• - Ты куда собрался – голос Охотника был недовольным: он только что раскурил очередную самокрутку и приготовился ей насладиться в полной мере. – Выброс же вот-вот случится.
  • - Посмотреть хочу, как это, – я направился в сторону предбанника. – Интересно же.
  • Закипающий чайник, как бы в подтверждение его слов, призывно свистнул. - Я только одним глазком. - Во-во, одним… А второй прикрой, от греха.
  • В предбаннике я поднял перископ. Даже это военные архитекторы предусмотрели!
  • Плоть ушла из поля зрения. Передвигать перископ за ней я не стал: меня больше интересовала картина происходящего вокруг, чем какой-то мутант.



  • страница4/24
    Дата16.05.2017
    Размер6.97 Mb.

    «Дурная привычка» Пролог


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
    Глава 3

    Очередная встреча Тронхейма и Полковника случилась уже в Киеве недели через три. Неспешно прогуливаясь по летнему парку, партнеры обменивались информацией.

    - Я побывал на пограничной территории, - Тронхейм поджал губы и вздохнул, как бы указывая на проблематичность мероприятия.- В принципе, ситуация благоприятная. Есть возможность проникнуть внутрь. Там, чуть ли не туристические фирмы вояжи организуют за колючку. Только плати. Так же не стоит вопрос относительно приобретения снаряжения. То, что Вы мне сказали, оказалось правдой. Военные торгуют амуницией направо и налево. Можно прямо на рынке подойти к какому-нибудь прапору и заказать. Через день-другой все будет доставлено, в лучшем виде. За отдельную плату, могут даже в подарочную бумагу упаковать. Кстати, не шучу – сам видел. Единственная загвоздка – чего-то серьезного у них просто нет. Зато, все это есть внутри. В плане приобретения – даже проще: не придется нести на себе снаряжение через охраняемую территорию. Можно, конечно, заслать денег и тебя доставят хоть на БТРе, хоть на вертолете. Вопрос цены, только лишь. Но мне бы не хотелось прибегать к таким мерам – слишком много народа задействовать придется.

    - А что частные дельцы? – Полковник изобразил на лице озабоченность.- Как они из ситуации выходят?

    - А то Вы не в курсе!- Тронхейм усмехнулся.- Есть военные, и есть дельцы. Есть счета в банках, на которые корпорация «экскурсоводов» переводит деньги, и есть участки территории, на которые военные практически не смотрят, а только лишь латают колючку после очередной экскурсии. Все по классику: деньги-товар-деньги. Да Вы и без меня все это хорошо знаете.

    - Все, да не все! Например, про счета в банке. Мы думали, что сделки совершаются наличными. Интересно бы поподробнее узнать про безналичный расчет…

    - Стоп, стоп, стоп, Полковник! – Тронхейм, в самом деле, остановился и помахал рукой.- Мы так не договаривались! Я Вам не промышленный шпион, чтобы предоставлять информацию о сомнительных банковских операциях. С этим сами разбирайтесь, специалистов у Вас полно, доступ к информации практически неограниченный, Вам, как говорится, и карты в руки. А меня сюда не впутывайте, хватит того, что я уже делаю.

    - Вы сами согласились, Тронхейм.- Полковник тоже остановился, нахмурился и наклонил голову, будто собирался боднуть собеседника. - Никто за язык Вас не тянул. И теперь от сделки Вам не отказаться.

    - Я и не собираюсь.- Тронхейм так же нахмурился. – От принятых на себя обязательств я никогда не отступал. Просто, хочу напомнить, что контракт еще не подписан, а заплачено мне было только за разведку. Отчет о поездки, кстати, я Вам передал.

    - Я его внимательно изучил,- тон Полковника теперь был примирительным. – Очень интересно и познавательно. Ситуацией, в принципе, я владею, но информация поступает от агентов, которые сидят там уже не первый год. Интересно знать мнение свежего человека. Я Вам глубоко благодарен за проделанную работу. Гонорар уже перечислен.

    - Я в курсе. Сегодня пришло подтверждение из банка.- Тронхейм едва заметно улыбнулся, вернее – только обозначил улыбку.

    - Меня интересуют некоторые выводы, сделанные Вами,- Полковник возобновил прерванную прогулку. Тронхейм прикурил любимый «Richmond» и догнал нанимателя.

    - Какие именно?

    - В части движения старателей.

    - Сталкеров?

