• Harold PINTER

  • Скачать 331.67 Kb.


    Дата02.02.2018
    Размер331.67 Kb.

    Скачать 331.67 Kb.

    Гарольд пинтер «лифт или немой официант»


      Навигация по данной странице:
    • Harold PINTER

    Гарольд ПИНТЕР

    «ЛИФТ ИЛИ НЕМОЙ ОФИЦИАНТ»

    (THE DUMB WAITER)

    Пьеса в одном действии


    (1957 г.)
    Перевод с английского Александра Сергиевского

    Москва, 1986 г.


    Г. Пинтер

    «ЛИФТ ИЛИ НЕМОЙ ОФИЦИАНТ»
    Пьеса в одном действии

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

    БЕН

    ГАС


    Комната в подвале. Две кровати, в стене, между ними, - дверцы люка; они закрыты. Слева – дверь, ведущая в кухню и туалет. Справа дверь в коридор. На левой кровати лежит Бен. Он читает газету. На другой кровати сидит Гас. Он зашнуровывает ботинки. Оба в подтяжках, без пиджаков и галстуков.

    Гас встает, потягивается и молча идет к левой двери. Останавливается. Внимательно рассматривает свой ботинок. Поднимает ногу, слегка вращает стопой, как бы проверяя, плотно ли зашнурован ботинок. Бен откладывает газету, следит за действиями Гаса. Гас наклоняется, развязывает шнурок и медленно снимает ботинок. Заглядывает в него и вынимает оттуда сплющенный спичечный коробок, рассматривает его. Взгляды Бена и Гаса встречаются. Бен снова берется за газету. Читает. Гас кладет коробок в карман, наклоняется и не торопясь зашнуровывает ботинок. Бен откладывает газету и опять следит за действиями Гаса. Гас подходит к левой двери, поднимает другую ногу, слегка вращает стопой. Наклоняется и расшнуровывает ботинок. Снимает его, заглядывает внутрь и вынимает оттуда смятую пачку из-под сигарет. Внимательно рассматривает ее. Взгляды Бена и Гаса встречаются. Бен снова берется за газету. Читает. Гас кладет пачку из-под сигарет в карман, надевает ботинок, наклоняется и медленно зашнуровывает его. Уходит в левую дверь. Бен, оторвавшись от газеты, садится на кровать, швыряет газету и с ненавистью смотрит ему вслед. Опять берет газету, ложится на спину, читает. Слышно, как дважды дергают цепочку унитаза, но звука спускаемой воды нет. Входит Гас. Останавливается у двери. Почесывает в затылке. Бен опускает газету.


    БЕН. Ко! (Берет газету.) Послушай-ка. (Читает.) Человек 87-ми лет долго не решался перейти улицу в час пик, опасаясь, что его собьют с ног в толпе пешеходов. Наконец, он попытался пересечь мостовую под машинами.

    ГАС. Что-о?

    БЕН. Ползком, понимаешь?

    ГАС. Не может быть.

    БЕН. И угодил под грузовик.

    ГАС. Ну и ну.

    БЕН. Так здесь написано.

    ГАС. Иди ты.

    БЕН. Тошно становится от подобных новостей.

    ГАС. Интересно, кто ему такое посоветовал.

    БЕН. Подумать только, человек 87-ми лет пересекает улицу на карачках, под машинами.

    ГАС. В это невозможно поверить.

    БЕН. Вот. Черным по белому.

    ГАС. Невероятно!

    Пауза.

    Покачивая головой, Гас выходит в левую дверь.



    БЕН. (ложится на кровать, читает. Снова слышно, как в туалете дергают цепочку унитаза. И вновь безуспешно. Бен посвистывает: видимо, по поводу чего-то, что привлекает его внимание в газете. Входит Гас.)

    ГАС. Хочу спросить тебя кое о чем.

    БЕН. Что ты там делал?

    ГАС. Ну, я...

    БЕН. Как насчет чая?

    ГАС. Именно этим я и хочу заняться.

    БЕН. Давай-давай.

    ГАС. Сейчас. (Садится на стул. Задумчиво.) На сей раз он прямо-таки изысканно сервировал стол. Подобрал очень симпатичный чайный сервиз, надо отдать ему должное. Такой, знаешь ли, в полосочку. Очень симпатичные белые полосочки. (Бен продолжает читать.) Белая полоска по ободку чашки. (Бен переворачивает страницу.) А все остальное – черное. И блюдца черные. Кроме самой серединки, куда ставится чашка – она тоже белая. (Бен продолжает читать.) Потом тарелки. Они наоборот белые, а посередине – черная полоска. Да, посуда мне очень нравится.

    БЕН (не отрываясь от газеты). Зачем тебе тарелки? Ты что, собрался поесть?

    ГАС. Да вот, прихватил с собой печенье...

    БЕН. Тогда ешь, и поскорее.

    ГАС. Я всегда приношу с собой печенье. Или пирожок. Ты же знаешь, я не могу пить пустой чай.

    БЕН. Ладно, ставь чайник. Ты попусту теряешь время.

    ГАС (вынимает из кармана смятую пачку из-под сигарет, рассматривает ее). У тебя есть сигареты? Мои кончились. (Подбрасывает пачку и ловит ее). Надеюсь, сегодня мы быстро управимся. (Тщательно прицелясь, швыряет сигаретную пачку под кровать.) Да, все хочу спросить тебя...

    БЕН (бросая газету на кровать). Ко!

    ГАС. В чем дело?

    БЕН. Восьмилетний ребенок убил кошку.

    ГАС. Иди ты?!

    БЕН. Факт. Как тебе это нравится? Ребенок, восьмилетний малыш убивает кошку, а?

    ГАС. Как он это сделал?

    БЕН. Это была девочка.

    ГАС. Как она это сделал?

