• - Охотник, - я задвинул тележку обратно и закрыл стену кирпичом. – А зачем так сложно. Ну, убери ты информацию в шкаф, и все! Кто в бункер полезет
  • - Найдет, - я решил принять правила игры, предложенной мне опытным сталкером. – Тогда в сейф убери. Я, конечно, сам люблю всякие тайники, только тут-то его зачем делать
  • - Тут, это где - В бункере.
  • - А сами они сообразить не смогут, что стена тут не просто так поставлена - Ты По читал Помнишь: «прячьте на виду» Естественно, что сообразят. И что они делать будут
  • - Разбирать – мне стало интересно, как Охотник выкрутится.
  • - Резонно, конечно, но что, если они все-таки стену разбирать начнут



  • страница12/24
    Дата16.05.2017
    Размер6.97 Mb.

    «Дурная привычка» Пролог


    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   24

    - Смотри сюда, Крохаль, - Охотник стоял перед кирпичной стеной, разделяющей склад пищевых продуктов на две секции. – Вот этот кирпич.

    Стенка, явный новодел, была невысокой, но толстой, в три кирпича. На стенке, как на полочке, стояла всякая всячина, непонятно как оказавшаяся здесь. Скажите мне, пожалуйста, что на продуктовом складе может делать пустая коробка из-под армейских ботинок? Или разобранный на запчасти старенький дозиметр ДП-5, с наушниками, покрытие которых потихоньку превращается в пыль?

    Охотник отсчитал от левого края стены третий кирпич, потом спустился на пять рядов вниз и вынул из кладки камень, казалось, сидевший там веки вечные. За кирпичом оказалась выемка. Когда я просунул в нее руку, то понял, что это не просто тайник, а хитроумный схрон. Ниша в стене была лишь ширмой. Повинуясь наставлениям учителя, я нажал на выступ, что был слева в нише. Кирпич с выступом послушно уехал вниз, открывая небольшой туннель, в начале которого было колесико с протянутым через него стальным тросиком. Я покрутил колесо и ко мне выкатилась небольшая тележка, скрывавшаяся до того в капитальной стене. Хитро! Ничего не скажешь!

    - Охотник, - я задвинул тележку обратно и закрыл стену кирпичом. – А зачем так сложно. Ну, убери ты информацию в шкаф, и все! Кто в бункер полезет?

    - Не скажи, - учитель погрозил мне пальцем. – А вот забрался кто-нибудь в бункер? Ну, случилось такое! Все! Что ты думаешь, он не найдет бумаги в шкафу?

    - Найдет, - я решил принять правила игры, предложенной мне опытным сталкером. – Тогда в сейф убери. Я, конечно, сам люблю всякие тайники, только тут-то его зачем делать?

    - Тут, это где?

    - В бункере.

    - Смотри. Допустим, тебя взяли и, применяя форсированы методы допроса, раскрутили на то, чтобы ты их в бункер провел. Дальше что? Ребята найдут сейф и проверят его содержимое. Там – какая-то информация. Если они на этом остановятся, тогда, считай, что тебе повезло. Пулю в лоб пустят, и помрешь без мучений. А если нет? Тогда, ты под пытками расколешься, что есть еще одно место, и покажешь им этот тайник. Вернее- часть его. Господа будут довольны, поверь мне.

    - А сами они сообразить не смогут, что стена тут не просто так поставлена?

    - Ты По читал? Помнишь: «прячьте на виду»? Естественно, что сообразят. И что они делать будут?

    - Разбирать? – мне стало интересно, как Охотник выкрутится.

    - Это, если совсем дураки, но такие сюда не войдут. Скорее всего – начнут стенку изучать: выстукивать, выслушивать, вызванивать. Результата это принесет ноль. Кирпич тут не простой, а специально экранированный. Кроме одного – за которым тайник спрятан. Что дальше? Начнут его выковыривать и наткнуться на нишу. Ура! – Охотник всплеснул руками, изображая радость кладоискателя, откопавшего сундук с бриллиантами. – Тайник нашли! И на этом все застопорится, особенно если тайник не пустой будет. А он пустым не будет, однозначно. Я там всегда флешку держу, с информацией, которая, на первый взгляд имеет жизненное значение, а на самом деле - тщательно разработанная туфта. Будут они после этого второй тайник искать? Сомнительно. Согласен?

    - Резонно, конечно, но что, если они все-таки стену разбирать начнут?

    - Ну, и флаг им в руки! Взрывать ее не будут –потерять можно, то, что спрятано. А вручную, разбирать проще с этой стороны, - Охотник указал на свободный край стены. Дойдут до тайника и остановятся. Все просто…

    Все просто… Я зашел на продуктовый склад и отсчитал нужный кирпич. Меня терзали сомнения: после смерти Охотника, я несколько раз залезал в тайник, и мне казалась, что знаю его содержимое. В первом отделении лежала флешка с картой Зоны, на которой были отмечены некоторые аномалии и несколько схронов Охотника. Вся остальная информация, записанная на ней, не стоила и хвоста «Ржавых волос». Вторая флешка, на которой хранились настоящие, очень ценные данные, в том числе и о жизненных циклах «пульсирующих» аномалий, была во втором отделении. Это я знал наверняка, потому что несколько раз уже сам обновлял ее содержимое. Что там могло быть спрятано еще?

    Я выкатил тележку и забрал с нее карту памяти. Ну да, все правильно! Именно та флешка, на которую я записывал новые данные, буквально недели три назад. Названия файлов я мог воспроизвести наизусть хоть сейчас. Что там еще может быть?

    Освещая фонариком тайник, я разглядывал стены, где это было возможно. Ничего! Рукой я попытался залезть внутрь тайника. Тоже бесполезно. Насколько мог дотянуться, я проверил все выступы и выемки на предмет их возможного превращения в скрытый рычажок. Тщетно! Мне сильно мешала тележка, поэтому я отцепил ее от тросика и поставил на пол возле стены. Потом я прощупал рельсы, где хватало длины руки. И это результата не принесло. Да что ж такое, гадская сила?! Какой же подвох ты тут мне оставил, учитель?

    Я присел возле стены и вытер лоб, покрывшийся от усердия испариной. Определенно, Охотник говорил о тайнике. Только что и где он в нем спрятал? Тут мой взгляд упал на тележку, стоящую на полу. «Прячьте на виду»! Конечно! Я даже хлопнул себя по лбу, так просто все оказалось. Я схватил тележку и перевернул ее. Возле колес на магните была прикреплена маленькая металлическая пластинка. Отлепив ее, я смог прочитать слово, нацарапанное Охотником: «пластрон». Термин не говорил мне ни о чем, но, яснее ясного, это был код доступа. Иначе, зачем его так прятать? Вернув тележку на место и приведя тайник в нормальное состояние, я бросился к компьютеру.

    Пикограммы файлов, которые все еще светились в окне, казалось, посмеивались надо мной. Я кликнул на первую иконку. Высочило окошко, в котором предлагалось ввести код доступа. Дрожащими от возбуждения руками я набрал «пластрон» и нажал клавишу «Enter». Окошко мигнуло и вновь предложило мне ввести код. Мать твою, не угадал! Втора попытка также не принесла результатов. Может, код не от этого файла? Или, это – очередная шутка Охотника? Теряясь в догадках, я выбрал следующий файл и попробовал вновь. Результат остался прежним. И так далее, по списку.

    «Пластрон» - пустое окошко ввода пароля.

    «Пластрон» - пусто.

    «Пластрон» - пусто.

    «Пластрон» - пусто.

    «Пластрон» - пусто!

    «Пластрон» - пусто!!!

    ДА ЧТО Ж ТАКОЕ?!! В списке оставалось только два закодированных файла. Если бы я верил в Высшую силу, то перекрестился бы, прежде чем открыть очередной файл. Или совершил другой ритуал, предусмотренный религией. Но, поскольку я не принадлежал ни к одной конфессии, то я просто шумно выдохнул и кликнул курсором по следующей иконке.

    «Пластрон» - «Enter». Компьютер зажужжал. На экране появилось окошко с надписью «Подождите, идет сбор данных», под которой слева направо бегала зеленая полоска. Кажется, получилось! Через некоторое время сообщение в окне поменялось: «Программа безопасности завершила свою работу. Не предпринимайте никаких действий, активируется транскодер».

    Чувствуя, что приближаюсь к разрешению какой-то очень важной загадки, я встал и несколько раз обошел вокруг гостиной. Когда я вернулся к компьютеру, то на экране, вместо сообщений программы безопасности, было лицо улыбающегося Охотника, а под ним виртуальная кнопка «вход». Я навел мышь на кнопку и дважды кликнул по ней. Фотография Охотника сменилась текстом, начинающимся словами «Привет, Крохаль! Если ты читаешь сей документ, то смело можно сделать два заключения. Первое – ты не дурак. Второе – я умер. Оба этих факта имеют огромное значение для твоей дальнейшей судьбы».

    Документ был довольно объемным, не только по количеству страниц, но и, самое главное, по важности содержащейся в нем информации. Чтение заняло около двух с половиной часов. За это время я несколько раз выходил в предбанник перекуривать, чтобы новости, почерпнутые из письма Охотника, улеглись в моей голове.

