Скачать 140.68 Kb.


Дата24.08.2018
Размер140.68 Kb.

Скачать 140.68 Kb.

Фотоискусство в жизни Романовых



Елена Палькеева

Старший научный сотрудник

начальник научно-экспозиционного отдела
Фотоискусство в жизни Романовых
Середина ХIХ века ознаменовалась всплеском интереса к новой технической новинке – фотографическому аппарату. Фотография или дагерротип, как тогда называли фотоснимок, стала повсеместным увлечением у разных слоев населения, начиная от обывателей и заканчивая членами Императорской фамилии.

В России бурное развитие фотографии началось вскоре после ее появления в Европе – в 40-е годы ХIХ века, хотя история создания первых фотоизображений уходит своими корнями в далекое прошлое.

Уместно напомнить о тех людях и об их открытиях, благодаря которым стало возможным не только точное, документальное изображение окружающего мира, но и создание жанровой и художественной фотографии, давших начало новому направлению в искусстве.

Основой для изобретения фотографии послужило наблюдение знаменитого греческого ученого Аристотеля, который описал любопытное явление: свет, проходящий через маленькое отверстие в оконной ставне, рисует на стене тот пейзаж, который виден за окном.

В Х веке у арабских ученых появились первые упоминания о camera obscura (с лат. «темная комната») – особом приспособлении для точного срисовывания пейзажей и натюрмортов. Однако зафиксировать изображение тогда не представлялось возможным. Впервые это удалось сделать в ХIХ веке французу Жозефу Ньепсу, который начал покрывать металлические пластины битумным лаком. После обработки пластинки на ней возникал рельеф, подобный гравированному. Съемка длилась 6-8 часов на ярком солнце, поэтому Ньепс назвал свой способ гелиографией. На основе его исследований Луи Жак Дагер сумел зафиксировать изображение (дагерротип) на серебряной пластинке, обработанной парами йода, а англичанин Уильям Генри Талбот начал делать снимки на бумаге, пропитанной солями серебра и назвал свой способ «калотипией» (с греч. «прекрасный отпечаток»). Главным его достоинством была возможность получения нескольких снимков с одного изображения.

В России первые фотографии появились в 1839 году, когда член-корреспондент Академии наук России И. Гамель отправился в Англию и Францию, для изучения метода калотипии. Во время путешествия он познакомился с Талботом и Дагером и приобрел аппаратуру по изготовлению снимков для Академии наук, а в 1841 году он сделал первую фотографию живого человека.

Первым русским мастером, овладевшим методами калотипии и дагерротипии стал московский гравер и изобретатель Алексей Греков, который значительно усовершенствовал дагерротип, сделав его более дешевым и доступным. В июле 1840 года он открыл первый в России «художественный кабинет» для портретной фотосъемки. Уже к концу 50-х годов многочисленные фотоателье стали доступны большому количеству желающих.

Журнал «Современник» писал в 1858 году:

«Между различными особенностями Петербурга бросается, прежде всего, множество вывесок фотографических заведений на всех больших улицах. На одном Невском проспекте, по крайней мере, до двадцати фотографий».

[1, С. 74]

Петербург превратился в крупнейший фотоцентр России. В 1897 году по данным «Правительственного вестника» в Питере было 89 ателье, но реально больше, а к Первой мировой войне их насчитывалось уже до 200. [1. С. 74]

Русские фотографы, обучившись за границей фотографическому искусству, вносили свой большой вклад в дело совершенствования фотографии. Одним из самых выдающихся русских фотографов был Сергей Левицкий, который после знакомства с фотографией в Англии и Франции открыл свое фотоателье в Петербурге, где фотографировал русских писателей, художников и общественных деятелей. В 1847 году для удобства наведения на фокус он сконструировал фотокамеру с мехами.

В конце 50-х С. Л. Левицкий принимает предложение американского фотографа У. Томпсона возглавить его фотоателье в Париже, а через некоторое время открывает там и свое собственное. Выполнив серию заказов для императора Франции, Левицкий получил звание придворного фотографа.

В 1867 году мастер возвратился в Петербург и открыл здесь новое фотоателье. Он был в числе инициаторов создания в мае 1878 года V отдела «Светописи и её применения» Императорского Русского технического общества, в котором сотрудничал с Дмитрием Ивановичем Менделеевым и другими учёными, проводя эксперименты с фотосъёмкой при искусственном освещении.

