из рук кувшин с водой. Граф только успел крикнуть «Стой!», а Серж уже жадно глотал воду из носика, надеясь потушить пожар в глотке. Не угадал ни разу! Холодной водой запивать жгучий перец… слов нет! Как-нибудь, на досуге, сами попробуйте, сразу поймете, что к чему.

    Серж вторично замер, потом из глаз его брызнули слезы, и он опять начал бегать по бару, вызвав очередной взрыв гомерического хохота.

    Через некоторое время, когда жжение в голе и на языке немного утихло, Серж вернулся ко мне и севшим голосом поинтересовался: какого хрена?

    Я мягко объяснил, что надо было срочно привести его в чувство, а другого способа я не знаю.

    - А стимулятором воспользоваться не судьба? – Серж еще не мог толком говорить, только шептал.

    - Фиг тебе, а не стимулятор. – для наглядности я скрутил кукиш и сунул его под нос Сержа. – Еще дорогие препараты на тебя тратить! Перебьешься. А тебе наука будет: не напивайся до такого состояния, когда даже «мама» сказать не можешь. В Зоне никто не знает, что может в следующую секунду случиться. Поэтому, пить можно ровно столько, чтобы сохранять трезвость мысли. А лучше – вообще не пить. Только лечиться.

    - Понял, - Серж выдохнул и поморщился.- А мне чего теперь делать? Горло –то жжет!

    - Сейчас урегулируем.

    Я поднялся и подошел к стойке. Бармен уже понял, зачем я иду к нему, и протянул мне чашку с горячим чаем. Зеленым чаем! Определенно – сегодня Граф показывал аттракцион «Невиданная щедрость»!

    Дымящийся чай я отдал Сержу. Тот, увидев горячее питье, замахал руками и сделал попытку убежать. Однако, я ему этого не позволил и заставил выцедить чай мелкими глоточками. Как только горячий напиток коснулся потревоженного перцем горла, Серж сморщился, но поняв, что питье приносит облегчение, подчинился моему приказу. Когда чашка была пуста наполовину, с Сержем уже можно было разговаривать, не боясь, что тот онемеет, а ты перетрудишь уши, прислушиваясь к шепоту собеседника.

    - Итак, - я поглядел на отпивающегося чаем бегуна и продолжил разговор, прерванный пьяным сном Сержа. – Ты готов к выходу?

    - Угу, - Серж хлебнул чай и согласно кивнул. –Готов! Куда пойдем?

    - Для начала – в бункер. Мне надо забрать товар для ученых. Из бункера двинем на Янтарь через Свалку, мимо «Агропрома». Выйдем к Янтарю, навестим ученых и вернемся сюда через холмы.

    Серж допил чай, вынул ПДА и принялся отслеживать озвученный мной маршрут. Завершив просмотр, он удивленно посмотрел на меня.

    - Чего непонятно? – я ожидал подобной реакции.

    - Смотри, - Серж принялся говорить, водя пальцем по экрану, от чего изображение перемещалось, показывая место, о котором шла речь. – Мы выходим через блокпост «Долга», верно? Дальше идем по Свалке. Где находится бункер я не знаю, но вот до сюда места мне знакомы. Ходил. Кстати, я так понимаю, что через Периметр я в первый раз прошел здесь, потом через лес, потом вышел между Темной долиной и Свалкой.

    - Все верно, и что дальше. – я не понимал что хочет сказать мне Серж.

    - А дальше вот что… Нам придется, когда обратно двинем, чтобы к Янтарю выйти, либо «Агропром» с запада обходить, либо идти вот тут, - Серж показал маршрут, по которому меня недавно конвоировали от блокпоста «Долга». – Оба варианта неприемлемы.

    - Неприемлемы для чего? – я поднял бровь. – Объясни.

    - Артефактов не наберем. Между холмами и «Агропромом» их нет, а западнее этого НИИ военные постоянно шарятнся – сталкеры их там тренируются, верно?

    - Верно, и что дальше?

    - Опасно там ходить, да и в плане артефактов пусто.

    - А ты откуда знаешь? - я про себя посмеивался.

    -С народом поговорил, - Серж обвел рукой бар, - пока тебя не было. Я же тут неделю проторчал.

    - А-а-а-а, с народом…- я понимающе покивал головой. – Тогда, что ты сам предлагаешь?

    - Я предлагаю в Темную долину сходить. Войти в нее через лощину, к юго-востоку от блокпоста на Свалке, а выйти югом к Кордону.

    Я смотрел на этого стратега, и тихо посмеивался про себя. Конечно, если не знать Зоны, то его маршрут кажется проще и прибыльнее – в Темной долине есть места, где и артефакты поискать можно, и аномалии поразглядывать (почти все основные там собраны), и в мутантов пострелять возможность представится. Эдакий зоопарк Зоны. Словом – идеальное место для учебного лагеря.