    Наконец, дочитав до конца, я оторвался от монитора и крепко задумался. Все прочитанное, если было правдой конечно, в корне меняло мои представления о сложившейся в Зоне системе взаимоотношений. Кроме того, мне необходимо было принять решение, что делать дальше, после того как я стал обладателем взрывной информации. Просто так отмахнуться от нее было невозможно. Охотник, даже после своей кончины, умудрился преподать мне очередной урок. Учитель, с большой, нет, просто огромной буквы «У». Куда там Макаренко, с его «Педагогической поэмой»!

    Я зашел в кухню и сварил себе кофе. Потом вышел в предбанник, взял сигарету и задумался. В такой позе и застал меня Серж утром. Гора окурков и пустая пачка из-под кофе навела его на мысль, что ночью я бодрствовал.

    - Крохаль, что произошло? – Серж присел на низкую скамеечку рядом со мной.

    - Я не спал всю ночь. Прочитал последнее письмо Охотника. – разговаривать сейчас мне не хотелось, поэтому тон ответа получился грубоватый. Поняв это, я решил немного смягчить его, ведь Серж в моих проблемах не виноват: - Не обижайся, просто, все очень серьезно.

    - Я не обижаюсь, а что серьезно? – глаза Сержа засветились интересом.

    - Все серьезно, - я поднялся. – Пошли завтракать, потом расскажу. Это, кстати, имеет к тебя непосредственное отношение.

    Пока мы ели, Серж мужественно молчал, но было видно, что любопытство вот-вот прорвется наружу.

    - Ну, так что с письмом? - Серж прихлебывал чай, пытаясь скрыть за кружкой охвативший его охотничий азарт.

    - Серж, ты не обижайся, но я тебе не могу рассказать, что написал мне Охотник. – я отставил в сторону нетронутый чай и потянулся за сигаретой. – Идем, покурим.

    Мы вышли в предбанник. Я затянулся и выпустил в потолок струю сизого дыма. Благодать!

    - Ситуация складывается таким образом, что мне надо уходить в рейд, в который я не могу взять тебя отмычкой. – я посмотрел на Сержа. – Понимаешь?

    - Нет, - Серж помотал головой. – Ты хочешь меня выгнать?

    - Не выгнать, а отпустить. Это – две большие разницы.

    - В таком случае, - Серж нахмурился и посмотрел на меня исподлобья,- никуда я не пойду, кроме, как с тобой. Раз я волен выбирать свой маршрут, то пусть он лежит рядом с твоим.

    Честно сказать, такой ответ польстил моему самолюбию. Может, Серж и не тот, за кого себя выдает, но последние его слова прозвучали вполне искренне. Я понял, что мне зла он не замышляет. Понятно, что у него есть своя цель. Ну и пусть, она у каждого есть. А то, что многого он не договаривает, так что ж теперь? В Зоне каждый первый о чем-то помалкивает. Однако, я счел своим долгом честно предупредить Сержа о возможных опасностях.

    - Ты не понимаешь, - я докурил и затушил бычок в банке из-под консервированных томатов. – Вернуться из этой ходки шансов практически нет. Фактически – это билет в один конец. Причем, удачей будет, если конец случится скорый и безболезненный, но я бы на это не рассчитывал.

    - Ну, - Серж философски развел руками, - чему быть – того не миновать. Я с тобой хочу. Один вопрос: куда пойдем?

    - Серж, ничего личного, но маршрута ты не узнаешь. Это не от недоверия. Это – просто вопрос безопасности. Помнится, ты говорил, что хочешь до Монолита дойти? Считай, что туда и отправимся.

    При упоминании о кристалле, Серж напрягся, и по лицу его скользнула тень недоумения. Казалось, что такого ответа он не ждал. Я помолчал, давая ему возможность обдумать сказанное, а потом продолжил:

    - У тебя есть сутки, чтобы принять обдуманное решение. Если скажешь «нет», я не обижусь. Пойдешь обратно в бар. Кузя тебя примет с распростертыми объятиями. Я ему черкану пару строк. Скажешь «да», пути назад у тебя не будет. Придется идти со мной до конца. Так что – думай. А я, пока, пойду собираться – готовиться. С вопросами, если они к делу не относятся, ко мне не приставай. Все, вперед.

    Я поднялся и прошел в комнату. Серж остался сидеть на скамейке, подперев голову руками.

    За целый день Серж не обмолвился со мной и парой слов, что было на него категорически не похоже. Но мне это не мешало – в связи с резко изменившимися планами набежала куча неотложных дел.

    В первую очередь, я перегнал на флешку часть письма Охотника. Потом закачал туда же свою карту Зоны и данные о «пульсирующих» аномалиях. Потом уничтожил все записи на компьютере, оставив резервную копию наиболее важной информации на оптическом диске. Сам диск я спрятал в тайник. Все, вроде. Если кто и заберется в бункер в мое отсутствие, то вряд ли найдет что-то ценное. Флешку с копиями я намеривался взять с собой. На всякий случай, я установил на не программку, которая, при стечении определенных обстоятельств, должна была превратить носитель ценной информации в бесполезный кусок пластика с микросхемами внутри.

    Теперь, настал черед амуниции. Разговор о том, чтобы пробираться к центру Зоны в обычном своем комбинезоне, естественно, не шел. Поэтому, первым делом вытащил из шкафа новый костюм, полученный мной от Воронина. Я встряхнул шедевр оборонной промышленности и в очередной раз поразился, на какие ухищрения только не идут люди, чтобы уничтожить себе подобных! Эту энергию, да в мирных целях! Человечество, наверное, давно бы при коммунизме жило (в хорошем смысле слова). А так приходится затрачивать уйму средств, что бы соседи тебя не сожрали, во-первых, и чтобы самому кусок послаще отхватить, во-вторых. Черте чего в мире происходит!

    Отогнав мысли о мировом благе, я вновь тряхнул комбинезоном и забрался в него. Аккумуляторы показывали полный заряд, системы поддержки и жизнеобеспечения работали в штатном режиме. Я застегнул костюм на все застежки и герметизировал шлем. Потом вставил электронный ключ в гнездо на пульте управления и активировал систему «свой-чужой». Сначала что-то зажужжало возле правого уха, затем я почувствовал, как сработали сервоприводы, и костюм плотнее обхватил мое тело. От этого находиться внутри стало еще комфортнее. Когда костюм прекратил автоподгонку, в шлеме раздался приятный голос, принадлежащий, наверное, электронной блондинке с голубыми глазами и выдающимися формами: «биологические данные приняты, костюм настроен на вас, можете убрать ключ». Я повиновался. Крутя ключ от костюма в руках, я раздумывал, куда его деть. Первой мыслю было уничтожить его. Но, немного подумав, я решил его сохранить в тайнике. Мало ли что…

    Вылезать из комбинезона не хотелось, но надо было продолжать сборы. Костюм лег на длинный стол. На таких, во времена моей ранней юности, когда был еще жив ДОСАФ, и сдавались нормы ГТО, паковали парашюты. Рядом с комбинезоном я уложил «Грозу», отдав ей предпочтение перед более тяжелым «Калашом»- АК 107. На «Грозе», плюс ко всему, стояла ночная оптика. Вторым стволом я взял «Винторез», памятуя при этом добрым словом Сэмэна, спасшего недавно мне жизнь. Затем покрутил в руках немецкий НК МР 5 К и решил его оставить, взяв вместо него маленький австрийский Glock G27, а то вес вооружения и так уже приличный, а еще боеприпасы и прочую снарягу надо взять.

    Набор оружия получился относительно компактный, для своего класса, и, самое главное, унифицированный под единый патрон (кроме пистолета, разумеется), что снимало необходимость брать с собой патроны разных видов. Хотя, с другой стороны, патронов СП-6 в Зоне не так много, могут возникнуть затруднения. На всякий случай, я взял с собой дополнительно две обоймы, снаряженные бронебойными– одну для «Грозы», вторую для «Винтореза».

    Теперь боеприпасы. Для «Грозы» идеально подходили магазины от «Калаша». Ими я и забил большие подсумки. Еще в один подсумок, чуть поменьше, я затолкал обоймы для винтовки. Магазины с бронебойными патронами были промаркированы красной изолентой, чтобы не перепутать в горячке боя. Подумав, я распечатал еще три упаковки патронов и пересыпал их содержимое в пластиковый контейнер, чтобы потом уложить в рюкзак. Что еще? Ага, гранаты, мины и прочая пиротехника. Выбор гранат не отличался особым разнообразием: оборонительные Ф-1 и наступательные РГД-5. Не мудрствуя лукаво, я взял 2 таких и четыре таких. Хватит, наверное.

    Крутя в руках брикет с пластиковой взрывчаткой, я думал – брать или нет? Потом решил – пригодиться и положил брусок рядом с оружием. К «замазке» взял детонаторы с химическим замедлителем – минуты вполне хватит, чтобы на безопасное расстояние уйти, и один электродетонатор с автономным питанием. Штуки четыре мины типа «Вулкан» - точно пригодятся. Набор «Резки взрывом» и к нему еще один детонатор. Выстрелы для поствольника – три картечных, три осколочных, три фугасных – как раз, чтобы забить подсумки. Моток тонкой проволоки выкрашенной в «грязный» цвет – для растяжки лучше не придумаешь!

