страница6/24
Дата16.05.2017
Размер6.97 Mb.

«Дурная привычка» Пролог


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Глава 4

От: «Tronkhame» <tronkhame@utr.ru>

Дата: хх-хх-хххх 1:06

Кому: «Colonel» <NGAC22@utr.ru>

Тема: Соображения по выполнению контракта

«Глубокоуважаемый Полковник!

Исходя из наших недавних договоренностей, я считаю своим долгом сообщить, что выполнение контракта возможно уже в ближайшее время. По полученной мною информации, есть несколько человек, способных помочь мне в его выполнении. Остается нерешенной проблема личной заинтересованности указанных людей. Профессионалы должного уровня, в интересующей нас области, редко участвуют в подобных мероприятиях, стремясь обезопасить свой бизнес от посягательств конкурентов. Обращаться же к другим специалистам кажется мне нецелесообразным по причине их невысокой квалификации, что, в свою очередь, неизбежно повышает риск провала операции.

Мне представляется, что наиболее простым является путь, озвученный во время нашей встречи в Киеве. У меня на примете имеется один специалист, который может помочь в осуществлении необходимых мероприятий и обеспечить должную поддержку. Предварительный контакт с ним налажен. Требуется санкция для продолжения работы.

Относительно финансирования. Сумма, запрошенная мной в прошлом письме, получена. Отчет о тратах можете получить в любое удобное для вас время после вторника. Способ получения – курьерская доставка (обычным способом).

Хочу довести до Вашего сведения, что мне пришлось сменить постоянный адрес. Сделано это было как для обеспечения собственной безопасности, так и для упрощения процесса переговоров с выбранными мной специалистами. Таким образом, обмен информацией с Вами будет несколько затруднен по причине отсутствия на новом месте отлаженного доступа в Сеть. Однако, я надеюсь, что эту проблему мне удастся разрешить в ближайшее время, о чем я сообщу дополнительно.

С уважением, Тронхейм.»

Полковник закончил изучение письма и откинулся в высоком кресле, обдумывая прочитанное. На рабочем столе, освещенным единственной лампой, стояла недопитая чашка. Кофе в ней давно остыл. Однако Полковника это мало заботило: пришедшее письмо давало обильную пищу для размышлений.

Полковник встал, потянулся и, массируя затылок, подошел к окну. С высоты четвертого этажа ночной Киев был плохо различим – кроны огромных деревьев, еще не облетевших, несмотря на то, что осень уже прочно вступила в свои права, мешали обзору.

«Тронхейм пишет, что нашел подходящего сталкера. Отлично, черт возьми! Теперь дело за малым – договориться с ним. Как в анекдоте: «осталось только уговорить Рокфеллера». Да-а-а… Тут, пожалуй, даже посложнее будет, это тебе не проникновение через Периметр. В этой части плана, как я понимаю, у Тронхейма проблем не возникло. За небольшую мзду караулу, он спокойно прошел через блокпост. Потом обратно. Надо посчитать, кстати, сколько раз он умудрился за Периметр сходить. Может, пора ему «Героя» давать уже? За многократные походы через линию фронта? Замнем для ясности. На чем я остановился? Ага, сталкер… Стлакер-сталкер-сталкер… Сталкерище… Сталкер есть. Бог даст, Тронхейм его уговорит».

Полковник отошел от окна. Было видно, что он сильно измотан. Судя по набухшим под глазами мешкам, можно было с уверенностью сказать, что пару последних ночей он не спал. Полковник подошел к столу и залпом допил остывший кофе. Потом он вновь сел за стол и выдвинул один из ящиков. Оттуда Полковник достал трубку и банку с табаком. Посидел, глядя в пространство, вздохнул и принялся размеренно набивать трубку. Занятие это доставляло ему заметное удовольствие. Наконец, набив трубку и раскурив ее, Полковник поднялся и принялся расхаживать по кабинету, окутанный клубами синеватого дыма и ароматом чернослива.

«Итак, Тронхейм вербует сталкера. Тот ведет его до места. Сколько времени займет процесс подготовки экспедиции? Сколько бы ни занял, на данный момент важно не это, а другое: сколько им идти. Считаем, что два дня. Угу… Значит, перед стартом, Тронхейм дает мне отмашку, и я задействую спецподразделение. Сейчас они в режим шестичасовой готовности. Значит, переводим их на часовую готовность. Далее, выполнив задание, Тронхейм активирует маячок и скрывается. Сталкер, проводивший его до места должен быть к тому времени уничтожен. Спецы прибывают, отрабатывают задание и отваливают. А дальше, как говориться, дело техники».

Трубка засипела. Полковник с сомнением заглянул в нее. Весь табак превратился в пепел. Военный вычистил трубку и вернул ее в ящик. Потом взял со стола чашку и открыл одну из дверей стенного шкафа. На полке стояла кофеварка. Полковник сменил брикет прессованного кофе, подставил чашку под краник и нажал кнопку на передней панели агрегата. Кофеварка затрещала и, через некоторое время, Полковник вновь расхаживал по кабинету, только теперь в его руке дымилась не трубка, а чашка с кофе.

«Хорошо, с первыми пунктами, вроде, понятно. Теперь дальше. Он хочет получить санкцию на продолжение действий. Хитрюга! Если что-то пойдет не так, то он мной будет прикрываться. Ну, что же, флаг ему в руки, пусть попробует. По поводу отчета тоже все понятно. Надо будет отправить курьера, что бы тот изъял его из тайника. Кому поручить – завтра решим, до вторника еще три дня. А вот по поводу смены места дислокации – не очень хорошо. Надо полагать, что Тронхейм окончательно перебирается в Зону. Тогда со связью будут перебои. Особенно – с личными встречами. С другой стороны – это его решение, значит, и его проблемы, пусть сам выкручивается, не мальчик, поди».

Полковник допил кофе и сел за компьютер. Подумал немного и принялся печатать.

Кому: tronkhame@utr.ru

Тема: Соображения по выполнению контракта (ответ)

«Глубокоуважаемый Тронхейм!

Я получал Ваше последнее письмо. Искренне рад, что Вы пребываете в добром здравии. Весьма радует и тот факт, что Вам удалось наладить продуктивный контакт с подходящим специалистом в интересующей нас области. Я, конечно, со своей стороны даю Вам санкцию на продолжение работ. Прошу Вас, по возможности, держать меня в курсе текущих событий, особенно, в отношении временных рамок.

Курьер за отчетом прибудет в среду во второй половине дня, пожалуйста, проследите, чтобы документы были готовы к этому времени. С ним же я передам для Вас некоторые дополнительные инструкции. Прошу внимательно с ними ознакомится и высказать свое мнение.

Меня печалит тот факт, что в связи с переменой места жительства, могут возникнуть проблемы со связью. Однако, я надеюсь, что в ближайшее время Вы их успешно разрешите.

Желаю Вам удачи в Вашем нелегком деле! С уважением, Полковник».

Допечатав, Полковник еще раз пробежал глазами текст, и, видимо оставшись довольным прочитанным, удовлетворенно хмыкнул и нажал кнопку «отправить».

Десять дней, отведенные доктором из «Долга» прошли. Сегодня мне надо к нему, снимать швы. И Воронина надо навестить, а то после боя мы с ним так и не пересеклись. Почему-то, мне страшно не хотелось ни того, ни другого, однако, есть такое слово «надо».

Подходя к базе «Долга», первое, что отмечаешь – серьезность укреплений. Пробраться внутрь, минуя блокпост, невозможно. Есть, правда, еще один путь. Не доходя до поворота, можно принять вправо, забраться по лестнице на крышу, немного пройти по ней и спрыгнуть вниз, на охраняемую территорию. Только, хлопотно это, да и часовые все равно тебя заметят. А обратно выбраться тем же путем не удастся – стена изнутри базы гладкая и высокая – допрыгнуть до кромки не получится. Странно, Воронин, вроде, хорошо разбирается в различных диверсионных операциях и контрмерах им, а запасного выхода с базы не оборудовал. Не похоже это на генерала. Наверняка где-нибудь по подземельям есть проход. Скорее всего, его просто не нашли, хотя сталкеры обследовали каждый сантиметр периметра «Ростока» и внутри все носами перепахали.

Я подошел к блокпосту. Начальником караула сегодня был Пират. Я приблизился к нему и поздоровался. Пират хмуро ответил. До сих пор не может забыть, что караулил мое оружие, пока я на «Арене» бился. Ну, это его личные проблемы с памятью.

Бойцы караула ощетинились стволами.

- Стой! Дальше прохода нет! – Пират тоже поднял автомат и направил его мне в грудь.

- К генералу, - я стоял, и мои руки были разведены в стороны. Все точно по уставу «Долга».

- Зачем? – Пират все не опускал оружие.

- По личному делу, к тебе оно отношения не имеет. И еще к доктору вашему надо заглянуть.

- Сейчас уточню. – Пират опустил ствол и что-то сказал в переговорное устройство. Дождавшись ответа, он кивнул караульным, и те отвели автоматы. – Проходи, генерал тебя ждет. Дорогу сам найдешь, или тебе провожатого выделить?

- Найду, не впервой.

- Смотри, Крохаль, не балуй там. Уклонишься от маршрута – получишь пулю. Без предупреждения. А потом все спишем на попытку незаконного проникновения. Генерал, конечно, нас за это накажет, но, зато, одной головной болью в Зоне, точно, станет меньше.

- Да ладно тебе, Пират! - я ухмыльнулся. – Не пугай! Ты же, на самом деле, не такой кровожадный, каким себя рисуешь.

Пират ничего на это не ответил, а только зло сплюнул и отвернулся от меня. А я, довольный собой, вошел внутрь и двинулся в сторону бункера, где обретался Воронин.

Генерал сидел за столом и разглядывал какую-то карту, испещренную синими и красными стрелками. Рядом дымился коричневый до красноты чай в стакане. Стакан помещался в мельхиоровом подстаканнике. Такие, во времена моего раннего детства были в каждом поезде дальнего следования. Интересно, из какого антикварного магазина ему это доставили? При моем приближении, Воронин перевернул карту лицевой стороной вниз, поднялся и протянул руку через стол.

- Рад приветствовать, Крохаль, - рукопожатие генерала было железным. – Как здоровье?

- Молитвами вашего доктора, генерал, - я попытался пережать хватку Воронина, однако результат это принесло весьма скромный. – Как ваше ничего?

- Нормально, спасибо. – Генерал вышел из-за стола и встал рядом.- Ты за обещанным?

- Да, но если можно, чуть позже. Сначала хочу навестить доктора.

- Давай-давай, он тебя ждет и тихо матерится. Не любит он вашего брата, ой не любит!

- Спасибо, генерал! Значит, я еще загляну?

- Давай, заходи, как закончишь. – Воронин вернулся на рабочее место.

Я прошел по коридору и постучал в последнюю дверь. Ответом мне послужило недовольное ворчание. Сочтя это приглашением войти, я открыл дверь.

