• 14 мая 2012 года. 15 часов.



  • страница1/4
    Дата24.08.2018
    Размер0.55 Mb.
    ТипЗакон

    Фрагмент №1 00: 05: 12 Филина Закончен


      1   2   3   4



    С Т Е Н О Г Р А М М А
    "круглого стола" Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству

    на тему: "Федеральный закон "О медиации" - один год правоприменения, перспективы развития законодательства о медиации".
    Здание Государственной Думы. Зал 830.

    14 мая 2012 года. 15 часов.

    Председательствующий. Коллеги, давайте... Я хочу пригласить, особенно тех, кто за "круглым столом" таблички имеет, кому повезло. Уже начинать нам работу.

    Мы на всякий случай... Присутствуем на "круглом столе" на тему: "Федеральный закон "О медиации" - один год правоприменения, перспективы развития законодательства о медиации". К сожалению, не смогли кислорода добавить, поэтому надо как-то держаться.



    . Сейчас попытаются.

    Председательствующий. Да, сейчас попробуем что-то сделать.

    Схема проведения таких мероприятий в этом зале, она уже известна. У нас сейчас есть в распоряжении около двух часов. На самом деле учитывая, что в 17 часов ещё будет очередное заседание, мы хотели бы закончить этот наш разговор до 16 часов 45 минут.

    У нас присутствуют представители медиаторского, так условно скажу, сообщества. А здесь за "круглым столом" присутствуют депутаты Государственной Думы, представители правовой среды, объединений.

    И я бы хотел для начала предоставить слово на правах старшего нашего товарища сопредседателю Ассоциации юристов, которая стала одним из организаторов данного мероприятия - "круглого стола", Вениамину Фёдоровичу Яковлеву - советнику Президента Российской Федерации.

    Пожалуйста, Вениамин Фёдорович.

    Яковлев В.Ф. Но я несколько слов.

    Во-первых, сердечно вас приветствую! Это вообще очень здорово, что такое большое число лиц интересуются этой проблемой, это уже много значит. Работаем в трудных условиях, это правильно, потому что медиация тоже идёт в трудных условиях, правда, значит, всё нормально.

    И у меня просьба и рекомендация вот какого характера. Желающих выступить много, времени мало. Давайте будем уважать друг друга. Понимаем мы друг друга с полуслова, правда, убеждать друг друга ни в чём не надо, у каждого есть своя позиция, но давайте попытаемся извлечь максимум пользы из нашей встречи. А польза будет в том случае, если мы будем вносить предложения. Будем очень коротко констатировать и вносить предложения.

    Если идёт всё очень хорошо - значит, предложения можно не вносить, если не совсем, возникают проблемы - какие проблемы и каким образом их устранить. Коротко, повторяю, без обстоятельной аргументации, просто в порядке констатации и предложений.

    Нет возражений, если мы в таком формате проведём. Правда? Будем беречь время.

    Вот всё. Желаю успеха!



    Председательствующий. Спасибо, Вениамин Фёдорович.

    Я надеюсь, что вы ещё какой-то комментарий нам дадите, мы будем выполнять сейчас ваши наставления. Я думаю, что действительно надо постараться за такой короткий срок нам обсудить очень важную проблему. Задача, как мы, комитет, организационный вернее штаб, который готовил "круглый стол", ставил такую задачу, чтобы мы попробовали начать работать в таком прямом контакте с представителями Сообщества медиаторов и теми, от кого зависит развитие этого института. И в этом плане Ассоциация юристов России себя оппозиционирует как площадку, которая могла бы стать таким цементирующим началом и координатором в этой работе.