    Теперь - холодное оружие. Боевой кинжал, уже спасший мне жизнь на «Арене», я взял не раздумывая. Только переложил его в другие ножны – их можно было крепить на левом плече. Потом покрутил в руках НРС – «Нож разведчика стреляющий». Интересное изобретение. В рукоятке было сделано гнездо под пистолетный патрон. Выстрел производился вдоль лезвия. Задумка, конечно, интересная, но перезаряжать это устройство не очень удобно, с точностью большие проблемы, да и спусковой крючок неудачно расположен. С другой стороны, нож не винтовка, прицельной дальности в километр от него и не требуется. Подержав нож в руках еще немного, я так и не пришел к определенному решению относительно него, потому отложил его в сторонку рядом с обычным штык-ножом от «Калаша»: какой-то из них точно прихвачу. Саперную лопатку с отлично отточенными кромками взял не раздумывая. Превосходная и многофункциональная вещь! Ей и копать можно, и дрова рубить, и, при некоторой тренировке, лопатку можно кидать как томагавк. Изумительная штука! Недаром ее российский спецназ так любит!

    С оружием все. С ножом – потом решим. Теперь – вспомогательное снаряжение.

    Ночной бинокль, не смотря на изрядный вес амуниции, решил взять – мало ли что в костюме заклинит с его мудреными камерами. Чем тогда вдаль смотреть буду? Так, еще нужна лебедка на пояс. Тонкий стальной тросик длинной двадцать метров позволял спускаться на большую глубину и выдерживал полтонны на разрыв. Еще лебедка позволяла подниматься обратно. К сожалению, мотора к ней предусмотрено не было, поэтому, приходилось подтягиваться руками, но благодаря ручке с зажимом, скользящей по тросику, и стопору- трещотке на самом воротке лебедки, это было довольно просто. Карабин на свободном конце тросика мог расщелкиваться дистанционно. Удобная штука, одним словом. Второй полезной вешью из альпинистского снаряжения, была «кошка» с длинным шнуром, благодаря которой задача вскарабкаться куда угодно решалась очень просто. Забрасывать ее можно было рукой или с помощью специального устройства, по сути – однозарядного пистолета. Трубка со спусковым крючком снаряжалась пороховым зарядом, в качестве снаряда использовалась «кошка». Очень удобно – выстрелил, и якорь мог улететь метров на сорок вверх, лишь бы длины троса хватило.

    Что еще осталось из вспомогательной снаряги? А-а-а-а! Как же я пропустил? Мультитул! Штуковина, похожая на складной нож, только вмещающая в себя плоскогубцы, набор отверток и разводной ключ продавалась в каждом хозяйственном магазине за Периметром. Стоила она там сущие копейки. Правда, и ломалась после первого же применения. Мой инструмент был не в пример надежнее, однако, и стоил раз в тридцать дороже. Но, я не жалел, что в свое время приобрел эту полезную вещицу. Уже несколько раз она меня очень серьезно выручала. Будем надеяться, не подведет и сейчас.

    Что там дальше по списку? Так, аптечка. Две ярких пластиковых коробочки я положил в один из карманов костюма. Потом, в отдельный контейнер с ячейками насыпал то, что в аптечке должно содержаться. Ну, в самом деле, зачем мне таскать с собой кучу коробочек, когда достаточно двух, и к ним запас медикаментов? Точно так же, никто не носит с собой весь боезапас, упакованный в магазины – тяжело и не нужно это. Достаточно взять с собой несколько снаряженных рожков, а остальные патроны ссыпать в какой-нибудь контейнер и наполнять рожки по мере необходимости. Еще нужно не забыть перевязочные пакеты и тюбик со «Статином». Хитрый препарат прекрасно останавливал кровотечение из мелких сосудов. Если поранена артерия, он, конечно, не поможет, но, если срезан кусок кожи и вся поверхность кровит, то со «Статином» в этой ситуации мог сравниться только сигаретный табак. Оба этих средства – народное и официальное – останавливали такие кровотечения сходу. Да, чуть не забыл! Спрей от ожогов, успешно починивший мне щеку когда-то.

    Осталось еще взять пакеты с сублимированной едой, из расчета на пять дней и залить фляги водой. Ее, к сожалению, на весь рейд не запасешь, посему, надо прихватить еще и таблетки для обеззараживания. Вкус, правда, у такой, с позволения сказать «очищенной» воды специфический. Будто какой химический раствор пьешь. Да, по сути, так оно и есть. И удар по почкам с печенью после водопоя, думаю, приходится нешуточный. Но это уже вторично. Главное – в рейде от грязной воды ноги не протянуть. А потом, глядишь, Зона вынесет.

    Ой, забыл! Надо тушенки взять пару банок и шоколад. И энергетик. Пригодится.

    Я оглядел стол, проверяя, не запамятовал ли чего. Гора снаряжения получилась не такая большая, как я предполагал сначала. Что ж, легче ходиться будет.

    Все. Собрался.

    Я присел на табурет возле стола и задумался. Первый раз я покидал бункер, имея все шансы сюда уже не вернуться. И раньше такая вероятность существовала, конечно, но как-то это меня не задевало. А сейчас я отчетливо ощутил, что этот место стало для меня вторым домом. Не просто бункер, а вся Зона, спроецированная в данный момент в этой комнате, где я сидел, готовясь идти вглубь Проклятой Земли, чтобы уничтожить то, что стало для меня домом. Какой бы бредовой не казалась такая мысль, но это было правдой. Я собирался своими руками разрушить фундамент того, что буквально минуту назад назвал домом. Скажете – предательство. Пожалуй, соглашусь. Но иного выбора у меня нет. Я должен дойти до конца. Иначе, мне не увидеть свой первый дом.

    Когда в школе мы писали сочинения на тему «Моя семья», то я всегда, когда приходилось говорить о доме, вкладывал в это понятие иное значение, нежели жилище. Я говорил о Доме, о том месте, где жила моя семья, куда я спешил после учебы, где меня ждали мать с отцом, где я шалил и обсуждал с родителями свои проблемы, где мне всегда были рады. Потом, повзрослев и начав жить самостоятельно, слово «дом» для меня так и сталось – Дом. Там мама пекла пирожки, а отец учил меня обращаться с молотком, там стояло трюмо с поцарапанной столешницей, там, в лифтной шахте, хранились мои сигареты, в тайне от родителей, там во дворе были качели, с которых мы с приятелями прыгали, там под окнами был старый яблоневый сад, который пережил войну и новостройки. Там был мой Дом. И пусть, в силу профессии появлялся я в этом месте редко, но, все вокруг оставалось для меня Моим Домом.

    Мы поселились в этой квартире в конце восьмидесятых. Отец получил новое назначение и жилплощадь. Тогда я еще не забыл нашу прежнюю квартиру в доме номер три по Набережной улице. Однако, со временем, Набережная улица в небольшом городке перестала быть для меня Домом, уступив это место новому жилищу. А теперь, Домом для меня стала Зона и этот бункер. Но, где-то в глубине души, я еще помнил Набережную и вид из окна, откуда просматривалась река и баржи, стоящие у причала. Мне пришла пора возвращать долги. А для этого необходимо было идти вглубь Зоны. Вглубь моего теперешнего Дома.

    От дум меня отвлек Серж, спускавшийся по лестнице, громко стуча ногами по железным ступенькам. Когда он подошел ближе, то я уже был собран и готов к любому повороту событий.

    - Я иду с тобой, - без долгих предисловий заявил мне Серж. – И все твои доводы не принимаются. Я свой выбор сделал.

    Что же, значит, так тому и быть. Судьба…

    - Ты хорошо подумал? - я счел своим долгом дать ему последний шанс. – Не обязательно идти со мной, только потому, что этого требуют твои понятия о чести. Если сейчас ты скажешь «нет», право слово, я не обижусь.

    - Только в одном случае я могу отказаться, - Серж тряхнул головой, будто лошадь, отгоняющая мух. – Если ты скажешь, что в рейде я буду тебе обузой.

    - Обузой ты не будешь, - я увидел, как Серж просиял. – Только я не хочу, чтобы ты погиб из-за меня.

    - Ты идешь к ЧАЭС? – Серж махнул рукой, предупреждая мой ответ. – Можешь не говорить, я и так знаю. Для чего, иначе, тебе такое снаряжение? Это вполне соотносится с моими желаниями. Так что, я с тобой.

    - Смотри, - я развел руками и вздохнул. – Тебе жить. Только учти, я не гарантирую, что мы сможем дойти до Монолита.

    - Пусть так, - Серж махнул рукой. – Но я, хотя бы, попробую. Задницей чувствую, что лучшего шанса у меня не будет.

    - Задница, конечно, прибор очень точный, - я улыбнулся, – только особо доверять ей не следует. Иногда надо и голову в мыслительный процесс включать. Короче, раз ты намылился со мной, то тебе надо подобрать соответствующее снаряжение. Посмотри, что я уже приготовил, и подбери на свой вкус. Только учти два момента. Первое – обязательно возьми с собой дробовик, второе – костюма для тебя я не припас. Ну, это не беда, мы по пути им разживемся. Знаю я тут неподалеку один сталкерский супермаркет. Давай, действуй, а я пойду, кое-какие дела поделаю. Кстати, у тебя фамилия как звучит?

