Скачать 50.63 Kb.


Дата06.10.2018
Размер50.63 Kb.

Скачать 50.63 Kb.

Ергин Каллистрат. С натуры // Олонецкие губернские ведомости. 901. №29. С. 3



Ергин Каллистрат. С натуры // Олонецкие губернские ведомости. 1901. № 29. С. 2 – 3.

С. 2

Съ натуры.

_____
20-е число. Около одной изъ «казенокъ» толпа, напоръ которой едва сдерживаетъ тщедушный провинцiальный sergent de ville, стоящiй у дверей винной лавки и впускающiй покупателей по парѣ.

Длинный хвостъ алчущихъ за двугривенникъ «утѣхи жизни», шумитъ и движется, но не убавляется, не смотря на то, что получившiе запечатанную «утѣху» быстро выскакиваютъ изъ поминутно хлопающихъ дверей и бѣгомъ направляются на другую сторону улицы подъ ворота, гдѣ торопливо выбивается объ ладонь пробка и горькая «утѣха жизни» булькаетъ въ ротъ алчущихъ прямо изъ горлышка. Пьющiе, стоя лицомъ къ воротамъ, запрокидываютъ голову, какъ будто взглядываютъ въ приклеенное на столбахъ воротъ «обязательное постановленiе о нераспитiи спиртныхъ напитковъ на


С. 3

улицахъ, подъ воротами и въ публичныхъ мѣстахъ».

Еще свѣтло. Довольно изрядно морозитъ. Я сворачиваю съ тротуара, чтобы обойти хвостъ ожидающихъ около «казенки». Въ числѣ алчущихъ попрыгиваетъ съ ноги на ногу въ легкомъ сѣромъ армякѣ одѣтомъ въ одинъ рукавъ и разной, показывающей клочья ваты, шапченкѣ, мой благопрiятель Спиридонъ, рабочiй чугунно-литейнаго завода, съ которымъ мы въ досужное время совершаемъ походы на тетеревей и зайцевъ. Увидя меня, онъ растопыриваетъ руки, какъ бы желая принять меня въ объятiя, причемъ распахнувшiйся армякъ показываетъ отсутствiе пиджака, и широко улыбается:

― Калистрату Микитычу! какъ драгоцѣнное? Я, здороваясь со Спиридономъ, спрашиваю, какъ дѣлишки.

― Да што, братецъ ты мой, ждемъ этта часа два. Ишь народищу то – тьма тьмущая.

― Что, видно отъ супружницы то тягу далъ? спрашиваю я, зная, что его жена позволяетъ ему пить дома, покупая въ каждую получку жалованья водку сама, но не отпускаетъ его «на волю», какъ она выражается, хотя Спиридонъ страшный любитель всякихъ сборищъ, большой говорунъ и весельчакъ.

― Молчи, братецъ ты мой. Жена за дверь, а мужъ въ Тверь. Нынѣ, братецъ ты мой, ужъ она меня чистила, чистила…

Вдругъ Спиридонъ осѣкся и, съежившись, сталъ укрываться за мною, хотя при его ростѣ объ этомъ смѣшно было и думать. Но откуда то взявшаяся черномазая Спиридониха, какъ ее зовутъ сосѣдскiя бабы, уже держала его за пустой, свободно болтавшiйся рукавъ армяка.

― Окаянная твоя душа! Прорва ты ненасытная! Мало те дома водки то – той не вытрескалъ, сюда пришлёндалъ. Иди домой, булдыга ты крючконосая!

«Крючконосая булдыга», у котораго носъ представляетъ подобiе далеко не крючка, а скорѣе изрядной картофелины, очень сконфуженъ предо мной и публикой, которая рада неожиданному развлеченiю и начинаетъ зубоскалить. Чтобы выручить прiятеля, я галантно здороваюсь со Спиридонихой, предлагаю ему идти вмѣстѣ, а чтобы отвлечь отъ него семейную бурю, завожу съ ней хозяйственный разговоръ на тему о двадцатомъ числѣ.

Но разговоръ неожиданно принимаетъ оборотъ неблагоприiятный для Спиридона.

― Чтобъ ему лопнуть съ его заработкой. Мѣсяцъ работалъ, а принесъ, пьяница, два сорокъ – тутъ и въ пиръ, и въ мiръ: куды хошь клай (клади).

Я изумляюсь. Обыкновенно за Спиридономъ не водится такого художества и онъ приноситъ домой все до копейки.