    Закон, как вы знаете, принят был в 2010 году и действует с 1 января 2011 года, который легализовал, по сути, институт альтернативной процедуры урегулирования споров с участием посредника. Это большое достижение - то, что действительно есть закон, который этот институт вводит уже не просто, скажем так, в обиход, но и регулирует, и устанавливает основные правила его существования. Конечно, уже понятно, что с момента, у нас никогда в России с принятием законов хороших или плохих, сразу, скажем, ситуация не изменяется, это из классики уже известно. И в данном случае тоже чуда не произошло, но тем не менее создана действительно правовая основа, наметилась уже практика, даже сам список присутствующих здесь говорит о том, что в стране развитие медиации получило, проводится масса мероприятий.

    Мы на своей площадке видим постоянную информацию о том, как в регионах и на федеральном уровне, и с участием иностранных представителей и, наоборот, с участием российских представителей за рубежом проводятся семинары, "круглые столы", научные, практические мероприятия.

    И я бы хотел тоже попросить, чтобы мы в своих выступлениях и в обсуждениях в основном коснулись того, что удалось сделать за этот короткий промежуток времени с точки зрения практической, особенно представителей регионов. Также, может быть, посмотреть, наметить основные моменты, связанные с совершенствованием законодательства. Потому что понятно, что создана основа и практика реализации этих законов, она даст почву для их совершенствования, посмотреть направления, связанные с профессиональной подготовкой и кадровой составляющей медиаторского сообщества и в конце, может быть, прийти действительно к рекомендациям практическим для того, чтобы двигаться дальше.

    Я хочу предоставить слово для доклада Шамликашвили Цисане Автандиловне - председателю подкомиссии Ассоциации юристов по медиации и президенту Национальной организации медиаторов. Пожалуйста.



    Шамликашвили С.А. Спасибо, Игорь Евгеньевич.

    И позвольте мне, прежде всего, поблагодарить за то, что у нас есть возможность обсудить тему медиации на площадке Государственной Думы и поблагодарить руководство Думы и комитета, и Павла Владимировича Крашенинникова, и очень жаль, что его сегодня здесь нет.

    И, действительно, обсуждение вопроса медиации очень важно, оно нужно и мы этим занимаемся уже более 9 лет. И очень хороший знак, что сегодня в этой аудитории собралось уже столько людей, то есть собрались люди, которые стояли у истоков развития этого института и те люди, которые в последние несколько лет поняли, что они хотели бы этой темой заниматься, развивать эту новую деятельность, новую действительно отрасль в нашей стране. И такое обсуждение, оно необходимо, потому что мы создаём институт, не просто правовой институт, а мы создаём институт с чрезвычайно важной социальной точки зрения.

    И Игорь Евгеньевич уже сказал о том, что действительно в нашей стране, да и, наверное, не только в нашей стране с принятием закона не сразу наступает счастливое будущее, это требует всегда усилий и сопряжено с усилиями многих людей, профессиональных групп и общества в целом. А в отношении института медиации это ещё в большей степени, потому что институт медиации, а мы сегодня обсуждаем именно институт медиации как особую форму посредничества, как особую форму примирительной процедуры. Я хотела бы это отметить.

    И несмотря на то, что медиация действительно она имеет, можно сказать, историю равную, наверное, истории происхождения с тех пор, как существует человек разумный, поскольку люди склонны и договариваться тоже. Но при этом медиация, о которой мы говорим сегодня, это всё-таки совершенно новый институт, новый институт для нашей страны, и это новый институт, который совершенно неслучайно в последние несколько десятков лет стал востребован во всём цивилизованном мире. И это связано, прежде всего, с тем, что появились совершенно новые социально-экономические условия. И человечество испытывает определённое влияние этих условий и является частью, является как бы главным действующим лицом всего этого. И, соответственно, эти условия они порождают новые вызовы.

    И медиация в том виде, как она эволюционировала сегодня, конечно, она и отвечает на эти вызовы, иначе она бы не была востребована. И вот наступило время медиации и в нашей стране. И почему же медиация очень важна и почему она является действительно ответом и реакцией на те вызовы, которые сегодня нам предъявляет внешний мир. А дело всё в том, что сегодня заниматься только утверждением чего-то с помощью силы не принесёт большого успеха.

