• «Эволюция британской дипломатии: от Утрехта к Гааге (1713-1720 годы)»
  • Предмет

  • Скачать 336.24 Kb.


    Дата25.02.2018
    Размер336.24 Kb.
    ТипДиплом

    Скачать 336.24 Kb.

    Эволюция британской дипломатии: от Утрехта к Гааге



    Министерство образования и науки РФ

    Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

    высшего профессионального образования

    «Смоленский государственный университет»

    Кафедра Всеобщей истории

    Номинация:

    исследования в области гуманитарных наук
    «Эволюция британской дипломатии: от Утрехта к Гааге (1713-1720 годы)»

    Выполнила:

    студентка 4 курса факультета истории и права

    специальности

    «История»

    Демидова Кристина Витальевна

    Смоленск

    2014


    «Авторы научной работы»

    Содержание:

    Введение ……………………………………………………………………...4

    Глава I. Дипломатия Великобритании после Утрехтского мира 1713 г…11

    1.Отношения с континентом.

    2. Русско-английские отношения…………………………………………...13

    Глава II. Война Четверного альянса 1718-1720гг…………………………18

    1.Предпосылки войны Четверного альянса.

    2.Война за французское наследство………………………………………. 21

    Заключение ………………………………………………………………….24

    Список источников и литературы……………………………………….... 26

    Список публикаций по теме научной работы……………………………..29

    Введение

    История внешней политики Великобритании в короткий промежуток времени (1713-1720 гг.) важна для понимания трансформации европейской системы государств и британской дипломатии как арбитра и правового регулятора международных отношений на континенте. Отправной точкой ее новой политики стал Утрехтский мир 1713 г., завершивший Войну за испанское наследство и поставивший государства Старого Света перед фактом трансформации международных отношений Вестфальской системы государств.



    Предмет настоящего исследования — внешняя политика Великобритании в XVIII веке в Западной и Восточной Европе.

    Цель нашей работы заключается в изучении внешней политики Англии в 1713-1720 гг. В рамках поставленной цели можно выделить следующие задачи:

    1. Рассмотреть дипломатические отношения Великобритании с Западной и Восточной Европой в 1713-1720 гг.

    2. Рассмотреть предпосылки, ход и результаты войны Четверного альянса (1718 – 1720 гг.).

    Хронологические рамки нашего исследования ограниваются 1713 -1720гг. Нижняя граница исследуемого периода – заключение Утрехтского мирного договора, которого большинство отечественных и зарубежных исследователей связывают с трансформацией внешнеполитического курса страны. Верхняя граница данного периода – 1720 год – заключение Гаагского мирного договора, подтверждающего все завоевания Утрехта.

    Для реализации задач нашего исследования мы использовали принцип историзма и комплексный подход в изучении истории.



    Актуальность: исследовательская свежесть данной работы заключается не только в подробном и точном описании и анализе хода событий. Сами взаимоотношения европейских стран во временной промежуток между войной за испанское наследство и англо-испанским конфликтом 1727-1729 гг. вообще мало изучены не только в отечественной, но и в зарубежной историографии. Кроме того, во многих российских и иностранных научных публикациях, которые затрагивают, выбранный нами период, отмечается, что Великобритания начала борьбу за политическое первенство среди великих держав, после победы в войне за испанское наследство, т.е. во второй половине первой трети XVIII. в. В-третьих, анализируя этот период времени, мы можем ответить на многие актуальные вопросы, касающиеся дальнейшего становления и развития Британии, как колониальной империи, так и её роли в общей канве истории того периода.

    В ходе нашего исследования, поставленной выше проблемы, были тщательно изучены международные договоры и соглашения Великобритании, подписанные её представителями с конца XVII в до середины XVIII в. Среди этих документов тексты международных договоров и дипломатическая переписка лиц различного уровня полномочий1. К дипломатическим документам относится переписка, включающая как правительственные инструкции, так и донесения послов и агентов более низкого ранга (дипломатическая переписка). Важным источником стал для нас Сборник британских дипломатических инструкций, которые давались английским правительством своим агентам в разных странах мира2. Этот сборник позволяет получить представление об истинных целях британской политики по всему миру, на деле не такой однозначной, какой она хочет казаться в текстах официальных документов, где истинные цели и намерения вуалируются невинными штампами «о необходимости соблюдать мир и спокойствие в Европе». Так же неоценимо значение сборника Коллекция договоров между Великобританией и другими странами, в издании Чалмерса 1790 г.3. Оригинальны и существенны письма и дипломатические инструкции королевы Анны. Эти материалы позволяют составить мнение о степени вовлечённости королевы во внешнюю политику. Они охватывают всю эпоху её правления и позволяют судить о личном отношении Анны Стюарт к договорам её правительства с ведущими европейскими державами, которое порой идёт вразрез с официальной политикой. Это обстоятельство выражается в тайных указаниях королевы своим агентам4. Любопытно мнение лорда Болингброка, одного из лидеров тори и творцов внешней политики Альбиона в1712-1713 гг. Ценные данные можно извлечь из его статей в журнале “Крафтсмен”5 и даже из его просветительских работ, в которых он часто ссылается на имевшие место в годы его нахождения у власти политические реалии.



    Хотя внешняя политика Великобритании Нового времени всегда живо интересовала историков, и её описание составляет обширный список работ. Но не все события XVIII в. нашли в них своё отражение. И в российской и в англоязычной научной литературе можно найти большое количество трудов, затрагивающих часть, интересующих нас событий внешней и внутренней политики Великобритании в первой четверти XVIII вв. За невозможностью использовать их все в узких рамках данной работы, мы обратимся лишь к исследованиям, непосредственно касающихся нашей темы.