    Вопрос о фамилии, казалось, поставил Сержа в неловкое положение. Он немного замешкался, а потом спросил:

    - А тебе зачем?

    - Надо, раз спрашиваю. Надеюсь, не Череззаборногузадерищев?

    - Нет, - Серж потупился. – Только ты не смейся – Специальный. Представляешь, я – Сергей Игоревич Специальный. Прикинь, как мне в детстве жилось, а? И мама у меня Специальная была и папа. Даже братишка, и тот – Специальный. Ужас!

    - И не говори! – я старательно давил смех, рвавшийся наружу.- Ладно, Сергей Игоревич Специальный, смотри снарягу, а я пойду, письмо отправлю. Надо же для тебя одежку подобрать по сезону.

    Уже поднимаясь по гулким ступеням, я услышал, как Серж открыл оружейный шкаф и присвистнул от удивления. Второй раз подряд мне удалось поразить его воображение. Приятно, что тут душой кривить?

    Пока я отправлял письмо в «сталкерский супермаркет», заказывая Сержу костюм и еще одну мелочь, мой новый напарник старательно собирал снаряжение. На все про все у меня ушло минут тридцать. Закончив со своими делами, я спустился в арсенал. За это время Серж успел переворошить кучу добра и выбрать себе необходимое.

    Из оружия он взял наш «ВАЛ» и итальянский автоматический дробовик, взамен помповика, купленного у Графа. Вместо пистолета – отложенный мной до лучших времен немецкий НК МР 5 К. Взрывчатку и мины трогать он не рискнул, зато набил разгруз под завязку гранатами РГД-5, опробованными на чернобыльском псе в первую нашу совместную ходку. Когда я спустился, Серж крутил в руках НРС, решая, можно его попросить у меня или нет. Я развеял сомнения, всунув нож ему в руку, и порекомендовал взять еще и штык от «Калаша». Остальное снаряжение было точной копией моего. Что ж, универсальностью наш комплект, конечно, не мог похвалиться, зато отличался редкостной унитарностью: патроны для автоматов прекрасно подходили к «Грозе», «ВАЛу» и «Винторезу», а пистолетные патроны, в изобилии встречающиеся в Зоне, замечательно входили в сержев Heckler-Koch. А что – стандартный калибр 9х19 Para. Обычный НАТОвский боеприпас. НРС тоже принимал их с огромным удовольствием. Только вот для моего G27 отдельный патрон нужен – 40SW. Но я надеялся обойтись, при случае, тремя обоймами, а то и вообще – не вынимать пистолет из кобуры.

    Пока мы провозились со сборами, время приблизилось к четырем часам вечера. Выходить сегодня смысла уже не имело, ибо мы успевали добраться только до «Ростока» или «Агропрома», но, ни туда, ни туда нужды заходить не было. Первый остановочный пункт был намечен несколько дальше. До него мы не дойдем, пока в Зоне еще светло, однозначно. Мораль – ночевать пришлось бы на Свалке, чего мне очень не хотелось. Посему, мы с Сержем решили отдохнуть и поспать с комфортом в бункере. А утричком, что называется «по росе», уйти в рейд.

    Поужинали мы рано и плотно. Еще не было семи часов, когда я дал команду «отбой». Серж сказал, что в такую рань заснуть он не сможет. Учитывая, что по намеченному мной плану нам предстояла только одна ночевка в более или менее приличных условиях, я велел Сержу забыть про «не могу» и выспаться впрок. А, чтобы ему не мучиться бессонницей, выдал волшебную таблетку, которая, будучи принятой внутрь, за пять минут гарантированно отключала сталкера средних размеров на пять часов. Очень полезная таблетка!

    Серж проглотил пилюлю, скинул комбинезон, добрался до койки и рухнул в нее как подкошенный. Молодецкий храп, разнесшийся по бункеру через некоторое время, убедил меня в том, что препарат израсходован не зря.

    Я проснулся за пять минут до сигнала будильника. Серж посапывал на соседней койке, уже не потрясая стены храпом. Я лежал в темноте и собирался с мыслями перед рейдом, настраивался на работу. Я любил эти минуты затишья перед трудным выходом. Еще в разведке, когда предстоял маршбросок, либо боевой разведвыход, я всегда просыпался немного раньше, чем положено, и лежал с открытыми глазами, глядя в бездонную темноту. Это помогало мне поймать нужный настрой. Вот и сейчас я просто лежал и не пытался представить, что ждет меня в рейде. Когда завибрировал ПДА на руке, мне показалось, что я уже смог настроиться на нужную волну.

    Я растолкал Сержа. Тот разлепил глаза, потом шустро вскочил с кровати, будто и не спал вовсе. Через полчаса, позавтракавшие и облачившиеся для выхода, мы стояли в предбаннике. Я критически оглядел напарника. В сером сталкерском комбинезоне и НАТОвском разгрузе Серж все так же походил бы на миротворца-неудачника, если бы не два «но». Оружие теперь у него было значительнее серьезней. И осанка Сержа поменялась. Ныне, в ней просматривался сталкер, пусть молодой и неопытный, но уже успевший приобрести в Зоне достаточно навыков, чтобы идти в глубокий рейд с грамотным ведущим. На роль такого грамотея я, с детства не отличавшийся лишней скромностью, назначил, естественно, себя.

    Я осмотрел костюм Сержа, проверил, плотно ли подогнаны лямки, заставил напарника попрыгать. Все штатно. Потом, я попрыгал сам, пошевелил плечами, проверяя, удобно ли сидит костюм. Все отлично. Можно выходить. Я защелкнул шлем, активировал боевые системы, синхронизировал ПДА с тактическим компьютером костюма и включил внешний динамик.

    - Выходим. – я показал двумя пальцами в сторону лестницы. – Как всегда – по боевому. Ты впереди. Готов?

    - Готов. – Серж подтвердил свои слова кивком головы. – Вперед.

    Я нажал кнопку возле двери, потом открыл ее. Все, теперь у нас есть десять минут, чтобы покинуть бункер, пока охранная система переведена в режим ожидания.

    Мы вышли на поверхность и осмотрелись. Серое небо, высокие тучи и полное безветрие. Такой нам предстала Зона в этот раз. На внутренней поверхности забрала отразилась информация об окружающем мире, и я поведал Сержу, что температура за бортом девять градусов, влажность восемьдесят два процента, атмосферное давление в пределах нормы, зонарное время шесть-ноль-три. Надо было добавить еще: «полет проходит на высоте тысяча девятьсот миллиметров над землей, командир корабля, пилот первого класса, заслуженный сталкер Крохаль». Но это было бы лишним.

    Я проверил оптику шлема, приблизив бегущую вдалеке стаю собак до такой степени, что мог пересчитать волоски на их лысых хвостах. Отлично все работало! Справа на забрале отражалась карта ближайшей Зоны с наложенными на нее отметками с ДЖФ. Я подумал и включил еще камеру заднего обзора. К ней надо привыкнуть, чтобы потом не отвлекаться в сложной ситуации. Что ж, пошли.

    Первые шаги в костюме мне очень понравились. Я с удивлением обнаружил, что изображение в поле заднего обзора не прыгает в такт движения, а, благодаря компенсатору, отличается высокой четкостью. Сам костюм движений не сковывал, нигде не тер. Что еще мне сходу понравилось в нем – отлично подобранная жесткость подошвы ботинок. С одной стороны, через нее прекрасно ощущались неровности грунта, с другой – не приходилось материться каждый раз, как наступаешь на камень. Короче говоря, костюмчик пришелся мне по душе, и о деньгах, отданных за него, я ничуть не жалел.

    Учитывая, что шли мы с Сержем в паре, то путь через холмы, где я обычно ходил, был нам заказан в связи с «горячими пятнами». Поэтому, пришлось двигаться тем же путем, как мы заходили к бункеру – через пропускной пункт возле ворот на Свалку. Когда мы миновали КПП крайний раз, на нашу удачу, там никого не было. Только ветер гонял по полу обрывки газет месячной давности. Обычно, сталкеры их на всякие бытовые нужды используют, а тут, вот, бросили. Бывает…

    На подходе к КПП, мы залегли, и я осмотрел забор, ворота, крышу домика и сторожевую вышку. Вроде, все спокойно, но пресловутое Чутье говорило мне, что что-то тут не так. Я приблизил картинку и начал детально изучать постройки. Так, шлагбаум на месте, опущен, на шлагбауме – знак «STOP». Перед ним – КАМАЗ стоит. Ну и пусть стоит, он тут - сколько я себя в Зоне помню. Нос БТРа торчит справа из-за забора – так и должно быть. Крышу с домика не сорвало. На вышке пусто. Ага, вот оно что! Я нажал зумм и приблизил сторожевую будку на вышке. За стенкой то и дело мелькала чья-то макушка. Тактический компьютер заботливо отмечал движущийся объект красной рамкой, типа – обрати внимание.

    Это могли быть сталкеры, расположившееся лагерем и выставившие наблюдателя, либо бандиты. Военные вряд ли стали бы скрываться. Сталкеры, устроившие привал между Свалкой и Блокпостом вызывали у меня сомнения. Значит, с большей вероятностью, – бандиты. Но, это еще проверить надо, а то обстреляем честных ходоков, потом разбирайся с ними. Да и нехорошо это - коллег по цеху отстреливать просто так. Зона такого не простит!

