• _________________________________________________

  • Скачать 355.83 Kb.


    Дата10.01.2019
    Размер355.83 Kb.

    Скачать 355.83 Kb.

    Елка для наследника Тутти




    Виктор яковлев


    Елка для наследника Тутти

    Новогодняя фантазия для театра

    по мотивам сказки Ю. Олеши «Три толстяка»
    Действующий лица:

    Первый Толстяк

    Второй Толстяк

    Третий Толстяк


    Наследник Тутти

    Суок


    Гимнаст Тибул

    Доктор Гаспар Арнери

    Клоуны: Веселый

    Грустный


    Деловой

    Гвардейцы: Офицер

    Первый гвардеец

    Второй гвардеец

    Просперо, Дед Мороз

    Дети в зрительном зале.
    На сцене праздник: яркий свет, музыка и веселье. Горят бенгальские огни, взрываются хлопушки, взлетают змейки серпантина. На площади сказочного города три балаганных клоуна, три маски: ВЕСЕЛЫЙ, ГРУСТНЫЙ, ДЕЛОВОЙ.
    ВЕСЕЛЫЙ. Новый год у ворот –

    ГРУСТНЫЙ. Кто танцует, кто поет!

    ДЕЛОВОЙ. В наш веселый хоровод

    ВСЕ. Приглашаем весь народ!

    ВЕСЕЛЫЙ. Все в костюмах карнавальных,

    Разноцветных платьях бальных,

    ДЕЛОВОЙ. В масках, сказочных плащах,

    Шляпах, перьях, колпаках...

    ГРУСТНЫЙ. И дырявых башмаках!

    ВЕСЕЛЫЙ. Вот идет Звездочет –

    Знает все наперед.

    ДЕЛОВОЙ. Вот при шпаге и усах

    Кот пришел в сапогах.

    ВЕСЕЛЫЙ. Вот плутишка Буратино

    ДЕЛОВОЙ. И Мальвина с носом длинным.

    ГРУСТНЫЙ. У Мальвины нос не длинный,

    Длинный нос у…

    ДЕТИ. Буратино!

    ВЕСЕЛЫЙ. А потом из белой вьюги,

    ГРУСТНЫЙ. А потом из синей ночи

    ДЕЛОВОЙ. Кони в шелковой подпруге

    Разнесут сугробы в клочья,

    ВЕСЕЛЫЙ. И сквозь белую завесу

    ДЕЛОВОЙ. Из-за елочного леса

    ДЕЛОВОЙ. И заснеженных берез

    ВСЕ. К нам приедет…

    ДЕТИ. Дед Мороз!

    ВЕСЕЛЫЙ. Новый год для всех веселье:

    ГРУСТНЫЙ. Наедимся карамели,

    ДЕЛОВОЙ. Нажуемся шоколаду,

    ВЕСЕЛЫЙ. Насмеемся до упаду:

    ВСЕ. Ах-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

    Ах-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

    ГРУСТНЫЙ (вдруг заплакал). А-а-а-а!..

    ВЕСЕЛЫЙ. Ты что?

    ДЕЛОВОЙ. Что с тобой?

    ГРУСТНЫЙ. Хватит!.. Хватит притворяться! Зачем мы все это репетируем?

    ВЕСЕЛЫЙ. Чтобы подготовиться к празднику.

    ДЕЛОВОЙ. К встрече Нового года.

    ГРУСТНЫЙ. Вы же знаете, что никакого праздника не будет.

    ВЕСЕЛЫЙ и ДЕЛОВОЙ (переглядываются). Это почему?

    ГРУСТНЫЙ. Городом правят Три Толстяка – праздников мы не видали пока. И как только приходит Новый год, нас опять заставляют петь старую песню:

    Толстякам поем мы славу,

    Тот, кто толстый, тот и главный…

    ВЕСЕЛЫЙ и ДЕЛОВОЙ (привычно подхватывают).

    Ты толстяк, и я толстяк,

    Кто не толстый – тот дурак!
    ГРУСТНЫЙ плачет пуще прежнего.
    ВЕСЕЛЫЙ. Ну что, скажем ему?

    ДЕЛОВОЙ. Нет, ему нельзя.

    ВЕСЕЛЫЙ. Думаешь, проболтается?

    ДЕЛОВОЙ. Ты же видишь – он совсем притворяться не умеет.

    ВЕСЕЛЫЙ. Жалко его.

    ДЕЛОВОЙ (зрителям). Ну что, пожалеть его?

    ДЕТИ. Да!

    ДЕЛОВОЙ. А вы-то сами жалеете, если кто плачет?

    ДЕТИ. Да!

    ВЕСЕЛЫЙ. Вот видишь, всегда надо жалеть, если кому-то плохо.

    ДЕЛОВОЙ. Ладно, рискнем. Эй, рева-корова, иди сюда.

    ГРУСТНЫЙ. Я – не корова-а-а!.. (Плачет так, что фонтанчики из глаз.)

    ДЕЛОВОЙ. Ну хватит, хватит реветь, послушай…

    ВЕСЕЛЫЙ. Только это тайна!

    ДЕЛОВОЙ. И про это никто-никто не должен знать.

    ГРУСТНЫЙ. Про что про это?

    ДЕЛОВОЙ. Будет тебе и Дед Мороз, и Снегурочка, и настоящий Новый год.

    ГРУСТНЫЙ. А Три Толстяка?

    ВЕСЕЛЫЙ. А Трех Толстяков не будет!

    ГРУСТНЫЙ. А-а… Это я уже слышал: власть Трех Толстяков кончится, как только придет Дед Мороз, а Дед Мороз не придет, пока не кончится власть Трех Толстяков… Нет уж, я лучше поплачу всласть, может, легче станет.

    ВЕСЕЛЫЙ. Да погоди ты!

    ДЕЛОВОЙ. Дед Мороз потому не может прийти в наш город, что у нас елки нет!

    ГРУСТНЫЙ. Елки запрещены указом Трех Толстяков. И все праздники в нашем городе толстяковские: День рождения Первого Толстяка, День рождения Второго Толстяка, День рождения Третьего Толстяка, а вместо Нового года День рождения Всех Трех Толстяков! «Толстякам поем мы славу…» Надоело, противно! (Опять в рёв.)

    ВЕСЕЛЫЙ. Вот заладил!

    ДЕЛОВОЙ. Ты знаешь, что недалеко от города есть большая еловая роща?

    ГРУСТНЫЙ. Да это все знают, а что толку! Приближаться к елкам запрещено указом Трех Толстяков. А кто осмелится – запрут в железную клетку, а то и совсем отрубят голову.

    ДЕЛОВОЙ. Так вот, сегодня ночью оружейник Просперо и гимнаст Тибул…

    ГРУСТНЫЙ. Оружейник Просперо – это кто?

    ДЕЛОВОЙ. Его пока не все знают, он появился у нас недавно. Так вот, этот самый Просперо и Тибул отправились в еловую рощу и обязательно…

    ГРУСТНЫЙ. А гвардейцы! Их же схватят!

    ВЕСЕЛЫЙ. Пусть попробуют – оружейник Просперо ого-го, какой сильный, с ним ни один гвардеец не справится!

    ДЕЛОВОЙ. А гимнаст Тибул ого-го, какой ловкий, его никакие гвардейцы не поймают.

    ГРУСТНЫЙ. И у нас будет елка?!

    ВЕСЕЛЫЙ. Он еще сомневается!