    Кстати сказать, когда-то «Долг» пытался там такой тренировочный лагерь организовать. Не вышло ничего – сильно проблемно. Следом за «Долгом», «Свобода» пыталась Темную долину к рукам прибрать. «Долг» не мешал, а только в кулак посмеивался. «Свобода» тоже зубы на Долине сломала. А военные даже не пытались туда влезать – слишком хорошо знали подноготную этого места. Когда все на Долину рукой махнули, в нее всякая нечисть полезла: мародеры и мутанты.

    Сложность колонизации Темной долины заключается в том, что после Катастрофы, в нее только два входа осталось: со Свалки и с Кордона. В остальных местах географической границы Темной долины были непроходимые топи и леса, а так же холмы со срезанными, будто ножом, склонами. Да и в самой Долине заболоченных участков хоть отбавляй. Кабаны там с огромным удовольствием плодятся! Еще не стоит забывать, что в Долине до черта «Горячих пятен». Цезия-137, стронция-90 и прочих изотопов можно насобирать столько, что за год, потом, не отмоешься. А что поделать – Зона! Возле Станции, так, во всяком случае, научники с Янтаря утверждают, можно еще попасть в места, где в результате распада плутония год от года растет содержание америция, соответственно, и фонит там ой-ой-ой!

    Все думают, что в появлении «Горячих пятен» виноваты исключительно Выбросы. Спорить не стану, после Выброса активность «Пятен», конечно, повышается, а некоторые из них даже мигрируют, но причина их рождения кроется вовсе не в аномальной энергии Зоны. Виноват, как ни странно, в появлении таких участков повышенной радиации, сам Человек.

    После первой аварии, Четвертый энергоблок выбросил в атмосферу тонны всякой дряни, которая разнеслась по тогдашней зоне отчуждения и дальше и осела на почве. Наиболее пострадал тогда сектор с запада до северо-востока (Припять как раз там и находится). Спешными темпами проводились работы по дезактивации поверхностного слоя почвы. Проще говоря, его снимали и вывозили в специальные могильники – «пункты временной локализации радиоактивных отходов». Но, как говорится, в жизни нет ничего более постоянного, чем временное. Таких могильников, содержащих более миллиона кубометров зараженной почвы, по нынешней Зоне разбросано что-то около 800 штук.

    Учитывая, что мероприятия по захоронению радиоактивной почвы проводились в спешном порядке, об изоляции (в том числе и гидроизоляции) никто не думал. Оно и понятно – надо было срочно уменьшать вероятность облучения Ликвидаторов. С этим, в какой-то мере, справились: после проведенных работ радиационный фон заметно снизился. Но могильники-то остались. И никто не позаботился о них в дальнейшем. Потом на территории зоны отчуждения продолжилось захоронение радиоактивных отходов, образующихся в результате дальнейшей работы ЧАЭС. Захоронение проводилось «с учетом всех норм и правил безопасности». Оно, конечно, замечательно, только после Катастрофы и из «безопасных» могильников изотопы наружу потекли - будто дрожжи в выгребную яму кинули. А уж об «опасных» и говорить нечего. В Темной долине, как раз, очень большая плотность таких захоронений.

    Все это я поведал Сержу, наблюдая за сменой его настроения от радостно-эйфоричного до озабоченно-угнетенного. Конечно, он-то разогнался пройти по маршруту, который сам себе наметил, а я его обломал: объяснил новичку в завуалированной форме, что он, мягко говоря, ребенок, по сравнению со мной.

    Кому хочется расписываться в собственной несостоятельности? Никому! Поэтому Серж принялся упираться, настаивая на своей точке зрения. Мотивация, конечно, у него была интересная: мол, надо не просто так в тренировочную ходку отправляться, а постараться провести рейд с наваром, чтобы боеприпасы, хотя бы, окупить. Резонно, конечно, но в Долину я ходить зарекся, тем более в одиночку. Сержа за напарника еще рано считать – в сложной ситуации может не сориентироваться и помешать. А то, что в Долине сложных ситуаций будет столько, что потом месяц за Периметром отдыхать придется, в этом я не сомневался.

    Я видел, что Серж упирается больше для виду, нежели действительно хочет сходить в Темную долину. Выслушав мою аргументацию, он прекрасно понял, что не прав, но самолюбие не давало ему отступить без боя. Что ж, не самая плохая черта характера – разумная упертость. Главное, чтобы она в бездумную не превратилась, тогда я с таким напарником горя хлебну, как пить дать!

    - Серж, - я решил вбить последний гвоздь в крышку нашего разговора. – Мы идем не за артефактами, и не за трофеями. Мы идем в проверочный рейд. Если сможешь выдержать нагрузку, которую я тебе в нем дам, то все у нас с тобой будет хорошо. Нет, выгоню тебя под зад коленом и даже не поморщусь. Так что решай: ты со мной или нет. Если мы вместе выйдем с «Ростока», то дальше у тебя будет только два пути: со мной до конца, либо издохнуть. Выбирай!

    Прозвучало это настолько пафосно, что Серж онемел и принялся разглядывать мое лицо, в надежде обнаружить там хоть намек на шутку. Однако, я был непреступен. Серж помолчал немного, потом выразил желание идти со мной до конца.