Его прекрасные фотоработы не остались незамеченными и при дворе Российских императоров. С.Л. Левицкий фотографировал семьи трех поколений русских царей: Александра II, Александра III и Николая II, а также многих великих князей, за что и был удостоен звания «Фотограф Их Императорских Величеств». [1. С.74]

Парадные портреты членов царской семьи многократно тиражировались и публиковались во всех официальных изданиях в России и за рубежом.

Еще одним известным фотографом, делавшим фотографии российских императоров Александра II, Александра III и Николая II, был Карл Карлович Булла, имевший собственное ателье в здании Пассажа на Невском проспекте. По сути, он стал первым фотокорреспондентом России. Его внимание привлекали как члены императорской семьи, так и картины петербургской жизни. Благодаря сотням тысяч фотографий, сделанных им, сегодня мы можем представить образ императорской России конца ХIХ - начала ХХ веков. Часть наследия мастера из собрания «Фонда исторической фотографии имени Карла Буллы» в настоящее время экспонируется в стенах Ливадийского дворцово-паркового музея-заповедника.

Большой интерес представляют работы Карла Ивановича Бергамаско. В 1848 году 18-летним юношей он приехал в Петербург из Сардинии, и уже в 1850 году открыл свое «дагерротипическое заведение» неподалеку от петербургского Большого театра. Он любил театр много фотографировал артистов. Умея преподнести людей в наиболее выгодном свете, он выработал мягкую, деликатную манеру изображения, чем еще более завоевывал популярность. Одним из первых он стал выстраивать мизансцены в павильонах. А в 1880-х осуществил грандиозную съемку особ Императорского дома в исторических костюмах, за что был удостоен множества наград. [3. С. 125]

«Лучшие карточки, по моему мнению, были выставлены в рамках петербургского фотографа Бергамаско. Перед ними всегда стояла толпа»,- писал в свое время Левицкий [3. С. 127].

Семья Императора Николая II часто пользовалась услугами и фотографа А. Пазетти. Он был настоящим мастером своего дела. Его фотографии отличались лиричностью и естественностью, поэтому не случайно именно он удостоился чести сделать первые фотоснимки маленькой дочери Николая II – великой княжны Ольги 7 марта 1896 г., о чем Николай II сделал записи в своем дневнике: «Пазетти снимал нас группой – втроем – Аликс, дочку и меня внизу в детской». [4. С. 132]

Фотографии в те годы изготавливались строго определенных размеров, что определялось величиной негатива. Каждый размер имел свое название: миньон, бижу, малый, американский, кабинетный, альбомный, будуарный, салонный и др. [1. С. 78]

Каждому формату соответствовало паспарту, где указывались все звания и награды фотографа. Например, Константин Шапиро именовался «Фотографом Его Императорского Высочества великого князя Владимира Александровича, фотографом Ея Императорского Высочества Великой княгини Марии Павловны и фотографом Императорской Академии художеств» [1.С. 79].

Не случайно фотохудожникам раздавались высокие звания. Они очень трепетно относились к созданию фотографии, делая ее настоящим произведением искусства.

Одной из самых известных фигур на российском фотографическом небосклоне был замечательный фотомастер, пионер цветной фотографии в России Сергей Михайлович Прокудин-Горский. Он окончил Технологический институт в Санкт-Петербурге, где посещал лекции Менделеева. Затем продолжил своё обучение на химика в Берлине и Париже и занимался разработкой перспективных методов цветной фотографии.

В 1898 Прокудин-Горский стал членом фотографического отдела Императорского русского технического общества, будучи крупнейшим российским авторитетом в области фотографии. Ему было поручена и организация курсов практической фотографии при ИРТО.

2 августа 1901 года в Петербурге открывается «фотоцинкографическая и фототехническая мастерская» С. М. Прокудина-Горского, где расположилась лаборатория и редакция журнала «Фотограф-любитель», которую мастер возглавлял долгие годы.

Уже в то время Сергей Михайлович задумывает грандиозный проект: запечатлеть в цветных фотографиях современную ему Россию, её культуру, историю и модернизацию. В 1909 году он получает аудиенцию у царя Николая II, который делает ему своеобразный заказ: заснять всевозможные стороны жизни всех областей, составлявших тогда Российскую империю.