    ГРУСТНЫЙ. Настоящая?

    ВЕСЕЛЫЙ. Самая, что ни на есть! Такая, знаешь, зеленая, как деревья летом.

    ДЕЛОВОЙ. И иголочки на ней такие…

    ВЕСЕЛЫЙ. Много!

    ГРУСТНЫЙ. Чего много?

    ВЕСЕЛЫЙ. Иголочек. Видимо-невидимо!

    ДЕЛОВОЙ. Как на небе звезд!

    ВЕСЕЛЫЙ. Нет, бо-ольше!

    ДЕЛОВОЙ. Нет, столько же!

    ВЕСЕЛЫЙ. Больше!

    ДЕЛОВОЙ. Ну, может быть, немножко больше.

    ВЕСЕЛЫЙ. А пушистая!

    ДЕЛОВОЙ. А душистая!

    ВЕСЕЛЫЙ. Словом, такой ни у кого не было!

    ДЕЛОВОЙ. Ни-ког-да!

    ГРУСТНЫЙ (детям). И Дед Мороз приедет?

    ДЕТИ. Да!

    ВЕСЕЛЫЙ. Да просто пусть попробует не приехать!

    ГРУСТНЫЙ. И Снегурочка?

    ДЕТИ. Да!

    ДЕЛОВОЙ. Куда ж он без нее, это уж как водится: куда он – туда она.

    ВЕСЕЛЫЙ. Нет, куда она – туда он…

    ДЕЛОВОЙ. Нет, сначала он…

    ВЕСЕЛЫЙ. Нет, сперва она… (Заспорили.)

    ГРУСТНЫЙ. Так чего же мы не репетируем?

    ВЕСЕЛЫЙ и ДЕЛОВОЙ. Что?

    ГРУСТНЫЙ. Если впереди настоящий Новый год – надо же готовиться, репетировать!

    ДЕЛОВОЙ. А мы и репетируем.

    ВЕСЕЛЫЙ. Ты же сам нас отвлекаешь!

    ГРУСТНЫЙ. Хватит спорить! Приготовились, начали!

    ВЕСЕЛЫЙ. Новый год у ворот –

    ГРУСТНЫЙ. Кто танцует, кто поет!

    ДЕЛОВОЙ. В наш веселый хоровод

    ВСЕ. Приглашаем весь народ!

    ТИБУЛ. Привет, ребята! А у вас здорово получается. Когда это вы успели выучить?

    ВСЕ. Тибул!

    ВЕСЕЛЫЙ. Ну, что?

    ДЕЛОВОЙ. Получилось?

    ГРУСТНЫЙ. Где она?

    ТИБУЛ. Тише, ребята, тише! Мы пока еще не хозяева в своем городе, нас могут подслушать. Смотрите! (Достает еловую ветку.)

    ВСЕ. Ах!

    ВЕСЕЛЫЙ. Настоящая!

    ДЕЛОВОЙ. Живая!

    ВЕСЕЛЫЙ. А как пахнет!

    ДЕЛОВОЙ. Ой! И колется!

    ГРУСТНЫЙ. Но ведь это всего только веточка, а где же остальная елка?

    ТИБУЛ. Да, всего лишь веточка, но она настоящая. Мы с Просперо и друзьями уже добрались до еловой рощи и уже выбрали самую красивую ёлку, но тут из-за кустов повыскакивали гвардейцы. Вы бы видели, как Просперо раскидывал их одного за другим! Тогда они все, как один, кинулись на него, и мы смогли убежать. Я только успел сорвать одну-единственную ветку.
    Слышны выстрелы, крики.
    Ага, кажется, они приближаются.

    ГРУСТНЫЙ. Кто?

    ТИБУЛ. Гвардейцы. Я не думал, что они так быстро доберутся до города. Придется прятаться.

    ДЕЛОВОЙ. Скорее залезай на дерево!

    ВЕСЕЛЫЙ. Ищейки редко поднимают голову.

    ТИБУЛ. А вы спрячьте еловую ветку. Нельзя, чтобы она попала к толстякам.


    Залезает на дерево.
    ВСЕ. Толстякам поем мы славу,

    Тот, кто толстый, тот и главный.

    Слава вам и слава нам,

    Слава толстым толстякам!


    Выбегают ОФИЦЕР и ГВАРДЕЙЦЫ.
    Офицер. Где он?

    ВСЕ. Кто?



    ОФИЦЕР. Бросьте валять дурака, шуты гороховые! Где гимнаст Тибул? Он преступник и должен сидеть в клетке!

    ВЕСЕЛЫЙ. Мы не видели никакого Тибула.

    ДЕЛОВОЙ. Здесь только мы и наши зрители.

    ОФИЦЕР. А ты что молчишь? Отвечай!

    ГРУСТНЫЙ. А-а-а!… (Заревел так, что фонтанчики из глаз.)

    ОФИЦЕР (отряхиваясь). Ах ты, дырявое корыто! (Зрителям.) Эй, мелюзга, кто-нибудь видел Тибула? Ты видел? А ты? И ты не видел? Конфетку дам! Ну, погодите, доберусь я до вас!

    ПЕРВЫЙ ГВАРДЕЕЦ (показывает наверх). Вот он!

    ОФИЦЕР. Ага, вот ты где! От меня не уйдешь! Окружить дерево! Чтоб ни одна букашка не ускользнула! Ты – лезь наверх!

    ВТОРОЙ ГВАРДЕЕЦ. Я не умею!

    ОФИЦЕР. Приказы не обсуждаются – приказы выполняются! Эй ты, на дереве, а ну слезай подобру-поздорову, или я подстрелю тебя, как цыпленка! (Целится из пистолета.)

    ДЕЛОВОЙ (бросает конец веревки). Тибул, держи!


    Выстрел. ТИБУЛ пролетает над сценой и скрывается в противоположной кулисе.
    ОФИЦЕР. Где он?

    ПЕРВЫЙ ГВАРДЕЕЦ. Вон он, на крыше!

    ОФИЦЕР. На какой, на этой?

    ВТОРОЙ ГВАРДЕЕЦ. Нет, прыгнул на другую.

    ПЕРВЫЙ ГВАРДЕЕЦ. Ого, опять перепрыгнул!

    ОФИЦЕР. Догнать! Поймать! За ним! По крышам!

    ГВАРДЕЙЦЫ. Мы не умеем!

    ОФИЦЕР. Приказы не обсуждаются – приказы выполняются!


    ГВАРДЕЙЦЫ убежали. ОФИЦЕР двинулся за ними, но заметил, как из-за спины клоуна выглядывает зеленая ветка.
    А это что такое? Ёлка?! Ну-ка, дай сюда!
    Клоун перебрасывает ветку другому, тот – третьему.
    Прекратить сейчас же! Я вас всех!.. В клетку захотели?
    Клоуны передают ветку в зрительный зал.
    Ах, так! Мальчик, дай мне веточку. Я тебя награжу. Ты же хороший мальчик? Мама будет плакать, если такого хорошего мальчика засадят в клетку. Ах, так! Ну, смотри, я тебя запомнил! Девочка, ты же хорошая девочка, отдай мне веточку! Ты же не хочешь сидеть в клетке? Такая хорошая, нарядная, чистая девочка в грязной, ржавой, железной клетке. Не будь глупой, отдай дяде ёлку. Дай сюда, я сказал! Ах, так! Ну, гляди, уж тебя-то я точно запомнил, вместе с бабушкой!.. У-у, какой ты маленький!.. А ты знаешь, что взрослых надо слушаться? Тем более меня, Офицера толстяковских гвардейцев. Меня даже солдаты слушаются! Ну-ка, дай мне веточку!.. А давай так: хочешь, я тебе песенку спою, или стишок прочитаю, а ты мне елочку отдашь, договорились? (Поет.)