    БЕН. Она? (Берет газету, внимательно читает.) Здесь об этом ничего не сказано.

    ГАС. Почему?

    БЕН. Подожди-ка. Здесь только говорят, что ее одиннадцатилетний брат наблюдал за ней из сарая.

    ГАС. Иди ты?!

    БЕН. Во смеху-то.

    Пауза.


    ГАС. Спорим, это его рук дело.

    БЕН. Кого?

    ГАС. Брата.

    БЕН. Может, ты и прав. (Пауза, Он швыряет газету на кровать.) Как тебе нравится? Одиннадцатилетний мальчишка убивает кошку и сваливает все на свою младшую сестренку. Да от этого всего... (С отвращением снова берется за газету.)

    ГАС. Когда он даст нам знать?

    БЕН (продолжает молча читать.)

    ГАС. В какое время он свяжется с нами?

    БЕН. Что с тобой? Когда найдет нужным. Он сделает это, когда сочтет нужным.

    ГАС (придвигаясь со стулом к его кровати). Я хотел кой о чем спросить тебя.

    БЕН. О чем?

    ГАС. Ты заметил сколько времени наполняется бачок?

    БЕН. Какой бачок?

    ГАС. В туалете.

    БЕН. Нет. А что?

    ГАС. Ужасно долго.

    БЕН. Ну и что7

    ГАС. Как ты думаешь, в чем там дело?

    БЕН. Ни в чем.

    ГАС. Ни в чем?

    БЕН. Шаровой клапан заело, вот и все.

    ГАС. Как ты сказал?

    БЕН. Шаровой клапан.

    ГАС. В самом деле?!

    БЕН. Именно так.

    ГАС. Надо же! Мне бы и в голову не пришло. (Подходит к своей кровати. Пробует матрац.) Что-то я не выспался нынче. А ты? Жестковато, верно? И лишнее одеяло не повредило бы. (Неожиданно замечает фотографию над кроватью.) А это откуда? (Рассматривает ее. Читает.) Лучшая крикетная команда. Видал?

    БЕН (не отрываясь от газеты). Что?

    ГАС. Лучшие игроки в крикет по итогам сезона.

    БЕН. Кто-кто?

    ГАС. Фотография лучших одиннадцати игроков в крикет.

    БЕН. Каких еще игроков?

    ГАС (изучая фотографию). Здесь этого не сказано.

    БЕН. Как насчет чая?

    ГАС. Больно они староваты для звезд первой величины. ( Отходит от стены, расхаживает по комнате.) Не хотел бы я жить в этой дыре. Здесь нет даже окна. Не поймешь, то ли день на дворе, то ли ночь.

    БЕН. Зачем тебе окно?

    ГАС. Ну, знаешь, захочется иногда посмотреть, что делается на улице... И время бежит быстрее. (Расхаживает по комнате.) Видишь ли, мы приезжаем обычно еще затемно, попадаем в совершенно незнакомую комнату, ложимся спать на целый день, делаем свое дело и уезжаем на ночь глядя. (Пауза.) Хочется, понимаешь, хоть разок выглянуть наружу, пусть даже через окно. За этой работой ничего не успеваешь...

    БЕН. А отпуск?

    ГАС. Всего две недели.

    БЕН (откладывая газету). Ты меня удивляешь. Работаешь раз в неделю, верно? И еще жалуешься!

    ГАС. Так-то оно так, но когда мы сидим в этих квартирах, мы должны вечно быть начеку. Выйти отсюда нельзя – в любую минуту могут дать сигнал.

    БЕН. Знаешь, в чем твоя беда?

    ГАС. В чем?

    БЕН. Ты ничем не интересуешься.

    ГАС. Неправда.

    БЕН. Ну, назови хотя бы одно свое увлечение.

    Пауза.

    ГАС. Вот и назову.



    БЕН. Вряд ли. А у меня есть хобби. И знаешь какое?

    ГАС. Не знаю.

    БЕН. Я работаю по дереву. Делаю модели кораблей. Ты когда-нибудь видел, чтобы я болтался без дела? Нет. У меня есть, чем занять себя. Поэтому я всегда нахожусь в превосходной форме. Вот почему, когда наступает наш час – я готов, как говорится, на все сто.

    ГАС. И тебе не надоело?

    БЕН. Что?

    Пауза. Бен продолжает читать газету. Гас шарит в карманах своего пиджака, который висит на спинке кровати.

    ГАС. У тебя остались сигареты? А то у меня кончились.

    Слышен звук спускаемой воды в туалете.

    (Садится на свою кровать.) И все-таки посуда вполне симпатичная. И даже очень. Но это, собственно, и все, что можно сказать хорошего об этом месте. Предыдущая квартира была куда лучше. Помнишь? Там хотя бы радио было. По-моему, его не слишком беспокоит, удобно нам здесь или нет.

    БЕН. Кончай трепаться.

    ГАС. В таком месте ничего не стоит и ревматизм заработать. Честно. Особенно, если застрять тут надолго.

    БЕН. Надолго не застрянем. Поставь чайник. Скоро и за работу.

    ГАС (берет небольшую сумку, что стоит у его кровати, достает из нее пакетик чая, внимательно рассматривает его, поднеся к самим глазам). Все время хочу спросить тебя...

    БЕН. Ну что еще?

    ГАС. Почему ты сегодня утром остановил машину прямо посередине дороги?

    БЕН (опускает газету). Я думал, ты спишь.

    ГАС. Я спал, но проснулся, когда ты остановил машину. (Пауза.) Прямо посередине шоссе. Было еще совсем темно. Ты что, забыл? Я выглянул в окно – туман, темнота. Я подумал, что ты решил вздремнуть, но ты сидел совершенно прямо, как будто ждал чего-то.

    БЕН. Ничего я не ждал.