Доктор стоял возле стеклянного шкафа с инструментами и что-то сосредоточенно там перебирал. Он хмуро посмотрел на меня и кивком указал на кушетку возле окна, выходящего на уровне грунта во внутренний двор комплекса. Я сел и закатал рукав. Доктор снял повязку, посмотрел на шов и, что-то бормоча себе под нос, направился к шкафу. Там, среди инструментов он отыскал нужный и вернулся ко мне, прихватив по пути со столика нелюбимы мной баллон с антисептиком.

- Доктор, а может, не надо, а? – я указал глазами на антисептик.

- Помолчи, – доктор встряхнул баллончик и побрызгал на шов.- Что за лес у нас такой, каждый кролик мнит себя агрономом?

Я даже не сразу понял, что стал свидетелем необычного явления: шутки доктора «Долга». Когда же это пришло мне в голову, он уже успел снять половину скрепок с кожи. Смотреть на его работу было удовольствием. Я вообще люблю наблюдать за действиями профессионалов, в какой бы области они не трудились. Скупые, точные, быстрые и, в то же время, плавные движения доктора внушали уважение. Наконец, он снял последнюю скрепку и полюбовался своей работой. Аккуратный красноватый рубец с поперечными насечками в местах швов шел поперек руки. Доктор напоследок еще раз побрызгал на руку антисептиком и поднялся.

- Свободен, сталкер. Больше не попадайся. Кстати, обезболивающие у тебя еще остались?

- Да, вернуть?

- Обязательно. Ты что думаешь, я – Мать Тереза, халявно лекарства всем раздавать?

- Поему «халявно»? Я готов купить препарат, очень он мне понравился.

- Так, сталкер, я тебе не драг-дилер, колесами не торгую. Посему – таблетки верни и катись отсюда на все четыре стороны.

- Хорошо, вот они, - я покопался в кармане комбинезона и вынул пенал.

Доктор взял его двумя пальцами, встряхнул и посмотрел на свет. Потом, ни слова не говоря, сунул пенал в карман, сел за стол и принялся писать что-то в толстенной тетради. Я счел это намеком, что прием окончен. Уже от двери я сказал: «Спасибо!». Доктор сверкнул на меня глазами и вновь углубился в писанину. Я вышел в коридор и пошел обратно к Воронину.

Генерал все еще изучал карту. Я приблизился к столу. В этот раз Воронин карту не перевернул, а только пристально посмотрел на меня.

- Погляди, Крохаль, хочу твое мнение послушать. – Воронин указал на план рукой и добавил: - Вот, относительно этого места.

Я наклонился. На карте был отмечен участок местности со зданиями и близлежащие территории.

- Это Военные склады, «Милитари», - я не спрашивал, а утверждал.

- Именно, - генерал кивнул головой и ткнул карандашом в точку на карте. – Вот этот кусок меня сильно интересует, что скажешь?

- Смотря, что от этого участка требуется.

- Скрытно приблизится к периметру.

- Сомнительно, - я пожал плечами. – Там низинка и сплошное постоянное аномальное поле. Проход, конечно, найти можно, только хлопотно это. Да и снайперы на вышках, я полагаю, без дела не сидят.

- Снайперы, это моя забота. Ты мне лучше скажи, реально там проход найти или нет?

- Ну, барин, ты и задачи ставишь! – я развел руками. – А что, в своем отечестве пророка нет?

- Пророк есть, и не один.

- И что пифии гутарят?

- Говорят «нет».

- Скорее всего, ваши следопыты правы, генерал. Побродить там, боюсь, придется не один день. Проход, при прочих равных, найти, думаю, можно. Если мешать не будут. Только, надо на месте все смотреть. Но, снайперы и патрули не дадут этого сделать.

- Дались тебе эти снайперы! Я говорю, что снайперы тебя не должны волновать!

- Ну, конечно, «не должны»! Получит ваш сталкер пулю в башку, а я виноват окажусь.

- Не получит! – Воронин улыбнулся. – Пойдем, чего покажу. К тебе это, кстати, имеет непосредственное отношение.

Я, заинтригованный, последовал за генералом. Мы спустились по винтовой лестнице вниз и оказались на «нулевом уровне». Бывать тут мне не доводилось. Как, наверное, никому, кроме «Долговцев». Слева и справа по хорошо освещенному коридору располагались мощные двери. Некоторые из них стояли открытыми. За их проемами были видны двухъярусные койки. Ага, казарма. Дальше по коридору за дверями были стеллажи, заполненные под завязку коробками и ящиками. Я все шире и шире открывал глаза, глядя на это изобилие. Что характерно, охранников заметно не было.

- Впечатляет? – Воронин ухмыльнулся, глядя на мой растерянный вид. – Тут есть на что посмотреть.

- Впечатляет – не то слово, - я покачал головой. – Не думал, что у вас тут так серьезно, генерал.

- А что ты думал? – Воронин продолжал посмеиваться. – Что мы - сборище оборванцев? Пойдем, я тебе еще не такое покажу.

- Генерал, - вопрос, вертевшийся на языке, сорвался. – А почему тут часовых нет?

- А зачем? – Воронин остановился и удивлено посмотрел на меня. – Кто сюда пройдет мимо блокпоста? А своим людям я доверяю.

- Тут что, нет второго выхода?

- Много будешь знать – плохо будешь спать. Не выспишься – рука дрожать будет, промахнешься. А это, при нашей профессии, смерти подобно. Понял?

- Я всегда это подозревал, генерал. Только, что с дурной привычкой сделаешь? Любопытство, е-мое, никуда от него не деться. Кстати, а что это за место?

- Заводское убежище. На случай ядерного конфликта строили. Еще при Хрущеве. Но, это все мелочи. Сейчас я твое любопытство совсем замучаю. – Воронин остановился перед запертой дверью в конце коридора. – Тут у нас наиболее ценные вещи хранятся.

Генерал отпер дверь- задвижку и прошел внутрь темного помещения и щелкнул выключателем на стене. Комната озарилась люминесцентным светом.

Я прошел следом и аж присвистнул от увиденного. Огромное помещение было заставлено стеллажами и оружейными пирамидами. Ассортимент поражал воображение: «Калаши» в разных вариантах, классическая М16, М15 А1, ВАЛ, «Гроза», G 36… чего тут только не было. Отдельно хранилось оружие полегче. В основном - различные варианты пистолетов-пулеметов: немецкий НК МР 5, российский «Витязь» (сильно похожий на АКСУ, только под пистолетный патрон, говорят, это оружие для спецподразделения «Витязь» разрабатывали, оттуда и название), украинский складной «Гоблин-2» (вот ведь, обозвали!). Про обычные пистолеты я вообще молчу. Вдоль стены стояли столы, на которых в специальных зажимах располагались снайперские винтовки: СВД, СВУ, ВСС «Винторез», английская L 96 Arctic Warfare под трехсотый патрон Winchester Magnum, немецкая НК PSG 1 и швейцарская SIG 550. Чуть в стороне примостилось крупнокалиберное оружие. Тут-то я и замер. Прямо на меня глядела винтовка, недавно встреченная мной на Свалке – ВССК «Выхлоп». Я несколько раз сморгнул и обернулся к генералу. Тот стоял возле стеллажа, весьма довольный произведенным эффектом, и посмеивался.

- Впечатляет? – Воронин подошел ко мне.

- Да, генерал. Тут-то вы порази в самое сердце. Разрешите полюбопытствовать? - я указал на «Выхлоп».

- Да, пожалуйста, для хорошего человека не жалко. – Воронин бережно взял винтовку из держателя и протянул ее мне. – Принесли недавно. Патруль нашел возле Янтаря. Лежала в чехле, а рядом – труп военного, уже высохнуть успел. Странно, что падальщики на него не позарились.

Я взял снайперку. Меня интересовала не само оружие, а специфический аромат, который оно могло издавать. Но нет, характерного кисловатого запаха пороховой гари я не почувствовал, зато, отметил запах ружейной смазки. Оружие пахло, как будто из него давно не стреляли и только что почистили.

- Не пробовали еще? - я решил развеять свои сомнения.

- Нет, случая не представилось, - Воронин забрал у меня винтовку и вернул ее на место. - Понравилась?

- Замечательная штука, только такать ее постоянно – надорвешься.

- Ничего, у меня есть ребята для нее. Потаскают, никуда не денутся.

- Вы это хотели мне показать?

- Какой ты нетерпеливый! – Ворони качнул головой. – Нет, не это. Пошли, покажу то, зачем привел.

Мы прошли в дальний конец склада. Краем глаза я успел заметить пару гранатометов типа «Бульдог». Воронин что, войну затевает? Похоже- да. И решил он, наверное, раз и навсегда разобраться со «Свободой». Судя же по разговору наверху, мне он наметил амплуа сталкера-первопроходца. Нет, тут я ему не помогу. Хоть Воронин и говорит, что о снайперах думать мне не придется, что-то не верится во все это. Как, интересно, он собирается их отвлекать? Не с помощью же контрснайперских мер. Пытаться снять стрелка на вышке – дохлый номер. «Выхлоп», конечно, с этой задачей справится в две секунды. Но, как только погибнет первый снайпер, «Свобода» встанет в ружье и начнет ответные действия. А список врагов возглавлять будет, естественно, «Долг». Это приведет к войне, в которой оба клана погибнут. Воронин не дурак, на такую авантюру не пойдет. Что-то он задумал. И какая-то не последняя роль отведена в его плане опытному сталкеру, на месте которого Воронин видит меня. Но мне подписываться на это совсем не хочется.

Пока я размышлял, мы добрались до противоположного конца склада. Тут стояли стеллажи с амуницией. Генерал достал из-за полок брезентовую сумку.

- Это тебе, примерь. - Воронин протянул сумку мне. – Если согласишься на мой план – отдам даром, нет - придется заплатить оговоренную ранее сумму. Это то, что ты заказывал, только более новой модификации. Стоит, в полтора раза дороже, но ты мне глубоко симпатичен, поэтому отдам за ту цену, на которую договаривались.

Я расстегнул сумку. Внутри, сложенный раз в восемь, находился защитный комбинезон. Я вытащил его и встряхнул. С виду – обыкновенный сталкерский костюм. Класс защиты 2, максимум 3. Обычной неброской расцветки, что называется - помоечной. В любой куче мусора буду чувствовать себя как дома. Некрупные лохмотья ткани, хаотично нашитые на комбинезон, размывали контуры фигуры. Что-то среднее получалось между обычным пятнистым камуфляжем и снайперским костюмом. Только надев его, можно было понять, что комбинезон этот -целый защитный комплекс, предназначенный для длительного автономного пребывания и боевых действий в условиях Зоны.

Во-первых, костюм был многослойным. Основой его служило металлизированное кевларовое волокно. Подкладка представляла собой полупроницаемую мембрану, отводящую пот и избыток тепла от тела. За подкладкой шел тонкий слой теплопроводной ткани. За ней – теплонепроницаемый гель, он же служил амортизатором при падениях и защитой от радиации. Для вывода тепла и влаги были предназначены несколько окон, расположенных в подмышках, под коленями и в паховой области. За теплоизоляционной тканью шел слой хитро сплетенной кевларовой кольчуги. Затем - слой огнеупорного волокна, являвшегося, одновременно, внешним покрытием костюма. Кроме того, костюм был усилен керамическими пластинами, защищающими от попаданий пуль. Пластины эти закрывали грудь и спину, живот и поясницу. Дополнительные пластины были спереди и сзади на бедрах и голенях. Предплечья были прикрыты стальными вставками, тоньше, чем керамические. От пули, конечно, они не спасут, но от осколков и ножей – запросто. Наверное, даже от клыков слепого пса или чернобыльца смогут защитить.