    В лесу родилась елочка,

    В лесу у елки дом.

    Давай мы эту елочку

    Обратно унесем!

    Давай вместе отнесем ее в лес, а то здесь ей скучно одной, без других веток. Не хочешь?.. Ну, тогда я один отнесу, дай мне веточку. Ах, так! Вы тут все сговорились! В клетку! И тебя, и тебя! Всех – в одну большую клетку, вместе с мамами, папами, бабушками, дедушками и учительницами. Уж если силач Просперо сидит в клетке – вам и подавно сидеть! (Уходит.)


    ДЕЛОВОЙ. Знаете, братцы, у меня такое ощущение, что сегодня нам здорово повезло.

    ВЕСЕЛЫЙ. Нам?

    ДЕЛОВОЙ. Да-да, именно нам.

    ГРУСТНЫЙ. Повезло?

    ДЕЛОВОЙ. Да, именно повезло, еще как повезло.

    ГРУСТНЫЙ. А по-моему, с тех пор, как у власти Толстяки, только им и везет.

    И при всем при том при этом

    Посылают нам приветы.

    ВЕСЕЛЫЙ. Им подарки и конфеты,

    ГРУСТНЫЙ. Нам – от тех конфет приветы.

    ВЕСЕЛЫЙ. Им арбузы во все пузо,

    ГРУСТНЫЙ. Нам – привет от тех арбузов.

    ВЕСЕЛЫЙ. Вам привет и нам привет!

    ГРУСТНЫЙ. На десерт и на обед… Разве это везенье?

    ДЕЛОВОЙ. Но сегодня в первый раз повезло нам – и это добрый знак. Нам повезло со зрителями! Ведь если бы не они, мы перед самым Новым годом остались бы без единой елочной веточки.

    ГРУСТНЫЙ. А ведь и правда!


    ВЕСЕЛЫЙ, а за ним и ГРУСТНЫЙ спускаются в зал и с благодарностью пожимают руки зрителям – всем, начиная с первого ряда.
    ДЕЛОВОЙ. Эй, погодите, что вы делаете?

    ВЕСЕЛЫЙ. Выражаем искреннюю и сердечную благодарность.

    ГРУСТНЫЙ. От всех жителей нашего города.

    ВЕСЕЛЫЙ. И от себя лично.

    ДЕЛОВОЙ. Вы что, забыли, что находитесь в театре? А ну, бегом на сцену! Что делают в театре, когда кого-то благодарят?

    ВЕСЕЛЫЙ. Известно что, в ладоши хлопают.

    ДЕЛОВОЙ. Вот и давайте мы здесь, на сцене, поаплодируем тем, кто в зале. Идет?

    ВЕСЕЛЫЙ. Идет!

    ДЕЛОВОЙ. Три-четыре!
    Замахиваются ладошками.
    ГРУСТНЫЙ. Не-ет, я так не умею! Я привык, когда мне аплодируют.

    ДЕЛОВОЙ (зрителям). А вы умеете? Три-четыре! (Зрители аплодируют.) Видишь, как просто.

    ВЕСЕЛЫЙ. А как приятно!

    ДЕЛОВОЙ. А теперь мы – три-четыре!


    Замахиваются ладошками. Пауза.
    ГРУСТНЫЙ. Не получается-а-а!.. (Плачет.)

    ВЕСЕЛЫЙ. И правильно, что не получается! Ерунда какая-то: те, кто на сцене, аплодируют тем, кто в зале, когда все должно быть наоборот.

    ДЕЛОВОЙ. Придумал! Пусть все, кто в зале, выйдут на сцену, а мы спустимся в зал и будем аплодировать!

    ГРУСТНЫЙ. Да ты что! Представляешь, что начнется, если такая толпища вдруг окажется на сцене!

    ДЕЛОВОЙ. Придумал! Пусть на сцену поднимется тот, кто последний прятал от гвардейцев нашу еловую ветку!

    ВЕСЕЛЫЙ. Отлично!

    ДЕЛОВОЙ. Вот и получится, что мы зрителя и поблагодарим.

    ГРУСТНЫЙ (достает большую конфету). И конфетой угостим.


    Приглашают и выводят на сцену зрителя с еловой веткой, знакомятся, благодарят и награждают:

    Ваня (Саша, Маша, Петя, Катя…) за спасенье ветки

    Награждается конфеткой!

    Клоуны спускаются в зал и вместе со всеми аплодируют зрителю, потом провожают его на место.

    Появляется ТИБУЛ.
    ТИБУЛ. Эй, как дела?

    ВСЕ. Тибул!

    ВЕСЕЛЫЙ. Они тебя не поймали!

    ТИБУЛ. Меня не так-то просто поймать, я от кого хочешь убегу. Ушли гвардейцы?

    ГРУСТНЫЙ. Ушли, ушли, все ушли.

    ДЕЛОВОЙ. За тобой побежали.

    ТИБУЛ. А где еловая веточка? Ветку вы сберегли?

    ВЕСЕЛЫЙ. Конечно!

    ГРУСТНЫЙ. Вот она!

    ДЕЛОВОЙ. Вообще-то мы бы ее не сберегли, если бы не наши зрители.

    ТИБУЛ. Понятно! (Зрителям.) Так это вы им помогли?

    ДЕТИ. Да!

    ТИБУЛ. Классно! А вы и дальше будете нам помогать?

    ДЕТИ. Да!

    ТИБУЛ. Ну, тогда мы их точно одолеем, всех Толстяков со всеми гвардейцами.

    ГРУСТНЫЙ. Но Тибул, у нас только одна елочная веточка, а из-за одной ветки не приедет Дед Мороз.

    ДЕЛОВОЙ. А Новый год совсем скоро.

    ВЕСЕЛЫЙ. А оружейник Просперо в плену у Трех Толстяков и сидит в железной клетке.

    ДЕЛОВОЙ. И страшно подумать, что будет, если ничего не придумать.

    ГРУСТНЫЙ (плачет). А-а-а-а!..

    ВЕСЕЛЫЙ. Чего ревешь?

    ГРУСТНЫЙ. Просперо жалко!.. Я представил, как ему отрубили голову!..

    ДЕЛОВОЙ. Вот рева-корова, ему же еще не отрубили!

    ВЕСЕЛЫЙ. Вот отрубят – тогда поплачешь.

    ГРУСТНЫЙ. Тогда поздно будет.

    ВЕСЕЛЫЙ. Плакать никогда не поздно. Сейчас надо выход искать.

    ДЕЛОВОЙ. Придумал! Давайте соберемся и все вместе – и жители, и зрители – нападем на дворец Трех Толстяков и разнесем там все на кусочки – и замки и клетки!..

    ГРУСТНЫЙ. А гвардейцы? Уж если силач Просперо с ними не сладил, то куда нам с нашими зрителями, которые, наверное, и каши мало едят, и зарядку не делают.

    ВЕСЕЛЫЙ. А вот сейчас узнаем. Ну-ка, кто сегодня не делал зарядку? А кто делал? Вот видишь, не все такие капризули, как ты. Молодцы! Потому что надо быть сильным и ловким, если придется кому-то помочь!