В 1909-1916 годах Прокудин-Горский объездил значительную часть России, фотографируя старинные храмы, монастыри, заводы, виды городов и разнообразные бытовые сцены.

Николай II с большим удовольствием рассматривал удивительные по своей реалистичности картинки жизни России и всячески помогал мастеру. Так, по указу царя, Министерство путей сообщения выделило фотографу вагон для его передвижной лаборатории и обеспечило бесплатный проезд по всем железнодорожным магистралям России. [6. С. 48]

После начала Первой мировой войны Прокудин-Горский делал фотохронику боевых действий, занимался цензурой прибывающих из-за границы кинематографических лент, анализом фотопрепаратов и обучением экипажей самолётов аэрофотосъёмке.

Много известных фотографов того периода времени делали фотографии для членов Императорской фамилии. Среди них были: Деньер Андрей (Генрих) Иванович, известный фотографиями Их Императорских Величеств Государя Императора Александра Николаевича (Второго) и Государыни Императрицы Марии Александровны [2. С. 70], Федецкий Альфред Константинович (Харьков), Чернов Александр Петрович (Екатеринодар), Чеховский Василий Григорьевич (Москва), Шерер Мартин Николаевич, Иваницкий. Все они вносили свой вклад в совершенствование техники фотографирования, улучшение качества фотоизображения и его художественного оформления.

В Крыму царские заказы в разное время выполняли А.Ф. Рыльский, проводивший «фотографические работы по снятию видов на Эриклике» [6, Л. 374], Иван Семенов, запечатлевший ход строительства Нового Ливадийского дворца, Х. Запуниди, Хавкин и др. Много фотографий были сделаны именитым ялтинским фотографом Федором Орловым. Он снимал не только красивые виды Крыма, но и сделал серию фотографий, связанных с траурными мероприятиями по поводу кончины Александра III.

Интересен, найденный в ГАРК документ «О снятии фотографических карточек», где Федор Павлович Орлов заключает договор с управляющим имения «Ливадия» «О проведении фотографических работ по снятию фотопортретов в размере визитной карточки с тех лиц, такого вида, положения и наклейки» как ему будет угодно в течение года без права повтора для себя. Причем, если подряд вовремя не будет исполнен, Орлов обязуется выплатить штраф в размере 100% неустойки. [7. Д.819. С. 2]

К семье Николая II ближе всех был Александр Карлович Ягельский, работавшим в мастерской «К.Е. фон Ган и Ко», в связи с чем, его чаще называли просто «Ган». Мастерская обслуживала только императорский двор, и в ней было сделано огромное количество фотографий для царской семьи. За большую и плодотворную работу в 1911 году Ягельскому было присвоено звание высокое звание – «Фотограф Его Величества».

Первые работы мастера для Императорского двора относятся к началу 90-х годов ХIХ века, когда в России очень активно развивалась жанровая фотография.

Если в период правления Александра II акцент делался на официальные, парадные фотографии, либо семейные портреты, то уже при Александре III в фотоработах все чаще начинали просматриваться сюжетные линии.

А. К. Ягельский, много путешествовавший с Императорской семьей, оставил множество снимков, изображающих царскую семью в самые разные мгновения их жизни, что, с помощью выстраивания хронологического ряда, дает возможность детально воссоздавать целые периоды жизни августейших особ.

В своей записке Кабинету Его Императорского Величества от 3 декабря 1911 года Ягельский писал: «Во время каждого вояжа первым долгом на обязанности моей лежит запечатлевать важнейшие моменты, происходящие в Высочайшем присутствии, где бы они ни проходили, здесь или за границей, такие снимки производятся исключительно на пластинках 18х24 сантиметров, бывают иногда больше, 21х27 или 24х30, но никак не меньше 18х24. Такого размера 18х24 исполнялось в год в среднем от 1500 до 2000 экземпляров...