    ГАС. Потом я, наверное, опять уснул, Что там стряслось? Почему ты остановился.

    БЕН (снова принимаясь за газету). Было еще слишком рано.

    ГАС. Рано? (встает с кровати.) Что ты этим хочешь сказать? Мы получили вызов, верно? И должны были сразу же выехать. Мы и выехали вовремя, если я не ошибаюсь. Нет, не могли мы прибыть сюда раньше времени.

    БЕН (тихо). Кто принимал вызов: я или ты?

    ГАС. Ты.

    БЕН. Мы приехали слишком рано.

    ГАС. Слишком рано для чего? (Пауза.) Видимо, эту квартиру не успели еще подготовить для нас? Кому-то надо было дать время убраться отсюда. (Рассматривает постельное белье.) То-то мне показалось утром, что простыни несвежие. Правда, я слишком устал с дороги, чтобы обратить на это внимание. Ну, уж это чересчур! Не желаю ни с кем делиться простынями. Говорил я тебе, что таким вещам перестали уделять должное внимание. Раньше нам никогда не подсовывали несвежие простыни.

    БЕН. С чего ты взял, что простыни не свежие?

    ГАС. Что ты этим хочешь сказать?

    БЕН. Почему ты считаешь, что простыни были не свежие, когда мы сюда приехали? Ведь ты проспал на них целый день.

    ГАС. Ты хочешь сказать, что это мой запах? (Нюхает простыню.) Да. (Медленно садится на кровать.) Впрочем, может быть, и мой. Это трудно определить. Дело в том, что я не ощущаю своего запаха.

    БЕН (опуская газету.) Ко!

    ГАС. Эй, Бен!

    БЕН. Ко!


    ГАС. Бен!

    БЕН. Что?

    ГАС. В каком городе мы находимся? Я забыл.

    БЕН. Я тебе уже говорил: в Бирмингеме.

    ГАС. Да ну! (С интересом оглядывает комнату.) В самом центре страны. Это ведь второй по величине город Великобритании. Надо же! Никогда бы не подумал. (Щелкает пальцами.) Эй! Да сегодня же пятница. Завтра суббота!

    БЕН. Ну и что?

    ГАС (возбужденно). Можно сходить на игру «Виллы».

    БЕН. У них завтра игра на выезде.

    ГАС. Правда?.. Жалко.

    БЕН. И времени в обрез.

    ГАС. Но ведь раньше мы ходили. Оставались и шли на футбол. Разве не так? Все-таки отдых.

    БЕН. Обстоятельства изменились, приятель. Ситуация осложняется.

    ГАС (хмыкает). Помню, раз «Вилла» проиграла... в равной борьбе. На кубок. Против кого мы тогда играли... они были в светлой форме, это я точно помню. И счет ничейный I : I… держался почти до конца матча. Вот это была игра! Никогда не забуду. А потом этот одиннадцатиметровый... В наши ворота. Явно ни за что. Матч так и закончился – 2 : I в их пользу, помнишь? Мы вместе ходили.

    БЕН. Меня там не было.

    ГАС. Как не было? Ну пенальти-то хоть помнишь?

    БЕН. Нет.

    ГАС. Упал он за пределами штрафной, И притворялся все больше, никто его не сбивал – так потом говорили. Мне с самого начала показалось, что там не все чисто. Судья все-таки назначил одиннадцатиметровый. А зря!

    БЕН. Не сбивали? О чем ты говоришь! Его уложили как миленького.

    ГАС. Ну, значит, это была не «Вилла». Она так грубо не играет.

    БЕН. Ладно, хватит.

    Пауза.

    ГАС. Похоже, это было здесь, в Бирмингеме.



    БЕН. Что было здесь?

    ГАС. Ну, «Вилла», играла здесь.

    БЕН. У них тогда была игра на выезде.

    ГАС. Знаешь, против кого она играла? Я вспомнил – против тоттенхемцев.

    БЕН. Ну и что?

    ГАС. А то, что мы никогда не работали в Тоттенхеме.

    БЕН. Откуда ты знаешь?

    ГАС. Я бы запомнил.

    БЕН (поворачивается и смотрит на Гаса). Не смеши меня, ладно. (Отворачивается и снова утыкается в газету.)

    ГАС (зевает). Когда же, наконец, он с нами свяжется? (Пауза.) Да, хотелось бы сходить на футбол. Я ведь заядлый болельщик, между прочим. Слушай, может, все-таки, сходим завтра на «Тоттенхем?»

    БЕН (равнодушно). У них игра на выезде.

    ГАС. У кого?

    БЕН. У «Тоттенхема».

    ГАС. Ну вот, они здесь и играют.

    БЕН. Не говори глупостей.

    ГАС. У них игра на выезде, вот они и играют здесь. С «Виллой».

    БЕН (равнодушно). И у «Виллы» игра на выезде.

    Пауза. Под дверь справа кто-то подсовывает конверт. Гас первым замечает его, встает.

    БЕН. На выезде. У них игра на выезде.

    ГАС (не отрывая глаз от конверта). Бен! Посмотри!

    БЕН. Что?

    ГАС. Посмотри.

    БЕН (поворачивает голову и замечает конверт. Встает.) Что это?

    ГАС. Не знаю.

    БЕН. Как оно сюда попало?

    ГАС. Из-под двери.

    БЕН. Так что это?

    ГАС. Не знаю.

    Смотрят оба на конверт.

    БЕН. Подбери.

    ГАС. То есть, как?

    БЕН. Да подбери же.

    Гас медленно подходит к двери, нагибается и поднимает с пола конверт.

    БЕН. Что это?

    ГАС. Конверт.

    БЕН. Что на нем написано?

    ГАС. Ничего.

    БЕН. Он запечатан?

    ГАС. Да.

    БЕН. Распечатай.

    ГАС. Что?