    ДЕЛОВОЙ. Придумал! Давайте направимся к наследнику Тутти и попросим, чтобы он заступился за Просперо.

    ГРУСТНЫЙ. Это бесполезно: ему вставили железное сердце, и он совсем никого не жалеет.

    ТИБУЛ. Погоди, погоди… Мы же совсем забыли про наследника Тутти! Вот бы познакомить его с нашей Суок…


    Все притихли, а потом каждый повторил:

    • Суок!..

    • Суок!..

    • Суок!..

    ДЕЛОВОЙ. Как она танцует!

    ВЕСЕЛЫЙ. А как она поет!

    ГРУСТНЫЙ. Она красивая!

    ТИБУЛ. Она обаятельная!

    ДЕЛОВОЙ. Бесполезно! Наследнику Тутти запрещено играть с другими детьми.

    ВЕСЕЛЫЙ. Он даже не знает, что на свете есть другие дети.

    ГРУСТНЫЙ. Он играет только с механический куклой.

    ТИБУЛ. Говорят, эта кукла совсем как живая…

    ГРУСТНЫЙ. Все равно это всего лишь кукла и никакая она не живая. А наша Суок…

    ДЕЛОВОЙ. Суок…

    ВЕСЕЛЫЙ. Суок…

    ТИБУЛ. А где Суок?

    ДЕЛОВОЙ. Она отправилась за вами, когда вы пошли в еловую рощу.

    ТИБУЛ. Но ведь я запретил ей!

    ГРУСТНЫЙ. А-а-а!..

    ВЕСЕЛЫЙ. Ты чего?

    ГРУСТНЫЙ. Ее поймали гвардейцы и ей отрубят голову!.. А-а-а!..
    Пока его успокаивают, появляется СУОК.
    СУОК. Эй, ты что плачешь? Кто тебя обидел?

    ВСЕ. Суок!

    ТИБУЛ. Ты где была?

    СУОК. Я была в еловой роще.

    ТИБУЛ. А если бы тебя схватили гвардейцы!

    СУОК. Не ругайся, Тибул, я не такая глупая, как ты думаешь. Я спряталась в кустиках и меня никто не видел. А когда гвардейцы связали и увели Просперо, я подошла к елочке и – вот! (Показывает пушистую еловую ветку.) Если б у меня хватило сил, я принесла бы всю елку.

    ТИБУЛ. Подожди, подожди… (Приставляет к одной еловой ветке другую.)

    ДЕЛОВОЙ. Придумал!

    ТИБУЛ. Тише! Слушайте внимательно, надо передать всем нашим друзьям: если каждый принесет хотя бы по одной маленькой еловой веточке – у нас получится настоящая новогодняя елка.

    ДЕЛОВОЙ. И к нам приедет Дед Мороз!

    ГРУСТНЫЙ. И Снегурочка!

    ВЕСЕЛЫЙ. И будет настоящий Новый Год!

    СУОК. Это, наверное, так замечательно: петь и танцевать вокруг нарядной елочки!
    Слышны трубы и барабаны.
    Это гвардейцы?

    ТИБУЛ. Не похоже, слишком громко. Это, кажется, сами их Толстейшества Три Толстяка.

    ДЕЛОВОЙ. Скорее прячьтесь!

    ТИБУЛ. Запомните: о наших планах никто не должен знать. (Детям.) Вы умеете хранить тайну?

    ДЕТИ. Да!

    ТИБУЛ. Не проболтаетесь?

    ДЕТИ. Нет!

    ТИБУЛ. Я надеюсь на вас! Суок, за мной!


    Убегают. Выходят ОФИЦЕР и ГВАРДЕЙЦЫ.
    ОФИЦЕР. Наро-од! К выходу их Толстейшеств – равняйсь! Смирно!
    Трубы, барабаны, выходят ТОЛСТЯКИ.
    ВСЕ. Мы счастливы, рады, мы потрясены,

    Что видим правительство нашей страны!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Готов ли народ приветствовать свое Правительство?

    ОФИЦЕР. Так точно, Ваши Толстейшества!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Какие будут мнения?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Приветствовать.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Не возражаю.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Приступайте!

    ОФИЦЕР. Наро-од! Для приветствия Их Толстейшеств – равняйсь! Смирно! Три-четыре!

    ВСЕ. Толстякам поем мы славу:

    Тот, кто толстый, - тот и главный.

    Слава толстым толстякам,

    Слава вам и слава нам!

    Мы толстеем,

    Мы толстеем,

    Никогда не похудеем,

    Ты толстяк и я толстяк,

    Кто не толстый – тот дурак!

    Слава вам и слава нам,

    Слава толстым Толстякам!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Готов ли народ к оглашению Указов?

    ОФИЦЕР. Так точно, Ваши Толстейшества!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Какие будут мнения?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Тут двух мнений быть не может!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Тут даже одного мнения не может быть.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Приступайте!

    ОФИЦЕР. К оглашению Указов Правительства Трех Толстяков – равняйсь! Смирно!

    Указ №1.


    В связи с тем, что в этом году главный Государственный праздник – День Рождения Всех Трех Толстяков – мы встречаем в знаменательное время, – постановляем:

    1. Объявить главным событием праздника казнь главаря мятежников оружейника Просперо.

    2. Назначить награду за поимку государственного преступника гимнаста Тибула.

    Правительство Трех Толстяков.

    Равняйсь! Смирно!

    Указ №2.

    В связи с тем, что в городе появились незаконные ветки неизвестных деревьев с зелеными иголками, - появление незаконных веток запретить. Всех виновных заключить в железные клетки.

    Правительство Трех Толстяков.

    Равняйсь! Смирно!

    Указ №3… Осмелюсь спросить Ваши Толстейшества, не слишком ли много Указов для одного дня?

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Указы нужны, чтобы народ не забыл, что у него есть Правительство.

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Народ без Правительства – жалкий народ.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Лично я пошел в правительство исключительно из жалости к народу.

    ОФИЦЕР. Равняйсь! Смирно!

    Указ №3.


    Во всех балаганах представить праздничные программы. О готовности докладывать Правительству Трех Толстяков.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Готово ли Правительственное поздравление?

    ОФИЦЕР. Так точно, Ваши Толстейшества!

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Есть мнение – заслушать.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Интересно, что они сочинили на этот раз…

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Приступайте!

    ВЕСЕЛЫЙ (выходит вперед.) Торжественное поздравление в славный День Рождения с огромнейшим почтением!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Давай, давай.


    ВЕСЕЛЫЙ. Милейшие!

    ГРУСТНЫЙ. Сытнейшие!

    ДЕЛОВОЙ. Толстейшие величества!

    Мы против надувательства,

    Ведь польза от Правительства

    ВЕСЕЛЫЙ. Зависит не от качества –

    ГРУСТНЫЙ. Зависит от количества!

    ДЕЛОВОЙ. Пускай у них претории,

    ВЕСЕЛЫЙ. Фактории,

    ГРУСТНЫЙ. Землячества, -

    ДЕЛОВОЙ. Зато у нас – толстовее,

    ВЕСЕЛЫЙ. У нас зато – Толстячество!

    ГРУСТНЫЙ. Примите поздравления

    ДЕЛОВОЙ. С Днем Вашего Рождения

    ВЕСЕЛЫЙ. А также заверения

    ВСЕ. В глубоком уважении!