    - Да, именно их.

    - Давайте так, Полковник, сначала вы кратко изложите Ваши соображения, потом - я свои. Получится продуктивный обмен информацией.

    - Мысль здравая, - Полковник тоже прикурил и выпустил дым в небо.- Если коротко, ситуация складывается интересная. Зона порождает аномалии. Их производными являются артефакты, сиречь – предметы с необъяснимыми свойствами. Их из Зоны выносят сталкеры, своего рода – вольные старатели, такие же, как во времена «Золотой лихорадки». Да и ситуация в целом это напоминает. Артефакты нелегально продаются на черном рынке. Официально, этого не существует, а артефакты (сталкеры называют их «хабар») изучаются в специальных учреждениях. Одно из них находится непосредственно на территории Зоны. Это – научный лагерь на озере Янтарь. Лагерь хорошо укреплен и охраняется специальными подразделениями. Этим занимаются военные сталкеры и спецназ. Как я уже говорил, черный рынок хабара существует. Государство и международные силы пытаются с этим бороться. Но есть мощное лобби в правительственных кругах, которое этому всеми силами противится. Ребята имеют неплохой откат с перекупщиков и даже помогают им в приобретение и доставке необходимого товара. И военные не сложа руки сидят. Официально, они препятствуют распространению Зоны за пределы Периметра, отстреливают мутантов и пытаются перекрыть караванные тропы. Все это правда, за исключением последнего пункта. Некоторые дельцы от армии, чувствуя мощную спину в правительстве, грубо говоря, крышуют этот бизнес и даже помогают налаживать каналы поставок, используя свое положение. Таким образом, нелегальная торговля артефактами процветает и приносит неплохой доход. На этом греют руки все, кому не лень. Такая вот интересная схема. Относительно сталкеров, ситуация складывается как во времена «первичного накопления капитала». Только тогда разборки устраивались в центре города, а сейчас – в Зоне. Оно, кстати, для населения, может, и спокойнее. Так вот, есть несколько кланов, которые трутся в Зоне, и есть сталкеры, держащиеся одиночками. Кланов немного: «Долг», «Свобода», «Монолит», «Наемники». Отдельно есть бандиты, тоже причисляющие себя к клану, хотя они, фактически представляют несколько банд, пытающихся ощипать обычных сталкеров. «Долг» позиционирует себя как санитаров. Основная их мысль – не допустить дальнейшего распространения Зоны. Они занимаются охотой на мутантов, и пытаются поддержать хоть какой-то порядок внутри Периметра, отбивая этот хлеб у военных. Те, кстати, не очень по этому поводу огорчаются. Однако, и «Долг» не сильно препятствуют торговле артефактами, хотя сам оной не промышляют. Ребята заняли стратегически важную точку на территории бывшего завода «Росток». Теперь это –бизнес – центр, в некотором роде. С оборота «Долг» и живет, причем неплохо – снаряжение у них вполне приличное. Военные «Долг» не трогают, прекрасно понимая, что после его уничтожения начнутся грандиозные неприятности с другими кланами и с самой Зоной. Далее следуют «Наемники». Ребята пробавляются тем, что за деньги берутся выполнять различные задания в Зоне. Это их приоритет и другие кланы на это вотчину не претендуют. «Наемники» ребята серьезные и по оснащению не уступают «Долгу». Им не хватает только тяжелой техники и авиации, чтобы сравняться по вооружению с силами коалиции. «Наемники» контролируют территорию недалеко от Янтаря. Их база – сортировочная станция между озером и заводом «Росток». С военными у них нечто вроде вооруженного перемирия. Раньше между ними были непонятки, досталось и тем и другим. Теперь «Наемники» не трогают военных и ученых, военные, в свою очередь, закрывают глаза на деятельность «Наемников» в Зоне. Третья сила – «Свобода». Их мнение о Зоне диаметрально противоположно «Долгу». Если «Долг» считает, что в Зоне лишним людям делать нечего и вообще, необходимо минимизировать контакты Зоны с внешним миром, то «Свобода» придерживается мнения, будто Зона- есть нечто вроде территории свободной торговли. Лидеры «Свободы» стремятся максимально «открыть» Зону для бизнеса. Основной их заработок – торговля артефактами. В этом отношении клан имеет лучшие каналы поставок и хорошие связи за Периметром. Именно на этих деньгах держится правительственное лобби. Торговля артефактами, фактически, сосредоточена в руках этого клана. Сталкеры - одиночки и другие кланы - даже вместе не могут сравниться со «Свободой» по обороту. Группировка базируется в районе бывших военных складов (на жаргоне –«Милитари»), таким образом, имеет доступ к запасам боеприпасов, достаточным для ведения затяжной войны. По непроверенным данным, у группировки даже есть несколько единиц бронетехники. Если бы не малочисленность клана, «Свобода» давно бы подмяла под себя Зону. Военные в купе с «Долгом», естественно, препятствуют этому процессу, однако, значимых результатов, пока не достигли. Самая закрытая и таинственная группировка – «Монолит». Они сидят в центре Зоны и контролируют саму ЧАЭС, Припять, и, соответственно, подходы к этим объектам. Кто их финансирует – не ясно. Однако, по оснащенности, это, пожалуй, самая сильная группировка. Один лишь тот факт, что «Монолит» не уходит с территории, где полно мест с повышенной радиацией и эффективно ее обороняет, говорит о многом. Цель клана – охрана Монолита – мифического кристалла, «Исполнителя желаний», якобы упавшего с неба внутрь Саркофага и спровоцировавшего вторую катастрофу. Фанатики, одним словом. Что-то сродни религиозным. Любое движение в сторону центра Зоны пресекается ими на корню с максимальной жестокостью. С «Монолитом» воюют все, только пользы от этого ни на грош. Единичные случаи проникновения сталкеров на подконтрольную клану территорию больше похожи на легенды, однако, списывать эту информацию со счетов не следуют, истина может быть где-то рядом. Военные, иногда, устраивают рейды вглубь Зоны, но, если заходят на территорию «Монолита», то для них это заканчивается серьезными неприятностями. Про бандитов, особо говорить нечего – мелкие банды всякой швали, сидящие недалеко от Периметра. Вглубь Зоны они не ходят, нападают на одиночек, возвращающихся из Зоны с хабаром. Их все ненавидят и отстреливают. Основную головную боль им доставляет «Долг», потому что бандиты расположились в Темной долине, а «Долг» держит часть Свалки – эти географические объекты граничат друг с другом, так что территориальные конфликты неизбежны. Все, вкратце. Теперь Ваша очередь…