    БЕН. Я сказал, распечатай его.

    Гас распечатывает конверт, заглядывает внутрь.

    БЕН. Что там?

    ГАС. (вынимает из конверта одну за другой двенадцать спичек ). Спички.

    БЕН. Спички?

    ГАС. Да.

    БЕН. Дай сюда.

    Гас протягивает ему конверт.

    БЕН (изучая его). Здесь ничего не написано.

    ГАС. Забавно.

    БЕН. Его, что, подсунули под дверь?

    ГАС. Наверное.

    БЕН. Ну.


    ГАС. Что, ну?

    БЕН. Открой дверь и посмотри, нет ли там кого.

    ГАС. Я?

    БЕН. Да, ты.



    ГАС (смотрит на него, кладет спички в карман, идет к своей кровати, достает из-под подушки револьвер. Подходит к входной двери, открывает ее, выглядывает. Захлопывает дверь.) Никого. (Возвращается к кровати, кладет револьвер на место).

    БЕН. Ты что-нибудь заметил?

    ГАС. Нет.

    БЕН. Ловко они это.

    ГАС (достает из кармана спички, рассматривает их). Может, пригодятся.

    БЕН. Конечно.

    ГАС. Очень может быть.

    БЕН. Вечно у тебя кончаются спички.

    ГАС. Точно.

    БЕН. В таком случае они тебе пригодятся.

    ГАС. Вот и я говорю.

    БЕН. Что, скажешь нет?

    ГАС. Напротив, конечно, пригодятся.

    БЕН. Пригодятся?

    ГАС. Да.

    БЕН. Почему?

    ГАС. Потому что у нас нет спичек.

    БЕН. Вот теперь у тебя есть спички.

    ГАС. Теперь я могу поставить чайник.

    БЕН. Вечно ты стреляешь спички. Сколько их там у тебя?

    ГАС. Штук двенадцать.

    БЕН. Смотри, не потеряй.

    Гас ковыряет спичкой в ухе. Бен шлепает его по руке.

    БЕН. Не трать их попусту. Пойди, зажги газ.

    ГАС. А?

    БЕН. Иди зажги.



    ГАС. Что зажечь?

    БЕН. Чайник.

    ГАС. Ты хочешь сказать «газ»?

    БЕН. Кто хочет сказать?

    ГАС. Ты.

    БЕН (прищурившись). Что ты хочешь этим сказать?

    ГАС. Ничего. Только то, что та хотел сказать: «газ»...

    БЕН (внушительно). Если я сказал «иди зажги чайник», я именно это и имел в виду: пойди и зажги чайник.

    ГАС. Как можно зажечь чайник?

    БЕН. Это такой оборот: «зажечь чайник», понял? Оборот речи.

    ГАС. Никогда такого не слышал.

    БЕН. Обычная фраза: зажги чайник.

    ГАС. Боюсь, ты ошибаешься.

    БЕН (угрожающе). Что-что?

    ГАС. Говорят, «поставь чайник».

    БЕН (раздраженно). Кто говорит?

    Тяжело дыша, они смотрят друг на друга.

    БЕН (раздельно). Никогда в жизни не слышал, чтобы кто-нибудь сказал: «поставь чайник».

    ГАС. Спорим, так говорила моя мать.

    БЕН. Твоя мать? Когда ты в последний раз ее видел?

    ГАС. Не помню... Около...

    БЕН. Тогда причем тут твоя мать? Незачем ее и упоминать. (Пауза. Продолжают в ярости смотреть друг на друга.) Послушай, Гас. Я стараюсь быть рассудительным. Позволь объяснить тебе кое-что.

    ГАС. Да, но...

    БЕН. Кто из нас старше?

    ГАС. Ты.

    БЕН. Так вот, я действую в твоих же интересах, понимаешь? Но тебе надо подучиться, приятель.

    ГАС. Конечно, но я никогда не слышал...

    БЕН (яростно). Никто не говорит: «зажги газ», ты понял меня?

    ГАС. Что? Газ незажи...

    БЕН (хватает его в бешенстве за горло и держит на расстоянии вытянутых рук). Чайник, идиот! Ты понимаешь,чайник!!

    ГАС (вырываясь из его рук). Ну, ладно,хватит.

    Пауза.


    БЕН. Чего ты ждешь?

    ГАС. Хочу проверить,зажигаются ли они.

    БЕН. Кто?

    ГАС. Спички. (Достает из кармана сплющенный спичечный коробок и пытается зажечь об него одну за другой несколько спичек). Нет. (Швыряет коробок под кровать. Бен смотрит на него. Гас чиркает спичкой о подметку ботинка. Она зажигается.) Ну, вот, наконец-то.

    БЕН (устало). Поставь этот чертов чайник, христа ради.

    Бен идет к своей кровати, но осознав на полдороги, что он только что сказал, оборачивается. Они смотрят друг на друга. Гас медленно выходит в левую дверь. Бен швыряет газету на кровать. Садится, обхватив руками голову. Входит Гас.

    ГАС. Зажег.

    БЕН. Что?

    ГАС. Плиту. (Идет к своей кровати, садится). Хотел бы я знать, кого нам приготовили сегодня ночью. (Пауза.) Хочу спросить тебя кое о чем.

    БЕН (залезая на кровать с ногами). Ну, что тебе еще?

    ГАС. Хочу задать тебе один вопрос. (Встает, подходит к кровати, на которой лежит Бен. Садится.)

    БЕН. С какой стати ты сел на мою кровать? Что с тобой стряслось? Ты все время задаешь вопросы. Что с тобой?

    ГАС. Ничего.

    БЕН. Ты никогда не задавал столько вопросов. Что с тобой стряслось?

    ГАС. Ничего. Просто интересно.