    ДЕЛОВОЙ. Вы перегружены работой,

    Вы переполнены заботой,

    ВЕСЕЛЫЙ. Вы бремя тяжкое несете –

    Вы за собой народ ведете!

    ГРУСТНЫЙ. Пускай народ не есть, не пьет,

    Пусть хоть от голода опухнет,

    Но доведете вы народ

    Лишь до порога вашей кухни.

    ВЕСЕЛЫЙ. Вот Римский Папа – он один

    Над целым Римом Господин…

    ДЕЛОВОЙ. Другая б шла про Рим молва,

    Когда бы Папы было два!

    ВЕСЕЛЫЙ и ДЕЛОВОЙ. Зато у нас их целых три

    Могучей кучей сгрудились!

    ГРУСТНЫЙ. Не сгрудились, а спузились!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Что?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Что?

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Что?

    ВСЕ ТОЛСТЯКИ. Что-о?!

    ВЕСЕЛЫЙ. Совсем не то!

    ДЕЛОВОЙ. Совсем,

    ВЕСЕЛЫЙ. Совсем,

    ДЕЛОВОЙ. Совсем не то,

    Что вам сейчас почудилось!

    ВЕСЕЛЫЙ. По королевству – королю,

    ДЕЛОВОЙ. По царству – каждому царю,-

    ВЕСЕЛЫЙ. Такое одиночество,

    Что царствовать не хочется!

    ДЕЛОВОЙ. У нас зато

    Не то, чтоб сто

    Засели править на престол,

    ГРУСТНЫЙ. А целых три напыжились!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Что?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Что?

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Что?

    ВСЕ ТОЛСТЯКИ. Что-о?!

    ВЕСЕЛЫЙ. Совсем не то!

    ДЕЛОВОЙ. Совсем,

    ВЕСЕЛЫЙ. Совсем,

    ДЕЛОВОЙ. Совсем не то,

    Что вам сейчас послышалось.

    ВЕСЕЛЫЙ. Мы будем всем, кто будет рад,

    Гуманитарно помогать.

    ДЕЛОВОЙ. Мы даже можем напрокат

    Свое правительство давать.

    ГРУСТНЫЙ. Но вряд ли кто, но вряд ли кто…

    ВЕСЕЛЫЙ. Но вряд ли кто из нас на то

    Решится и отважится.

    ДЕЛОВОЙ. И трижды будет идиот,

    Кто против нас войной пойдет

    ВСЕ. И тот, кто с вами свяжется!
    Толстяки одобрительно хлопают в ладоши.

    Вдруг раздается истошный крик.


    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Что такое?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Опять бунт?

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Занять оборону!
    Вбегает НАСЛЕДНИК ТУТТИ и набрасывается на толстяков.
    ТУТТИ. Она сломалась, сломалась! Моя кукла! Она стала неживая, она умерла!

    ВСЕ ТОЛСТЯКИ. Как ты нас напугал!


    Гвардеец выносит безжизненную куклу.
    ТУТТИ. Смотрите – она больше не живет! Я не хочу, не могу, не согласен жить без нее!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Твое горе поправимо – мы закажем тебе новую куклу.

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Еще краше.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Еще дороже.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Со стальными пружинами, которые никогда не ломаются…

    ТУТТИ. Какие вы тупые! Как вы не понимаете, что я люблю эту куклу! Эту, эту и никакую другую!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Тысячу монет тому, кто починит куклу наследника Тутти!

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Десять тысяч монет мастеру, который починит куклу!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Десять тысяч долларов мастеру, который починит любимую куклу наследника Тутти!

    ВЕСЕЛЫЙ. Такой мастер есть!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Кто?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Где?

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Подать его сюда!

    ДЕЛОВОЙ. Это доктор Гаспар Арнери. Про него даже считалка есть:

    В нашем городе недаром

    Знают доктора Гаспара:

    ВЕСЕЛЫЙ. Он умен необычайно,

    Знает все на свете тайны,

    ГРУСТНЫЙ. Он и лекарь,

    ДЕЛОВОЙ. И механик,

    ВЕСЕЛЫЙ. И алхимик,

    ГРУСТНЫЙ. И ботаник,

    ДЕЛОВОЙ. Астроном

    И Звездочет, -

    ВСЕ. И за то ему почет!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Подать!

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Подать!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Подать сюда доктора Гаспара!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. А пока отменяются все праздники!

    ОФИЦЕР. А как же казнь оружейника Просперо? Плаха почти готова.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Казнь преступника должна быть праздником для народа.

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Значит, отменяется и казнь.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Ни в коем случае! Так народ нас не поймет. Казнь только откладывается до следующего утра.

    ПЕРВЫЙ ГВАРДЕЕЦ. Доктор Гаспар Арнери!


    Выводят под конвоем ДОКТОРА ГАСПАРА.
    ГАСПАР. Я протестую! Вы прервали мои опыты! Я требую...

    ОФИЦЕР. Молчать! Смирно!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Правительство Трех Толстяков приказывает вам исправить эту куклу к завтрашнему утру.

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Если кукла обретет прежний, здоровый и живой вид, вас ждет богатая награда.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. А если нет – ждет совсем наоборот.

    ТУТТИ. Не хочу завтра! Хочу сейчас же, немедленно!

    ГАСПАР. Но, Ваши Толстейшества, это невозможно! Сначала нужно изучить механизм, потом определить неисправность, потом изготовить необходимые детали, потом…

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Приказы не обсуждаются!

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Приказы выполняются!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Пожалей свою умную голову – делай, что говорят.

    ТУТТИ. Не хочу завтра! Хочу через минуту! Через секунду!
    ТОЛСТЯКИ уходят и уносят плачущего наследника ТУТТИ.
    ГАСПАР. Нет, это невозможно!.. Должен же быть хоть какой-то здравый смысл. Если начать жить без здравого смысла, мы все превратимся в бесполезных, никому ненужных дураков, и весь свет рассмеется над нами. Господин офицер, вы-то хоть понимаете?

    ОФИЦЕР. Никому не нужных дураков не бывает! В отличие от умных, между прочим. Отнесите куклу в мастерскую доктора Гаспара!


    ГВАРДЕЙЦЫ уносят куклу. Доктор раскрыл было рот, потом развел руками, пожал плечами и пошел за солдатами. Но вдруг услышал:

    ТИБУЛ. Доктор Гаспар!


    Доктор оглянулся, никого не увидел и пошел дальше, но опять:
    Одну минутку, доктор Гаспар!
    ГАСПАР. Кто меня зовет!

    ТИБУЛ. Это я, доктор Гаспар.

    ГАСПАР. Постойте, постойте, да ведь вы – тот самый циркач Тибул, которого…

    ТИБУЛ. Тс-с-с!.. Вы совершенно правы, доктор, - тот самый Тибул, которого ищут гвардейцы, чтобы запереть в клетку, а потом отрубить голову, и мне, и оружейнику Просперо.

    ГАСПАР. Да-да, я слышал, примите мои соболезнования.

    ТИБУЛ. Подождите, доктор. Моя голова, может быть, не так гениальна, как ваша, но дорога мне ничуть не меньше. Вы что, действительно намерены починить куклу к завтрашнему утру?

    ГАСПАР. Но ведь это правительственный приказ – вы слышали? Хотя мне, признаться, как-то неловко за такое правительство.

    ТИБУЛ. Значит, надо поменять правительство.