Далее идут заказы на собственные портреты императора и цесаревича, которые заготавливались в размерах: кабинетном, будуарном, салонном и панельном, а также экстра, т. е. Приблизительно 18х32... Пластинки исключительно употребляю «Jougla» французские, бумага оригинальная платиновая «Троп и Мюнх» в Фридберге, Пленки Люмьера». [2. С.22]

Эксперименты с фотографией не оставили равнодушными и самих членов Царской фамилии. Первые сведения о начале любительской фотосъемки в семье Николая II относятся к 1896 году, когда в отчете о расходе личных сумм царя появились сведения о приобретении фотопринадлежностей у фирмы «Londn Ptereoscopic & Photographic Co.». [2. С. 22]

Государь быстро совершенствовался в технике фотосъемки и к началу ХХ века зачастую уже трудно различить, какие фотографии были сделаны им лично, а какие – профессиональным фотографом.

Император фотографировал парады, смотры войск, полковые праздники, военных. Он всегда брал с собой фотоаппарат в путешествия за границу, где снимал великолепные виды, дворцы и многочисленных родственников. Много интересных фотографий было сделано им на любимой яхте «Штандарт».

Первые панорамные снимки, снятые специальной панорамной камерой, Николай II сделал во время поездок на охоту в Спалу и знаменитую Беловежскую пущу. Но самое большое удовольствие доставляло ему фотографировать Александру Федоровну и детей. Об этом свидетельствует огромное количество фотографий сделанных в непринужденной домашней обстановке, в минуты отдыха и развлечений.

В царской семье фотографией увлекались все. Мать Императора, вдовствующая Императрица Мария Федоровна, стала настоящим фанатом нового увлечения и с удовольствием ездила по разным местам в надежде найти «нужный кадр». Фотографии, по всей вероятности, получались очень хорошими, поскольку она была приглашена редактором популярного мюнхенского журнала «Фотографический мир» для участия в издательстве журнала «Фотографическое искусство высочайших особ». [8. С. 82]

Находясь после революции в Дании, уже в преклонном возрасте, она все также любила гулять по улицам и фотографировать. Кто-то даже запечатлел ее маленькую фигурку в простом клетчатом пальто, шляпке, идущую по улице Копенгагена с тяжелым аппаратом в руках.

Императрица Александра Федоровна также с большим интересом относилась к фотографии, о чем свидетельствуют ее многочисленные снимки с фотоаппаратом в руках.

Детей искусству фотографирования обучал сам мастер – А. К. Ягельский, Со временем, учитывая этот факт и их интерес к фотографии, дети могли стать настоящими профессионалами. Даже маленький цесаревич Алексей в самом нежном возрасте важно носил на шее коробку фотоаппарата (экспозиция «Романовы в Ливадии»).

Вечерами в уютной семейной обстановке, сделанные за день фотографии вклеивали в изящно оформленные альбомы. В дневниковых записях Николая II можно часто встретить об этом записи:

« 28 сентября. Суббота.… Пошел дождь. Сидели дома и вклеивали фотографии в альбомы. В 4 ¼ поехал с дочерьми в Айтодор к Ксении и Сандро». [4. С. 425]

Одни альбомы были общие для всей семьи, где фотографии зачастую подписывались рукой Императора, другие – личные. Часто альбомы с фотографиями дарились на дни рождения или Тезоименитства. В одних случаях они были оформлены очень нарядно, в других – сделаны собственноручно, но с большим вкусом и любовью.

Фотографий становилось все больше.

В альбоме только за 1896-97 гг. имелось 508 фотографий [2. С. 22]. Есть сведения о том, что в последние годы жизни в царской семье имелись фотоаппараты американской фирмы «Кодак», [2. С.23] которыми были сделаны многочисленные снимки.

Постепенно технике фотографирования обучились и приближенные Императора. Множество царских фотографий сохранилось в альбомах фрейлины императрицы – Анны Вырубовой (в настоящее время хранятся в библиотеке Йельского университета), есть фотографии царской семьи в Библиотеке Конгресса США, коллекции А. А. Мосолова. [5]

К счастью, невзирая на сложные перипетии российской истории, сохранилось огромное количество фотографий, где запечатлены члены российского императорского Дома. Таких фотографий сохранилось множество в Государственном архиве Российской федерации (только в личном фонде великих княжон их хранится 33 альбома.). [2. 23] Большое количество фотографий находится в Российском государственном архиве кинофотодокументов.