    БЕН. Не забивай голову всякой ерундой. У тебя есть дело. И ты должен его сделать. Заткнись и делай свою работу.

    ГАС. Как раз о ней я и думал.

    БЕН. О ком?

    ГАС. О нашей работе.

    БЕН. О какой работе?

    ГАС (с опаской). Я думал, может тебе известно... (Бен смотрит на него.) Может быть у тебя есть какие-нибудь соображения... Ну, по поводу того, кто у нас будет на этот раз.

    БЕН. В каком смысле, «кто у нас будет на этот раз»?

    Они смотрят друг на друга.

    ГАС. Ну кто это будет?

    Пауза.

    БЕН. Как ты себя чувствуешь?



    ГАС. Нормально.

    БЕН. Тогда иди и завари чай.

    ГАС. Иду. (Выходит в левую дверь.)

    Бен смотрит ему в след. Вынимает из-под подушки свой револьвер. Проверяет, заряжен ли он. Возвращается Гас.

    ГАС. Газ закончился.

    БЕН. И что теперь делать?

    ГАС. Там стоит счетчик. Надо бросить монетку.

    БЕН. У меня нет мелочи.

    ГАС. И у меня нет.

    БЕН. Придется тебе подождать.

    ГАС. Кого?

    БЕН. Вильсона.

    ГАС. Он может и не придти. А вдруг он просто даст сигнал. Иногда он так делает.

    БЕН. Значит, обойдешься без чая.

    ГАС. Вот незадача.

    БЕН. Выпьешь после.

    ГАС. Я привык пить чай до.

    БЕН (все еще держа револьвер в руках, подносит его поближе к свету и протирает). Займись делом.

    ГАС. Ну уж это чересчур! За мои деньги! (Берет с кровати пакетик чая и бросает его обратно в сумку.) Надеюсь, если он придет, у него найдется хотя бы шиллинг. Должен найтись. В конце концов, это ведь его квартира. Мог бы, по крайней мере запастись газом. А то даже чаю не выпьешь.

    БЕН. Что значит, «его квартира»?

    ГАС. Разве не его?

    БЕН. Может быть, он просто снял ее на время.

    ГАС. Я знаю, что это его собственная квартира. Скажу больше: он хозяин всего этого дома. И не мог заранее запастись газом! (Садится на свою кровать.) Этот дом – его собственность.

    Я тебе точно говорю. (Пауза.) Вспомни другие квартиры. Получаем адрес. Приезжаем. Находим ключ в условленном месте и заметь – он всегда на месте. Ждем. (Пауза.) Кстати, ты когда-нибудь думал о том, что из соседних квартир никогда не доносился даже малейший шум. Никто на нас никогда не жаловался, что, мол, слишком шумно или что-нибудь в этом роде. Как будто по соседству нет жильцов. Кругом ни души, кроме того парня, который приходит. Ты обращал на это внимание? Интересно, здесь что, стены звуконепроницаемые? (Ощупывает стену над своей кроватью.) Трудно сказать. Все, что от нас требуется, - ждать. А Вильсон чаще всего вообще не появляется.

    БЕН. Зачем ему здесь появляться? Он – человек занятой.

    ГАС (задумчиво). Знаешь, мне часто становится как-то не по себе, когда я с ним разговариваю.

    БЕН. Давай, не будем об этом.

    Пауза.


    ГАС. Хотел бы я задать ему несколько вопросов. Есть вещи, о которых я давно собираюсь поговорить с ним, но всякий раз, когда вижу его, как-то не решаюсь. (Пауза.) Все время думаю о той, последней.

    БЕН. О ком это еще?

    ГАС. Ну, о той девушке.

    БЕН (берет газету, читает. Гас подходит к нему).

    ГАС. Сколько раз ты прочел эту чертову газету вдоль и поперек?

    БЕН (швыряет газету на кровать, встает. Раздраженно). Что ты хочешь этим сказать?

    ГАС. Только то, что спросил: сколько раз ты уже прочел эту газету?

    БЕН. Это что, критика в мой адрес?

    ГАС. Нет, я только...

    БЕН.Если ты не будешь следить за собой, мне придется дать тебе в ухо.

    ГАС. Но, послушай, Бен...

    БЕН. Не хочу ничего слушать. (Не глядя на него.) Сколько раз я... Черт знает, что! Ох, уж мне эти вольности...

    ГАС. Я не хотел тебя обидеть.

    БЕН. Ну-ну, продолжай в том же духе. Посмотрим, что из этого получится. (Отходит к своей кровати.)

    ГАС. Я только подумал о той девушке. (Садится на его кровать.) Самая обыкновенная девушка. Ничего особенного, но все-таки. (Пауза.) Непорядок! Сколько грязи от этих женщин... Что-то не припомню другого такого случая. Мужчины, они как-то компактнее, что ли. Не то, что женщины – те просто на куски разлетаются. Как будто они плохо сшиты внутри. Как она разлетелась! Га-га! Но я хотел спросить тебя о другом. (Бен садится на кровать, закрывает глаза.) Кто за нами убирает, когда мы уходим? Вот что интересно. А может, они вообще не убирают, оставляют их как есть? А? Сколько раз мы это все проделывали. Точно не помню, надо же. Что, если за нами никогда не убирают, а? Представляешь!

    БЕН ( с сожалением). Ты, что, идиот? По-твоему, мы единственные, кто занимается такой работой в организации? Имей хотя бы немного здравого смысла. У нас есть самые разные службы, понимаешь?

    ГАС. И кто же подчищает за нами?

    БЕН. Ну, дубина!

    ГАС. После этой девушки я начал думать...