Что в костюме мне не понравилось, так это множество нашитых подсумков на бедрах, передней поверхности туловища и боках. Зачем это было сделано, оставалось загадкой. Костюм, в этом отношении, получался нефункциональным. Если на разгрузе ты можешь собрать подсумки любого формата и навесить их куда угодно, подгоняя жилет для себя лично, то тут такой возможности не представлялось. Хотя, надо отдать должное конструкторам, подсумки были размещены грамотно и позволяли напихать в них много полезного. Высокое горло костюма плотно заходило под шлем, полностью отграничивая человека от окружающей среды. Получалось что-то вроде космического скафандра, только значительно легче и мобильней.

Во-вторых, костюм был шедевром не только с точки зрения его конструкции, но и сточки зрения технической начинки. Задняя часть комбинезона была отдана на откуп инженерам. Небольшой ранец, совершенно не мешающий движениям, вмещал в себя двухлитровый кислородный баллон, картридж с адсорбентом для углекислого газа, газоанализатор, дозиметр, барометрический датчик, термометр, тактический компьютер, GPS, радиостанцию, ну, соответственно, и мощную аккумуляторную батарею. Был там еще один электронный модуль, назначения которого я не понял. Кроме того, в ранце располагался мягкий пластиковый резервуар для воды, шланг от которого был выведен в шлем. И еще оставалось свободное пространство, которое можно было заполнить чем угодно.

В-третьих, шлем костюма тоже был необычным. Он раскрывался наподобие разбитого для глазуньи яйца. Сделано это было для достижения герметичности. Отдельно можно было поднять широкий лицевой щиток, выполненный из полупрозрачного полимера. Светопропускающая способность стекла изменялась в автоматическом и ручном режимах в зависимости от освещенности местности от нуля до ста процентов. На внутреннюю поверхность забрала по верхней кромке проецировалась информация о времени, температуре, влажности, радиационном фоне, расстояние до отмеченной точки. Прямо под последним пунктом, по правому краю забрала, отображалась небольшая карта ближайших тысячи – тысячи двухсот метров во все стороны. Слева, при желании можно было вывести картинку с камеры заднего обзора. Посредине, прямо перед глазами, было поле впередсмотрящей камеры. Его так же можно было отключать и включать с пульта. Картинка в обоих полях увеличивалась в шесть раз. Костюм был снабжен еще прибором ночного виденья и тепловизором. По нижней кромке шли несколько пустых экранчиков для тактической информации.

Пульт управления всей этой техникой располагался на правом предплечье, на левом был карман для ПДА.

Я примерил костюм и не захотел из него вылезать. Потом, все-таки, пересилил себя и надел свой обычный комбинезон, а новый упаковал в сумку.

- Так что? - Воронин внимательно посмотрел на меня. – Берешься?

- Нет, генерал, не берусь.

- Тогда, плати, и разойдемся каждый по своим делам. – Воронин значительно помрачнел. – Жаль, Крохаль, я на тебя сильно рассчитывал.

- Генерал, поймите правильно, я не хочу влезать в войну между кланами. Я- одиночка, нейтрал, сам за себя. Выступать открыто на чьей-то стороне у меня желание нет. Если я приму ваше предложение, в тайне это, естественно, не останется. Тогда, проход через «Милитари» для меня будет закрыт.

-Ладно, Крохаль, не петушись. Нет, значит, нет. Это твой выбор. Деньги за костюм занесешь Петренко.

- Спасибо, генерал!

- За что спасибо-то, Крохаль?

- За то, что поняли меня.

- А-а-а… - Воронин махнул рукой.- Забудь.

- Ладно. Кстати, генерал, а что вы там говорили про модификации костюма?

- О-о-о! – Воронин, казалось, ждавший этого вопроса, улыбнулся во весь рот.- Сейчас покажу. Надевай костюм.

Ну, раз генерал просит, значит, надо выполнить. Я пожал плечами и вновь надел защиту. Воронин приблизился ко мне, обошел вокруг, оценивая облачение, и одобрительно хмыкнул. Я стол, вертя головой вслед за генералом.

- Как сидит? – Воронин стоял передо мной. – Не жмет?

- Отлично сидит, генерал.

- Вот замечательно. Про адаптивный камуфляж что-нибудь знаешь?

- Нет, - честно признался я.

- Ну, тогда смотри.- Воронин нажал кнопку на пульте управления. – К зеркалу подойди.

Большое, в человеческий рост, зеркало висело в стороне. Я двинулся к нему, все еще не понимая, что генерал хочет от меня. Подойдя к стеклу, я посмотрел в него и замер. Знаете, говорят «челюсть отпала»? Именно тогда я понял, что выражение это не всегда бывает фигуральным. В зеркале отражалась часть комнаты, стеллажи, но себя я в нем не увидел. Воронин подошел и встал рядом со мной. Его зеркало исправно показывало. Я поднял руку и потрогал генерала.

- Понравилось? – Воронин ухмылялся. – Смотри, что еще покажу.

Генерал сделал шаг назад и встал за моей спиной. Особенного ничего не случилось, только отражение Воронина стало немного размытым и волнистым, будто он зашел за не очень качественное стекло. Я продолжал стоять в остолбенении. Как такое может быть?!

- Правую руку в сторону отведи, - Воронин вышел из-за меня и принял свои обычные очертания.

Я повиновался. Генерал нащупал пульт и куда-то нажал. По зеркалу пробежали волны, повторяющие контур моей фигуры, и я материализовался рядом с командиром «Долга».

- Я же говорил – экспериментальная модель. – Воронин продолжал посмеиваться. – Таких всего два. Один у военных, второй у меня.

- Генерал, - я даже несколько охрип от увиденного. – Как такое это быть?

- Понятия не имею, - Воронин продолжал веселиться. – Военные говорят: «нанотехнологии». Вкратце, мысль такая – множество камер и трансляторов, передающих изображение с одной стороны костюма на другую. Тот электронный блок, который тебя заинтересовал, как раз и управляет всей этой лабудой. Единственное, что тут неудобно, очень все это энергоемко. Для обеспечения адаптивного камуфляжа в костюм добавлен второй источник питания, который, при необходимости, можно использовать как резервный. Хватает его минут на тридцать использования системы. Кстати, источники аккумуляторные, подзаряжаться могут от сети и на свету. Еще там есть хитрая система, вырабатывающая энергию за счет твоего движения. Во втором случае, естественно, зарядка идет значительно медленнее. Но, для работы в обычном режиме при средней освещенности батарея не нужна, хватает того, что костюм сам себе добывает.

- Угу. – я понимающе кивнул. - А у вас костюмчик откуда?

- Военные дали на испытания.

- Тогда, почему вы его продаете?

- Крохаль, я что, похож на идиота? А если система гикнется? Мои подчиненные меня не поймут, если в результате этого кто-нибудь из наших погибнет. Кстати, имей в виду: после остановки жизненных процессов владельца, костюм самоуничтожится. И еще, он закодирован на определенного человека, другой воспользоваться им не сможет.

- И вы хотели, генерал, что бы я в нем подходы к «Милитари» разведывал?

- Именно, ну так как, берешься?

- Нет, генерал, все равно не берусь. Мало ли, что с ним случится. Откажет электроника, и что я безоружный буду делать посреди аномального поля на прицеле у снайперов?

- Почему безоружным?

- Ну, так для оружия -то чехлов с нанотехнологиями не придумали.

- Чехлов нет, тут ты прав, зато есть спрей, которым надо оружие побрызгать.

- И что, поможет?

- А кто ж его знает? Мы еще не пробовали!

Я задумался. Конечно, предложение Воронина было рискованным, слов нет. Но в таком костюме риск становился разумным. Адаптивный камуфляж решал многие проблемы скрытного подхода к намеченной точке, особенно, если учесть, что про него в Зоне ничего не известно. Что тогда получается? Надо пройти по низине метров четыреста. Стартовая точка закрыта от снайперов холмом. Наверняка, дополнительных мер наблюдения «Свобода» не принимала. Хорошо, если так. А если нет? Сидит там какой-нибудь наблюдатель и потихонечку в рацию семафорит. Ну, допустим, сигнал его радиосканером перехватим и операцию отменим. Только, тогда путь «Долгу» там будет закрыт. Хорошо, берем самый удачный вариант: я незаметно дошел до точки, активировал камуфляж и пополз по лощине. Сколько там Воронин сказал? Полчаса работы техники? Нет, не хватит. Допустим, если уж сильно повезет, я путь за полчаса найду. А обратно? Ползком под пулями? Нет уж, увольте. И еще: надеяться только на свое чутье и детектор аномалий, по меньшей мере, глупо. Значит, придется активно пользоваться маркерами. Аномалия, в которую попадет болт, молчать не будет, это ясно как день. А снайперы на вышках не дураки, наверняка у них вопрос возникнет, с чего бы это аномалии активизировались. Поглядят в свои бинокли: никого нет. Пошлют группу проверить. А костюмчик, согласно известному закону подлости, в это время откажет. И нате вам люди – хрен на блюде: сталкер посреди аномального поля. Мишень – лучше не придумаешь! Стреляй- не хочу! Нет, командир «Долга», конечно, мужик в Зоне авторитетный, только затея его мне не нравится.

Прикинув «за» и «против», я все это Воронину озвучил. Генерал, надо отдать ему должное, мои рассуждения штыки не принял, а выслушал и понял.

- Значит, Крохаль, считаешь, что затея безнадежная? – Воронин решил подвести итог нашему разговору.

- В таком варианте – сто процентов. – Я покачал головой. – Если бы костюмчик часа три поработал, тогда- гарантирую путь отыскать.

- Если костюмчик три часа поработает, то и через низинку идти не придется. – Воронин усмехнулся. – Пройдет один человек мимо постов, тихо Лукаша прирежет и отвалит. Без руководителя в «Свободе» разброд и шатание начнется, тут-то мы этих анархистов и накроем.

- Ну, - я развел руками.- Чем могу, генерал.

- Ладно, Крохаль, тему закрыли.

- Генерал, еще вопрос. Почему костюм отдаете за оговоренную цену, хотя стоит он дороже?

- Во-первых, Крохаль, костюм этот экспериментальный, поэтому я с тебя отчет потом стребую. Получается, разницу отработаешь. А во-вторых, он мне вообще даром достался, для тестирования в жестких условиях Зоны. А кто лучше его испытает, чем ты? Это у тебя привычка есть, залезать туда, куда нормальный сталкер даже в страшном сне не полезет. И, потом, я же не барыга, чтобы грабительские цены назначать. Костюм тебе нужен все равно, а деньги твои на благое дело пойдут –«Долг» поддержат. Кстати, Крохаль, еще момент, будут проблемы в Зоне - обращайся, «Долг» всегда тебе на помощь придет, что бы не случилось.