    - Серж, внимание!- я, не отрывая взгляда от КПП, взял «Винторез». – Похоже, впереди бандиты. Обойти их не получится: слева холмы, справа – радиация. Сколько они там просидят - только Зона знает. Посему – будем прорываться. Готов?

    Ответом мне послужило клацанье затвора «ВАЛа». Я оглянулся на напарника: он лежал в траве и смотрел на КПП с таким выражением лица, будто те бандюки у него последний кусок хлеба отобрали.

    - Слушай меня внимательно, Серж, - я перевернулся на спину и повернул голову к напарнику. – Тебе надо подойти ближе. Там камень есть, видишь, не доходя желтого знака, справа от дороги. В случае чего, можешь за него спрятаться. Или, если скорости хватит – под забор. Там – мертвая зона, с вышки тебя не достанут. А выйти с территории КПП можно только через ворота. Но, я их на прицеле держать буду, да и ты, если что, один отобьешься без хлопот. Значит, диспозиция такая: ты движешься по правой стороне дороги – там аномалий не должно быть, но ты, все равно, поглядывай. Не доходя метров ста, тебя с вышки точно заметят, если нет, то иди дальше до забора, только в створе ворот не светись. Далее, если прихватят тебя на подступах, то охранник на вышке, наверняка, высунется, тут мне понятно станет, кто он – бандюк или честный труженик. Если мародер, то я его сниму. Тогда ты быстро-быстро несись к забору и занимай позицию, а я подтянусь. Ясно?

    - Ясно, - Серж для наглядности кивнул. – Только, сдается мне, что отсюда их даже из СВД не достанешь. Расстояние тут метров девятьсот. А для «Винтореза» твоего – однозначно перебор. Нет?

    - Не учите дедушку кашлять, юноша! Я ближе подползу. Метров с четырехсот – в самый раз будет. Там кустики есть, в них и залягу. Оттуда и подстрахую. Еще вопросы?

    - Когда выдвигаемся?

    - Ты, пока, тут сиди. Я позицию займу, тогда и ты спокойно двинешься. Кстати, автомат спрячь, пока, за спину, а в руки дробовик возьми, так ты больше на обычного сталкера похож будешь. Все, оргвопросы решили! За наблюдателем следи внимательно. Рацию включай. В эфире не флудить, говорить только по делу. Если что-то странное увидишь, то сразу меня информируй. Я пошел.

    Проползти шестьсот метров в полной амуниции, это вам не стакан чая принять. По часам, конечно, я не засекал, но думается мне, что полз я порядочно. Зато, никто, надеюсь, меня не заметил. Я расположился в кустиках и примерился к позиции. Не тир, конечно, но тоже ничего. Ворота были мне хорошо видны, правда, под большим углом, что уменьшало сектор обстрела, зато вышка стояла точно передо мной. Я посмотрел в прицел: макушка сталкера торчала над обшивкой будки, но тело скрывал стальной лист, что не давало мне возможности как следует рассмотреть бойца. Ну, ничего, пусть только высунется, а там уже разберемся. По сетке дальномера в прицеле, я прикинул расстояние до объекта – метров триста. Нормальная рабочая дистанция для «Винтореза». Ну, теперь можно и повоевать.

    - Серж, пошел! – скомандовал я в рацию. Радиоперехвата я не боялся – пока господа за оградой сообразят, что к чему, поздно будет.

    - Принял! – ответил Серж и отключился.

    Я ждал. Мой напарник преодолел эти шестьсот метров значительно быстрее меня. Вскоре за спиной у меня послышалось шарканье ног – Серж шел усталой походкой, вяло переставляя конечности. Только не переигрывай, Щепкин хренов! Мочалов, е-мое! Ты откуда идешь? С Кордона? Тогда почему усталый такой? Военные, что ли, поглумились? Ладно! Будем считать, что такие умозаключения товарищам за забором в голову не придут.

    Серж поравнялся со мной и продолжил монотонное движение к желтому знаку «Стой! Ведется огонь на поражение!». На вышке, наконец, его заметили: голова зашевелилась и совсем скрылась за листом железа. Через секунду там открылась щель, и из нее высунулся автоматный ствол. Елки зеленые! Они и бойницу прорезать успели! Плохо дело.

    - Серж, чуть медленнее! – скомандовал я, а сам, тем временем, принялся менять магазин на тот, в котором лежали бронебойные пули.

    Серж внял моему совету и приостановился, сделав вид, что осматривает окрестности через бинокль. До ворот оставалось метров двести пятьдесят. Если на КПП бандиты, то максимум, что у них есть из оружия – АКМ. А, скорее всего – АКСУ или какая-нибудь «Гадюка», то бишь, классический длинноствольный немецкий пистолет-пулемет НК МР 5. Дальность стрельбы, конечно, у АКМ приличная, только свыше двухсот метров попасть по движущейся мишени – надо очень постараться. А про «Гадюку» и говорить нечего – он только для ближнего боя годится.

    Тем не менее, Сержа я предупредил, что бы он, в случае тревоги, быстро бежал зигзагами к стене. Напарник, подтвердив приказ, двинулся дальше. Метрах в ста пятидесяти от забора Серж остановился. С вышки его окрикнули – я не разобрал что. В место ответа, Серж сорвался с места и побежал, как было оговорено, к забору. Стрелок на вышке успел дать одну очередь, так и не догнавшую несущегося на всех парах Сержа, когда я выжал спуск «Винтореза». Винтовка негромко хлопнула и мягко ткнула меня в плечо. Стрелок на вышке замолчал, а из амбразуры выпал автомат. Я не успел определить его марку, но, похоже – АКСУ.

    Серж залег возле забора. Для него сейчас существовали две реальные опасности – мутанты и граната, которая может прилететь из-за угла.

    - Серж, без нужды не стреляй. – сказал я в рацию. – После выстрела уходи на другую точку, а то гранатами закидают.

    Ответа Сержа я не разобрал, потому что срочно пришлось заниматься более неотложными делами: из-за забора высунулся боец и принялся озирать местность. В прицеле отчетливо была видна его голова и кусок черной кожаной куртки. Ну, Зона пронеси! Я выстрелил. Голова дернулась и рухнула на землю, утягивая за собой остальное тело. Так и есть – черная куртка! Ну, слава Зоне – бандиты. В такой одежде ни один сталкер, даже новичок, ходить не будет!

    Я перебросил винтовку за спину, схватил «Грозу», закинул в подствольник осколочную гранату и, крикнув в рацию «прикрой, атакую», кинулся в сторону забора.

    Пока я бежал, то краем глаза успел заметить, как по лесенке карабкается еще один боец. Тут даже сомнений быть не могло, кто именно передо мной. Кожаная куртка и спортивные штаны с головой выдавали мародера. На бегу, не останавливаясь, я дал короткую очередь в сторону вышки. Попасть в кого-то я не надеялся, но грохот стрельбы и свист пуль вокруг произвел желаемое действие – бандюк лавиной ссыпался с лестницы.

    Подбегая к воротам, я за КАМАЗом перекатом ушел влево и прижался спиной к бетонной плите. Серж стоял напротив меня метрах в пятнадцати, тоже прижимаясь к забору. Я жестом показал ему – кидай гранату и давай сюда. Тот кивнул, вынул гранату из разгруза и выдернул чеку, удерживая рычаг зажатым. Я достал Ф-1, в просторечии именуемую «лимонка», отвел руку для броска и кивнул: «давай».

    Гранаты синхронно влетели во двор. Оттуда сразу донесся истошный вопль «Граната, пацаны!» и топот ног. Не дожидаясь, пока раздадутся взрывы, я высунулся из-за угла и успел увидеть, как последний бандит скрывается в доме. Я всадил заряд из подствольника в открытую дверь и спрятался за стену.

    Три взрыва слились в один. Я жестом показал Сержу: «входи внутрь и в укрытие!». Не смотря на то, что я пользовался жестами, разученными еще в армии, Серж меня прекрасно понял. Одно из двух, либо знаки, которые я показывал напарнику, были ясны на интуитивном уровне (чему, кстати, и учил нас инструктор), либо мы с Сержем одну науку изучали.

    Серж влетел во двор и тут же упал за колесо БТРа. Убежище не ахти какое, но, на первое время, сойдет. Я высунулся из-за угла. По бетонным плитам защелкали пули: огонь велся из окна, слева от двери, два правых окна закрывал от меня корпус бронетранспортера.

    Я зарядил подствольник фугасной гранатой и дал знак Сержу «пошуми». Тот понял мой намек, отложил в сторону тихий «ВАЛ» и достал пистолет- пулемет. Через секунду раздалась трескотня немецкого оружия. Пользуясь огневым прикрытием, я всадил гранату в дверь здания КПП, и так болтавшуюся на одной петле и, под шумок, пробежал мимо Сержа к другому краю БТРа.

    Мировая позиция! Отсюда мне прекрасно были видны окна большой комнаты, забранные железными решетками. Стекол, естественно, на окнах не было. Если они и существовали в природе, то после нашей артподготовки их должно было внести внутрь дома. Ну, или наружу, в зависимости от того, какая граната взорвалась первой. Движения за окнами не наблюдалось. Серж уже поменял «трещотку» на «ВАЛ» и взял дверь на мушку. Ну, мародеры хреновы, покажитесь! Хоть один! Ну?!