    Начнём с историографии отечественной. Интерес к данном периоду английской истории в России проявился достаточно давно. Ещё дореволюционные историки  Я.Г. Гуревича6 и Н.И. Кареева7 оставили обстоятельные и хорошо документированные сочинения, которые являются образцами либеральной историографии своего времени. Н.И. Кареев исследует в основном внутреннюю социально-политическую природу английского государства, в то время как международная деятельность Великобритании его интересует несравнимо меньше. Труд Я.Г. Гуревича, в свою очередь, к нашей теме гораздо ближе. Яков Григорьевич считал, что в начале XVIII в. Англия ещё только по настоящему включилась в противостояние за европейскую гегемонию. В основе внешней политики Великобритании рассматриваемого периода, он видит явное преобладание чисто экономических и торговых интересов. Осознание заметной роли фактора экономических интересов в истории внешней политики того времени было новым явлением в современной ему исторической науке. Однако его точка зрения, что война за испанское наследство является следствием только лишь противоречий в торговле между ведущими участниками конфликта, на наш взгляд является чересчур субъективной и однобокой, ни в коей мере не отражающей реальной многофакторности причин исторических событий.

    В послереволюционной и довоенной советской историографии наша тема не получила практически никакого раскрытия. Единственный труд претендующий на исключение из этой тенденции – работа Е.В. Тарле8, о колониальной политике Великобритании XVIII в.

    В послевоенной советской исторической науке, во многом на фоне холодной войны и юбилеев событий английской буржуазной революции, проблема английской внешней политики снова стала получать должное внимание. Отдельно здесь стоит отметить исследование Е.Б. Черняка9, в котором он описывает не только внешнюю политику Великобритании, но и её континентальных союзников и противников. Автор заостряет внимание на вопросе “вековых конфликтов”, которые, по его мнению, направляли и внутреннюю и внешнюю политику ведущих европейских держав. Теоретические положения этой книги оказали нам существенную помощь в написании данной исследовательской работы.

    В 80-е годы увидело свет коллективное исследование Великой Северной войны10, в котором нашлось место и освещению вопросов активности британской дипломатии в Северной Европе и в отношении России и Речи Посполитой. Но поскольку описание этих моментов не входило в главную задачу авторов указанного труда, они в своих частях касаются этих вопросов лишь поверхностно. Отдельно следует выделить работу В.Е. Возгрина11. Этот автор использовал богатый архивный материал иностранных документов. Возгрин рассматривает политику так называемых “морских держав” (Великобритании и Республики Соединенных провинций) на рубеже XVII - XVIII вв. Особое внимание он уделяет русско-английским отношениям, хотя в исследовании есть место и описанию англо-шведских контактов в 1704-1710 гг.

    В книге “Дипломатия и война" Соколов А. Б.12 анализирует деятельность британской внешней политики периода войны за испанское наследство и англо-испанского противостояния 1717-1719 гг. Историк пытается сравнить политику Англии мирного времени и изменения, которые в ней происходили в периоды нахождения этой страны в состоянии войны. Несмотря на подробный анализ внешней политики Британии начала XVIII в. Соколов считает, что на путь борьбы за европейскую гегемонию, она встала только к 40-м годам века.  Из наиболее свежих работ, затрагивающих нашу тему, можно отметить работы Л.И. Ивониной13. Её исследования представляют для нас особую важность потому, что детально описывает ряд интереснейших моментов политической истории Великобритании начала XVIII в.

    При всём при этом следует признать, что внешняя политика Великобритании в 1713-1720 гг. до сих пор не стала предметом специального изучения, и, мы надеемся, что наша работа хотя бы частично восполнит эту лакуну в историографическом ландшафте.

    Восстановить картину происходящего в Англии в тот период и ознакомиться с разнообразными концепциями и теориями английской историографии нам помогли классические труды английских историков.

    Одним из классиков является А. Смоллет и его работа «История Англии»14. В своей работе Смоллет представляет читателю краткий экскурс, как внутренней, так и внешней политике Англии XVIII века. Данная работа важна для исследователей, потому что автор является современником событий.

    Признанный классик вигской историографии XIX в. Т. Б. Маколей15 значительное место в своём главном историческом труде, посвятил описанию британской внешней политики, и истории англо-французских отношений в XVIII в. Но при этом активность Великобритании на внешней европейской арене в 1713-1730 гг. он практически упускает из виду, либо намеренно обходит своим вниманием. Единственное исключение - краткое описание английской позиции по Великой Северной войне и анализ русско-английских отношений петровской эпохи. Возможно, Т.Б. Маколей уделил периоду 1713-1730 гг. гораздо меньше внимания, чем предыдущим или последующим событиям во внешней политике Британии, из-за того, что он оценивал внешнеполитический курс последователей Вильгельма III крайне невысоко. Это наше предположение весьма убедительно подтверждают достаточно нелицеприятные характеристики, которыми Маколей наградил Анну Стюарт - “Дура на троне” и Георга I – “самый пассивный из английских королей”. На наш взгляд, эта его оценка указанных британских монархов излишне субъективна и скорее плод эмоций, нежели попытка трезвого рассудочного отражения роли последней представительницы династии Стюартов и первого Ганноверского короля в английской истории16.

    Из зарубежных работ хочется обратить внимание на работу адмирала Мэхэна А17. В своем труде он обращается к внешней политике фрагментарно, однако в тех случаях, когда морские силы могли изменить положение на европейском континенте.

    Дж. Тревельян подробно и критично не подходил к внешней политике Стюартов и Ганноверов. Исследователя больше волновал вопрос о внутренней политике внутри самой Великобритании18.

    В середине XX столетия англоязычные исследователи проводят взаимосвязь между внутренней и внешней политикой Англии XVIII века, а это стало значимой трансформацией зарубежной историографии.