На этой высокопарной ноте наш разговор с Ворониным закончился. Мы прошли по коридорам обратно. Уже на выходе генерал дал мне толстую брошюру.

- Это- инструкция к костюму, его технические характеристики и описание возможностей. Вот еще электронный ключ, - Воронин протянул мне флешку. – Сейчас система не активна. В следующий раз, прежде чем костюм надевать, вставь флешку. Электроника считает твои биологические показатели и определит тебя как хозяина. Потом ключ где-нибудь спрячешь. После этого костюмом сможешь пользоваться только ты. При попытке несанкционированного использования включится программа самоуничтожения. Все запомнил?

- Да, генерал, спасибо еще раз. Как только пойму, что тут хорошо и что тут плохо, ждите отчета.

- Договорились,- Воронин протянул мне руку для пожатия.- Давай, Крохаль, удачи!

- И вам того же! Кстати, генерал, извините, если это не мое дело, но почему ваш врач так сталкеров не любит?

- У него брат тут пропал. Вольным сталкером был. Стрелок, слышал?

Сказав это, Воронин развернулся и шагнул в недра бункера. А я пошел к бару, попутно обдумывая полученную информацию. Вон, как оказывается, все повернулось. Стрелок –Меченый был братом доктора из «Долга». Доктор тихо ненавидит сталкеров. Охотник, в свое время, ходил в Зону вместе с пропавшим Стрелком и сам там погиб при странных обстоятельствах. Как это между собой связано? А, может, никак не связано, а, просто, набор случайностей? В любом случае, для того, чтобы строить версии, которые могли бы иметь право на существование, данных мне сейчас не хватает. Поэтому, я решил отложить разрешение этого вопроса на потом. Как в старой детской игре: «забыли, но запомнили».

В баре, народа было немного. Основная масса сталкеров разбрелась по своим охотничьим угодьям. Возвращаться они начнут дня через два. К тому времени «синоптики» с Янтаря прогнозировали очередной Выброс. Мне выходить в поле сейчас смысла не имело: далеко забраться я не успею, а окрестности давным-давно обобраны, тут не наберешь артефактов, даже чтобы ужин оплатить.

За столиком скучал Кузя. Возле него сидел Серж. С его фигуры можно было лепить скульптуру «Унынье». Как бегун не просился, никто его с собой в ходку не взял. Причина была проста: я своего позволения на то не давал. Серж обращался с просьбой прихватить с собой к нескольким профи. Те обещали подумать и подходили ко мне с вопросом, можно ли взять «моего» новичка в рейд. Я только качал головой, и Сержу отказывали.

Причина такого моего поведения была не совсем ясна даже мне. Четких планов относительно новичка у меня еще не было, но что-то подсказывало, что Серж станет моим вторым номером. Решение сего вопроса зрело где-то глубоко внутри, однако я в этом не признавался даже самому себе. В любом случае, мне казалось правильным немного помариновать Сержа. Пусть пообвыкнется, скинет гонор, а потом решим, что и как дальше делать.

Я уже дошел до той стадии, когда мне мог понадобиться напарник. Без него поход вглубь Зоны, ближе к центру, невозможен. А скитаться по периферии, собирать мелкий хабар, отстреливать мутантов и мародеров мне уже скучно. Я перерос школу, перерос институт. Настала пора уходить в кругосветку. Дорос. Это стало ясно после боя на «Арене», когда я вынужденно бездействовал, что давало возможность серьезно обдумать свою дальнейшую судьбу.

Я подошел к скучающим. Кузя поприветствовал меня поднятой банкой с пивом. Серж же даже не поднял глаз. Переживает!

- Как жизнь, бродяги? – я присел рядом и поставил сумку с костюмом между ног. – Что слышно?

- Тихо все, - Кузя отхлебнул из банки и заговорщицки подмигнул мне. – Сержа в рейд никто не берет. Не знаешь, почему?

- Догадываюсь, - я махнул рукой Бублику и показал на банки собравшихся за столом.- Наверное, со мной ссориться не хотят.

Серж поднял голову и уставился на меня как сфинкс.

- Чего непонятно? – я обратился к бегуну.

- Что значит «не хотят ссориться»?

- То и значит, - я кивнул Бублику, принесшему пиво.- Я своего разрешения на это не давал.

Время, проведенное в Зоне, уже научило Сержа контролировать свои поступки. Если раньше в ответ на такие слова он непременно бы чего-нибудь учудил, то теперь только плотнее сжал пивную банку.

- Не понятно? – я откупорил пиво и отпил пару глотков. – О, холодное! Бармен холодильник починил?

- Не отвлекайся, - Серж смотрел на меня как на врага. – Я твоя собственность, что ли, чтобы ты свое разрешение на мой поход давал?

Я только хмыкнул в банку и продолжил поглощать пиво. Определенно, мне нравилось заводить Сержа. В этом было нечто новое и свежее. Никогда раньше я не испытывал положительных эмоций от того, что раздражал других. Что-то странное со мной происходит в последнее время.

- Ты дятел, Серж, а не собственность. – Кузя вступил в разговор. – Крохаль за тебя поручился, то есть, взял под свою ответственность. Если в рейде что-то пойдет не так, причем по твоей вине, то претензии ему предъявят. Один раз ты ему свинью уже подложил, вот он и не хочет, что бы это повторилось. Я правильно излагаю, Крохаль?

- Абсолютно!- я поставил банку на стол. – Без моего позволения, тебя ни один ветеран в рейд не возьмет. Себе дороже потом выйти может.

- А ты как прошел в свое время? – Серж успокоился, и глаза его засветились любопытством. Вот же любитель сплетен!

- Мне, в свое время, повезло: «Долговцы» на блокпосту не поинтересовались поручителем. У них так бывает. Какое-то время они новичков тиранят, потом все успокаивается и народ туда-сюда спокойно ходить начинает. До первого эксцесса. Потом, Воронин бойцам головомойку устраивает, и все заново: поручитель, прочая хреновина.

- Ясно. – Серж вновь нахмурился. – А мне что теперь делать?

- Тебе-е-е? – я не удержался и сделал страшно удивленное лицо. – Тебе теперь есть только два пути. Первый: валить из Зоны нафиг и больше сюда не возвращаться. Кстати, рекомендую. Если решишься, берусь проводить тебя до Периметра и провести через блокпост на Кордон. Второй: кинуться мне в ноги и слезно умалять, чтобы я тебя взял с собой или позволил уйти в рейд с другим сталкером. Это основные пути. Существует еще и третий, но я тебе его не советую. Сейчас ты встаешь и говоришь примерно следующее: «Глубокоуважаемый сталкер Крохаль! А не пошел бы ты решать уравнение из трех неизвестных. Ты меня уже достал своими прибабахами до зеленой отрыжки! Я в Зону пришел не прогуляться-проветриться, а стать вольным сталкером - легендой Зоны. Поэтому, я ухожу и буду свою судьбу строить сам!» Я тебе, в таком случае, даю вольную, и ты отвечаешь дальше за себя самостоятельно. Можешь идти на все четыре стороны хоть один, хоть с группой товарищей. Выбирай, что тебе больше по душе.

Выдав такую тираду, откинулся на спинку стула и выжидательно посмотрел на Сержа. Тот явно просчитывал возможные варианты, потом, приняв решение, поднялся и, оперевшись на край, стола произнес:

- Глубокоуважаемый сталкер Крохаль! – я обомлел, неужели пошлет? – Не будете ли вы настолько любезны, что позволите мне присоединиться к вам в качестве отмычки?

Сказав это, Серж замер по стойке «смирно», которой позавидовал бы даже боец Кремлевского полка почетного караула, и уставился на меня немигающим взглядом. Кузя, глядя на разворачивающееся представление, тихо посмеивался. Я молчал и, наверное, минуты две разглядывал вытянувшегося в струнку Сержа. Тот стоял как скала, не шевелясь, даже, по-моему, не моргая.

- Вольно, - я сжалился над Сержем.- Садись, обсудим.

Серж присел на стул, всем своим видом являя образец внимания.

- Ты знаешь, что отмычек я не беру?

- Знаю.

- Тогда, почему я должен сделать ради тебя исключение? Объясни, тогда подумаю.



- Потому, что ты за меня поручился, - Серж хитро подмигнул мне. – Иначе получится, что все твои мытарства были напрасными.

- Ну, ты и нахал! - я одобрительно усмехнулся.- Ладно, уговорил. Завтра проводишь меня через Свалку и вернешься обратно. С барменом я договорюсь, чтобы ты здесь не голодал. Я приду после Выброса. Если к тому времени еще будешь жив, тогда возьму тебя в ученики. Договорились?

- Конечно! – Серж радостно закивал.- А когда выходим?

- Выходим завтра утром, до Выброса у тебя останется три дня, должен успеть вернуться.

- А сейчас что делать?

- А сейчас я допиваю пиво, и мы идем с тобой до бармена, одевать тебя, а то, глядя на твои кожаные панталоны у меня мысли нехорошие в голове бродить начинают.

Ближе к вечеру, я занялся экипировкой Сержа. Из одежды ему достался простенький защитный комбинезон в серых разводах, высокие ботинки с металлическими вставками на голени и мыске, легкий бронежилет и НАТОвский разгруз. Маска-респиратор у Сержа была своя, я только заставил поменять в ней фильтры и взять с собой дополнительные. Серж нацепил на себя амуницию и стал похож на миротворца-неудачника. Для полноты картины ему не хватало только каски и штурмовой винтовки (типа М 16), чтобы стопроцентно представлять собой карикатуру на бойцов Дяди Сэма.

В рюкзак Сержу я закинул три банки тушенки, штук пять брикетов фруктовых концентратов (что-то типа спрессованной массы из чернослива, кураги и орехов, грамм по двести каждый), двухлитровую пластиковую емкость с водой, армейские сухие галеты в вакуумной упаковке, плитку горького шоколада и несколько банок знаменитого на всю Зону энергетика «Нон-Стоп». Обычную армейскую флягу, тоже наполненную водой, я привесил Сержу на пояс. Еще я дал новоиспеченному сталкеру разовые вакуумные упаковки с туалетной бумагой. Серж смотрел на меня как на пришельца, пока я рассказывал ему, что многие сталкеры погибли за отправлением естественных потребностей, забыв, что занимаются они этим в Зоне, а не на лоне природы где-нибудь под Тамбовом. Серж краснел, хмыкал, смущался, однако, слушал внимательно, стараясь не упустить ничего из инструктажа. Нормально, решил я про себя, толк будет, если только он по дурости своей не угробится.

Серж засмотрелся еще на плоскую двухсотграммовую флягу для крепких напитков, однако, я показал ему кулак и объяснил, что пока он не научится нормально передвигаться по аномальной территории, вопрос о личном спиртном для него даже не обсуждается. По крайней мере – в моей команде.

Так же в рюкзаке оказались несколько аптечек и перевязочных пакетов, пенальчик с противорадиационными пилюлями и один шпирц-тюбик с пентапромедолом. Относительно последнего, Сержу было строго-настрого приказано использовать наркоту только в крайнем случае.