    Но бандиты не хотели внимать моей мысленной просьбе. Видимо осознали, что столкнулись с серьезным противником.

    В доме стояла абсолютная тишина. Крупные куски силикатного кирпича и крошка, вынесенные взрывами наружу, веером лежали под окнами. Ага, значит заряд из подствольника первым долетел. Что ж, неплохо. Цементно-кирпичная белая пыль оседла медленно, но уже хорошо было видно, что происходит внутри здания. Определенно, бой превращался из скоротечного в позиционный. Это нас совсем не устраивало – надо было сходу форсировать КПП, только тогда у нас были шансы раствориться на просторах Свалки. Иначе, либо бандюки резерв подтянут, либо военные примчатся, либо оба этих события случатся одновременно. В любом случае, нас с Сержем тут зажмут, как девку в углу. Тогда, пиши пропало, поход к центру Зоны, в лучшем случае, отложится лет на пятнадцать. А что вы думаете? Сталкеру, незаконно пересекшему Периметр и захваченному на месте преступления, да еще с напарником и таким боекомплектом, меньше срок дадут?! «Пятнашка» – это в лучшем случае. Хорошо, что Украина, стремясь в Евросоюз, смертную казнь отменила! А иначе – пришили бы нам какой-нибудь «политический терроризм» и к стенке. Есть еще более простой вариант – пристрелят нас тут, и концы в Зону.

    Одним словом, ситуацию надо было спешно разрешать. Вариант один – брать дом штурмом. Я просигналил Сержу: «ты как, готов повторить подвиг Александра Матросова?». Погибать Серж не собирался, но, судя по активной жестикуляции, пострелять в мародеров был не прочь.

    Я махнул Сержу рукой: «давай», а сам начал палить по окнам, чтобы отбить у бандюков всякое желание высовываться. Серж, под аккомпанемент моих выстрелов, шустро добежал до двери и прижался спиной к стене слева от проема. Не прекращая стрелять, я поднялся и повторил его маневр, только пристроился справа от входа. Между нами сейчас было крыльцо в две ступеньки. Пока я бежал, патроны в магазине у меня закончились. Я сменил рожок, закинул в подствольник картечный заряд и вынул из разгруза наступательную гранату РГД-5. Серж, поняв мой замысел, поступил так же. Я сделал вид, что закидываю гранату в окно, а потом указал рукой на себя, после чего – на дверь, как бы говоря: «кидаем гранаты и я вхожу». Напарник кивнул. Мы закинули гранаты в окна, и я, не дожидаясь взрыва, присел возле двери, не входя, пока, в дом. Бетонное крыльцо хорошо меня прикрывало. Как только мы заняли позицию, из комнаты выскочил бандит, намереваясь скрыться от взрыва в соседнем помещении, и тут же наткнулся на две короткие очереди – мою и Сержа. С пяти метров мощные пули откинули его к дальней стене и просто размазали по ней. Тут громыхнуло. Взрывная волна ушла в окна, вынеся наружу кирпичную крошку, но нам тоже немного досталось. Если бы не шлем, то не избежать бы мне контузии. А так, ничего, обошлось.

    Пока дым не рассеялся, я влетел в здание, присел и прижался спиной к стене слева от входа, просматривая большую комнату в поисках врага. Прямо передо мной была еще одна стена с окном – вторя комната, в которой, наверное, в свое время сидел проверяющий. Серж страховал меня, держа на прицеле окно, ведущее в комнату, куда стремился бандит, только что отправленный нами на тот свет. В помещенье, под окном, лежало еще одно тело, кроме того, возле стены. «Минус два» - мысленно сосчитал я про себя. Да еще те двое, которых я сначала успел снять. Итого четверо. Где-то должна еще пара бойцов сидеть, не меньше. Я перекатился к правой стене и прицелился в дверной проем, который вел в соседнюю комнату и не был изначально нам виден из-за угла внутренней перегородки.

    Серж вбежал в дом и продвинулся вдоль стены, встав у простреливаемой мной двери. Поняв, что пока предстоит война в доме, он перекинул «ВАЛ» за спину и взялся за ручки пистолета- пулемета. Молодец, правильно! С такой игрушкой в помещенье удобней воевать, и патронов к ней проще добыть, нежели к замечательному малошумному автомату.

    Серж присел и быстро глянул в соседнюю комнату. Потом еще раз, помедленнее. Потом уже внимательно осмотрел помещение и дал мне знак «пошел». Я вбежал в маленькую комнатку, где взрывом залетевшей через второе окно сержевой гранаты разворотило всю мебель, и прижался к стене слева от входа. Отсюда был виден еще один проход – в «прихожую» - небольшую комнатенку, с выходом на Свалку. В ней никого не было, но меня смущала дверь, которая вела из домика. Если бандюки засели за ней, то выбраться нам будет сложновато.

    Серж вбежал в комнату проверяющего и встал справа от входа. Пока вокруг было тихо, и тишина эта уже начинала действовать мне на нервы. Определенно, где-то засаду ребята оставили. Выглядывать из домика было опасно – скорее всего, бандиты держали выход под прицелом.

    - Серж, оттянись вглубь комнаты и смотри на дверь, а я пошел.

    - Куда? – Серж удивленно уставился на меня.

    - Обойду домик и погляжу, что вокруг делается.

    - Давай.


    Серж отошел к внутренней стене, с той стороны, откуда мы пришли, присел в углу возле окна и взял выход на прицел. Я выбрался из домика и осмотрелся. Во дворе никого не было. Вероятнее всего, мародеры отошли на Свалку и теперь поджидают нас там. Лучше бы, конечно, чтобы они сейчас убегали без оглядки, но это, как говориться, идеальный вариант. Значит, на него нам рассчитывать нечего.

    Если смотреть со стороны Кордона, то слева от здания КПП будут ворота, перекрывавшие дорогу, идущую дальше на Свалку, а справа территорию ограничивает глухой бетонный забор. Я отбежал к БТРу, прошел за ним и аккуратно выглянул в сторону ворот.

    За КПП было тихо, только ветер гонял пожухлую листву по земле. Я приблизил изображения кустов за воротами до максимально возможного. Пользы от этого было ноль, ибо я так и не смог понять, сидит там кто-нибудь, или нет. Пришлось перебегать на другую сторону дороги, теряя защиту в виде БТРа.

    Как только я показался в простреливаемом секторе, по мне немедленно открыли огонь из двух стволов: «Гадюки» и ПМ. Я упал в канавку и крикнул в рацию, чтобы Серж не высовывался. Тактический компьютер выдал мне примерный вектор стрельбы и даже указал точку, откуда, по его мнению, мог вестись автоматический огонь. Я немного прополз вперед и вновь высунулся. Очередь из «Гадюки» заставила меня снова нырнуть лицом в грязь, зато я теперь точно знал, что бандюки залегли в кустах, метрах в тридцати от выхода, о чем я тут же предупредил Сержа, чтобы он был начеку. Я очень удачно улегся в канавке за камушком, так что все пули приходили в него, выбивая мелкую крошку и искры. Долго так продолжаться не могло: скоро булыжник должен был развалиться под натиском свинца. Вот тогда мне придется не сладко. Вот же привычка дурная, е-мое! Спрашивается, зачем вперед полез? Отполз бы немного назад, а там, глядишь, и на вышку вскарабкаться бы удалось. А оттуда из «Винтореза», да по кустам! Милое дело!

    Плотный огонь не давал мне высунуться, но, что интересно, свинцом пытался достать меня один ствол, а второй, пистолет, помалкивал. Это настораживало. Скорее всего, другой боец сейчас приближается к дому, чтобы обойти меня. Я только потянулся к кнопке рации, чтобы предупредить Сержа о надвигающейся опасности, как в доме раздался грохот дробовика, вой подстреленного тела и, через некоторое время, второй выстрел, из того же дробовика. Рация ожила: «Крохаль, я одного снял» - голос Сержа был доволен до безумия.

    - Серж! - крикнул я в микрофон. – Из двери не высовывайся, там в кустах, метров тридцать влево, второй засел.

    - Принял,- прохрипел в рации голос моего напарника.

    Меж тем, стрельба прекратилась. Я немного отполз назад и приподнял голову. Ожидаемой очереди не последовало. Я увеличил изображение: в кустах было пусто, зато за ними я успел заметить спину в черном плаще, стремительно удаляющуюся в сторону Свалки.

    - Серж, последний уходит, попробуй достать его.- проговорил я в рацию и взялся за «Винторез». – Не удастся, то и хрен с ним.

    Поза, которую мне пришлось занять, чтобы обеспечить достаточный упор для ствола, называется «бедуинская». Выглядит это так: правая нога сгибается и кладется пяткой практически под ягодицы, а наружной поверхностью бедра на землю, левая тоже сгибается, но не кладется, а выставляется перед собой, чтобы колено выдавалось вперед; на колено опирается левый локоть, который поддерживает ствол, а правая рука, естественно, кладется на рукоять оружия. Вот такая вот буква «зю» получается. Несмотря на сложность описания и внешне неприглядный вид, поза очень удобная, особенно, когда приходится стрелять по убегающей через поле цели.