    - Подождите, Полковник, у меня есть несколько вопросов.

    - Задавайте. – Полковник остановился возле кафе с верандой.- Только, давайте присядем, а то у меня уже все в горле пересохло.

    - Давайте. Тут я с вами полностью солидарен.

    Разговор продолжился уже за столиком. Полковник с удовольствием прихлебывал холодное пиво из кружки со слезой, периодически отдуваясь и стирая с губ пену. Тронхейм, верный постулату не смешивать бизнес с удовольствием, пил минералку.

    - Итак, слушаю Ваши вопросы. – Полковник довольно откинулся на спинку стула.

    - Во-первых, какова численность вольных сталкеров.

    - А кто же их считал? Приблизительно – что-то около восьмисот – тысячи человек. В кланах – порядка трехсот в каждом, «Монолит», естественно, подсчету не подлежит.

    - Ясно. А сколько сталкеров выбирается за Периметр?

    - Практически все вольные. Из кланов – представители. Постоянных же эмиссаров в приграничных городах держат только «Наемники».

    - Каково военное присутствие в регионе?

    - Объединенные изоляционные силы. Вернее – Международные Изоляционные Силы – МИС. Коалиция стран состоит из Украины, России, Белоруссии, частично – стран-участниц бывшего «Варшавского договора», группировки от Европейского сообщества, ну и НАТО, куда ж без него. Численность войск соотносится с численностью всех сталкеров (как одиночек, так и кланов) что-то около пяти-шести к одному.

    - Солидно… Пока у меня больше вопросов нет. Что Вы хотели узнать?

    - Только Ваше мнение, как свежего человека.

    - Мнение о чем?

    - О ситуации в Зоне, как она видится неискушенному наблюдателю по эту сторону Периметра.