По моим расчетам, этих запасов должно было хватить дня на два блужданий по Свалке.

Старый, чиненый ПДА с барского плеча кинул нам Кузя. Сержа тут же зарегистрировали в сети, и через некоторое время на его почту пришло сообщение, приветствовавшее нового сталкера в Зоне.

Дошел черед до оружия. Штык-нож от «Калаша» достался нам даром – бармен расщедрился и отдал бесплатно, как оптовым покупателям. Еще бы: Сержу купили совсем новый «Макаров», привычный всем пистолет-пулемет НК МР 5 (многие сталкеры называют его «Гадюка», уж не знаю почему) и помповое ружье. Дополнительно были приобретены шесть давно прижившихся в Зоне гранат РГД-5. Две предполагалось опробовать сразу после выхода с «Ростока», так как Серж заявил, что видел гранаты только в кино.

Серж положил глаз на штурмовую винтовку LА 86 с оптическим прицелом, даже покрутил ее в руках, только результата это не принесло. Я был неумолим: «Лаху» не берем из-за ее малой надежности и большой капризности. Серж вздохнул и подчинился. Однако, по его взгляду, я понял, что ствол мальчику понравился. Да и на здоровье, как говориться! Ему еще предстоит уяснить себе, что в Зоне важно не только удобство, но и надежность оружия. От этого твоя жизнь зависит ежесекундно и напрямую. С «Лахой» хорошо позировать над тушей убитого мутанта, небрежно поставив ногу тому на голову. Такие фотошедевры я видел за Периметром неоднократно: ими хвастались туристы, покупавшие себе сафари вдоль колючки, куда организаторы тура тухлятиной приманивали стаи слепых собак. Туристы расстреливали их, не сходя с армейского бронированного «Тигра», а потом уезжали восвояси, по-детски гордясь тем, что «я в Зоне был и на мутантов охотился; страшные, жуть!»

Когда подсумки разгруза были плотно набиты патронами, магазинами, гранатами и прочей мелочью, Серж выпрямился, засунул пистолет в кобуру на бедре, закинул дробовик за спину и взялся за рукоять немецкой игрушки. В тот момент я был готов голову дать на отсечение, что он не первый и даже не второй раз в жизни держит в руках оружие – столь уверенно и гармонично Серж двигался. Однако, в следующий миг наваждение пропало, и передо мной вновь появился сталкер-новичок, готовящийся к своему первому серьезному выходу.

Набор амуниции и оружия получился пристойный: в меру бюджетный, в меру универсальный, в меру обычный. С ним можно было смело ходить по Свалке и районам возле Периметра, с некоторым риском заходить на территорию «Агропрома». В Темную долину уже с опаской – слишком много там мест с повышенным радиационным фоном, да и болота, в изобилии встречающиеся по отлогим местам, стали бы для сталкера серьезной проблемой. Про мародеров, которые там обосновались, оккупировав недостроенное здание возле военной лаборатории, где «Райские яблочки» выросли, даже говорить не стоит: бандиты, они и есть бандиты.

Вечер перешел в дождливую ночь. Струи воды барабанили по крыше, далекие вспышки молний освещали комнатенку, где мы коротали ночь. Серж давно похрапывал на соседнем матраце, а я все ворочался. Сон никак не шел. Вместо него в голову лезли мысли пор «Долг», Охотника, Стрелка- Меченого, доктора из «Долга». Как все это связано между собой? Потом мысли перекинулись на Сержа: он явно что-то скрывал. Да и уменья, случайно продемонстрированные им, говорили, что не так прост новичок, как хотел бы казаться. Меня стали глодать сомнения относительно того, случайно ли он вышел победителем из схватки с собаками, после которой я его подобрал. Может, все это было подстроено им самим, чтобы со мной познакомиться?

Последняя мысль явно отдавала паранойей и манией величия, поэтому ее пришлось откинуть как глупую. В любом случае, я созрел для того, чтобы взять себе напарника, которого сам обучу, и который будет понимать меня с полуслова. Серж, пока, на эту роль подходил.

В таких размышлениях я и уснул.

Утро наступило внезапно. Казалось, я только закрыл глаза и задремал, а уже пора было подниматься и двигаться к Периметру. Часы показывали 6:34. До намеченного мной времени старта оставалось чуть меньше полутора часов. Отлично! Есть время, чтобы плотно перекусить и прочитать новичку небольшой ликбез.

Рядом послышалось сонное бормотание, возня, а потом раздался могучий храп: Серж продолжал спать, будто не предстояло ему сегодня идти в Зону, впервые осознавая все ее опасности. Стальные нервы, надо сказать, у человека!

Я поднялся и несильно пнул Сержа в спину. Тот заворочался, приоткрыл глаза и сонно уставился на меня. Потом, видимо осознав, что происходит, улыбнулся и хрустко потянулся.

- Привет, Крохаль! – Серж продолжал лежать и сладко жмуриться.

- Встать! – негромко скомандовал я.

Глаза Сержа округлились и сделались непонимающими. Подниматься он не спешил. Наверняка пытается сообразить, что со мной за ночь произошло.

- Подъем, отрыжка мироздания! – уже громче сказал я, сопроводив приказ пинком по ребрам. – Встать!!!

Серж вскочил и непонимающе захлопал глазами. На его лице, припухлым со сна, читалось недоумение, смешанное с обидой. Ничего, пусть лучше сейчас обидится на меня, чем потом его огорчит по полной программе Зона.

- Крохаль, что произо….

- Где твое оружие, сталкер?! – я не дал Сержу закончить.- Где оно?!

- Вот лежит! – Серж обиженно скривился и показал рукой на матрац. – Лежало, - добавил он после небольшой паузы, когда понял, что ночью лишился своего арсенала.

- Где оружие, сталкер?! – ярость, с которой я говорил, даже не была наигранной.

- Тут лежало, я вчера вечером укладывал. - Серж смущенно начал озираться по сторонам. Очередной пинок, на этот раз по голени, заставил его скривиться и зло посмотреть мне в глаза.

- Ты проспал оружие, сталкер, как ты теперь выйдешь в Зону?! Чем ты будешь там защищаться?! Своими кривыми ручонками?! Да первый же чернобыльский пес сожрет тебя за полсекунды?! Где твое оружие, сталкер?!!

- Не знаю!- Серж чуть не плакал. –Что мне делать, а, Крохаль?

Я демонстративно отвернулся от страдальца и медленно начал скатывать матрац, на котором спал. Сначала из-под него показался ПМ, потом ручка дробовика, а следом – пистолет – пулемет, вчера вынесенный из закромов барменом специально для нас. Серж смотрел на все это такими глазами, будто я только что раз десять пролетел по комнате и нагадил ему на голову.

- Вот твое оружие, - я ткнул пальцем в арсенал. – Ночью ты потерял его, тебя мог прирезать любой вшивый мародер!

- Но, мы же на территории «Долга»!- Серж говорил так, будто сейчас разрыдается.

- Мы в Зоне! – рявкнул я.- Тут нет территории «Долга» или «Свободы». Тут есть менее опасные и более опасные места. Безопасных нет! Запомни- нет! Оружие всегда должно быть в руках! Даже, когда ты ешь или мочишься. Причем, не просто в руках, а на боевом взводе. Максимум, что ты можешь себе позволить - убрать автомат за спину, когда входишь на базу группировки. Все! Больше с оружием не расставаться нигде! Это понятно?

- Понятно.- Серж кивнул. – Только все это можно было словами объяснить.

- Хорошо, - согласился я. – Объясняю словами: у тебя начался учебный процесс. Тут не школа. Вместо парт – трава, а вместо наглядных пособий – аномалии и мутанты. Приобретение опыта возможно только через собственную боль и ошибки. Если я начну все тебе разъяснять словами, то дальше Свалки мы, вернее ты, не уйдешь. Очевидные для меня вещи тебе непонятны, и на их разжевывание уйдет уйма времени. Ребенку нельзя объяснить, почему не стоит прикасаться к горячему, ему надо дать попробовать. Только тогда он поймет. Я могу тебе сто раз говорить, как выглядит и чем опасна та или иная аномалия. Ты, я не сомневаюсь, это поймешь. Но, понять мало, надо прочувствовать. Чувство это должно в тебя впитаться. А без боли такого не достичь никогда. Повторяю: никогда! Поэтому, если условия обучения тебя не устраивают, расходимся сразу. Свою жизнь лишний раз подвергать опасности я не согласен. Ясно?

- Я все понял, Крохаль, извини меня. Я могу взять оружие?

Растет парень! Прямо на глазах взрослеет. Молодец! Я кивнул. Серж принялся сортировать вновь обретенные стволы: зарядил и впихнул в кобуру на бедре ПМ, закинул за спину «Гадюку», взял в руки помповик.

- Сталкер Серж к выходу готов! – бодро отрапортовал он после этого.

Я критически осмотрел снаряжение, заставил Сержа попрыгать – ничего не звякало, проверил крепление подсумков и ремней разгруза. Все было отлично подогнано. Действительно – «готов». Только надо внести еще ясность. Я снял с шеи свой медальон и показал его Сержу.

- Смотри, это – медальон сталкера. – стальная пластинка вращалась на цепочке, посверкивая отраженным светом. – Мне его дал в свое время мой учитель - Охотник. У тебя такого нет, и получить его ты можешь лишь от меня. Только тогда ты будешь иметь право назвать себя «сталкер». До того ты - отмычка. Ты идешь впереди ведущего и выполняешь все его команды, не спрашивая. Если ведущий приказывает тебе идти прямиком в аномалию, значит, ты крестишься и делаешь шаг вперед. Ясно?

- Угу, - Серж поджал губы и кивнул. Перспектива лезть в аномалии его не радовала.- Только я неверующий.

- Все люди верят во что-то. Одни – в Иисуса, Магомета или Кришну, другие – в то, что первые ошибаются. Однако, сейчас не время для теологических дискуссий. Пора выходить. Двинулись!

Мы вышли на центральную площадь «Ростока». Серж собрался было идти через ангар к выходу на Свалку, но я его остановил.

- Ты завтракал? –вопрос мой поверг Сержа в изумление. Такой заботы, после утреннего разноса, от меня он не ожидал.

- Нет, а что?

- А то, - я повернулся и пошел в сторону бара. – Запомни, перед выходом обязательно плотно поешь и хорошенько очисти кишечник. Неизвестно, когда тебе придется сделать это снова. Один мой приятель, хирург, говорит: «Есть три правила, которые должны соблюдать хирурги: первое – перед операцией съедай полфунта мяса; второе – если можешь, спи на дежурстве; третье – если хочешь спать спокойно, спи со своей операционной сестрой». Второе и третье к нам не относится, а вот первое забывать не стоит никогда.

Следуя заветам мудрого врача, мы с Сержем плотно перекусили и вышли с территории завода уже в начале девятого. Блокпост и ров перед ним остались позади. Перед нами лежала старая асфальтовая дорога, на которой две недели назад мы с Сержем встретились. Дождь прекратился, но за ночь он успел размыть землю и превратить ее в некое подобие клея. Небо продолжало хмуриться, однако местами, в разрывах туч, проглядывала голубая высь. Деревья на ветру шелестели пожухлой листвой, вопреки всем законам природы оставляя ее на своих кронах. Где-то вдалеке виднелись холмы, местами подернутые дымкой. Словом – обычный пейзаж вечно осеней Зоны.