    ГАСПАР. Поменять – на что?

    ТИБУЛ. На другое правительство.

    ГАСПАР. Я, видите ли, не силен в политике и не очень понимаю, какой смысл менять правительство на правительство. Не будет ли это, извините, шиш на кукиш?

    ТИБУЛ. Это же очень просто, доктор: плохое правительство надо поменять на хорошее. У наших Толстяков одни животы на уме, им ничего не интересно, кроме собственной сытости. Значит, надо поменять их на других – тонких, стройных и худых.

    ГАСПАР. Ах, молодой человек, а вы не думаете, что эти ваши тонкие и стройные, как только станут правительством, - очень быстро растолстеют? И что тогда? Все сначала? Нет, мой юный друг, меняйте правительство сами, мне куда интересней мои опыты.
    Хочет уйти, но перед ним вырастают клоуны.
    ТИБУЛ. Скажите, доктор, когда вы были маленьким мальчиком, вы ходили на Новогоднюю елку?

    ГАСПАР. О, это было так давно, что можно считать, никогда и не было.

    ТИБУЛ. И вы ничего не помните?

    ГАСПАР. Ну отчего же, что-то я, без сомнения, должен помнить… Я помню, помню…

    ТИБУЛ. Ну, ну!..

    ГАСПАР. На мне такой костюмчик был…

    ТИБУЛ. Какой?

    ГАСПАР. Забыл! Какой-то… совсем необыкновенный… Я, знаете ли, такой резвый мальчик был!

    ТИБУЛ. Вы? Никогда бы не подумал.

    ГАСПАР. Да-а! За мной, бывало, поди угонись! А потом – любимый праздник – Новый год, и меня наряжали этим, как его…

    ТИБУЛ. Кем?

    ГАСПАР. Забыл!.. А потом мы шли на елку, и там был… как его?.. такой добрый дед в красной шубе…


    ТИБУЛ делает знак детям, и те подсказывают.
    ДЕТИ. Дед Мороз!

    ГАСПАР. Совершенно верно, как это я мог забыть! Так вот, этот самый Дед Мороз всем дарил какие-то необыкновенно сладкие конфетки, и с ним была такая… как ее?.. красавица в белой шубке…

    ДЕТИ. Снегурочка!

    ГАСПАР. Совершенно верно, Снегурочка! Она брала всех за руки, и мы шли вокруг нарядной, сверкающей елки и пели песню, которую я теперь ни за что не вспомню! Да и никто не помнит…

    ТИБУЛ. Так уж и никто? (Начинает петь, дети подхватывают.)

    В лесу родилась елочка,

    В лесу она росла,

    Зимой и летом стройная,

    Зеленая была.

    ГАСПАР. Стоп!

    ТИБУЛ. Стоп!

    ГАСПАР. Я вспомнил!

    ТИБУЛ. Он вспомнил! Что вы вспомнили, доктор Гаспар?

    ГАСПАР. Я вспомнил, кем я был на Новый год!

    ТИБУЛ. Успокойтесь, доктор Гаспар, не надо плакать, кем вы были на Новый год?

    ГАСПАР. Зайчиком…

    ТИБУЛ. Не может быть!

    ГАСПАР. Честное-пречестное слово! Я был зайчишкой-зайкой сереньким и под елочкой…


    ДОКТОР сложил по-заячьи руки и вдруг скакнул разок, другой…
    ТИБУЛ (подхватывая игру). Порою волк, сердитый волк рысцою побегал…
    Зайчик «испугался», поскакал-поскакал и спрятался.
    ТИБУЛ. Доктор Гаспар, доктор Гаспар, где вы? Отзовитесь, доктор Гаспар!

    ГАСПАР (выглядывая). А волк уже ушел?

    ТИБУЛ. Ушел-ушел, давно ушел. Но остались Три Толстяка, и они хотят, чтобы у детей никогда не было Нового года.

    ГАСПАР. Это возмутительно! Это отвратительно! Это, я бы сказал, ни в какие ворота!

    ТИБУЛ. Помогите нам прогнать Трех Толстяков, доктор Гаспар.

    ГАСПАР. Видите ли, я в принципе не против. Я ценю ваши благородные порывы и желаю вам успеха, но я и в самом деле ничего не понимаю в политике.

    ТИБУЛ. Тут нечего и понимать: надо, чтобы вместо куклы наследника Тутти во дворец отправилась наша Суок.

    ГАСПАР. Кто?

    ТИБУЛ. Суок. Эта девочка выступает в нашем цирке, она все умеет и к тому же очень похожа на куклу наследника Тутти. Суок!
    Вышла СУОК, уже в нарядном «кукольном» платье.
    СУОК. Здравствуйте, доктор, я слышала о вас много хорошего.

    ГАСПАР. Вы с ума сошли! Живая девочка вместо механической куклы! Это же…это… Антинаучно!

    ТИБУЛ. Зато талантливо! Она проникнет во дворец и освободит оружейника Просперо.

    ГАСПАР. Но если подмена обнаружится, девочка может погибнуть!

    ТИБУЛ. Не волнуйтесь, доктор, вы просто не знаете нашу Суок. Суок, ты готова? Начинай!

    СУОК (танцует и поет.) Была я больная,

    Совсем неживая,

    Со мною случился удар.

    Я снова здорова,

    И мной очарован

    Искуснейший доктор Гаспар.

    Со мною танцуйте,

    Но не позабудьте, -

    Я кукла наследника Тутти.


    ТИБУЛ незаметно уходит. Доктор ГАСПАР и сам не заметил, как тоже стал пританцовывать, и вот уже он и кукла-СУОК вместе кружатся в вальсе.
    ГАСПАР. Как странно бывает,

    Когда начинают

    Из детства звучать голоса.

    Чудесны мгновенья,

    Когда вдохновенье

    Такие творит чудеса.

    И хочется в куклы играть, танцевать,

    Хоть это и глупо, по сути!..

    СУОК. Играйте! Танцуйте!

    Но не позабудьте:

    Я – кукла наследника Тутти!
    Выбегает НАСЛЕДНИК ТУТТИ.
    ТУТТИ. Кукла! Моя кукла! Я слышал музыку! Она снова здорова!
    Подбегает к СУОК и останавливается перед ней.
    ГАСПАР. Ваше Высочество, позвольте вам представить… Гм… Имею честь сообщить вам, что я выполнил приказ Их Толстейшеств и починил принадлежащую вам, с позволения сказать, куклу. Очень вас прошу обращаться с ней бережно и в высшей степени осторожно. Ее тонкая возвышенная натура… То есть, ее возвышенный механизм… то есть…
    Но ТУТТИ не слушает доктора Гаспара, он зачарованно смотрит на куклу, обходит ее вокруг. Видимо, СУОК не очень понравилось, что ее так разглядывают, и она вдруг, ни с того, ни с сего, показала ему язык.
    ГАСПАР. О, Боже!

    ТУТТИ. Язык! Доктор Гаспар, вы вставили ей язык!

    ГАСПАР. Да, знаете ли, и еще кой-чего… В общем, разбирайтесь сами!

    Уходит.
    ТУТТИ. Скажи что-нибудь.

    СУОК. Суок.

    ТУТТИ. Что?

    СУОК. Так меня зовут – Суок. (Танцует и поет.)

    Я чудесна,

    Я атласна,

    Я со всех сторон прекрасна:

    Ручка, ножка, глазки, рот, -

    Низ танцует, верх поет.