    Исследователи начали больше уделять внимание на позицию тори и вигов и каким образом они влияли на внешнеполитический курс страны.

    В настоящее время продолжаются исследования по внешней политике Великобритании XVIII века, так как тема подробно не исследована и ждет своего нового исследователя.

    Глава I. Дипломатия Великобритании после Утрехтского мира 1713 г.
    1.Отношения с континентом.

    Определив новое соотношение сил в Западной Европе, Великобритания осуществила большой шаг вперед в установлении геополитического влияния на континенте и продвижении английских интересов. Не стремясь расширять свои территории за счет континента, она выступила в роли арбитра в континентальных конфликтах, тем самым доказывая свою главенствующую роль. Она удовлетворялась морскими победами и обладанием ключевых портов на морях, благодаря которым могла диктовать свои условия и расширять свою торговлю19.

    Военная доктрина Великобритании основывалась на положении, что участие британцев в сухопутных операциях в Европе должно быть минимальным. Британские кабинеты щедро обещали союзникам военные субсидии, не всегда их выплачивая. На континенте Англия «таскала каштаны из огня чужими руками». Но в военно-морских операциях стремилась занять позицию «владычицы морей»20.

    Благодаря Утрехтскому миру британское правительство добилось выполнения особых условий: французский двор признавал протестантское престолонаследие в Британии и соглашался изгнать претендента из Франции, разрушить фортификационные сооружения Дюнкерка и уступить различные территории в Северной Америке, Новую Шотландию, захваченные в ходе экспедиции из Массачусетса, а также Сент-Кристофер и право рыбной ловли у Ньюфаундленда. С Испанией соглашение было достигнуто на условиях перехода к Англии Менорки и Гибралтара, после чего она могла контролировать вход в Средиземное море, оставаясь главной морской державой. В испанской Южной Америке были приобретены коммерческие преимущества (которые позже спровоцируют ещё одну войну), в частности – «асьенто» - исключительное право в течение 30 лет импортировать африканских рабов в Новый свет. Франция и Испания отказалась от объединения своих корон21.

    В Утрехте был подписан не один договор, а семь отдельных двусторонних соглашений. Франко-голландский «договор о Барьере» подписывается первым 30 января 1713 г., англо-французский договор мире был заключен вторым, 31 марта 1713г., а англо-испанский – третьим, 1 июля 1713 г. К осени 1713 г. были подписаны мирные соглашения Франции с Португалией, Савойей и Пруссией. Однако Утрехтский конгресс, призванный быть единственным совещанием для разрешения международным проблем, не стал таковым. Поскольку во время работы Конгресса Вена по собственной инициативе ещё находилась в состоянии войны с Версалем, а затем, оказавшись без помощи союзников бессильной перед лицом противника, была вынуждена пойти на переговоры, то договор о мире между Францией и Империей был заключен в Раштатте только 6 марта 1714 г. Тем не менее, многие пожелания Карла VI были учтены ещё в Утрехте. Между Францией и целым рядом германских князей соответствующие мирные трактаты были уточнены и подписаны в Бадене 7 сентября 1714 г. Кроме того, Баденский мирный договор объявил условия Раштаттского мирного договора обязательными для всех чинов Священной римской империи. Всего же соглашений, венчавших войну за испанское наследство, было 14, и всех их нередко именуют Утрехтскими договорами22.

    Мгновенная реакция британской внешней политики на динамично развивающиеся европейские отношения позволили государству укрепить свои позиции на континенте. В Утрехте было заметно, что во многом из Лондона шли территориальные и политические перемены, выработка правовых норм «средних государств» с ограничением их ресурсов. Лондон защищал «свободы Европы» так, как он их понимал, и своей дипломатией способствовал новой расстановке сил на континенте, чтобы с некоторым ослаблением Франции заполнить политический вакуум созданием мультиполярной системы23.

    Британская внешняя политика была весьма активна не только в Западной и Южной Европе. Конец XVII – начало XVIII вв. положили начало усилению внешних связей Англии со странами Центральной, Восточной и Северной Европы.

    Британия ведет активную политику на континенте: поддерживает тесные дипломатические контакты с Австрией, с большинством германских княжеств, с Россией, с ведущей державой Северной Европы – Швецией. Не менее тесные контакты поддерживает Англия в первой четверти XVIII в. и с менее влиятельными европейскими странами: Данией и Польшей.

    Британские послы, посланники и агенты имеет влияние при всех европейских дворах. Одним из главных торговых партнеров Англии в начале XVIII в. становятся Пруссия, Швеция, Россия. Прочные экономические связи поддерживает Британия с Италией, большая часть которой находилась под влиянием австрийских Габсбургов. Усиление политического влияния в этих странах гарантировало английским политикам и успешное торговое и экономическое сотрудничество24.

    2. Русско-английские отношения в 1713-1716гг.

    Заключив мирные договора в Утрехте, Раштатте и Бадене, западноевропейские державы обратили свое внимание на восток и северо-восток, обеспокоенные возросшей мощью Российского государства и его «западными» намерениями25.

    Английские дипломаты в эти годы всячески старались ослабить совместные действия России и её союзников. Их основные усилия в это время были направлены на то, чтобы расколоть Северный союз, заключенный в результате российской дипломатической миссии в Европу (Великое посольство 1699-1700гг.). В Северный союз входили Россия, Дания, Саксония, Речь Посполитая, основной задачей союза было противостояние Швеции.

    Позиция Англии по отношению к Северной войне в начале 1713г. отчетливо сформулирована в заявлении английского посланника в Голландии лорда Страффорда русскому представителю Б.И. Куракину: «…Англия не захочет видеть в разорении и бессилии корону шведскую. И подлинное намерение её, Англии, чтобы потенции в севере содержать по-прежнему в равновесии»26.