    Более того, сегодня правоприменение, которое рассчитано на вынесение решений, тоже не всегда дает тот результат, который нужен самим сторонам. И именно поэтому медиация - это способ, который, надо сказать, он эволюционировал за последние годы. И это способ, который получил определенную структуру, приобрел. Основывается на принципах, которые и позволяют наделять стороны властью и влиянием на принятие решений, которые отражают их собственные интересы.

    Что очень важно? Что медиация это действительно добровольная процедура. И сейчас сегодня у нас в стране ведется очень большая работа по тому, как помочь развитию медиации. Я надеюсь, что наше сегодняшнее вот совместное обсуждение тоже станет одним из шагов, который поможет этому процессу продвинуться. И, проявляя свою такую заботу о том, чтобы действительно, внедряя институт медиации в стране, возможно, многие из вас знают, как непроста была судьба обретения медиацией правовой основы. Первый законопроект о медиации не получил поддержки. И сейчас уже понятно почему. Потому что законодатель, и была проявлена действительно государственная воля и, прежде всего, первыми лицами нашего государства, которые сделали все для того, чтобы наша страна обрела новый институт, который будет отличным от тех альтернативных способов, которые уже существовали в нашей стране, и который будет полностью отвечать запросам современного общества. Более того, мы не должны забывать, что мы буквально в течение нескольких месяцев станем уже полноправными членами ВТО. И права, которые нам даст это членство, они одновременно возложат на нас очень большие обязанности. И развитие института медиации - это тоже один из способов помочь и нашей стране быть равноправным партнером в этих отношениях.

    Так вот, когда Дмитрий Анатольевич Медведев в своем Послании в конце декабря говорил об обязательности, необходимости рассмотрения возможности введения обязательных примирительных процедур и медиации, этим самым и об отсутствии культуры примирения в нашей стране, что есть правда. Мы все знаем, что сегодня количество судебных споров и судебных дел достигает почти 30 миллионов, в этом году их было, по-моему, 25 или 26 миллионов. Соответственно, конечно, нам нужно развивать не общество тяжущихся, а общество людей, которые умеют друг с другом договариваться, умеют находиться в диалоге.

    Конечно, вместе с этим сразу и это вынужденная мера - вводить обязательную медиацию для того, чтобы стимулировать это, развитие этого института. И примеры, подтверждающие эффективность подобной меры есть. Хотя даже те страны, которые прошли через санкционированную медиацию, они сегодня пересматривают свой опыт и всё равно склоняются к тому, что добровольная медиация, она более правильная. Даже в том случае и я бы хотела остановиться всё-таки на соотнесении обязательности и добровольности медиации. Так вот, прозвучавшее в Послании как бы предложение о том, чтобы рассмотреть возможность введения обязательной медиации, свидетельствует о том, что да, нам действительно нужно развивать медиацию как надежду на то, что культура примирения возобладает в нашем обществе. Вместе с тем, конечно, очень важно, чтобы те люди, которые будут заниматься медиацией, которые позиционируют себя как медиаторы, которые стараются пропагандировать медиацию, это представители прежде всего медиативного сообщества. И сегодня мы, наверное, можем говорить о том, что в России уже есть медиативное сообщество. Самое главное - чтобы представители медиативного сообщества понимали суть того метода, так как мы часто, я не зря свое сегодняшнее выступление начала с того, что мы говорим о медиации как об особом посредничестве, как об особой примирительной процедуре. И вот здесь самое главное, чтобы не искажалась суть самого этого метода, суть того, что, через какую процедуру должны проходить стороны, какую роль должны играть они сами, какую роль должны играть те юристы, которые участвуют в этой процедуре.

    Это, на мой взгляд, и вообще это подтверждено опытом мировым, что это одно из самых главных, так как для развития медиации очень важно на любом этапе, особенно на инициальном этапе, очень важно, чтобы те люди, которые первыми окажутся медиаторами, те, к которым первыми придут стороны, или те, от кого впервые стороны слышат о медиации, чтобы эта информация была предельно правильной. И чтобы суть самой процедуры не была искажена. И это очень важно.