    Пока я занимался армейской камасутрой, пытаясь принять правильное положение для стрельбы, Серж уже выскочил из проходной. За домом деловито захлопал «ВАЛ», и противник начал уходить от нас зигзагами. Выстрелы явно не успевали догнать его. Я в оптику отлично видел, как за бандюком встают маленькие фонтанчики земли в том месте, где ложилась тяжелая автоматная пуля. Тратить выстрел на убегающего со скоростью и сноровкой матерого волка бандита я не стал – патрон дороже. Вскоре и Серж прекратил бесполезную пальбу: бандит ушел из зоны эффективного обстрела.

    Я поднялся с земли и принялся набирать сообщение, что нами на КПП была уничтожена группа мародеров из пяти человек, а один ушел и сейчас находится на Свалке. Теперь бандиту точно деваться некуда. Его, как зверя, будут выслеживать все сталкеры окрест, да и «Долг» в стороне не останется. Всем же ясно, для чего мародеры остановились на КПП. И на уцелевшем бандите, пусть ему легко бежится, сталкеры оттянуться по полной программе. Бандитов в Зоне не любят…

    Стычка с мародерами стоила нам изрядного боезапаса. Ну, это дело поправимое, главное до «супермаркета» добраться, а там закупимся по полной. Однако, трофеи просто так оставлять негоже. Из домика вышел Серж, держа в руках дробовик. Молодец, сообразил, что с близкого расстояния такая игрушка убойней, чем немецкая «трещотка». Да и патроны к дробовику дешевле будут.

    Мы обыскали трупы и разжились патронами к «Гадюке» и дробовику. К «ВАЛу» и «Грозе» бандиты боеприпасов не носят. А жаль…

    Закончив с пополнением боезапаса, мы выдвинулись на просторы Свалки. Я внимательно осматривался по сторонам, ища дальнейших неприятностей. Во-первых, где-то бродил банюган, которого мы осиротили. Во-вторых, подобное начало рейда мне пришлось совсем не по вкусу: только успели сделать два шага по Зоне, а уже влетели в серьезную стычку. То, что закончился бой для нас с минимальными потерями, я приписывал исключительно везенью. Но везенье, рано или поздно, имеет дурную привычку заканчиваться.

    Именно это и случилось, когда мы подошли к первой огороженной территории на Свалке.

    Слева от дороги, примерно на полпути к ангару, где Ганс свой схорон устроил, есть участок, огороженный колючкой, с железной будкой КПП и шлагбаумом при входе. «Стоянка», именно так именовалась она на сталкерском жаргоне. На этой площадке ровными рядочками стоит брошенная техника: БТРы, автобусы, грузовики, легковушки, даже один МИ 24 пристроился. Словом – настоящая стоянка. Учитывая, что фонит весь собранный на ней металлолом безбожно, можно только гадать, зачем тут будка охранника нужна. Ни один человек просто так сюда нос не сунул бы. Когда-то, правда, Бес тут блокпост держал, только давно это было. А будка со шлагбаумом еще раньше появилась. Ладно, не суть. Если пройти этот стоянку насквозь, то в колючке можно увидеть вторые ворота, никем не охраняемые в принципе. От них протоптана тропинка, уходящая вглубь Свалки в сторону «Агропрома». Тропинка эта ведет в тупик. Там за кустами, метров через пятьсот холмы сходятся подковой, образуя долину, выход из которой направлен на стоянку. Если через эти холмы попытаться перелезть, то смело можно заказывать себе гроб. Причем, не цинковый, а свинцовый - радиационный фон там такой, что даже вороны не рискуют кружить над этим местом.

    Приближаясь к ограждению из колючки, мы услышали слева хаотичную стрельбу и многоголосый заливистый лай мутантов. Кого-то зажала стая слепых собак. Бродяги надо помогать – закон Зоны. Тот, кто проходит мимо сталкера, попавшего в беду, сам может оказаться в такой же ситуации. Не сговариваясь, мы побежали сквозь стоянку на выстрелы. Судя по тому, что лай стаи становился громче, а выстрелы чаще, и мы, и мутанты уже приближались к бедолаге. Мутанты, естественно, имели некоторую фору.

    Мы взлетели на пригорок и застыли в кустах. Серж сжимал в руках дробовик, я осматривал местность через прицел «Грозы».

    Картина, развернувшаяся перед нами, была, прямо сказать, малоприятная. Метрах в ста от нас, какой-то ходок в старой сталкерской куртке пытался отбиться с помощью обреза от стаи слепых собак голов в семь. Возле него лежало что-то черное, напоминающее человеческое тело. Наверное, убитый сталкер. Тут меня осенило – это же плащ! Получается, что последний бандит, уходя от нас, наткнулся на вольного бродягу, который его и застрелил. Тем более надо помочь попавшему в беду. Долги в Зоне надо отдавать сразу! В противном случае, без нашей помощи, шансов у парня не много. Учитывая, что обрез мог произвести всего два выстрела, то, даже при удачном стечении обстоятельств, если сталкер успеет перезарядиться, минимум три собаки атакую его. Отбиться от них ножом и разряженной «лупарой», мягко говоря, проблематично.

    Судя по всему, собаки тоже прекрасно понимали незавидность положения неизвестного ходока, поэтому отказались от своей обычной тактики пускать вперед отмычку, и приготовились атаковать разом. Круг собак вокруг сталкера сужался, тот паниковал и палил из обреза почем зря. На моих глазах он выпустил два заряда в «молоко» и трясущимися руками принялся перезаряжаться. Собаки, казалось, только этого и ждали. Они не стали еще сужать круг, а разом кинулись на ходока.

    Тот успел сделать еще только два выстрела, один из которых, наконец-то, достиг цели. Это несколько осадило мутантов и дало нам возможность вступить в бой.

    От кустов, где мы засели до собак, снова сбившихся в стаю, было метров восемьдесят. Нормальное расстояние для «Грозы». Велев Сежу прикрывать подступы, я дал очередь из автомата. Собаки, увлеченные охотой, не почувствовали нашего приближения, поэтому, в стороны они прыснули, только когда трое из них начали дергаться на земле в конвульсиях, вызванных попаданием автоматного патрона.

    Три собака, оставшиеся на ногах, шустро перегруппировались и понеслись на нас со скоростью хорошего крейсера. Я не стал тратить на них заряды, предоставив это Сержу. Тот продемонстрировал завидную выдержку. Только когда первая собака прыгнула, он прострелил ей грудь и откатился в сторону, чтобы избежать встречи со вторым мутантом. Третья, немного замешкалась с прыжком и попала под мой огонь. С близкого расстояния выстрелы «Грозы» буквально разрезали мутанта пополам.

    Пока я разбирался со своим противником, Серж поднялся с земли и прямым выстрелом в морду встретил собаку, которая уже успела развернуться и попыталась вторично напасть на него.

    Мы огляделись. Спасенный сталкер сидел на земле и мелко трясся. В настоящий момент его жизни уже ничего не угрожало. Мутантов поблизости не наблюдалось. Аномалий, как это ни странно, тоже. Серж начал щелкать патронником дробовика, загоняя в него красные цилиндры зарядов. Я тоже набил магазины патронами. Заняло это немного времени. Когда мы закончили дозаряжаться, сталкер все еще не поднялся. Может, ранен?

    Мы с Сержем двинулись в его сторону, намереваясь оказать помощь. Когда я поравнялся с телом убитого бандита, то понял, что глубоко ошибся. И понял это по двум причинам. Во-первых, на земле лежал не труп, а только плащ, который мародер скинул во время бега, чтобы не цеплялся полами за ветки и не мешал уходить от собак. Плащ упал на жесткую траву и издалека казался мне телом.

    Во-вторых, спасенный нами сталкер, вдруг выхватил ПМ и трижды выстрелил мне в грудь. Расстояние до стрелка было метров пятнадцать-двадцать. С такой дистанции пули из пистолета Макарова, пусть даже модифицированного, которым пользовалось большинство ходоков, не способны пробить армейский бронежилет. Мой костюм тоже прекрасно справился с задачей. Амортизационный слой сработал на «отлично» - резкой боли, как если бы на мне была надета обычная броня, я не почувствовал, однако энергии пуль хватило, чтобы лишить меня равновесия. Я качнулся и упал навзничь.

    Пока я заваливался на спину, прогремели еще два выстрела. Сразу за ними раздался мат Сержа, который не смог перекрыть даже грохот дробовика. Я приподнялся и увидел, что Серж, бросив ружье, подбежал к лежащему на земле бандиту и уже занес над ним нож, готовясь отделить черную душу мародера от тела.

    - Стой! – крикнул я и поднялся, опираясь на руку. – Я поговорить с ним еще хочу.

    - Это вряд ли получится, - проворчал Серж, но нож убрал.- Иди, сам погляди.

    Я приблизился. Да-а-а-а… Разговор с бандитом представлял определенные трудности: грудь незадачливого киллера справа был прострелена картечью в нескольких местах. Очевидно, Серж стрелял не целясь, и основная масса заряда ушла в сторону, иначе от бандита сейчас вообще бы ничего не осталось.