    - Ситуация непростая. За то время, что я провел возле Периметра, у меня сложилось впечатления, что Зоне неуклонно разрастается. Очень- очень медленно, но без остановок. Жители приграничья на это старательно закрывают глаза. Процветает нелегальный бизнес: от экскурсий в Зону и торговли артефактами, до создания учебных центров, где натаскивают на самостоятельные походы желающих. Из прошедших эти курсы, из Зоны, правда, никто не возвращался еще, но потенциальных хотельцев меньше не становится. Сталкеры сами торговлей не занимаются, а сбывают свой товар перекупщикам внутри Зоны. В городках возле Периметра сталкеры только отсиживаются после ходок. Чтобы не ссорится с властями, они там числятся на каких-то номинальных должностях типа кочегара или ночного сторожа. Вся торговля артефактами идет по нескольким каналам. Еще у меня сложилось впечатление, что финансовыми потоками управляет одна рука, достаточно властная, чтобы пресекать неизбежные попытки бесконтрольной торговли. Коррумпированность чиновников и военных поголовная. За определенную мзду можно делать что угодно – хоть с гранатометом по улице ходить, хоть мутантов в зоопарке показывать. Если за дело всерьез не взяться сейчас, то через некоторое время ситуация полностью выйдет из-под контроля: в один прекрасный день мутанты, все-таки прорвут Периметр и разбредутся по окрестным деревням. Военных, как я понимаю, это мало волнует, их больше занимает вопрос списания средств на крупные операции по ликвидации последствий локальных прорывов. Основные неприятности приходятся на «славянский» сектор, причем – неприятности серьезные. И дело здесь уже не в освоении финансов, а в том, что наши войска закрывают наиболее тревожный участок Периметра. Мое мнение, если коротко, таково: без воздействия на источник, расширение Зоны не остановить. Если же Зона остановится в нынешних границах и не пойдет дальше, гораздо проще будет наладить контроль над ситуацией в приграничье. А сейчас основные силы уходят на сдерживание. В этой мутной воде ловят рыбку разного рода сомнительные личности. Лишите их этого пруда, и жизнь сразу станет значительно проще.

    - Именно для осуществления локального воздействия на источник я Вас и пригласил.

    - Благодарю за доверие. – Тронхейм прикурил и хмуро посмотрел на Полковника. – Еще скажите, что лучшего специалиста Вы найти не сумели. И тогда мне останется только рассыпаться перед Вами в заверениях в вечной любви.

    - Вечную любовь оставьте себе, у меня своих проблем хватает, чтобы отбиваться еще и от назойливого поклонника. Скажите лучше, что Вы думаете о проникновении через Периметр и выполнении задания. Пора бы уже подводить итог наших встреч.

    - Я считаю, что проникнуть надо под видом экскурсанта или любителя экстрима, потом – завязать знакомство с каким-нибудь сталкером, желательно, имеющим вес среди вольных старателей, а дальше – по обстоятельствам. Единственное, вопрос упирается во время. Как у нас со сроками?

    - Исходя из собранных данных, нам приходится рассчитывать на долговременную операцию. Одна просьба к Вам: постарайтесь побыстрее. Однако, подгонять Вас я не хочу, сколько сочтете нужным по ситуации, столько и работайте. Только не рассчитывайте, что гонорар увеличится в зависимости от сроков. Проведете Вы операцию за один день или за десять лет, будет выплачена сумма, оговоренная заранее. Если за это время случится очередной дефолт, то не обессудьте – вина ляжет только на Вас.

    - Вы всегда пытаетесь держать пальцы на кадыке, Полковник? Условия меня устраивают. Где расписаться?

    Каждый раз, просыпаясь в Зоне, я первым делом смотрю на небо. Оно всегда разное. Сегодня, например, сквозь толстое стекло были видны низкие свинцовые тучи, светящиеся легким багрянцем, причем багрянцем, исходящим из земли и окрашивающим все в розово-кровавый цвет. Зона готовилась к Выбросу. Движение на территории «Ростока» и на доступных для осмотра прилегающих территориях прекратилось. Даже безмозглые слепые псы не носились возле блокпоста и не выли в отдалении. Да и сам блокпост затаился: дежурная смена «Долга» спустилась в бункер возле дороги. Только одинокая ворона, игнорируя грядущий катаклизм, сидела на суку старого высохшего дерева над могилой безымянного сталкера и злобно каркала. Я закрыл бронированную створку окна и отошел к столу.

    Перед Выбросом мне всегда хочется есть. Даже не есть, а, скорее, жрать. Зная это, я постоянно держу в рюкзаке НЗ. Именно на случай Выброса, если он меня застанет вдалеке от «обжитых» мест.