    Поэтому для нас очень важно, чтобы у нас в стране сформировалось компетентное предложение о медиации, а компетентно предлагать медиацию должны и могут прежде всего судьи. Мы об этом уже не раз говорили. Это юристы, это адвокаты, это консультирующие юристы. И конечно, представители самых различных профессиональных групп. И конечно же, в первую очередь медиаторы. Это огромная ответственность сейчас пропагандировать медиацию. Вместе с тем нам просто необходим просвещенный спрос на медиацию, а просвещенный информированный спрос на медиацию, он может родиться только из той большой работы, которая уже ведется и которая нам с вами предстоит, чтобы все наше население нашей страны понимало, что такое медиация. И чтобы каждый член общества мог принимать в тот момент, когда у них возникает необходимость в разрешении конфликта, принимать информированное решение о том, какую процедуру ему лучше выбрать.

    Здесь я обязательно должна сказать, что в любом случае, как бы хорошо ни развивалась медиация, иные альтернативные способы, все равно главной и последней инстанцией в поисках справедливости является суд. И мы это должны с вами очень хорошо понимать, что одной из основ в нашей работе является судебная система. Развитость, независимость судебной системы - это для нас очень и очень важно.

    И вот сейчас, когда мы говорим о введении обязательности медиации, здесь мы должны очень хорошо понимать, что прежде всего одним из главных конституционных прав наших граждан является доступ к правосудию. И если мы, не будучи подготовленными, введем обязательность медиации по всей стране, то, какое первое обвинение и совершенно справедливое мы услышим от наших граждан? Это ограничение доступа к правосудию. Мы не можем сегодня всех наших граждан обеспечить равными возможностями на доступ к медиации.

    Более того, мы не можем их обеспечить возможностью бесплатной медиации. И все это требует определенной инфраструктуры. Но при этом давайте не будем забывать, что одним из главных всё-таки в медиации является добровольность. И если мы лишаем граждан добровольности с точки зрения принятия решений, использовать им процедуру или нет, то мы в первую очередь обязаны оставить им свободу выбора самого медиатора - это одно из главных. И кроме того, мы должны оставить им свободу принятия решений. И я надеюсь, что те, кто понимают суть процедуры медиации, они знают о том, что, разумеется, такая свобода выбора, если медиация проводится профессионально, то она у сторон останется.

    Поэтому здесь и стоит сейчас вопрос о том, чтобы если даже мы говорим об обязательности введения медиации, то нам необходимо думать о том, как сформировать необходимые условия для развития дальнейшего этого института.

    И при всем при этом, конечно, нам для того, чтобы развивать эту инфраструктуру, нам нужны опоры. Разумеется, сегодня в законе о медиации... Сейчас много говорят о том, что закон о медиации не совершенен. И конечно, мы не можем говорить о совершенстве никакого закона, а тем более этого нового закона. И в любом случае практика должна как раз внести те коррективы и накопленный опыт позволит нам внести те изменения, которые будут необходимы. Я думаю, что закон будет всегда совершенствоваться.

    Кроме того, мы должны говорить о том, что у нас должна быть всё-таки, я уже об этом говорила, когорта профессиональных медиаторов, на которую мы сможем опираться. Именно поэтому создана Национальная организация медиаторов, учредителями которой и является ассоциация юристов. И сегодня здесь находятся и представители Торгово-промышленной палаты. Мне кажется, нет представителей Российского союза промышленников и предпринимателей, и Центр медиации и права. Вот четыре таких учредителя, которые взяли на себя эту, может быть, ношу даже можно сказать, создания такой организации. И мы надеемся, что эта организация станет своего рода локомотивом в развитии медиации в дальнейшем.