    В простенке между кроватями раздается громкий скрежет, глухой дура, как будто упал какой-то тяжелый предмет. Они вскакивают, хватаются за револьверы. Поворачиваются лицом к стене. Грохот прекращается. Тишина. Они молча смотрят друг на друга. Бен, жестами приказывает Гасу подойти к стене. Тот медленно подходит, стучит по ней рукояткой револьвера. Слышен глухой звук: она полая. Бен подходит к изголовью своей кровати, держа револьвер наготове. Гас кладет оружие на кровать, похлопывает рукой по дверцам люка. Открывает их. Внутри виден поднос с ящиком – так называемый «немой официант» или просто кухонный лифт-подъемник, на подобие тех, которые используются в ресторанах и кафе для подачи готовых блюд наверх, в зал, и отправки заказов вниз, в кухню (широкий ящик движется на блоках в узкой шахте между этажами). Гас осторожно заглядывает в него. Вынимает листок бумаги.

    БЕН. Что там?

    ГАС. На, посмотри сам.

    БЕН. Читай.

    ГАС (читает). Две порции тушеного мяса с жареной картошкой. Два пудинга. Два чая без сахара.

    БЕН. Дай сюда. (Выхватывает листок из рук Гаса.)

    ГАС (про себя). Два чая без сахара.

    БЕН. М-м.

    ГАС. Как тебе это нравится?

    БЕН. Ну...

    Ящик поднимается. Бен опускает револьвер.

    ГАС. Что это они так торопятся?

    БЕН (читает).

    ГАС (заглядывает через его плечо). Смешно, верно?

    БЕН (быстро). Совсем нет. По всей видимости здесь, наверху, раньше было кафе. В таких заведениях быстро меняются владельцы.

    ГАС. Кафе?

    БЕН. Вот именно.

    ГАС. Ты хочешь сказать, что здесь раньше была кухня? Здесь, внизу?

    БЕН. Такие заведения могут перейти из рук в руки буквально в течении одного дня. Владелец решает, что заведение не приносит дохода и ликвидирует его.

    ГАС. Ты хочешь сказать, что кафе не приносит дохода, поэтому владелец продал его и уехал. Так?

    БЕН. Конечно.

    ГАС. И кто же его купил?

    Пауза.


    БЕН. Что ты имеешь ввиду?

    ГАС. Кто его купил? Ведь если прежний владелец уехал, то должен же кто-то въехать на его место.

    БЕН. Ну. Это зависит...

    С грохотом опускается лифт. Бен хватается за револьвер. Гас подходит к люку, заглядывает в ящик. Вынимает оттуда листок с заказом.

    ГАС (читает). Первое – дежурное блюдо. Второе – печень жареная с луком. На десерт – пирог с вареньем.

    Пауза. Гас смотрит на Бена. Тот берет заказ, читает. Медленно идет к люку. Гас следует за ним. Бен заглядывает вниз в шахту лифта. Гас кладет руку на плечо Бену. Тот резко сбрасывает ее. Оборачивается. Гас прикладывает палец к губам. Тоже заглядывает в шахту: сначала вниз, потом вверх. Бен отталкивает его в сторону, снова читает листок с заказом. Бросает револьвер на кровать.

    БЕН (в нерешительности). Наверное, надо им хоть что-нибудь послать.

    ГАС. Что?

    БЕН. Лучше все-таки им хоть что-нибудь послать.

    ГАС. Возможно, ты и прав.

    Оба чувствуют облегчение от того, что приняли это решение.

    БЕН (быстро). Что у тебя в сумке?

    ГАС. Совсем ерунда. (Подходит к люку, кричит наверх.) Подождите минутку!

    БЕН. Не делай этого.

    Гас подходит к своей кровати, берет сумку, выкладывает ее содержимое.

    ГАС. Печенье. Плитка шоколада. Пакет молока.

    БЕН. И это все?

    ГАС. Пакетик чая.

    БЕН. Хорошо.

    ГАС. Мы не можем отдать чай. Это весь чай, который у нас есть.

    БЕН. Он нам ни к чему. Газ все равно кончился.

    ГАС.. Могли бы и заплатить. Хотя бы шиллинг.

    БЕН. Что там у тебя еще?

    ГАС (шаря в сумке). Пирожное.

    БЕН. Пирожное?

    ГАС. Да.


    БЕН. Что же ты мне раньше не сказал?

    ГАС. Вот уж не думал, что ты на него позаришься.

    БЕН. Впрочем, бессмысленно посылать им одно пирожное.

    ГАС. Почему?

    БЕН. И отправь им хотя бы одну тарелку.

    ГАС. Хорошо. (Идет к левой двери. Останавливается.) Хочешь сказать, что пирожное я могу оставить себе.?

    БЕН. Оставить себе?

    ГАС. Они ведь не знают, что оно у нас есть, верно?

    БЕН. Скорее всего.

    ГАС. Ну так я оставлю?

    БЕН. Нет. Неси тарелку.

    Гас скрывается за дверью. Бен заглядывает в его сумку. Вынимает пакет хрустящего картофеля. Возвращается Гас с тарелкой.

    БЕН (держа в руках пакет с картофелем). А это откуда?

    ГАС. Что?

    БЕН. Откуда у тебя хрустящий картофель?

    ГАС. Где ты его нашел?

    БЕН (хлопая его по плечу). Ведешь нечестную игру, приятель.

    ГАС. Это же к пиву.

    БЕН. Откуда здесь пиво?

    ГАС. Ничего, пригодится, пока не доберусь до пива.

    БЕН. Я тебе это припомню. Положи пакет на тарелку.

    Они накладывают все на тарелку, но не успевают ставить ее в ящик – лифт поднимается.

    БЕН. Подождите!

    ГАС. Уехал.

    БЕН. Твоя работа, скупердяй.

    ГАС. Что будем делать?

    БЕН. Подождем, пока снова придет. (Ставит тарелку на кровать. Закрепляет подмышкой кобуру. Начинает повязывать галстук.) Ты бы лучше готовился.