    Хотя сейчас я сидел на территории «Ростока», и проблем с провизией не было, я достал из рюкзака припасенные на экстренный случай консервы. «Каша дорожная» из армейского сухпая. Великая вещь, если кто понимает, конечно! Перловка с тушенкой. Ничего вкуснее есть мне не доводилось. Может, потому, что употребляю ее исключительно перед Выбросом?

    Я слопал две банки перлухи, заедая их галетами из того же комплекта. Только после этого жор прошел. Я не наелся, просто проглотить еще что-то не получалось. Теперь можно и Выброса спокойно дожидаться.

    В воздухе отчетливо ощущалось напряжение. За Периметром я бы сказал: «Будет гроза». В Зоне же гроз я не слышал. Молнии – постоянно, а вот раскаты грома где-то терялись. Поначалу очень странно было видеть сверкающие в абсолютной тишине электрические разряды, соединяющее небо и землю. Потом я привык и научился не удивляться ничему по эту сторону Периметра.

    За сигаретой и кофе (одно название, настоящая отрава) я окончательно проснулся. Странно, но мне нравятся эти часы затишья перед Выбросом – чувствуешь себя одновременно ничтожным и могучим, одиноким и, в то же время, вобравшим мысли и ощущения всех живых существ в Зоне. Перед Выбросом я чувствую себя частью Зоны, Ее дыханием, Ее глазами, печенью, кишками и прочим ливером. Я не понимаю, как это может быть, но это есть на самом деле. Я ненавижу Зону, но я понимаю, что мне от Нее не уйти, и от этого на душе становится тоскливо и радостно одновременно. Тоскливо до зубной боли и радостно до слез.

    Выброс случился точно в предсказанное Доктором время. Вольные бродяги, где вы ни были, дай вам Зона благополучно дойти до укрытия и пересидеть очередной тяжелый вздох Проклятой Земли.

    Низкий гул, потрясающий весь организм так, что отчетливо ощущалась вибрация мозга в черепе, прошел через меня. Гул этот рождался там, в самом сердце Зоны, где-то в глубине Четвертого энергоблока АЭС, где-то в недрах давно заглушенного реактора, где-то в самых глубинах материи. Гул катился по Зоне, проникая во все закоулки, заставляя живых затыкать уши и падать лицом в пол, моля Зону об очередной отсрочке неизбежного приговора. Пережив свой первый Выброс, я долго пытался понять, с чем можно сравнить этот всепроникающий гул. На ум, почему-то, приходило только гудение проводов ЛЭП, усиленное в миллион раз.

    За гулом пришел рокот. Глухой сначала, он напоминал бурчание водопроводной трубы, потом он стал громче – так грохочет пустая деревянная бочка, катящаяся под уклон, потом рокот превратился в бой больших тамтамов, потом – в грохот турбины взлетающего авиалайнера. Как только звук достиг своего максимума, до меня докатилась ударная волна. Сейсмографы, наверное, показали бы три, а то и четыре балла по печальной шкале Рихтера. Что интересно, от этих землетрясений не страдали старые постройки, те, что были в Зоне, когда она называлась просто «зона» и считалась обычной полосой отчуждения вокруг ЧАЭС. Новые же строения, которые люди пытались возвести уже в Зоне, рушились как карточные дома, а старые хутора, стояли, будто Выброс их не касался вовсе. Из новостроя, только научный лагерь на Янтаре чудом сохранял свою целостность, да и то, после каждого Выброса военным приходилось латать несколько секций забора, упавших от действия самой страшной и непонятной аномалии Зоны. Старые постройки, конечно, разрушались, но причины крылись в ветре, дождях и активном воздействии сталкеров, укрывающихся за стенами от пуль конкурентов. Выброс же, для «старожилов» был как легкий ветерок для гранитной глыбы. Даже колесо обозрения в парке Припяти возвышалось на своем месте. Возвышалось и ржавело, продолжая, однако, медленно крутиться, приглашая всех желающих полюбоваться из своих желтых кабинок на Зону и, некогда могучую, ЧАЭС имени В.И. Ленина.

    Зона, как будто решила доказать, что привычные законы физики для нее ничто. В обычной жизни мы сначала видим взрыв, а только потом до нас докатывается звук и взрывная волна. Тут же все наоборот: сначала мы чувствуем Выброс, потом видим его.