Серж шагал метрах в трех впереди, пристально оглядывая окрестности. ПДА его был отключен. Нечего! С электроникой каждый дурак аномалию найдет. Дробовик в руках отмычки покачивался в такт движения. Судя по всему, Серж готов был отразить нападение кого угодно. Герой, понимаешь! Вокруг было тихо, только собаки выли далеко в стороне.

Вскоре мы дошли до холмов. Серж продолжал двигаться впереди, ведя наблюдение за окружающим пространством. Я потер обожженную в свое время щеку. Пора начинать обучение новичка.

- Поверни на час. – сказал я и приостановился, отпуская сталкера немного вперед.

Серж остановился, скорректировал маршрут и двинулся в указанном направлении. Небольшой «Трамплин» лежал точно на его пути. До аномалии оставалось метров десять. Я уже начал ощущать ее приближение. Пальцы похолодели и по ним побежали мурашки – верный признак аномального поля. Еще бы научиться различать по ощущениям типы аномалий, тогда даже детектор с собой можно не бать. Но, это, как говориться, недостижимый идеал. Хотя, рассказывают, Призрак так и ходил. Пока не пропал…

В сырой атмосфере аномалия просматривалась довольно отчетливо, особенно, если знать, что ищешь. Нижние слои воздуха слегка подрагивали, создавая иллюзию движения земли под ними. Только, увидеть это может лишь наметанный глаз. Новичок, скорее всего, такую странность воздуха не заметит.

Я взял в руки болт и нагнал Сержа. До «Трамплина» оставалось метров пять. Несильно размахнувшись, я кинул маркер в центр аномалии. «Трамплин» хлопнул и отправил болт высоко в небо. Серж остановился как вкопанный. Еще бы! Когда у тебя под носом что-то улетает в неизвестность, поневоле замрешь.

- Это что сейчас было? – Серж повернулся ко мне.

- Это, ты один раз умер только что, – я встал рядом и закурил. – Аномалия «Трамплин». Странное гравитационное искажение. Любой объект, попадающий в него, отправляется в дальний путь, причем, направление полета, обычно, непредсказуемо. Этот «Трамплин» я хорошо знаю, он всегда вверх выстреливает. Если бы сделал еще несколько шагов, то полетел бы вместо болта. Как обнаружить «Трамплин» без детектора?

- Понятия не имею. – Серж был ошеломлен. –А как?

- Ты всегда внимательно смотри за движением воздуха возле земли. «Трамплин» его как бы перемешивает. Особенно хорошо это заметно, когда влажно. Еще эту аномалию выдает относительно чистое пространство. Понимаешь? Что можно, «Трамплин» выбрасывает, как тот болт. Да и вообще, первым признаком практически всех гравитационных аномалий является обозначенная поверхность. Если это «Трамплин», значит – очищенный круг; «Воронка» или «Комариная плешь» - продавленный немного грунт, так как это зона с повышенной гравитацией; «Карусель» - спирально закрученная трава и ближайшие кусты. Возможен вариант, когда мощная «Плешь» подтягивает к себе близлежащие предметы. Тогда она становится похожа на кучу спрессованного мусора. Таким образом, любая окружность, которую ты видишь на земле, может быть гравитационной аномалией. Почему, кстати, окружность?

- Наверное, у аномалии есть центр, - немного подумав ответил Серж. – От центра к периферии напряженность снижается, получается круг. Так?

- Молодец, соображаешь! – похвалил я и отправил окурок в «Трамплин». Тот в очередной раз хлопнул, и огонек, как маленькая ракета, устремился в небеса. – Пошли дальше.

Пока дорога шла через холмы, Серж успел заметить еще два «Трамплина» и одну «Плешь». Болт, кинутый в эту аномалию, провалился в глину, будто в воду, что произвело должное впечатление на новичка. Должно быть, он представил, что в такой аномалии происходит с человеком. Рядом с аномалией лежал артефакт – «Кровь камня». Серж подобрал его и упаковал в контейнер. Глаза отмычки светились, будто он нашел невесть какую редкость. Ничего, пусть порадуется первому хабару. Остальной ему не достанется: не за «спасибо» же я снаряжение для него покупал.

Не люблю я, когда дорога идет между холмами – оттуда тебя кто угодно достать может, хоть кабан, хоть мародер. Но, до Свалки другого пути нет. По холмам обходить долго и опасно – много аномалий и повышенный радиационный фон. Костюм, конечно, от радиации спасет, только его после рейда мыть придется – радиоактивная пыль сама по себе с ткани не исчезнет. Да и годовую норму радиации еще никто не отменил. Кроме того, сегодня, например, на холм по мокрой глине просто не влезешь. Через Долину на Свалку тоже не выйдешь – там на подходах болота. Идти затруднительно, да еще с новичком. А добираться на Свалку через Янтарь и «Агропром» - просто верх глупости. Зомби и военные тебе основательно жизнь попортят. Поэтому, с «Ростока» на Свалку только один путь – между холмами.

По ту сторону холмов стоит всем известный блокпост «Долга». Он прикрывает дорогу от мародеров и прочей нечисти. Надо сказать, «Долговцы» работают на совесть. Периодически, стада кабанов идут со стороны Темной долины. У них там лежбище. Но, иногда, на свинок что-то находит, и они прут лавиной вперед, не разбирая дороги. Причем, такие странные миграции не обязательно связаны с Выбросом. Почему-то, основное направление гона приходится как раз на ложбину между холмом, по которой идет дорога к «Ростоку». Кабаны упираются в блокпост и гибнут сотнями от пуль «Долга». Тот факт, что в районе завода кабанов еще не видели, говорит о многом.

Мы были уже на подходе к блокпосту, когда над нашими головами раздался вой и могучее рыканье. Я вскинул автомат на звук. Серж последовал моему примеру. Увиденное меня очень сильно огорчило.

На холме, помахивая лохматым хвостом, стояло черное чудовище, размером с хорошего волкодава. Не знаю, с кем можно сравнить чернобыльского пса. Если видели настоящего алабая, тогда некоторое представление получите. Правда, в отличие от среднеазиатской овчарки, у чернобыльца длинный лохматый хвост и чуть короче морда, больше смахивающая на бульдожью. Эдакий зубастый теленок. Следовало учитывать еще и тот факт, что чернобыльцы редко ходят одиночками. У этих порождений ядерной зимы достаточно ума и телепатических способностей, что бы контролировать небольшую стаю слепых собак. С возрастом количество подконтрольных особей может возрастать. По слухам, однажды была уничтожена стая аж из пятидесяти слепцов, которых держал один чернобылец.

Серж смотрел на собаку и не понимал, что нас ждет в ближайшем будущем.

Воющий чернобыльский пес на горе - крупные неприятности даже для группы сталкеров. Вой – сигнал к атаке. Скорее всего, нас уже взяли в плотное кольцо, пока мы двигались по дороге. Собаки обошли нас по холмам, поэтому детектор жизненных форм их и не зафиксировал. Стратег чертов: занял господствующую высоту и, теперь, будет наблюдать, как его вассалы рвут нас на куски. Ну, вот уж фиг тебе, просто так вам нас сожрать не удастся! Еще посмотрим, кто кого!

- Серж, слушай внимательно. Сейчас тут будет собачье побоище. Стрелять из дробовика только в упор. Постарайся кинуть пару гранат, если собаки пойдут стаей, заодно и потренируешься. Понял меня?

- Все ясно, -голос напарника был сиплым, будто с перепоя.- Откуда пойдут?

- Сейчас увидим,- я зарядил подствольник. –Встали спиной к спине, лицом к дороге!

Мы заняли позицию для обороны. Какую-нибудь бетонную стену бы сюда, тогда шансы наши возросли многократно. А сейчас каждому придется контролировать довольно большой сектор. Ну, ничего не попишешь, бой надо принимать там, где он тебя застал.

Как там учил инструктор? «Стреляй в командира»? Так и поступим. Я вскинул автомат и разрядил гранатомет в вершину холма, где стоял чернобылец. Взрыв накрыл нужную точку, только пса на ней уже не было: он успел отпрыгнуть за гребень и уже оттуда дал сигнал к атаке.

Спереди и сзади раздалось многоголосое взлаивание. Началось!

Я перезарядил подствольник и достал из подсумка ручную гранату. Краем глаза я еще успел заметить, как Серж тоже вынул две гранаты: одну взял в руку, другую положил на дорогу возле себя. Молодец, парень, соображает, что к чему.

Лай приближался, но собак видно еще не было. Изгибы дороги спереди и сзади закрывали нам обзор. Свободного пространства между ними было метров сто пятьдесят, и мы стояли ближе к Свалке. Здесь до поворота оставалось около пятидесяти метров. Этот участок контролировал Серж. Тут, только, до меня дошло: собаки не могут атаковать нас с крутых скользких склонов. Чернобылец, несомненно, отличный стратег: загнал нас туда, откуда мы не могли уйти в сторону. Но, по этой же причине, напасть на нас можно было только спереди и сзади. Не знаю, хорошо это или плохо, но некоторая уверенность у меня появилась.

- Пойдут спереди и сзади, на холмах скользко, - Серж, видимо, пришел к таким же выводам, что и я. – Это хорошо?

- Поди-ка, угадай! - я действительно не знал, как это. – Отбиваемся, и все!

Одновременно с двух сторон показались собаки. Мы с Сержем, не сговариваясь, приняли положение для стрельбы с колена. Я выстрелил из подствольника. Собаки метнулись в разные стороны и, оскальзываясь на мокрой глине, оттянулись за холм. Ни одна от взрыва не пострадала. Я обернулся и посмотрел, как там Серж.

У него, надо сказать, дела обстояли получше. Первую гранату он закинул в хвост стае, а вторую бросил перед ней. Взрывы прозвучали практически одновременно, накрыв несколько тварей. Ай да стажер! Грамотно сработал! Собаки откатились, оставив на дороге дергающихся собратьев. Что же, первую атаку отбили.

- Не расслабляться! - я снял с плеча дробовик и положил его рядом с собой.- Сейчас вторая волна пойдет!

В ответ на мои слова на холме вновь раздался вой. А поднял глаза на звук. Ах ты ж, зараза! Чернобылец смотрел на нас сверху и, казалось, посмеивался. Наполеон долбаный! Хочешь руководить боем? А вот хрен тебе по всей морде, а не наблюдение за театром военных действий! В голове у меня созрел план.

- Серж, сейчас опять пойдут. Ты готов?

- Всегда! – Сержу, похоже, начинало нравиться побоище. Ладно, лишь бы не трусил.

Я зарядил в подствольник картечный заряд и приготовился отражать следующую волну. Она не заставила себя ждать. Вожак на холме завыл, и тут же из-за поворотов послышался лай.