    И я хочу сказать, что сегодня Россия действительно уже становится равноправным партнёром сообщества медиаторов мировым. И я надеюсь, что мы общими усилиями сможем сделать так, чтобы медиация в нашей стране приживалась как медиация, а не в каком-то искажённом виде, что очень важно. Спасибо. Я надеюсь.

    Председательствующий. Да, спасибо.

    Я хочу всех попросить стараться покороче. Хотя, конечно, это трудно сделать всегда, и я вот из доклада пока не услышал. Может быть, мы ещё в процессе обсуждения это затронем. С точки зрения позитивной оценки формального создания института медиации, все в этом сходятся. Но есть ли данные у нас сегодня, сколько реально физически мы имеем медиаторов в стране или лиц, которые могут себя идентифицировать как осуществляющие деятельность на основании этого закона, и сколько у нас создано саморегулируемых организаций. Просто в процессе мы ещё должны это тоже помнить.

    Я сейчас хочу предоставить слово представителю как раз Торгово-промышленной палаты, вице-президенту Чубарову Вадиму Витальевичу, который здесь присутствует. Пожалуйста. Тоже, если пять-семь минут.

    Чубаров В.В. Спасибо, Игорь Евгеньевич, за безгранично многое количество времени, которое вы предоставили. Но постараемся уложиться. Мы ожидали принятия этого закона хотя бы потому, что в какой-то степени принимали участие и в его подготовке. Но мы не ожидали никаких мешков денег, как одно высокое должностное лицо сказало, что через год закон отработал, никаких мешков денег мы не получили. Мы не ожидали этих мешков денег хотя бы потому, что мы занимались медиацией ещё до того, знали, каково состояние дел. В 2006 году ещё Коллегия посредников при Торгово-промышленной палате Российской Федерации была создана. Алла Константинова Большова, здесь присутствующая, возглавила. При отдельных торгово-промышленных палатах, очень небольшое число, тоже были созданы коллегии. И число обращающихся в эти коллегии мы знали и не надеялись, конечно же, что с принятием закона изменится коренным образом ситуация. Мы считаем, что нам нужно вообще посмотреть на те причины, почему у нас институт идёт вглубь столь медленными шагами. Конечно, здесь правильно было сказано, что вообще в России такова традиция. Но не только в этом, как мне кажется.

    Вот давайте посмотрим вообще модель проникновения этого института в Россию и на западе. Ведь разные подходы. Хоть у нас и получился в итоге очень либеральный западный закон, но модель-то появления этого закона различна. Вы понимаете. Если там естественным образом это сформировалось к 60-м годам, когда люди поняли и общество созрело, что урегулированный конфликт пусть с отступлениями для обеих сторон - это лучше, чем война бесконечная. Это с одной стороны. А, с другой стороны, адвокатские и судебные расходы непомерные, которые к этому тоже подтолкнули, и всё это создало естественную модель появления медиации, прежде всего, в предпринимательской среде, и после этого эта модель пошла вглубь, она и граждан стала затрагивать, и так далее, и тому подобное. У нас, я ещё раз хочу сказать, появился закон либеральный, действительно, добровольная медиация.

    Но модель, она несколько иная. Несколько энтузиастов. Все они, большинство, во всяком случае, здесь присутствует. Главный из них Вениамин Фёдорович Яковлев. Ещё когда он был Председателем Высшего Арбитражного Суда, понял роль и значение этого института, и в АПК 2005 года попытались они включить тогда целую главу, посвящённую медиации. Но получилось несколько статей. Но уже вот это хотя бы дало начало созданию определённых структур по медиации, в том числе, как я уже сказал, коллегия 2006 года. И эта ситуация, она и дальше будет продолжаться.

    Если мы тут будем вспоминать белорусский опыт, он точно такой же. Есть инициативное начало со стороны государства и государственной власти в том, чтобы этот институт проникал. Но и правильно было сказано, и вторая причина. А общество-то, оно вообще соответствует этому институту или нет, наше общество? Я думаю, что не в полной мере. Степень конфликтности в нашем обществе очень высока и в предпринимательской среде то же самое и люди по-прежнему преимуществом считают победу окончательную в споре, но не буду тут всяких сравнений, но победу окончательную в споре, чем нежели урегулированный спор, пусть и с отступлениями друг другу.