    Потанцуй со мной, дружок,

    Полюби свою Суок!

    ТУТТИ. Су-ок… Раньше ты танцевала по-другому. Это доктор научил тебя?

    СУОК. А что умеешь делать ты?

    ТУТТИ. Я? Ничего. Я – наследник, и за меня всё должны делать другие.

    СУОК. Но ведь это, наверное, страшно неинтересно – ничего не уметь и ничего не делать.

    ТУТТИ. Я – наследник, и когда стану правителем, буду смотреть, чтобы всё делали другие. Или сидели в клетках.

    СУОК. Вот как? Странно. А мне казалось, что у тебя доброе сердце.

    ТУТТИ. У меня железное сердце.

    СУОК (смеется). Кто тебе сказал эту глупость?

    ТУТТИ. Придворный лекарь! Это он вставил мне железное сердце, чтобы я стал хорошим правителем.

    СУОК. Ой, какой глупый! Посмотрите на него – железное сердце!

    ТУТТИ. Да как ты смеешь смеяться надо мной, ты – кукла!
    Ударил ее. СУОК поначалу растерялась от неожиданности. Потом ее плечи вздрогнули, и она заплакала. Теперь растерялся ТУТТИ. Провел пальцем по ее щеке.
    ТУТТИ. Что это? Почему у тебя мокрые глаза? (СУОК молчит.) Это тоже придумал доктор Гаспар? Почему ты не танцуешь?

    СУОК. Значит, ты и вправду никого не любишь.

    ТУТТИ. А я и не должен никого любить, потому что все должны любить меня.

    СУОК. А как же другие дети, которые тоже хотят, чтобы их любили?

    ТУТТИ. Других детей не бывает, я – единственный.

    СУОК. Ах, Тутти, Тутти, бедный Тутти!

    ТУТТИ. Это я – бедный? Какая ты все-таки смешная кукла. Да я – самый богатый наследник в мире!

    СУОК. Иди сюда. (Берет его за руку, ведет на авансцену.) Смотри!

    ТУТТИ. Какие нарядные куклы! Откуда их столько?

    СУОК. Это всё живые мальчики и девочки, такие же, как ты, такие же, как я.

    ТУТТИ. Так ты что, не кукла?

    СУОК. Конечно, нет, разве ты еще не понял? Или у тебя в самом деле железное сердце?

    ТУТТИ. Я… я не знаю…

    СУОК (ведет его к детям.) Знакомьтесь – это наследник Тутти. Он, в сущности, добрый малый, только еще не научился любить.

    ТУТТИ. Меня зовут Тутти, а тебя? Вот это да! А тебя? Ничего себе, очень интересно! А тебя? Очень приятно. А сколько тебе лет? А тебе? А ты не кукла? А ты? И ты тоже? А почему вас так много?

    СУОК. Они пришли на праздник.

    ТУТТИ. Вы пришли на день рождения Их Толстейшеств? А что такое Новый год! А почему его надо встречать, он не знает дороги, или такой важный, что не может прийти сам? И подарки бывают? Всем? И мне?… Дед Мороз? Чей дед, твой? И твой? Общий?! А так бывает? А что еще бывает? А кто такая елка?.. А вот и неправда, вот и попались, зимой зеленых деревьев не бывает!

    СУОК. Там, где кончается город, таких елок целый лес. Только ходить туда запрещено.

    ТУТТИ. Кем запрещено?
    ДЕТИ, естественно, не молчат и ТУТТИ снова вступает в диалог, из которого узнает про запрещенный Новый год.
    ТУТТИ. Ах, вот оно что! Выходит, эти толстые животы хотят лишить детей праздника! Ну, я им покажу! Я им устрою такой день рождения, что они враз похудеют! Суок, за мной!

    СУОК. Ты куда?

    ТУТТИ. За елкой!

    СУОК. Подожди! Там гвардейцы. Они хватают и сажают в клетку каждого, кто посмеет приблизится…

    ТУТТИ. Ах, Суок! Какая ты все-таки смешная… нет, не кукла, но все равно смешная. Неужели ты думаешь, что какой-то гвардеец посмеет остановить меня, наследника Тутти! Догоняй! (Убегает.)

    СУОК. Ужасно боюсь сглазить, но, кажется, у нас будет…


    Слышны трубы и барабаны.

    Тс-с-с…


    Убегает. В сопровождении ОФИЦЕРА и ГВАРДЕЙЦЕВ

    Торжественно выходят ТОЛСТЯКИ.


    ОФИЦЕР. Равняйсь! Смирно!

    Указ №4 Правительства Трех Толстяков.

    В связи с тем, что кукла наследника Тутти обрела прежний, здоровый и живой вид, отмена праздников отменяется. Казнь оружейника Просперо снова назначается. Явка всех жителей города обязательна, уважительные причины не считаются. Праздник начинается!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Плаха готовая?

    ОФИЦЕР. Сделана новая

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. А как топор?

    ОФИЦЕР. Топор остёр!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. А как палач?

    ОФИЦЕР. Палач – силач!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Доставить сюда преступника!


    ГВАРДЕЙЦЫ выкатывают клетку, в ней – закованный в цепи ПРОСПЕРО.
    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Какие будут предложения?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Других предложений нет!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Все ясно: надо проститься и – счастливого последнего пути…

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Какие будут напутствия?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Не поминай лихом!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Прощай, Просперо, больше так не делай.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Есть ли вопросы?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Хватит вопросов, долгие проводы – лишние слезы.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Все-таки не могу понять, за что он нас так обидел, а? Он – такой плохой человек, или такой глупый человек, или просто больной?

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Это как мы решим, так и будет.

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Он преступник, отступник и разбойник!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Но интересно знать, как может нормальный человек обидеть таких хороших людей, как мы? Не знаю, как вы, а лично я такого хорошего человека, как я, еще не встречал.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. И я, как я.

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. А я, как я.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. А раз так – он ненормальный и его надо лечить.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Лечить? Зачем тогда казнить?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Когда казнить – зачем лечить?

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Считаю, надо совместить:

    Народу надо угодить

    И казнь лекарством объявить.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Чтоб знали – мы тут ни при чем.

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. А палача назвать врачом!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. А теперь – последнее слово пациента!
    ТОЛСТЯКИ аплодируют. И все услышали ПРОСПЕРО. Он, кажется, давно уже что-то нашептывал, или тихо говорил сам с собой.
    ПРОСПЕРО. Идут часы, стучат часы,

    Роняют время на весы,

    Песчинки на ходу берут,

    Из чаши в чашу их несут.

    Секунды знают, что почем,

    И ночь за ночью, день за днем

    Идут, стучат, не спят часы

    И плавно движутся весы.

    Вот чаши медленно сошлись –

    И – снова вверх, и снова вниз…


    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Что это он бормочет?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Непонятно. То ли весы вразнос, то ли часы в развес.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Я же говорил – больной.
    ПРОСПЕРО. Тик-так – родился новый день,

    Тик-так – длиннее стала тень,

    За ночью ночь за годом год –

    Тик-так – лекарство от невзгод.

    Приходит самый трудный час,

    И горе валится на нас,

    И кажется, терпеть невмочь…

    Тик-так! – и боль уходит прочь.