    Английская дипломатия упорно стремилась протащить на Утрехтском конгрессе «шведский вопрос» и оказывало беспрецедентное давление на Голландию, склоняя её к совместному выступлению на Балтийском море27. В качестве меры для прекращения Северной войны английский посол предлагал направить в Балтийское море английскую и голландскую эскадры.

    Однако дипломатические реальности 1713 г. оказались несовместимы с планами британского кабинета, особенность которых состояла ещё и в том, что умиротворение России намечалось осуществить чужими руками. В свою очередь, Б.И. Куракин отмечал, что державам на конгрессе было не до России.

    24 января 1714 г. Петр I в своей грамоте на имя королевы Анны предупреждал её, что если английская эскадра в Балтийском море предпримет какие-либо враждебные действия по отношению к России, то на это последует достойный ответ28. Однако Великобритания от этой идеи нее отказалась.

    Категорически следовать в британском фарватере британской политике отказалось и правительство Голландии, официально поставив в известность Лондон, что оно «никаким насильственным образом в те северные дела вмешиваться не будет». Так что попытка правящих кругов Англии использовать Утрехтский конгресс в целях создания широкой антирусской коалиции, как и идея сколотить англо-голландский тандем для вмешательства в Северную войну, оказались тщетными29.

    В эти годы, несмотря на обострение политических отношений между Россией и Англией, торговля между ними продолжала неуклонно расти. Более того, объективные обстоятельства вынуждают Лондон убеждаться, что открытая враждебность противоречит интересам самой Англии. Она была жизненно заинтересована в торговле с Россией, получая от неё важные кораблестроительные материалы: пеньку, парусную ткань, т.п.30 Экономические отношения между Россией и Англией были взаимно выгодны для обеих сторон, отвечали жизненным интересам, как и России, так в ещё большой мере и Англии.

    Однако шведы начинают проводить политику каперства, а именно, Карл XII хочет ликвидировать всю балтийскую торговлю и издает «Каперский устав», который направлен на захват всех судов, идущих в Россию. Только в 1714 г. они конфисковали 24 английских корабля. Англия вступает в конфликт со Швецией, требуя компенсации огромных убытков. Англичане вынуждены посылать военные корабли для защиты торговли. На почве этих событий происходит естественное сближение русских и английских интересов.

    Внутриполитические изменения в Великобритании приводят к изменению внешней политике по отношению к России. Русские дипломаты понимали, что Георг I стремится к союзу с Россией, исходя из собственных выгод.

    Ганновера все более соблазняет пример соседних государств, которые спешат растащить на куски отвоеванные города и земли шведской Померании. Курфюрст Ганновера мечтал округлить свои владения и получить выход к морю путем приобретения Бремена и Вердена, расположенных на реке Везер, впадающей в Северное море31.

    Заключение союза с Георгом тормозилось вследствие нежелания Дании отдать Бремен и Верден, в то время как Георг I настаивал на передаче ему Бремена и Вердена в качестве предварительного условия вступления в союз против Швеции. По настоянию Петра I, стремившегося всеми силами закончить войну возможно скорее и добавившегося для этой цели вступления Георга I в союз против Швеции, чтобы получить обещанную им помощь английского флота, Дания в феврале 1715 г. решилась, наконец, уступить Ганноверу Бремен и Верден.

    Но использовать полностью заинтересованность Георга I в приобретении Бремена и Вердена до конца сразу не удалось, поскольку его специфическое положение английского короля с урезанными правами предоставляло ему довольно ограниченные возможности воздействовать на собственную английскую политику32.

    17 октября 1715 г. в Грейфсвальде был заключен союзный договор между Петром I и Георгом I.

    Английская эскадра ограничилась охраной английских торговых кораблей в Балтийском море. Но и это было на тот момент выгодно для России и ее союзников.

    Наиболее важным пунктом договора с Георгом I был пункт номер четыре, заключивший в себя обязательство Георга, как короля Великобритании и ганноверского курфюрста, обеспечить России приобретение от Швеции Ингрии, Карелии и Эстляндии с Ревелем, а со стороны Петра I обязательно обеспечит Георгу, курфюрсту Ганноверскому, приобретение герцогств Бремен и Верден33.

    Заинтересованность Англии в скорейшем окончании Северной войны объяснялось тем, что продолжение войны мешало английской торговле, и что Швеция уже причина большие убытки английским подданным. Кроме того, Англия узнала о попытках шведского короля совместно с Францией оказать помощь претенденту на английский престол Якову III Стюарту во время летнего вторжения 1715 г. якобитов в Шотландию.

    Русская армия в это время не только изгнала шведов из Ингрии, Финляндии, Эстляндии и Лифляндии, но также из владений Швеции и Германии. Молодой русский флот уже проявил себя в борьбе со шведским флотом и прежде всего в известном сражении у Гангута. Параллельно победам на поле боя были победы на дипломатическом поприще.

    Начало 1716 г. было временем наибольших военных и в особенности дипломатических успехов России. К началу 1716 г. у России оставался только одни явный враг – Швеция. С Турцией в 1713 г. был заключен мирный договор. Англия, отношения с которой в 1713-1714 гг. резко обострились вследствие её намерения выступить на помощь Швеции теперь (в лице её нового короля) были урегулированы. Отношения с Пруссией покоились на основе взаимных интересов в борьбе против Швеции. Франция и Австрия не проявляли явного нерасположения к России, а давние союзники Петра I в войне против Швеции – Август II польский и Фридрих IV датский – были вынуждены следовать за ним, как за признанным главой Северного союза. Россия признавала гарантировать протестантское (ганноверское) престолонаследие в Англии34.

    Не будем забывать, что английские торгово-промышленные круги старались не допустить преобладания России на Балтийском море, и одновременно были вынуждены добиваться свободы торговли с балтийскими портами. В действительности на Балтике развертывалась безудержная английская экспансия, которая и будет способствовать обострению отношений между Россией и Великобританией в будущем.