Спрашиваю:

― Неужто же онъ пропилъ? Быть не можетъ!

«Крючконосая булдыга» молча шагаетъ рядомъ съ такимъ видомъ, будто говорятъ совсѣмъ и не о немъ. Спиридониха тоже молчитъ нѣсколько минутъ и только съ большой энергiей размахиваетъ правой рукой въ тактъ шагамъ.

― Да не пропилъ онъ, булдыга, штобъ ему пусто. Заработалъ то восемь сорокъ. Шесть рублей высчитали пой вѣдай за што!

― Какъ такъ? По документу (въ ссуду изъ кассы) чтоль брали, или за муку?

Спиридонъ спасенъ – гроза направилась въ другую сторону:

― Ареды этакiе, ― штобъ имъ пусто было. Всего надоть было восемь сорокъ получки – и по документу высчитали, и все. А тольки мастеръ у ихъ взялъ дай высчиталъ по шесть цѣлковыхъ въ ихнемъ цехѣ……

Я недоумѣваю совершенно. Спиридониха въ такой ажитацiи, что начинаетъ задыхаться потокомъ своихъ словъ. Она вообще женщина страшно экспансивная и я знаю, что когда она въ волненiи, то отъ нея ничего не поймешь: будутъ лишь, какъ горохъ въ пустую бочку, сыпаться ругательства, на которыя она большая виртуозка.

Мое недоумѣнiе разрѣшаетъ Спиридонъ, который видя, что пока его миновала горькая чаша супружеской распеканцiи, возвращаетъ себѣ способность шевелить языкомъ.

― Такъ, братецъ ты мой, вышло што таперя хошь въ трубу. Намъ это значитъ никакой объявки, ничего. Приходимъ въ контору къ расчету – тамъ полица. Кой шутъ, думаемъ, полицейскимъ тутъ надоть? Ну, вотъ и вызываютъ въ контору по одному. Тамъ, значитъ, мастера наши, начальство собрамшись. Тебѣ, говоритъ мастеръ то, – Спиридонъ два сорокъ: получай.

― Какъ такъ, молъ, Пётра Иванычь? надоть быть съ меня вычету нѣту. Ну, говоритъ, некогда тутъ съ вами валандаться – получай, да проваливай. Нѣтъ, говорю, Пётра Иванычъ, какъ хошь, а мое теперича мнѣ подай: заработку, значитъ. Потому, молъ, заработка – значитъ, полное мое право имѣю. А въ полицу, говоритъ, хошь? Ты, говоритъ, не шуми, а то, братъ смотри… А протчее, дастъ Богъ, въ будущiй мѣсяцъ дополучишь. – Тутъ, значитъ, сунулъ мнѣ два сорокъ, а разсыльный чичасъ за рукавъ, дай меня, молодца, въ дверь. Которые наши ребята получали – со всѣхъ вычетъ; и въ другихъ цехахъ тоже.

Спиридонъ пришелъ въ волненiе и зажестикулировалъ. Черномазая Спиридониха наругавшись, во время разсказа мужа, въ пространство, нѣсколько остыла, отвела душу.

― Надоть, братецъ ты мой, выпить съ горя. А ужъ брошу же я этотъ заводъ, да махну въ Питеръ! Вѣрно слово. Счастливо, Микитычъ: адью, значитъ.

Они удаляются. Спиридониха, учащая шаги, энергично размахиваетъ правой рукой и въ сумеркахъ кажется совсѣмъ маленькой около высокой фигуры мужа, который, при всякихъ затруднительныхъ случаяхъ, собирается «махнуть въ Питеръ». Но онъ не махнетъ въ Питеръ, а завтра встанетъ ночью часа въ четыре и поѣдетъ съ ручными санками въ лѣсъ за дровами. Когда онъ вернется, то пойдемъ къ барину Андрей Василичу, наколетъ дровъ, привезетъ съ родника воды и, выпросивъ у уходящаго на службу Андрей Василича два гривенника, если тотъ не въ духѣ, и четвертакъ, если тотъ въ хорошемъ расположенiи, ― принесетъ женѣ. Та сваритъ на щепкахъ цикорiю, напоитъ его и ребятишекъ и, отдохнувъ, отправится Спиридонъ въ заводъ, «работа въ ночную смѣну».


Каллистратъ Ергинъ.

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Ергин Каллистрат. С натуры // Олонецкие губернские ведомости. 901. №29. С. 3

Скачать 50.63 Kb.