    Тик-так – уходит Старый год,

    Тик-так – и Новый настает;

    Тик-так – нам плакать не к лицу,

    Тик-так – и жизнь идет к концу…


    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Что-то мне от этих часиков не по себе…

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. А по-моему, красиво говорит!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Я бы сказал, красиво уходит из жизни! Не будем мешать.
    ПРОСПЕРО. Ты можешь все часы разбить,

    Но время не остановить;

    А встанешь перед ним стеной –

    Оно расправится с тобой.

    Ты можешь на пути времен

    Поставить войско в сто знамен,

    Но и от войска твоего

    В живых не будет никого.

    И лишь в наследнике твоем

    Не оборвется связь времен,

    Но горе, если в час последний

    Отрекся от тебя наследник!


    Слышен шум, крики, вбегает наследник ТУТТИ, за ним все остальные.
    ТУТТИ. А-а-а!.. Вот вы где!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Тутти, сынок, что с тобой?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Опять сломалась кукла?

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Где ты был?

    ТУТТИ. Я был в еловой роще – там стоят солдаты! У каждой елки – по солдату с ружьем. Они меня не пустили. Они – меня! Зачем они там стоят?

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Может быть, они так играют?

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. А твое какое дело?

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Раз стоят – значит надо.

    ТУТТИ. Кому? (Оборачивается к остальным.) Вам это надо?

    ВСЕ. Нет!

    ТУТТИ (зрителям). А вам?

    ДЕТИ. Нет!

    ТУТТИ. Так кому нужны солдаты возле елок? Отвечайте!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Тебе кто разрешил ходить в еловую рощу?

    ТУТТИ (показывает на Просперо). Кто этот человек? Почему он в клетке? Отвечайте!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Тутти, сынок, тебе вредно волноваться.

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Сейчас придет врач и тебе станет легче.

    ТУТТИ. Я требую открыть все клетки! Я требую вернуть все нормальные праздники! Я требую снять стражу у еловой рощи и немедленно доставить сюда самую большую, самую пушистую, самую зеленую…

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. А кто ты такой, чтобы требовать?

    ТУТТИ. Я – наследник!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. Это мы еще посмотрим. Взять его!
    ГВАРДЕЙЦЫ хватают ТУТТИ.
    ТИБУЛ. Не сметь! Вы что, мордастые-животастые, еще ничего не поняли? Ваше время кончилось вместе со Старым годом!

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Наше время кончится только когда придет Дед Мороз.

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. А Дед Мороз придет, когда в городе появится елка.

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. А елка у вас не появится ни-ког-да!

    ТИБУЛ. А вот сейчас посмотрим, появится у нас елка или нет. (Достает зеленую ветку и высоко поднимает ее.)

    А ПОТОМ ИЗ БЕЛОЙ ВЬЮГИ…


    Зеленые ветки появляются и у других, все идут к ТИБУЛУ, повторяя вместе с ним:
    НОВОГОДНЕЙ СИНЕЙ НОЧИ…
    А вот и у ГВАРДЕЙЦЕВ в руках вместо ружей зеленые ветки, и они повторяют вместе со всеми:
    КОНИ В ШЕЛКОВОЙ ПОДПРУГЕ…
    ТОЛСТЯКИ. Занять оборону!

    ОФИЦЕР. Ну, уж дудки, я – как все!


    Достает из-под мундира еловую ветку и присоединяется к остальным:
    РАЗНЕСУТ СУГРОБЫ В КЛОЧЬЯ!
    И вот – одна к другой – соединились ветки, и на вытянутых руках поднялась красавица-елочка.
    ТИБУЛ (зрителям.) Помогайте! Повторяйте! И сквозь белую завесу…
    И СКВОЗЬ БЕЛУЮ ЗАВЕСУ…
    ТИБУЛ. Из-за елочного леса…
    ИЗ-ЗА ЕЛОЧНОГО ЛЕСА…
    ТИБУЛ. И заснеженных берез

    К нам приедет…

    ДЕД МОРОЗ!
    Обрушилась тьма, что-то разбилось и стало так светло, как еще не было. И мы видим, что в клетке стоит уже не ПРОСПЕРО, а настоящий ДЕД МОРОЗ.

    Но уже не в клетке – потому что решетки упали, а цепи рассыпались, – он идет к сверкающей елочке, которую бережно держат в руках СУОК и ТУТТИ.

    ДЕД МОРОЗ. Знаю, знаю, что скучали,

    Знаю – ждали, знаю – звали,

    Задержала непогода,

    Я приехал – с Новым годом!

    ВСЕ. Дед Мороз!

    ТИБУЛ. А где же Просперо?

    ДЕД МОРОЗ. Вы еще не догадались?

    «Ты можешь все часы разбить,

    Но время не остановить,

    А встанешь перед ним стеной –

    Оно расправится с тобой…»

    ДЕЛОВОЙ. Ничего не понимаю! То ли Дед Мороз был Просперо, то ли из Просперо получился Дед Мороз…

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК (вдруг). Дорогой Дед Мороз,

    Рад вас видеть – аж до слез!

    Повстречаться с годом Новым

    Все давно уже готово:

    Елка – вот, а дети – вот,

    Пусть приходит Новый год!

    ДЕД МОРОЗ. Да-а, вот это оборот! Ну, что с ними делать?

    ТИБУЛ. С ними уже ничего не сделаешь, Толстяки – они и есть Толстяки.

    ПЕРВЫЙ ТОЛСТЯК. Мы похудеем!

    ВТОРОЙ ТОЛСТЯК. Ради общего дела - хоть сейчас!

    ТРЕТИЙ ТОЛСТЯК. А я и раньше только притворялся Толстяком. У меня даже талия есть – могу предъявить!

    ДЕД МОРОЗ. Ах, какие выкрутасы!

    Видно, верить вам опасно,

    И придется, так сказать,

    Вас примерно наказать,

    Чтобы больше никогда

    Не наделали вреда!
    Ударяет посохом – тьма, опять что-то разбилось – свет.
    ДЕЛОВОЙ. Ой, смотрите!
    Бежит туда, где только что были ТОЛСТЯКИ, и поднимает за ниточку игрушечную фигурку.
    ВЕСЕЛЫЙ. А вот и другой!

    ГРУСТНЫЙ. И третий!


    Маленькие толстячки продолжают дергать ручками-ножками, но их уже никто не слушает.
    ДЕД МОРОЗ. А теперь без лишних толков

    Мы украсим ими елку!


    КЛОУНЫ вешают игрушки на елку.
    ДЕЛОВОЙ. Чтобы всем не забывалось,

    Как нам елочка досталась!

    ГРУСТНЫЙ. Чтоб от вида тех игрушек

    Не толстели наши души!

    ВЕСЕЛЫЙ. Чтоб над ними посмеяться

    И нисколько не бояться!

    ДЕД МОРОЗ. Чтобы ровно через год,

    Если только повезет,

    Снова на большой планете

    Собрались у елок дети!

    ТИБУЛ. Станет доброю страна

    И замолкнут сплетники, -

    ТУТТИ. Поспешат на праздник к нам

    Зрители-наследники!

    ДЕД МОРОЗ. И под звездным небосводом

    Вновь услышим:

    ВСЕ. С НОВЫМ ГОДОМ!

    _________________________________________________
    ЯКОВЛЕВ Виктор Николаевич

    180025 Псков, Рокоссовского 26, кв. 8.



    (811-2) 550-349; моб. (8-911) 3829030.

    E-mail: vicont44@mail.ru



    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Елка для наследника Тутти

    Скачать 355.83 Kb.