Поехали! Как только собаки выскочили из-за склона, я развернулся и дал длинную очередь по холму. Чернобылец злобно гавкнул и скрылся за склоном. За моей спиной раздались выстрелы дробовика и визг мутантов: Серж вступил в бой. Исчезновение руководителя привело стаю в некоторое замешательство. Собаки продолжали наступать на нас, но как-то вяло. Видимо, уже поняли, что ничего хорошего им тут не светит. Однако, приказ на атаку оставался в силе.

На меня бежало штук пять мутантов. Еще две держались немного позади. Когда до собак оставалось метров десять, я разрядил в их сплоченные ряды подствольник. Картечь смела двух собак и еще двух основательно покалечила. Оставшиеся три мутанта немного отступили и остановились в нерешительности. Для острастки я выстрелил по ним длинной очередью, не надеясь, впрочем, попасть. Мутанты испуганно отбежали. Только раненые не могли этого сделать: у одной собаки был перебит хребет, и она отползала, волоча задние лапы, вторая пыталась ускакать от меня на трех конечностях, оставив на поле боя правую переднюю лапу. Я не позволил им этого сделать и прервал мучения мутантов двумя короткими очередями. Затем сбросил почти опустевший магазин и достал из подсумка следующий. Клацнула защелка, и рожок занял положенное ему место.

Сзади меня раздался крик, и я обернулся, готовясь отразить нападение. На Сержа неслись два чудовища, а он пытался трясущимися руками зарядить дробовик. Патроны сыпались на дорогу, собаки быстро приближались, Серж паниковал. Я подхватил с земли свое ружье и выстрелил в наступающих тварей. Вреда от этого им было ни на грош, однако собаки заметались, и скорость их заметно снизилась. Я впихнул ружье в руки остолбеневшего Сержа и развернулся в свою сторону.

Вовремя! Мои собаки уже оправились от пережитого шока и вновь пошли в атаку, построившись «свиньей». Как шведы на Чудском озере, право слово! Я чувствовал себя Александром Невским. Жалко только, что под рукой у меня не было засадного полка, который мог бы ударить в бок наступающему клину. Да и подтаявшего льда, на который можно было бы загнать мутантов, поблизости тоже не наблюдалось.

Из размышлений о невозможности повторения Ледового побоища меня вывел лязг передергиваемого затвора, затем – грохот выстрела и визг собаки. Серж поборол свою панику и продолжил уничтожение мутантов. Так, глядишь, он меня по трофеям обгонит! Негоже!

Собачий клин был уже рядом. Стреляя веером от живота, я скосил переднего слепца и подранил левого. Оставшийся невредимым мутант прыгнул на меня. Очередь прошла под его брюхом, не принеся собаке вреда. Времени выстрелить второй раз уже не было. В голове мелькнула только одна мысль: «Не успеваю!». Собака почти коснулась меня своими кривыми когтями, года над моим ухом прогремел выстрел. Мутанта снесло с траектории, и он рухнул на искалеченное тело одной из нападавших тварей.

Придерживая руками гудящую голову, я оглядел поле боя. Живых мутантов поблизости не было. Справа от меня стоял, опираясь на дробовик, Серж и что-то пытался сказать. Вот только я его не слышал. Звон, поселившийся в моей голове в момент выстрела, не желал покидать обжитое место. Меня пошатывало, и в глазах вставала муть. Ощущение, будто чем-то тяжелым по голове стукнули.

Серж продолжал что-то мне втолковывать, возбужденно размахивая руками. Что он от меня хочет, все-таки? Я потряс головой. Муть в глазах и звон в ушах прекратились. Стремясь занять освободившееся место, в голову пришла боль, и прочно обосновалась в затылке. Вот, контузии мне еще не хватало для полного счастья! Все симптомы были налицо. Оставалось только дождаться тошноты, которая вот-вот должна была подкатиться. Нет, так дело не пойдет. Я вынул аптечку и, покопавшись в ней, достал бурую таблетку армейского стимулятора, изобретенную как раз для такого случая. Кинув ее под язык, уже через несколько секунд я почувствовал облегчение. Ко мне вернулась способность понимать обращенную речь, чем я немедленно воспользовался.

- Что ты от меня хочешь? – скрипучим голосом спросил я Сержа. – Только не кричи и говори медленно, я еще не отошел от твоего выстрела. Кстати, спасибо, собаку ты грамотно снял.

- Пожалуйста! – излишней скромностью Серж не страдал. – Что с тем черным псом делать будем?

Точно! Про чернобыльца-то я забыл совсем! Я проследил за рукой Сержа и увидел на холме собачьего полководца. Тот сидел, помахивая хвостом, и с нескрываемой злостью нас рассматривал. Ему только бинокля не хватало, чтобы походить на разгромленного генерала, обозревающего свои отступающие порядки. Такого врага за своей спиной оставлять никак нельзя.

- Сейчас урегулируем! – я зарядил подствольник и направил его в сторону холма.

- Как?

- У тебя гранаты еще остались?



- Да, а что?

- До холма докинешь?

Серж прикинул расстояние, взял в руку гранату, подкинул, потом уверенно ответил:

- Даже перекину!

- Отлично, как скажу, кидай на ту сторону. Только постарайся попасть в район собаки.

Серж кивнул, давая понять, что прекрасно понял задание. Я прицелился в склон холма под лапами чернобыльца. Тот, в свою очередь, поднялся с пятой точки и, ощетинившись, уставился на нас. Время терять было нельзя – еще чуть- чуть и собака уйдет.

- Кидай!

Серж, будто подающий в бейсболе, сложился, согнул ногу и правой рукой выбросил гранату из-за головы. Такой техники броска, признаться, я еще не встречал. Граната начала описывать высокую дугу, конец которой находился за гребнем холма. Чернобылец, как завороженный, следил за ее полетом, не понимая, в чем тут дело. Я тоже следил, но мысли мои были о другом. Дождавшись, когда граната пойдет на снижение, я выстрелил по холму из подствольника. Это пес уже мог понять. Он метнулся за гребень и взрыв на склоне прогремел впустую. Однако, уходя от моего выстрела, чернобылец угодил как раз под разрыв гранаты Сержа. С этой стаей было покончено.

Я еще раз оглядел поле боя, достал нож и принялся срезать хвосты с убитых слепых собак. Серж брезгливо посмотрел на эти действия, но присоединился ко мне.

Всего мы добыли восемь хвостов, остальные были безнадежно испорчены. Трофеи я сложил в свой рюкзак, чему Серж был несказанно рад.

Хвосты слепых псов не очень дороги, но, все же, имеют некоторую ценность. Глупо бросать на дороге то, что может быть обращено в полезные вещи. Торговцы на Кордоне, тот же Сизый, например, с большой охотой их скупают. Зачем, правда, неизвестно. Может, потом на сувениры продают. Ну, это, собственно, уже личная прихоть барыг, что с хабаром делать. Мне же интересно с них деньги получить. За восемь хвостов слепого пса можно купить немного патронов или других необходимых припасов. Поужинать, опять же.

После боя Серж все еще не мог успокоиться. Руки его мелко подрагивали, и сигарета, которую он неумело прикуривал, ходила ходуном в бледных губах. Ничего, это, всего лишь, адреналин. Пройдет время, Серж привыкнет и перестанет обращать внимание на смерть, которая подстерегает тебя за каждым кустом. Главное, этот момент не упустить. Иначе, привычка к опасности притупит восприятие. Вот тут-то и настанет конец. Скорый и безжалостный. Зона на такие вещи мастерица.

Я тоже закурил и, выпуская дым в небо, постепенно приходил в себя. Привычка, конечно, дело нужное, но физиологию еще никто не отменял. Надо выждать немного, пока нервы успокоятся. Кстати, подведем итог: Серж прошел боевое крещение, боеприпасов мы потратили относительно немного, отбились от большой стай слепых псов, набрали хвостов на продажу. Если считать в денежном эквиваленте, то мы в нулях. Прибыли, особой не получили, но и потратились не сильно. Уже хорошо.

Я посмотрел на Сержа. Тот стоял, смоля сигарету, будто школьник, прячущийся от учителя: зажав тремя пальцами и не затягиваясь, а только быстро набирая дым в рот и тут же его выплевывая. Вторую руку Серж держал на рукоятке своей «Гадюки», водя стволом из стороны в сторону. Палец лежал на спусковом крючке, а оружие было снято с предохранителя. Нет, так не годиться, надо немного поучить отмычку, сейчас самое время.

- Серж, с почином тебя! Молодец, хорошо поработал.

Сталкер посмотрел на меня и зарделся, будто маков цвет. Улыбка расплылась от уха до уха. Казалось, еще немного, и линия рта расколет голову пополам, так широко Серж улыбался. Портить настроение ему не хотелось, однако обстоятельства требовали того.

- Итак, скажи мне теперь, дорогой охотник за драной псятиной, где ты облажался сегодня? А?

Улыбка сползла с лица Сержа, будто простыня с памятника упала. Он нахмурился и принялся лихорадочно думать, где мог ошибиться.

- С дробовиком? – Серж, скорее утверждал, а не спрашивал.

- Угу, именно с ним. В другой раз, если видишь, что не поспеваешь, бросай ствол и бери запасной. Мы тебе «трещетку» зачем купили? – я указал пальцем на «Гадюку». – Чтоб она у тебя за спиной мертвым грузом висела? Тогда, давай пудовую гирю привяжем: и дешевле и пользы больше.

Серж проникся глубиной мысли и ничего не ответил, а только посмотрел на меня виновато. Э-э-э, нет, погоди, урок еще не окончен. Я подошел ближе и неожиданно надавил отмычке на указательный палец, тот, что лежал на курке пистолета-пулемета. Раздалась короткая очередь. Серж опешил. Явно не понимая, зачем все это, он уставился на меня.

- Не всосал? – я наклонил голову и посмотрел на напарника? Тот замотал головой, пытаясь сообразить, к чему бы это я.

- Палец на спусковом крючке не держи никогда, чтобы случайно не выстрелить. Мало ли что…

- А как же иначе? – недоуменно спросил Серж.- Ты же сам говорил, что оружие должно быть всегда наготове. Вот я и держу его.

- Наготове к чему? – уточнил я.

- К бою.


- Вот именно, «к бою». А не к бездумной случайной стрельбе. Палец на спусковом крючке вне перестрелки – нарушение техники безопасности при обращении с огнестрельным оружием. Ты можешь случайно выстрелить и кого-нибудь подранить. Хорошо, если этим кем-то окажется бандит или мутант. А если «Долговец»? Что делать будешь?

Серж внял моим словам и убрал палец. Теперь он держал оружие, полностью обхватив кулаком рукоять.

- Опять неверно! – я ухмыльнулся. – Как стрелять теперь будешь?

Пока Серж показывал как, я успел приставить автомат к его голове. Причем, палец мой лежал на курке. Увиденное произвело впечатление на Сержа. Он отвел «Гадюку» в сторону и заглянул в дуло моего «Калаша». Я опустил ствол.

- Смотри сюда, - я развернул автомат боком к Сержу и показал правильное положение пальца. – Так, только так, нужно держать оружие. Кулак плотно обхватывает рукоятку, а указательный палец, или чем ты там стреляешь, лежит на боку автомата, над спусковым крючком. Так ты и случайно не выстрелишь, и до курка дотянуться успеешь всегда. И еще, когда стреляешь, локоть в сторону не отводи – отстрелят нахрен. Всегда прижимай его к боку.