    В итоге, в первой четверти XVIII столетия состоялся переход Шведского государства на вторые роли в европейской политике. Судьбу великой уникальной империи на Балтике в немалой степени решила расстановка сил и война в Западной Европе. Они же и повлияли на возникновение другой, не менее, уникальной, но более мощной империи – Российской35.

    Возросший авторитет Великобритании на Западе континента и параллельно развивающийся авторитет России на Севере континента никак не мог сосуществовать мирно, потому что развивались две морских державы, две будущие империи, у которых с каждой победой возрастали амбиции, что в дальнейшем приведет к большему соперничеству и неприязни двух стран.

    Глава II. Война Четверного альянса 1718-1720гг.
    1.Предпосылки войны четверного альянса.

    Вскоре после Утрехтского мира последовала смерть правителей двух стран, которые играли выдающуюся роль в войне за Испанское наследство. Королева Анна умерла 1-го августа 1714 года, Людовик XIV – 1-го сентября 1715 года36. После смерти Людовика XIV и королевы Анны отношения между Францией и Великобританией улучшились.

    И, конечно, последовали внутренние перестановки: с политической арены убрали Болингброка (политического философа и государственного деятеля), который играл важную роль во внутренней и внешней политике Англии во время войны за Испанское наследство. В конце августа Болингброк был уволен с поста государственного секретаря. Парламентские выборы в январе 1715 года обеспечили вигам твердое большинство в Палате общин. Глава нового правительства Роберт Уолпол не скрывал своих намерений - предать суду последних членов последнего кабинета тори. Настали дни политического возмездия. Когда герцог Мальборо предупредил Болингброка о его возможном аресте, тот в панике 18 марта 1715 года бежал из Англии. Уолполу, казалось, это только и нужно было. Болингброка тотчас же обвинили в государственной измене, конфисковали собственность и под страхом смерти запретили въезд в Англию37. Создается впечатление, что Болингброк дал сам возможность Уолполу легко и «пристойным образом» избавиться от наиболее проницательного и внимательного противника. После своего бегства Болингброк окончательно примкнул к якобитам.

    Георг I и новый французский регент Филипп II герцог Орлеанский были двоюродными братьями, и положение каждого из них у кормила власти не было вполне безопасным. Герцог Орлеанский был обеспокоен тем, что его внутренние враги, в частности, внебрачный сын Короля-Солнце герцог Мэнский, будут сотрудничать с Испанией, чтобы ослабить режим Регентства, в то время как Георг I хотел, чтобы французское правительство отказалось в дальнейшем от поддержки якобитов, выступавших за соблюдение прав на престол Джеймса Френсиса Эдварда Стюарта, сына свергнутого Славной революцией Якова II.

    Итак, правительство Великобритании и Франции испытывало чувство зыбкости и опасности, что, безусловно, влияло как на внутреннюю политику, так и на внешнюю обеих держав. Однако отношения между двумя бурбонскими дворами после смерти Людовика XIV в 1715 г. заметно охладились.

    Конечно, договор с Великобританией сильно укрепил бы позиции Филиппа Орлеанского и гарантировал Франции безопасность, но подобный дипломатический шаг был в известной мере авантюрой, прыжком в неизвестность. Вместе с тем добрые намерения Георга I и лорда Стенхоупа нисколько не мешали большинству вигов, начиная с премьер-министра, лорда Таунзенда, питать открытую неприязнь к Франции, и парламент мог в любой момент разрушить все здание. Напротив, восшествие на престол Якова III означало наступление счастливых времен для Франции, когда политика Сент-Джеймсского дворца была бы ориентирована на Версаль. Так были настроены министры Франции и ее общественное мнение; к этой точке зрения склоняется и регент, питающий к тому же надежды увидеть одну из своих дочерей на английском троне38.

    Поэтому Филипп убаюкивает нетерпеливого лорда Стерса своей обходительностью, ссылаясь на тысячу трудностей, а сам тем временем начинает тайно помогать Якову Стюарту. Однако пробуждение не заставило себя ждать: силам мятежников были нанесены одно за другим два крупных поражения еще до высадки претендента, и Яков Стюарт, превратившись в странствующего рыцаря, вынужден отплыть от берегов родины. Виги, опьяненные жаждой мести, с кровавой жестокостью расправляются с врагами; более тысячи их противников выслано. Сильно укрепивший свои позиции Георг I направляет регенту полный угроз протест.

    И тут взрывается испанская мина. Филипп V 15 декабря 1715г. подписал договор, по которому английским торговцам безоговорочно предоставлялись в Америке те же льготы, что и его собственным подданным. Таких огромных уступок не мог добиться от него и Людовик XIV. «Французы более не пользуются здесь никаким влиянием», — радостно сообщал британский министр в письме в Мадрид. Застигнутая врасплох предательством Испании и злопамятностью Англии, Франция оказалась в изоляции, и добейся Георг I сближения императора с католическим королем, положение ее стало бы угрожающим39. Необходимо было искать опору, и этой опорой мог стать союз с Англией. Несмотря на то, что выдвинутые требования со стороны Великобритании казались несправедливыми, переговоры начались.

    Переговоры были успешными, и договор был подписан в декабре 1716 г. Позже в январе 1717 г. к альянсу примкнули голландские Соединённые Провинции, что и привело к образованию Тройственного союза40. Союз был заключен против испанского короля Филиппа V Бурбона, питавшего реваншистские настроения и пытавшегося добиться возобновления действия условий Утрехтского соглашения 1713 г., частично изменённых Рашттатским миром 1714 г. не в пользу его державы.