Один из фотоальбомов – № 323 «Личный семейный альбом Александра II. 1860-1870-е гг.» – отнесен к категории уникальных и зарегистрирован в Государственном реестре уникальных документов Архивного фонда Российской Федерации. Другие рассказывают о жизни семьи Александра III. Среди них: «Фамильный альбом Александра III и Марии Федоровны. (Снимки представителей российского императорского и датского, румынского, английского, греческого королевских домов) 1860-1870-е гг.» Альбом о «Крушение царского поезда у станции Борки под г. Харьковом. 17 октября 1888 г.» (Альбом № 297); «Пребывание Александра III с семьей в Дании. Фреденсборг, 1887 г. (Альбом № 609); снимки членов российского императорского и греческого королевского домов. Красное Село, 1886 г.» (Альбом № 613).

Много альбомов посвящено жизни Николая II: «Пребывание Николая II с Александрой Федоровной в Киеве. 1896г.» Альбомы, рассказывающие о пребывании царской семьи в Ялте и Ливадии: о проведении праздника «Белого цветка 20 апреля 1912 г., о параде войск в Ливадии 23 апреля 1914 г. по случаю именин императрицы Александры Федоровны; о встрече Николая II и членов царской семьи на Ялтинской пристани, об отъезде царской семьи с пристани и многие другие.

Сохранились они в большом количестве и в Ялтинском историко-литературном музее. Среди них привлекают внимание три больших альбома, датированных 1902, 1912 и 1913 годами, где запечатлены крымские странички жизни царской семьи. Благодаря сотрудникам музея, издавшим небольшой, но очень интересный фотоальбом, сегодня они стали доступны как для историков и краеведов, так и для широкой публики. [9]

Фотографии, сделанные Ганом (Ягельским), впечатляют не только качеством изображения, но и очаровывают своей непосредственностью. Члены царской семьи, для многих находившиеся на недосягаемой высоте, предстают на них обычными людьми в приятной, естественной обстановке среди близких людей, о чем свидетельствуют их улыбки, счастливые лица, прищуренные от теплых солнечных лучей глаза и живые, непринужденные позы.

Интересные альбомы и фотографии сохранились и в Ливадийском дворце-музее. Среди них альбом фотографа Рембранта со снимками, рассказывающими о посещении Николаем II Одессы, альбом графа-фотографа Ностица, с ливадийскими фотографиями, альбом И. Семенова о строительстве Ливадийского дворца.

В музее имеются подлинные фотографии, которые были не только предметами коллекционирования, но и являлись важной деталью оформления интерьеров.

Самые удачные и памятные украшали стены жилых комнат и расставлялись в изящных рамках на письменных и туалетных столах, этажерках или специально сделанных полочках.

Среди снимков можно увидеть старую Ливадия Александра II и Александра III, строительство Нового дворца, семью Николая II в Ливадии во время отдыха и развлечений, благотворительные базары, официальные приемы, полковые праздники. Радостные дни и трагические моменты жизни – все это соединилось в единую экспозицию «Романовы в Ливадии», которая и по сегодняшний день влечет в стены дворца огромное количество посетителей.

Богатейшее фотонаследие Романовых помогает не только изучать целые пласты истории, но и лучше узнать частную жизнь членов семьи последнего царя Российской империи. Понять какими они были людьми, ближе познакомиться с их характером, привычками и увлечениями. Порой фотография может передать то, что невозможно уловить при изучении дневников, мемуаров и тем более официальных документов.

Источники и литература:


1. Никитин В. Город фотокоролей.// Родина. -1990. -№8.

  1. Семейный альбом. Николай П. -М.: Пинакотека, 1998

  2. Никитин В. Ордена и звезды Бергамаско.// Родина.- 1994. -№1

  3. Дневники Николая П М.: Орбита, 1991

  4. http://www.rusarchives.ru/federal/rgakfd/truhacheva.shtml

  5. Никитин В. Истиное родиноведение. //Родина. -1990. -№2

  6. Государственный архив в Автономной республике Крым.

  7. Калинин Н., М.Земляниченко. Романовы и Крым. Симферополь.: Бизнес-Информ, 1993

  8. Левицкая, З., Фоменко И., Николай П и его семья. К.: Феникс, 2000

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Фотоискусство в жизни Романовых

Скачать 140.68 Kb.