    И ещё я добавлю, скажем, в качестве причины. Предприниматель, он ведь работает ради прибыли и ради получения денег, если образно так говорить. Так вот, у предпринимателя у любого, даже у мелкого и среднего, расходы на... судебные расходы (резервный фонд) он уже, у него в бюджете заложен, а расходы на медиацию, он ещё с этим не согласился, он не понял ещё роль и место этого института. И эти расходы на медиацию он не готов потратить.

    Мне кажется, что для того, чтобы мы каким-то образом повлияли на ситуацию, мы могли бы эти наши то ли недостатки, то ли причины обратить свои достоинства и попробовать и дальше, в общем, инициативном порядке со стороны, в том числе, и государства, но в мягком режиме, обязательно продуманными действиями, действиями, которые бы не порождали административные дополнительные барьеры, но всё-таки попробовать проникновению этого института в общество и в предпринимательскую среду.

    Здесь просил Евгений Фёдорович предложения. Я бы об этих предложениях и стал говорить.

    Давайте возьмём наш, прежде всего, необходимо, как мне кажется, заняться внесением изменений и дополнений, об этом говорится в рекомендациях, в проекте рекомендаций нашего "круглого стола", изменений в сам закон. Пункт 3 статьи 7 федерального закона действующего говорит о том, что даже если вы подписали медиативную оговорку, даже если вы бы заключили соглашение о проведении процедуры медиации, то это не является препятствием для обеих сторон пойти завтра в суд, в третейский суд и разрешать спор. Так, любой предприниматель нам скажет: "Зачем же мы тратили деньги, зачем мы нанимали адвокатов, зачем мы заключали эту медиативную оговорку, если, скажем, ситуация такова, что после этого всего любая сторона может развернуться на 180 градусов и пойти в суд и там уже разрешать этот спор".

    Мне кажется, что это положение оно уже нашло подтверждение в соответствующей судебной практике и решение, например, арбитражного суда Ростовской области от 18 апреля 2011 года, где подтверждено, что, да, действительно нет обязательности этих соглашений. Мне кажется, что это положение нужно менять.

    Я бы ещё раз, говоря об изменениях закона, вернулся к вопросу об обязательности и медиативного соглашения, то есть окончательного соглашения. Надо подумать. Потому что со стороны предпринимателей вопросы возникают постоянно. Какова гарантия того, что этот конфликт урегулирован и опять противоположная сторона не пойдёт в суд? А у нас это соглашение, мы его трактуем как договор. Изначально, когда проект закона готовился, но договор, который требует ещё исполнения, доказательства опять же в суде того, что сторона не исполнила. Может быть, подумать всё-таки над какой-то обязательностью не только для сторон, но и для третьих лиц этого соглашения.

    Теперь вторая составляющая. Это то, о чём говорил президент Медведев, когда он был президентом, давал поручение, и мы это поручение тоже получили, о том, чтобы рассмотреть вопрос об обязательности медиации по отдельным категориям дел.

    Мне кажется, что Цисана Автандиловна, но она правильно говорит о том, что возможны тут сомнения в том, что доступ к правосудию и прочее. Но мы этот вопрос уже проходили. И было претензионный порядок, как известно, в гражданском праве и тоже в начале 90-х именно под этим соусом он из Гражданского кодекса исчез, потому что говорили о доступе к правосудию. Но сейчас уже ни у кого вопросов не возникает, что если стороны, такой претензионный порядок предусмотрен, но а по отдельным вопросам, по отдельным категориям споров и со стороны государства, мне кажется, тоже может такой порядок быть, установлен, то и он обязателен прежде, чем стороны пойдут в суд.

      1   2   3   4

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Фрагмент №1 00: 05: 12 Филина Закончен