    Владения, которых Испания лишилась по Утрехтскому миру, в своей основной части перешли к императору. Правительство нового испанского короля Филиппа V считало эти уступки вынужденными и временными. Правда, было бесперспективным стремиться к возвращению ставших австрийскими Южных Нидерландов – морские державы ни за что не допустили бы перехода этой страны под власть монарха из рода Бурбонов. Напротив, казалось вполне разрешимой задачей возвращение утраченных итальянских территорий, которые сотни лет находились во владении Испании и в защите которых император не мог рассчитывать на поддержку потенциальных союзников. Большое влияние на политику мадридского двора оказывала вторая жена Филиппа V, итальянка Елизавета Пармская, мечтавшая выкроить из отвоеванных территорий княжества для своих сыновей. Её ставленник – первый министр Альберони приступил к осуществлению этих планов. В 1717 г. испанцы отняли у императора остров Сардинию и начали вытеснять австрийцев из Сицилии41.

    Высадка испанского десанта летом 1717 г. на Сардинии, и появление испанцев через год на Сицилии вызвало ответные действия со стороны Австрии. Как мы видим, Австрия, чьи интересы в Италии были явно под угрозой, не сразу вмешалась из-за того, что находилась в состоянии войны с Османской империей до Пожаревацкого мира 1718 года42.
    2.Война за французское наследство.

    Между тем, 1 июля 1718 г. испанцы, на этот раз с 30 000 солдат во главе с Жан-Франсуа де Беттом (бельгийский военный командир на испанской службе) вторглись в Сицилию, которая принадлежала герцогу Савойскому. Они взяли Палермо 7 июля, а затем, разделив свою армию на две части последовали вглубь острова. Жан-Франсуа де Бетт поспешил осадить Мессину между 18 июля и 30 сентября, в то время как, герцог Монтемар (командовал испанкой кавалерией) завоевывал остальную часть острова. Французы, австрийцы, и британцы потребовали ухода из испанцев из Сицилии и Сардинии. Положение Виктора Амадея II Савойского был неоднозначным. Он согласился на переговоры с Альберони, целью которых было сформировать антиавстрийский альянс. 11 августа в битве при мысе Пассаро, британский флот, во главе с адмиралом Джорджем Бингом, захватили большую часть испанского флота, и осенью этого же года британский флот высадил небольшой австрийский отряд, собравшийся в Неаполе во главе с австрийским графом Филиппом фон Дауном вблизи Мессины, чтобы снять осаду. Однако эта попытка не увенчалась успехом, когда австрийцы потерпели поражение в первом же бою при Милаццо 15 октября, и смогли создать только небольшой плацдарм вокруг Милаццо. 17 декабря 1718 года, французы, британцы и австрийцы официально объявили войну Испании. Голландцы присоединятся к ним позже, в августе 1719 года43.

    Герцог Орлеанский приказал французской армии под командованием герцога Бервика вторгнуться в баскские провинции Испании в апреле 1719 года. Эта армия почти не встретили сопротивления, но была ослаблена болезнями. Вторая атака в Каталонии постигла та же участь. В колониях французы были более успешными и взяли Пенсаколу во Флориде. В Сицилии, австрийцы начали новое наступление. Они потерпели поражение в битве Франкавиллы (20 июня 1719). Но испанцы были отрезаны от своей родины британским флотом, и это был всего лишь вопрос времени, прежде чем их сопротивление рухнет. Альянсом была одержана победа в битве при Милаццо, Мессину взяли в октябре и осадили Палермо44.

    Были попытки дестабилизировать внутриполитическое состояние соперников, используя интриги, в частности, испанские дипломаты, договорившись с якобитами, перебросили отряды герцога Ормонда в Шотландию. Однако очередное стремление организовать якобитское восстание потерпело крах при Гленшиле, а британцы, в свою очередь, высадившись в Виго, стали продвигаться вглубь Испании. Военные действия развернулись и на территории Северной Америке между испанцами и французами, где верх одержали французы.

    Неудача за неудачей привели испанцев к безвыходному положению и в скором времени сломили сопротивление Испании. В ходе активных действий союзников против испанцев, Филипп V начал переговоры о мире, и уже в феврале 1720 г. был подписан Гаагский мирный договор. Договор вернул Европу в status quo. По этому договору испанцы отказались от каких-либо притязаний на итальянские и нидерландские территории, а также на объединение французской и испанской корон. Аналогичные гарантии предоставили австрийский император и французский король45. Наиболее заметное положение договора было то, что Сицилия была передана Австрии. Савойской династии, которой была передана Сицилия в соответствии с договором в Утрехте, была передана Сардиния.

    Так или иначе, был подтверждён ранее заключенный Утрехтский мир. Главной целью Англии в этом конфликте было сохранение существующего баланса сил в Европе, что и было достигнуто.

    Заключение

    В заключение нашей работы мы считаем возможным сделать следующие выводы:

    1) с 1713 по 1720 гг. основой внешней политики Англии было стремление обезопасить от притязаний других держав итоги Утрехтского мира, сохранив баланс сил на континенте и не допустив провокаций со стороны других государств на легитимность существующего порядка.

    В целом же, век Просвещения как отмечает исследователь Х. Духхардт, представлял собой игру сил, ранее направленную против универсализма Габсбургов или Бурбонов, преобразовавшуюся в баланс сил, зафиксированный на Утрехтском конгрессе 1713 г. как новую максиму многосторонних отношений. Изменился состав ведущих держав в Европе. Пересмотрены международные правила взаимоотношений. Обновился формальный аппарат договоров, кристаллизовалась модель мирного посредничества. Вместе с тем международное право требовало постоянных уточнений в связи с потребностью обоснования случавшихся конфликтов.46

    В ходе военных конфликтов рассматриваемого нами периода укоренился лозунг «Правь, Британия, морями!», который ещё был сформулирован в ходе Войны за Испанское наследство и стал выражением общенационального духа британцев. Установленное среди Великих держав Европы равновесие сил, основывающееся, в сущности, не столько на естественном их балансе, сколько на соглашении, заключенном боровшимися народами из-за истощения их средств в длительной борьбе, способствовало развитию идеи приспособления баланса сил к меняющимся политическим условиям времени. Англия, в свою очередь, и стала главной хранительницей этого баланса, как оно было и определено Утрехтским и последовавшим за ним договорами.