    Мародер – совсем еще пацан - лежал на земле, захлебываясь кровью. Из ран со свистом вырывалось поверхностное частое дыхании и выносило с собой кровавую пену. Бледность, залившая лицо бандита, стремительно превращалась в пепельный цвет, зрачки мародера были настолько широки, что за ними не было видно радужки, глаза испуганно бегали, переводя взгляд с меня на Сержа и обратно. Короче, сразу было ясно, что парень нежилец. Вопрос, успеет ли он рассказать что-нибудь ценное, прежде чем покинет этот грешный мир, оставался открытым.

    Я заглянул в безумные глаза умирающего и прочитал в них страх. Страх расстаться с жизнью здесь и сейчас. Подло, конечно, пользоваться таким моментом, но, как говорят иезуиты, «цель оправдывает средства». Мне до зарезу любопытно было, почему мародер решил нас прикончить после того, как мы вытащили его из пастей слепых псов.

    - Парень, ты слышишь меня? – я наклонился к умирающему. – Я могу помочь тебе.

    Взгляд бандита стал осмысленным. Мародер протянул руки, с неожиданой силой вцепился мне в костюм и подтянулся, пытаясь что-то прохрипеть. Только вместо слов изо рта у него вывались ужасные булькающие звуки, смешанные с алой пеной. Струйки крови стекали с углов рта, заливая потрепанную сталкерскую куртку.

    - Скажи, почему ты хотел убить нас, и я помогу тебе. – я достал кинжал, и глаза страдальца испуганно заметались, будто птица в силке. – Иначе я прирежу тебя как свинью. Выбирай.

    Парень судорожно замотал головой и еще крепче вцепился в меня. Было ясно, что он расскажет, если сможет, все что знает. Вот, только я помочь ему не смогу. Умирающий, наверное, и сам об этом догадывался, только гнал от себя эти мысли, цепляясь за последнюю надежду.

    - Почему ты хотел убить нас? – повторил я свой вопрос. – Мы же спасли тебя!

    Бандит что-то попытался сказать, устремив безумный взгляд мне в глаза, но не смог, закашлялся и вместе с кашлем выплюнул пригоршню алой крови. Потом он повторил свою попытку, и опять неудачно. Наконец, с третьего раза, сквозь кашель и хрип я разобрал: «ПДА» и «контракт». Опять это слово! Я схватил компьютер мародера. Он был заблокирован. Попытавшись активировать систему, я наткнулся на требование пароля. Да что же такое!? Опять с меня требуют код! У, железяка чертова!!!

    - Код! Какой код?! – проорал я в лицо умирающего и встряхнул тело. – Говори, твою мать!

    Бандит был безучастен к моим выкрикам. Дыхание его стало прерывистым, глаза закатились. Пальцы мародера свела судорога, он издал последний вздох, больше похожий на всхлип, и обмяк.

    Я бессильно опустился рядом с мертвецом. В руках у меня был компьютер, в котором хранилась важная, я это нутром чувствовал, очень важная информация, но у меня не было к ней ключа. В ожидании гениальных решений, которые должны были озарить мою светлую голову, я уставился в померкший экран ПДА. В нем, как в темном зеркале отражалось мое искореженное бессильной злобой лицо и небо Зоны, казавшееся в экране черным. Из раздумий меня вывел Серж.

    - Крохаль! – голос сталкера звучал на редкость сладко, будто лезвие медом смазанное. – Когда кончишь собой любоваться, помоги мне, ладно?

    Я поднял глаза на напарника. Тот зажимал рукой простреленное правое плечо. Я сунул компьютер в карман, поднялся, прошел два шага и встал на колени возле раненого. Потом осторожно отвел его пятерню от раны и принялся осматривать повреждения.

    Ну, могло быть и хуже. Комбинезон Сержа хорошо защищал от пуль и осколков торс, живот и переднюю поверхность бедер. Остальные участки тела, в угоду легкости и дешевизне, создатели прикрыли тонкими полимерными вставками. Такая конструкция позволяла максимально облегчить костюм, оставляя достаточно хорошо защищенными жизненно важные органы. Полимер же мог успешно сопротивляться холодному оружию, с трудом – зубам собак, и совсем плохо он держал пулю.

    Один из последних выстрелов мародера достиг цели – рукав на границе верхней и средней трети плеча был прострелен. Я помог Сержу освободиться от костюма и взялся за осмотр собственно раны. Повреждение, надо сказать, выло удачным: кость и крупные сосуды не были повреждены. Пуля прошла навылет, задев только кожу и небольшой участок мышцы. Кровотечение почти остановилось. Опасности, как таковое, ранение не представляло. Если бы мы были за Периметром, то я бы просто сказал: «отлежись пару дней». Зона же такой возможности не давала. Тут надо идти вперед, пока лбом в стену не упрешься. Поэтому, пришлось обрабатывать рану на месте, с таким расчетом, что ближайшие несколько дней до врача мы не доберемся.

    Я полил кожу антисептиком и засыпал в рану белый порошок «Инфестоп». Этот средство не так давно появилось в арсенале сталкеров – пришло от военных – но уже прочно закрепило за собой место отличного лекарства против подобных ранений. Он являлся одновременно и антисептиком, и кровоостанавливающим препаратом и средством, заполняющим полости. Под действием крови гранулы превращались в гель, который при соприкосновении с воздухом покрывался эластичной, но прочной пленкой. Внутри же гель оставался именно гелем, что исключало дополнительную травматизацию краев и стенок раны, в связи с чем, последняя не донимала пациента постоянной болью. Кроме того, в геле содержалось вещество, стимулирующее местную регенерацию тканей. По мере зарастания, гель вытеснялся из раны и отваливался кусочками, оставляя поверхность раны прикрытой пленкой до момента полного заживления. Волшебная штука, одним словом! Молодцы вояки! Столкнувшись с «Инфестопом», я лишний раз убедился, насколько талантливы ученые. Жаль только, что, зачастую, они расходуют свои способности на разрушение, а не на созидание.

    Теперь пришел черед заняться повреждениями костюма. Тут совсем просто было. Я налил на ткань клей и приложил заплатку из просвинцованной резины. Не ахти что, конечно, но лучше уж так, чем с дырой.

    Пока я возился с Сержем и его костюмом, с холмов к нам спустилась псевдоплоть, видимо, привлеченная запахом мертвечины. Она ходила кругами, не решаясь приблизиться. Плоть тварь трусливая, на выстрел просто так не подойдет. Эта, наверное, сильно оголодала, раз появилась в открытую. Я припугнул ее выстрелом из пистолета мародера – пусть хоть раз это оружие послужит доброму делу – и полоть ускакала, что-то сердито вереща.

    Однако, раз вокруг стали собираться падальщики, нам тут нечего делать, а то, глядишь, от кабанов отбиваться придется. Мы поднялись и пошли в сторону ангара.

    Уже отойдя на некоторое расстояние, Серж обернулся и посмотрел на тело бандита, оставленное нами на месте боя.

    - Слушай, Крохаль, - Серж говорил задумчиво, будто теорему объяснял. – Не по-человечески это…

    - Ты о чем? – я, честно, не понял, что Серж имеет в виду.

    - Ну, об этом, - напарник указал рукой на распростертое тело. – Молодой, ведь, совсем, пацан еще.

    - И что? Этот пацан, как ты говоришь, только что нас чуть не угрохал. Между прочим, сразу после того, как мы ему жизнь спасли.

    - Вот и я о том же. – в голосе моего напарника появились знакомые грустные нотки. – Что такое происходит, если люди бросаются друг на друга? Хуже мутантов, честное слово!

    - Много ты мутантов видел, чтобы сравнивать! – я подошел к Сержу и положил руку ему на плечо. – Хотя, пожалуй, ты прав – озверел народ. А в Зоне, где цена жизни – одна пуля, и подавно. Ладно, пошли, нечего тут стоять.

    - Подожди, подожди, - Серж схватил меня, собравшегося продолжить путь, за рукав.- Надо похоронить его, наверное.

    - Это зачем? – я аж остановился, так меня огорошили эти слова.

    - Ну, - Серж развел руками. – Мы ж не звери, в конце концов.

    - Мы нет, - согласился я. – А вот вокруг их полным-полно. Пока мы могилку рыть будем, они сюда слетятся как мухи на тухлятину. Тогда легко мы уже не выскочим. Это раз. Два- падальщики до трупа, один хрен, доберутся. Или надо пацанчика в железный ящик запаивать и метра на три закапывать. И то, не факт что поможет. Зона сама прекрасно о покойниках позаботиться может. И еще, почему ты не попытался похоронить тех, которые в тебя из дома стреляли? Молчишь? Так-то, вот! Посему, дурь из башки выкинь и вперед шагай. А я тебя подстрахую.



    Серж тяжело вздохнул, развернулся и понуро зашагал в заданном направлении. Видимо, впервые он столкнулся с реалиями Зоны в полном объеме. Прежние встречи были так, тренировкой или, лучше сказать, ознакомительной прогулкой. И только теперь мой напарник понял, что есть Зона на самом деле. Мир, где каждый пытается сожрать каждого – вот, что такое Зона. За Периметром – то же самое, только в более привлекательной обертке. А тут, на Проклятой Земле, где нет места фальши и все чувства обострены до предела, становится понятно, что страшнее монстра, чем человек, придумать невозможно.

    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   24

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    «Дурная привычка» Пролог