    ГАС (идет к своей кровати. Прилаживает кобуру.) Послушай, Бен.

    БЕН. Что?

    ГАС. Что здесь все-таки происходит?

    Пауза.

    БЕН. То есть как?



    ГАС. Каким образом тут может помещаться кафе?

    БЕН. Оно тут раньше было.

    ГАС. Ты плиту видел?

    БЕН. Ну и что?

    ГАС. На ней всего три конфорки.

    БЕН. Ну и что?

    ГАС. Много они могли приготовить на трех конфорках! Это заведение не для бойкого места.

    БЕН (раздраженно). Вот по этому здесь так медленно и обслуживают. (Надевает жилет.)

    ГАС. Что здесь происходит в наше отсутствие? Ты можешь понять? Заказы опускаются сюда, вниз. И ничего отсюда не подается наверх. И так раз за разом. Изо дня в день.

    БЕН (достает щетку, чистит пиджак).

    ГАС. Что будет, когда мы уйдем?

    БЕН (надевает пиджак.)

    ГАС. Какой уж тут бизнес! (С грохотом опускается «немой официант». Они оборачиваются. Гас подходит к люку, достает из ящика листок с заказом, читает.) Макарони пастиссио. Армитта макаронианаде.

    БЕН. Что за ерунда!

    ГАС. Макарони пастиссио. Армитта макаронианада.

    БЕН. Блюда греческой кухни.

    ГАС. Не похоже.

    БЕН. Уверяю тебя.

    ГАС. Вот это да!

    БЕН. Быстрее, пока он не поднялся.

    Гас ставит тарелку на поднос.

    ГАС (кричит наверх). Три пачки печенья, одна плитка шоколада, один пакет хрустящего картофеля, одно пирожное, одно молоко.

    Лифт поднимается.

    ГАС. Едва успел.

    БЕН. Не надо было так кричать.

    ГАС. Почему?

    БЕН. Так не делают. Ну этого им должно хватить, по крайней мере, на время.

    ГАС. Ты думаешь?

    БЕН. Давай, одевайся. Теперь уж сигнал может быть в любой момент.

    Гас надевает жилет. Бен ложится и разглядывает потолок.

    ГАС. Ничего себе местечко; ни чая, ни печенья.

    БЕН. Обжорство развращает, приятель. Ты даже не замечаешь, что обленился. А страдает от этого, в первую очередь, работа. Хочешь, чтобы тебя упрекали в нерасторопности?

    ГАС. Кого? Меня?

    БЕН. Ты обленился.

    ГАС. Кто? Я обленился?

    БЕН. Кстати, револьвер у тебя в порядке? Э! Да ты к нему и не притрагивался. Позор! Ты хоть когда-нибудь его чистишь?

    Гас вытирает револьвер простыней. Бен вынимает карманное зеркальце и поправляет галстук.

    ГАС. Интересно, где же повар? Он у них тут должен быть, и не один, - чтобы справляться со всеми этими заказами. Может быть, у них где-нибудь есть еще несколько плит или другая кухня... дальше по коридору?

    БЕН. Конечно. Ты знаешь, сколько нужно, чтобы приготовить армиту макаронаду?

    ГАС. Нет, а что?

    БЕН. Ну, одна армита..., подумай, напряги мозги.

    ГАС. Нужно несколько поваров, да? (Кладет револьвер в кобуру.) Чем быстрее мы выберемся отсюда, тем лучше. (Надевает пиджак.) Почему он до сих пор не связался с нами? У меня такое чувство, будто я торчу здесь уже целую вечность. (Достает револьвер из кобуры, проверяет патроны.) Мы его никогда не подводили, правда? Мы же его никогда не подводили. Я как раз об этом недавно думал. Ведь мы надежные ребята, верно, Бен? (засовывает револьвер в кобуру.) Хорошо бы закончить все до утра. (Чистит пиджак.) Надеюсь, клиент будет держать себя в руках. (Пауза.) Что-то у меня голова разболелась.

    (Пауза. Опускается лифт. Бен вскакивает. Гас достает записку, читает.)

    Побеги бамбука с водяными каштанами – одна порция. Цыпленок – одна порция. Порция чар сью и зеленая фасоль.

    БЕН. Зеленая фасоль?

    ГАС. Да.


    БЕН. Черт бы ее побрал.

    ГАС. Не знаешь с чего и начать. (Снова заглядывает в ящик. Достает оттуда пакетик чая.) Смотри, они прислали нам чай обратно.

    БЕН (тревожно). Зачем они это сделали?

    ГАС. Может быть, у них сейчас не время чая.

    Лифт поднимается. Молчание. Бен швыряет пакетик чая на кровать.

    БЕН (тревожно). Послушай, мы должны им сказать.

    ГАС. Что сказать?

    БЕН. Что мы не можем им это прислать. У нас всего этого нет.

    ГАС. Ну, хорошо.

    БЕН. Одолжи мне свой карандаш, мы напишем им записку.

    Гас поворачивается, чтобы взять карандаш и внезапно обнаруживает переговорную трубу, которая висит на стене, около его кровати, справа от люка.

    ГАС. Это еще что такое?

    БЕН. Что?

    ГАС. Вот это.

    БЕН (изучает трубу). Это – переговорная труба.

    ГАС. И давно она здесь висит?

    БЕН. Как раз то, что нам нужно. Воспользуемся ею вместо того, чтобы кричать через люк.

    ГАС. Надо же, я ее не заметил.

    БЕН. Ну, давай.

    ГАС. Что, давай?

    БЕН. Видишь? Свисток.

    ГАС. Где?

    БЕН. Вот. Да вытащи его.

    Гас подчиняется.

    ГАС. Что теперь?

    БЕН. Подуй в него.

    ГАС. Подуть?