    2) Война Четверного альянса подтвердила ранее заключенный Утрехтский мир. Главной целью Великобритании в этом конфликте было сохранение существующего баланса сил в Европе, что и было достигнуто.

    Британские дипломаты, держа руку на пульсе, смогли своевременно уловить трансформацию европейской системы государств и начать диктовать условия выгодные только для Великобритании и выступать арбитром и регулятором международных отношений на континенте.

    В итоге международные амбиции Альбиона значительно возросли, и в дальнейшем они будут постепенно развиваться и воплощаться в реальные достижения, что докажут и создание Британской империи, и превращение Великобритании в «мастерскую мира».



    Список источников и литературы:
    Источники:


    1. British Diplomatic Instructions 1689 - 1789. L. 1925. Vol. II.

    2. Collection of Treaties between Great Britain and Other Powers. By George Chalmers. Esq. Vol. II. London: John Stocdale.1790.

    3. The Letters and Diplomatic Instructions of Queen Anne. Ed. by B. Brown. - L.: Baylis and son. 1968.

    4. Болингброк Г. Письма об изучении и пользе истории. – М.: Наука. 1978. 360 с.

    5. Мартенс Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. Т.9(10). Трактаты с Англией 1710-1801. СПб.: Тип. Министерства путей сообщения, 1892. 563 с.

    Литература:

    1. History of the principal states of Europe from the peace of Utrecht, Volume 2. London: John Murray. 1826. 102 с.

    2. Marques de Mulhacen. Politica Mediterranea de Espana 1704-1951. Madrid, 1952. 351 с.

    3. Smollet A. History of England. L., Vol. 1-2.1796. 877 с.

    4. Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений России, Ч.1, М., 1894. 272 с.

    5. Борисов Ю. В. Дипломатия Людовика XIV. - М.: Международные отношения, 1991. 384 с.

    6. Возгрин В.Е. Россия и европейские страны в годы Северной войны: История дипломатических отношений. 1697-1710. Л. Наука, 1986. 296 с.

    7. Волосюк О.В. Внешняя политика Испании в XVIII веке: становление испано-русских отношений. М.: Рос. ун-т дружбы народов, 2011. 628 с.

    8. Высокова В.В. Британская империя: становление, эволюция, распад - Екатеринбург: Изд-во «Волот», 2010. 188 с.

    9. Грин Дж. Р. Британия краткая история английского народа в 2 т. Т.2. Мн.: МФЦП. 2007. 680 с.

    10. Гуревич Я.Г. Происхождение войны за испанское наследство и коммерческие интересы Англии. СПб. 1884. 196 с.

    11. Ивонина Л. И. Война за Испанское наследство. М.: Росконсульт. 2009. 288 с.

    12. Ивонина Л.И. Х.Духхардт. Мир в Европе раннего нового времени. Избранные труды 1979-2011. Падерборн - Мюнхен - Вена-Цюрих,2012//Новая и новейшая история. – М.,2013.- №1. 235 с.

    13. История Европы. Т.IV. Европа Нового времени (XVII – XVIII вв.). М.:Наука, 1994. 515 с.

    14. История Северной войны 1700- 1721. М. 1987.

    15. Кареев Н.И. Две английские революции XVII в. М.: Гос. публич. ист. б-ка России, 2002. 162 с.

    16. Маколей Т.Б. Полное собрание сочинений. Т. 6-13.СПб. И М.: издание книгопродавца-типографа М. О. Вольфа.1865.

    17. Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю, 1660–1783. М.: ООО “Издательство ACT”; СПб.: Terra Fantastica.2002. 634 с.

    18. Никифоров Л. А. Русско-английские отношения при Петре I. М.: Госполитиздат, 1950. 281 с.

    19. Соколов А.Б. Дипломатия и война. Ярославль, 1998. 132 с.

    20. Сорокина Е.А. Внешняя политика Англии в конце XVII - первой четверти XVIII вв. в Центральной, Восточной и Северной Европе [Электронный ресурс]: диссертация...кандидат исторических наук. Иваново, 2003. 182 с.

    21. Тарле Е.В. Очерки истории колониальной политики западноевропейских государств. М-Л., 1965. 427с.

    22. Тревельян Дж. М. История Англии от Чосера до королевы Виктории.- Смоленск: Русич, 2007. 624 с.

    23. Финкель К. «История Османской империи: Видение Османа». М.: АСТ, 2010. 829 с.

    24. Черняк Е.Б. Вековые конфликты. M., 1988. 400 с.

    25. Эрланже Ф. Филипп Орлеанский. Регент//Сайт e-reading-lib.org: URL:

    http://www.e-reading-lib.org/chapter.php/1010099/0/Erlanzhe_-_Regent.html (17.05.2013).

    Список публикаций по теме научной работы



    1. Эволюция британской дипломатии: от Утрехта к Гааге (1713-1720 годы) // Студенческая наука – 2013. Том II: Гуманитарное направление: сборник статей / под ред. А.Г. Егорова, О.Е. Похаленкова, С.А. Сахарова; Смол. гос. ун-т; Студ. науч. общ-во. Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2013.С.16-20.