    Я наблюдал эту вспышку только раз и не хочу больше. И никому не советую. Тогда любопытство совсем меня замучило, и я решил его удовлетворить. Дурная привычка, что поделаешь…



    - Ты куда собрался? – голос Охотника был недовольным: он только что раскурил очередную самокрутку и приготовился ей насладиться в полной мере. – Выброс же вот-вот случится.

    Мы сидели в бункере недалеко от старой фермы и блокпоста военных у Периметра. Бункер этот принадлежал Охотнику. Учитель говорил, что обустраивал он его еще вместе с легендарным Меченым. Удобное место: идешь из Зоны, амуницию скинул, и налегке через Периметр прошел. У военных вопросов меньше – старая куртка сталкера не так привлекает к себе внимание, как хороший защитный костюм. Сразу ясно воякам: нищета, голь перекатная, чего с него взять можно, кроме радиации? Идешь обратно – через Периметр прошел, оделся, как подобает для рейда, и вперед. Опять же – от блокпоста недалеко, значит мутантов поменьше. Особо любопытные сталкеры дверь ломать не рискнут – себе дороже выйдет, да и засаду не оставят – стрельба начнется, военные тут все «Градами» перепашут - не жалко для доброго дела. А сами ребята с блокпоста в Зону не суются, боятся они Ее и не понимают. И на сталкеров, туда-сюда снующих, смотрят как на дураков – сами в пекло лезут, да еще и доход приносят.

    - Посмотреть хочу, как это, – я направился в сторону предбанника. – Интересно же.

    - Ну, погляди, деточка, погляди,- Охотник снисходительно ухмыльнулся и выпустил сквозь зубы струю дыма. – Только, сильно не засматривайся, а то кофе остынет.

    Закипающий чайник, как бы в подтверждение его слов, призывно свистнул.

    - Я только одним глазком.

    - Во-во, одним… А второй прикрой, от греха.

    Я вышел в предбанник и потрогал холодную дверь тамбура. Тяжелая, выгнутая дугой наружу, она закрывала выход в коридорчик перед лестницей. Коридор несколько раз изгибался под прямым углом (от взрывной волны, наверное) и заканчивался второй такой же дверью. Та вела на лестницу. Лестница оканчивалась дверью перед небольшим зальчиком. В стене его был люк, как на подводной лодке, только мощнее. Люк вел наружу. Не сразу, конечно, через комнатенку, спрятанную под валуном, который надо было сдвинуть, чтобы с поверхности в нее попасть. Стоя на земле, даже с нескольких метров сложно понять, что холмик, хаотично усыпанный валунами, внутри полый, а проход между камнями, которого, в общем-то, и не видно, ведет к двери, тоже скрытой валуном. Да, военные расстарались на совесть! В этих катакомбах можно не только Выброс пережидать, но и от ракетного удара спасаться.

    В предбаннике я поднял перископ. Даже это военные архитекторы предусмотрели!

    Зона пламенела багрянцем, будто не глубокая ночь стояла сейчас на дворе, а только закатный вечер. Ветра не было – пучок какой-то мутировавшей травы, закрывающий обзор в сторону центра Зоны, не шевелился. Я повернул оптику чуть правее, тихо матеря проклятую растительность и свою безалаберность: выдернуть надо было этот кустик, и все дела. А теперь, вот, и на Выброс полюбоваться не получится! Выйдем из бункера, обязательно выкорчую треклятое растение.

    Сейчас шарахнет! Надвигающийся катаклизм я уже научился чувствовать не хуже любого мутанта. Метрах в ста впереди быстро проскакала плоть. Не успеешь, голубушка, до Выброса спрятаться. Хотя, может на мутантов – истинных Детей Зоны – Выброс не действует? Кто знает?

    Плоть ушла из поля зрения. Передвигать перископ за ней я не стал: меня больше интересовала картина происходящего вокруг, чем какой-то мутант.

    В этом момент случился Выброс. Все по плану: гул, грохот, подземные толчки. Сейчас, сейчас…

    Вспышка, осветившая все вокруг, казалось, выжгла мне мозги вместе с глазами. Такой эффект бывает после взрыва свето-шумовой гранаты: кроме ослепительно –белого света ты ничего не видишь. Кто не переживал такого, тот не поймет. Сравнений нет, чтобы полностью передать ощущения человека, в момент лишившегося зрения. Попробуйте взглянуть в бинокль на Солнце. Если после этого зрение восстановится, то можно считать себя самым везучим жителем планеты.
    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    «Дурная привычка» Пролог