Урок окончился совершенно неожиданно. ПДА завибрировал и сказал, что к нам со стороны Свалки приближается группа из четырех человек. Судя по всему – патруль «Долга», выдвинувшийся выяснить, что тут за война рядом с блокпостом.

С «Долгом» одиночка не воюет, это закон, который нарушать не следует. Однако, приближающаяся группа могла оказаться и не «Долговцами». Тогда, ухо требуется держать востро. Это, кстати, всегда полезно. И не только в Зоне.

Мы с Сержем заняли позиции по сторонам от дороги и взяли поворот на прицел. За холмом послышались шаги, потом все стихло. Через несколько секунд раздался голос из-за поворота:

- Эй, сталкеры, назовитесь!

- Сначала ты, - я решил поиграть, хотя мне уже было понятно, кто сейчас покажется, ибо голос Лехи Ледокола, командира отделения в «Долге», не узнать сложно. Ничего, пусть Серж посмотрит, как происходят встречи сталкеров на узкой дорожке. Потом, наверняка, пригодится.

- Сталкер, ты офигел?! – голос Ледокола изменился: Леха тоже узнал меня. Еще бы, столько водки вместе выпить! Но, он принял условия игры. – Назовись, мать твою, иначе прямо здесь тебя похороним!

- Попробуй! – я задорно улыбнулся Сержу, который напряженно глядел на поворот сквозь дугу прицела.

- И пробовать нечего. Нас четверо, а вас двое. Массой задавим. Так что назовитесь! И оружие на землю положите, раз такие шустрые.

- Ага, сейчас! Может, мне еще до пояса раздеться и «Барыню» сплясать?

- Оставь свои педерастические шуточки при себе сталкер. С тобой говорит командир отделения «Долга». Звать меня Ледокол. Слыхал, наверное? Поэтому повторяю, если сейчас же не сложите оружие, будете уничтожены на месте. Ясно?

- Ясно! Чего же не ясно? – я знаками показал Сержу, чтобы оружие он не убирал, но стрелял только в самом крайнем случае. Надеюсь, он меня понял. – Эй, Ледокол, меня Крохаль зовут. Знаешь?

- Знаю! – судя по голосу, Ледокол пытался задавить смех.

- Предлагаю такой вариант: ты и я без оружия встречаемся на дороге. И поговорим. Идет?

- Не дорос ты еще, Крохаль, чтобы мне условия диктовать. Ну, да Зона с тобой! Учитывая твои недавние подвиги на «Арене», я согласен. Двинулись?

- Двинулись! – я бросил автомат Сержу и пошел по дороге.

Навстречу из-за поворота, довольный собой, вышел Ледокол. Сойдясь, мы пожали руки и обнялись. Потом я подозвал Сержа и представил его Ледоколу.

- С собачками поругались? – Ледокол окинул взглядом дорогу позади нас. – Без потерь?

- Нормально все, - я повел плечом. – Отмычка, вот, моя отличилась: собачку прямо с плеч у меня снял.

- Молоток! – Леха одобрительно похлопал Сержа по плечу. – Первый выход?

- Первый, - скромно ответил Серж.

- Толк будет, - тоном знатока поведал Леха. – Пошли, до поста провожу.

В сопровождении группы Ледокола мы дошли до границы Свалки, где стоял блокпост. Там нас встретил отряд, дежуривший сегодня на КПП. Основная масса «Долговцев» сидела под тентом у вагончика слева от дороги, прячась от начавшего накрапывать дождя. Я, Серж и Ледокол зашли внутрь бытовки. Там тоже было сыро, однако, с крыши не капало, что создавало некоторый комфорт.

Время приближалось к обеду. Леха открыл шкафчик и достал оттуда НАТОвский сухпай. В качестве ответного жеста, я вынул из рюкзака плитку шоколада и три фруктовых брикета.

За едой обменялись информацией. Хотя, я больше слушал, чем говорил, так как особо нового мне рассказать было нечего.

Ледокол поведал, как вчера его патрульный отряд нарвался на засаду мародеров. Видать, ребята совсем без ума были, раз рискнули напасть на «Долговцев». Тех отморозков, конечно, покрошили в мелкий винегрет, однако бандиты успели подранить двоих бойцов. Одного из нападавших взяли живым. Применяя форсированные методы допроса, Ледокол выяснил, что местного крестного папу недавно застрелил какой-то залетный, и теперь среди бандитов началась полная анархия и передел территории. Посему, через Свалку идти небезопасно. Правда, утром тут большой метлой прошлись военные, только какие это принесло плоды, судить, пока, было сложно. Такие вот дела происходили в мире, пока я отдыхал после «Арены». Серж слушал наши разговоры и все больше хмурился. Еще бы, ему скоро обратно одному идти.

- Ладно, Ледокол, -сказал я, когда последние крошки были доедены. – Пора нам. Серж проводит меня через Свалку до КПП на той стороне и вернется. Один. К «Ростоку» пропустите?

- Не вопрос, Крохаль, - Ледокол поднялся и отряхнул черный комбинезон. – Только, пусть предварительно сообщит мне. Мы его встретим после ангара. У той разрушенной хреновины с круглыми резервуарами. Понимаешь, о чем я?

- Ага, понял. – я тоже поднялся и сделал знак Сержу выйти. – Дело есть Ледокол.

Серж удалился, оставив нас с Лехой тет-а-тет.

- Чего хочешь? – Ледокол достал из второго шкафа бутылку водки и налил две стопки. – Давай, за тех, кто не с нами.

Мы выпили. Потом я закурил и сказал:

- Ледокол, тут такое дело. Серж – отмычка. Я его себе в напарники готовлю. Это его первый выход. Будет возвращаться, подстрахуйте его. Чтобы он об этом не знал. Хороший он малый, только еще не понимает, что к чему. Жаль будет, если пропадет. Сделаешь?

- Не вопрос, Крохаль. Для тебя – сделаю. У нас на той стороне группа сидит дозорная. Им, как раз, пора возвращаться. Они и проводят. Вы уйдете, я им свистну. Все?

- Все. Спасибо, Леха, с меня кабак.

- А иди ты, Крохаль, куда подальше. – Леха махнул рукой. – Живы будем, погуляем!

Выйдя за пределы блокпоста, я обернулся. Ледокол стоял на дороге и смотрел нам вслед. Хороший он мужик, надежный. И не сноб, как многие в «Долге».

Свалка встретила нас ветром и мелкой дождевой пылью. Под ногами хлюпало, шум деревьев и кустов мешал слушать Свалку. Это мне сильно не нравилось. Приходилось идти медленно, часто останавливаться и осматривать в бинокль подозрительные места.

Дойдя до разрушенного комплекса зданий, слева от дороги, я указал на него Сержу и объяснил, что тут его будут ждать «Долговцы» и проводят потом до блокпоста. Серж внимательно осмотрел бетонные блоки и сказал, что лучшего места для засады придумать нельзя.

- А что поделать? Не в поле же ребятам тебя ждать. Ничего, прорвешься.

В ответ Серж пожевал губами, но промолчал. Затея эта ему не нравилась. Ничего, пусть привыкает к тому, что в Зоне часто приходится нырять в грязь, чтобы остаться с наваром.

Вскоре справа показался ангар со звездой на воротах. Мы остановились, и из кустов принялись обозревать постройку. Ничего подозрительного видно не было, однако, Чутье мне говорило, что лучше мимо него не ходить.

Пришлось забирать сильно влево и обходить ангар через болотце. Серж тихо матерился, меся болотную жижу, но шел упорно, не ропща на тяжелую долю. Пока мы пробирались через болото, дождь прекратился и небо начало стремительно светлеть. Такие изменения погоды возможны только в тропиках и тут, на Проклятой Земле.

Наконец, мы миновали болото и вышли прямиком к кладбищу техники, оставленной после первой аварии. Из зарослей на краю болота отлично были видны трое мародеров, расположившихся в старой сторожевой будке возле ворот могильника. Серж выразительно посмотрел на меня, предлагая разобраться с бандюками. Кровожадный какой, однако! Пришлось ему доходчиво объяснить, что лишний раз в перестрелку лезть не стоит. Пока мародеры нас не видят, лучше их не трогать – неоправданный риск. У меня самого, конечно, чесались руки расстрелять этих мелких сволочей, только я сдерживался. Перестрелка могла привлечь внимание других бандитов, или, что хуже, военных. А Сержу тут одному возвращаться. Хотя, не одному, конечно, «Долговцы» его прикроют, только зачем ребят лишний раз подставлять. Тем более, что Серж про свое сопровождение и знать-то не должен.

Все это я подробно и рассказал Сержу, опуская, естественно, мысли о группе прикрытия. Серж понял и спорить не стал, хотя было заметно, как ему не терпится швырнуть гранату под стену будки. Через некоторое время троица бандитов снялась с точки и понуро побрела в сторону ангара, о чем я не преминул сообщить Ледоколу. Пусть в курсе будет, на всякий случай.

Отпустив мародеров с миром, мы двинулись дальше. По пути я рассказывал Сержу, как ему добираться обратно и что делать в случае критической ситуации. Серж слушал внимательно, не забывая, вместе с тем, крутить головой и запоминать ориентиры.

Аномалий было немного, мутанты нас не беспокоили, поэтому до заброшенного кирпичного здания КПП мы добрались без особых проблем. Не доходя до него с полкилометра, мы свернули с дороги влево к небольшим холмам, между которыми виднелась лощинка.

- Все, пришли. – сказал я через некоторое время. – Тебе дальше не пройти.

- Почему? – Серж остановился и принялся всматриваться вдаль, пытаясь определить непреодолимое для него препятствие.

- На холмах и в лощине, - я указал на свой дальнейший маршрут,- традиционно повышен радиоактивный фон. Начиная от той рыжей крышки старого бункера в твоем костюме делать нечего. А обходить через КПП смысла нет: там постоянно кто-то кучкуется. Причем, не обязательно, что нейтралы. Могут быть и военные. И мародеры. Кто угодно, одним словом. Посему, сейчас ты разворачиваешься и топаешь обратно. Ледоколу я напишу, что ты возвращаешься. Тебя встретят. Ты помнишь где. Если дойдешь до бара, то через неделю, даст Зона, обсудим дальнейшие наши с тобой отношения. А до того, пока!



Я развернулся и зашагал в сторону холмов. Через некоторое время я обернулся и увидел, что Серж смотрит мне вслед, опустив ружье. Я показал ему на свой автомат и сделал вид, будто целюсь в него, а потом махнул рукой. Серж намек понял, поднял ружье, помахал мне на прощанье и направился обратно к «Ростоку». Дойдя до приметной крышки старого, никому не нужного бункера, я вновь обернулся и посмотрел на удаляющегося Сержа. Тот почти дошел до поворота. Через некоторое время он скрылся за кустами. Я развернулся, чтобы пойти к себе домой. В бункер, оставленный мне в наследство Охотником.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Коьрта
Контакты

    Главная страница


«Дурная привычка» Пролог