    2. Внешняя политика Великобритании в 1713-1720 гг. // Студент и будущее России. Тезисы XVI Российское студенческое научной конференции / под ред. В.В. Волова. М.: Изд-во СГУ, 2013. С. 253-256.



    1 Мартенс Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. Т.9(10). Трактаты с Англией 1710-1801. - СПб.: Тип. Министерства путей сообщения, 1892

    2 British Diplomatic Instructions 1689 - 1789. L. 1925. Vol. II.

    3 Chalmers G. A Collection of Treaties between Great Britain and other powers. Vol. 1-2. L. 1790

    4 The Letters and Diplomatic Instructions of Queen Anne. Ed. by B. Brown. - L.: Baylis and son. 1968.

    5 Болингброк Г. Письма об изучении и пользе истории. – М.: Наука. 1978.

    6 Гуревич Я.Г. Происхождение войны за испанское наследство и коммерческие интересы Англии. СПб., 1884.

    7 Кареев Н.И. Две английские революции XVII в. М.: Гос. публич. ист. б-ка России, 2002.

    8 Тарле Е.В. Очерки истории колониальной политики западноевропейских государств. М-Л., 1965.

    9 Черняк Е.Б. Вековые конфликты. M., 1988.

    10 История Северной войны 1700- 1721. М., 1987.

    11 Возгрин В.Е. Россия и европейские страны в годы Северной войны. История дипломатических отношений. 1697-1710. Л. Наука, 1986.

    12 Соколов А.Б. Дипломатия и война. Ярославль, 1998.

    13 Ивонина Л.И. Война за испанское наследство. М: Росконсульт., 2009.

    14 Smollet A. History of England. L, Vol. 1-2.1796.

    15 Маколей Т.Б. Полное собрание сочинений. Т. 6-13. – СПб. И М.: издание книгопродавца-типографа М. О. Вольфа. 1865.

    16 Маколей Т.Б. Полное собрание сочинений. Т.12. История Англии. От восшествия на престол Якова II .Часть 7.– СПб. И М.: издание книгопродавца-типографа М. О. Вольфа..1865. C.298.

    17 Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю, 1660–1783. М.: ООО “Издательство ACT”; СПб.: Terra Fantastica.2002.C.634.

    18 Тревельян Дж. М. История Англии от Чосера до королевы Виктории.- Смоленск: Русич, 2007.С. 614.

    19 Волосюк О.В. Внешняя политика Испании в XVIII веке: становление испано-русских отношений. М.: Рос. ун-т дружбы народов, 2011.С.113.

    20 Высокова В.В. Британская империя: становление, эволюция, распад - Екатеринбург: Изд-во «Волот», 2010. С.35.

    21 British Diplomatic Instructions 1689 - 1789. L. 1925. Vol. II.С.25.

    22 The Letters and Diplomatic Instructions of Queen Anne. Ed. by B. Brown. - L.: Baylis and son. 1968. С.276.

    23 Ивонина Л. И. Война за Испанское наследство. М.: Росконсульт. 2009.С.247.

    24 Сорокина Е.А. Внешняя политика Англии в конце XVII - первой четверти XVIII вв. в Центральной, Восточной и Северной Европе [Электронный ресурс]: диссертация...кандидат исторических наук. Иваново, 2003. С.59-60.

    25Ивонина Л. И. Война за Испанское наследство. М.: Росконсульт. 2009.С.275.

    26 Никифоров Л. А. Русско-английские отношения при Петре I. М.: Госполитиздат, 1950.С.100.

    27 Бобылев, В.С. Внешняя политика России эпохи Петра I. М.: Рос. ун-т дружбы народов, 1990.С.92.

    28 Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений России. Ч.1. М., 1894.С.184.

    29 Бобылев, В.С. Внешняя политика России эпохи Петра I. М.: Рос. ун-т дружбы народов, 1990.С.92.

    30 Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра первого. М.: «Международные отношения»,1984.С.321.

    31 Там же.

    32 Там же.

    33 Мартенс Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. Т.9(10). Трактаты с Англией 1710-1801. - СПб.: Тип. Министерства путей сообщения, 1892. С.31-35.

    34 Никифоров Л. А. Русско-английские отношения при Петре I. М.: Госполитиздат, 1950.С.125.

    35 Ивонина Л. И. Война за Испанское наследство. М.: Росконсульт. 2009.С.280.

    36 Мэхен А.Т. Влияние морской силы на историю, 1660-1783. М.:ООО «Издательство АСТ»,Спб: Terra Fantastica, 2002. С.259.

    37 Болингброк Г. Письма об изучении и пользе истории. М.: Наука. 1978. C.282.

    38 Эрланже Ф. Филипп Орлеанский. Регент//Сайт e-reading-lib.org: URL: http://www.e-reading-lib.org/chapter.php/1010099/0/Erlanzhe_-_Regent.html.

    39 Там же.

    40 History of the principal states of Europe from the peace of Utrecht, Volume 2. London: John Murray. 1826.С.102.

    41 История Европы. Т.IV. Европа Нового времени (XVII – XVIII вв.). М.:Наука, 1994.С.438.

    42 Финкель К. «История Османской империи: Видение Османа». М.: АСТ, 2010. С.463.

    43 Marques de Mulhacen. Politica Mediterranea de Espana 1704-1951. Madrid, 1952.С30.

    44 Там же.

    45 Collection of Treaties between Great Britain and Other Powers. By George Chalmers. Esq. Vol. II. London: John Stocdale. Piccadilly. 1790.С.259.

    46 Ивонина Л.И. Х.Духхардт. Мир в Европе раннего нового времени. Избранные труды 1979-2011. Падерборн-Мюнхен-Вена-Цюрих,2012//Новая и новейшая история. – М.,2013.- №1.С.235.


    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Эволюция британской дипломатии: от Утрехта к Гааге

    Скачать 336.24 Kb.