    - Хорошо, тогда у тебя полчаса на сборы.- я отвернул рукав и глянул на часы. – В 13-35 стартуем. Вопросы?

    - Ты же говорил, что пойдем завтра. – Серж растерянно посмотрел по сторонам. – Я готовился к завтрашнему дню, а сегодня, как-то, не в форме.

    Сказав это, Серж виновато обвел рукой столик с сопящим в селедке Кузей и кучу пустых бутылок под столом. Будто я сам не знаю, что ты сегодня не в форме! Ничего, выходить до бункера лучше сейчас - в Зоне потише должно быть. Мутантов на Периметре вчера покосили много, а новые еще не подтянулись. Так что, успеем спокойно проскочить. Плюс, некоторое воспитательное мероприятие Сержу не повредит.

    - Мне параллельно, готов ты, или нет! – я придал своему лицу самое суровое выражение, на которое только был способен.- Если через двадцать девять минут ты не будешь стоять перед входом в бар полностью готовым к рейду, я уйду один. Сталкер всегда должен быть готов стартовать. Чего застыл?! Бегом, твою мать!

    На последних словах Серж сорвался с места и растворился в дверях бара.

    Я спокойно подошел к бармену, пожелал ему удачного бизнеса, забрал отданный на хранение рюкзак со снаряжением, наполнил флягу водой и тоже двинулся к выходу. Потихоньку поднимаясь по лестнице, я думал о том, что Серж, все-таки, не тот, за кого себя выдает. Есть в нем что-то от профессионального военного, пусть и тщательно скрываемое. Утешает, однако, одно: скорее всего, пришел он не по мою душу. А зачем – это мы разъясним.

    Я поднялся на вольный воздух и остановился возле дверей, разглядывая маленький закуток между стенами ангаров, в котором пристроился спуск в знаменитый сталкерский бар. Бурая трава, пробивавшаяся сквозь стыки плит, так сильно напоминала табачные листья, что рука моя сам потянулась за сигаретами.

    Покуривая, я глядел на небо, за пять минут сменившее свой цвет с ярко-синего на хмурый свинцовый. Набежали тяжелые дождевые тучи, пророча скорый ливень. Что же, в принципе – неплохо. Часть мутантов по норам попрячется. В здания, поэтому, нам с Сержем теперь хода нет, но, в общем-то, оно и не надо: до бункера дойдем, там обсушимся и переоденемся.

    Я докурил, щелчком отправил сигарету в траву и посмотрел на часы. До контрольного срока, назначенного Сержу, оставалось семь минут. Интересно, успеет или нет? Для себя я решил: не успеет, значит не судьба – не возьму Сержа в отмычки при любом раскладе.

    За углом послышались шаги. Я поднял глаза и встретился взглядом с Болотным Доктором. О, Зона! Второй раз за месяц Ты свела меня со знаменитым эскулапом!

    - Здравствуйте, Доктор! – я немного склонил голову, приветствуя одного из Призраков Зоны.

    - Привет, Крохаль! – Доктор, казалось, только что спешил, но увидев меня, перестал торопиться. – Хорошо, что я тебя застал.

    Такое поведение Болотного Доктора меня заинтриговало. Зачем я ему понадобился? В голове мелькнула дурная мысль: сейчас, по примеру Графа , Воронина и Кузи, станет мне помощь предлагать. Вот весело-то будет!

    - Я весь внимание, Доктор!

    - Вот, - эскулап пошарил в рюкзаке и извлек на свет разломанный ПДА. – Это я нашел вчера, там же, где и медальон твоего учителя. Думаю, что ПДА тоже ему принадлежал. Я тебе передаю, может - пригодится. И еще, думаю, что Охотник хотел бы, что бы ты его дело продолжил.

    Он всунул ПДА мне в руку и шагнул в дверь, ведущую на лестницу бара.

    Я стоял в полном непонимании. Какое дело учителя?! Что Охотник мне должен был сказать, но промолчал?! С какой радости я должен что-то вообще продолжать?! У меня своих проблем выше крыши, елки зеленые!

    Наконец, я успокоился, бережно спрятал ПДА в рюкзак и решил отложить решение вопроса о деле учителя до бункера. Там у меня будет возможность поработать на нормальном компьютере, чтобы вынуть информацию из КПК.

    Мои размышления прервал Серж, шумно пыхтя прибежавший из ангара. Он встал передо мной во фрунт и бодро отрапортовал:

    - Сталкер-курсант Серж к рейду-учению готов! Разрешите получить задание!

    - Пошли, - я окинул Сержа, изображающего из себя оловянного солдатика, мрачным взглядом. – Выйдем за пост, ты впереди. Расстояние десять метров. Идем по-боевому. Головой вертеть по кругу! Руку с оружия не снимать. Без моей команды действий не предпринимать. О всем необычном сразу информировать меня. Вопросы? Нет? Тогда – шагом марш!



    1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   24

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    «Дурная привычка» Пролог