    БЕН. Да. Он свистит, когда в него дуешь. Для них – это сигнал, что мы хотим поговорить с ними. Свистит.

    Гас дует в свисток. Молчание.

    ГАС (держа переговорную трубку у рта). Ничего не слышу.

    БЕН. Говори же! В трубу говори!

    Гас смотрит на Бена, потом говорит в трубу.

    ГАС. Погреб пуст.

    БЕН. Дай мне. (Хватает трубу и говорит с величайшей почтительностью). Добрый вечер! Простите, что потревожил вас. Мы подумали, что лучше будет, если мы сообщим вам, что у нас уже больше ничего не осталось. Мы послали наверх все, что у нас было. Здесь больше нет еды. (Медленно подносит трубу к уху.) Что? (Снова ко рту.) Что? (К уху, слушает. Ко рту.) Нет, все, что у нас было, мы вам уже отправили. (К уху, слушает. Ко рту.) Мне очень жаль. (К уху, слушает. Гасу.) Твое пирожное черствое. (Слушает. Гасу.) Шоколад растаял. (Слушает. Гасу.) Молоко прокисло.

    ГАС. А хрустящий картофель?

    БЕН (слушает). Ни одного целого печенья?! (С возмущением смотрит на Гаса, говорит в трубку.) Очень, очень жаль. Извините нас, пожалуйста. (Слушает.) Что? (Слушает.) Что? (Слушает.) Да, да. (Слушает.) Да, конечно. Естественно. Да, и немедленно. (Снова слушает. Голос в трубке исчезает. Вешает ее на место. Возбужденно говорит, обращаясь у Гасу.) Нет, ты слышал что-нибудь подобное?

    ГАС. Что?

    БЕН. Та знаешь, что он сказал? Он сказал: зажгите чайник. Не поставьте чайник и не зажгите газ, но: зажгите чайник.

    ГАС. Как мы можем зажечь чайник?

    БЕН. Что ты этим хочешь сказать?

    ГАС. Газа нет.

    БЕН (хлопает себя ладонью по лбу). Так что же нам делать?

    ГАС. Для чего он просил нас зажечь чайник?

    БЕН. Приготовить чай. Он просит чашку чая.

    ГАС. Он просит чашку чая. А я? Всю ночь не могу выпить чаю.

    БЕН (в отчаянии). Так что же нам делать?

    ГАС. Что мы-то будем пить? (Бен садится на кровать, смотрит прямо перед собой). Что мы будем пить?! Я тоже, между прочим, хочу пить. (Бен продолжает молча сидеть.) Я умираю от голода, а ему видите ли, подавай чашку чая. Нет, это уже чересчур, честное слово. (Бен роняет голову на грудь.) Я бы тоже чего-нибудь съел. А ты? Посмотреть на тебя, так и тебе не помешало что-нибудь съесть. (Садится на кровать и продолжает говорить.) Мы отослали ему все, что у нас было, и он еще недоволен. Нет, честное слово, просто кошка бы расхохоталась. Зачем ты ему все это послал? (Задумчиво.) Зачем я все это послал? (Пауза.) Кто знает, чем он там запасся у себя наверху. Что-то у них, конечно, у них там есть. Отсюда, по крайней мере, они больше ничего не получат. Ты заметил, что они не потребовали салатов? Наверное, у них есть и салаты, там, наверху, и холодное мясо, и редиска, и огурчики. Может, и зеленый салат. (Пауза.) Или крутые яйца. (Пауза.) Или рольмопс... да мало ли еще что. Может, и ящик пива... Сидят сейчас и закусывают пиво моим хрустящим картофелем. Кстати, он ведь ничего не сказал про хрустящий картофель, верно? Он им пришелся по вкусу, будь спокоен. По-твоему, они там только и ждут, что мы им еще чего-нибудь подкинем? Как бы не так! (Пауза.) У них там все в полном порядке. Будь спокоен. (Пауза.) И он еще требует чашку чая! (Пауза.) Нет, это уже слишком, по-моему, (Смотрит на Бена. Поднимается, подходит к нему.) Что с тобой? Ты как-то раскис. Впрочем, мне бы и самому сейчас не помешало успокоительное. (Бен распрямляется.)

    БЕН (тихо). Время идет.

    ГАС. Знаю. Только не люблю работать на голодный желудок.

    БЕН (устало). Помолчи минутку. Сейчас я еще раз тебя проинструктирую.

    ГАС. Для чего? Мы всегда делаем одно и то же.

    БЕН. И все же я хочу тебя проинструктировать, на всякий случай.

    Гас вздыхает и садится на кровать рядом с Беном. Инструкции, которые дает Бен, он повторяет автоматически.

    БЕН. Итак, когда мы получим сигнал, ты пойдешь и встанешь около двери.

    ГАС. Встану около двери.

    БЕН. Если он постучит, не отвечай.

    ГАС. Если он постучит, я не отвечу.

    БЕН. Но он не постучит.

    ГАС. Так что я не отвечу.

    БЕН. Когда этот парень войдет...

    ГАС. Когда этот парень войдет...

    БЕН. Закроешь за ним дверь.

    ГАС. Закрою за ним дверь.

    БЕН. Не выдавай своего присутствия.

    ГАС. Не выдавая моего присутствия.

    БЕН. Увидев меня, он шагнет мне навстречу.

    ГАС. ...шагнет тебе навстречу.

    БЕН. Тебя он не заметит.

    ГАС (рассеянно). А?

    БЕН. Тебя он не заметит.

    ГАС. Меня он не заметит.

    БЕН. Зато он заметит меня.

    ГАС. Заметит тебя.

    БЕН. Он не будет знать, что ты там, за дверью.

    ГАС. Он не будет знать, что ты там.

    БЕН. Он не будет знать, что ты там.

    ГАС. Он не узнает, что я там.

    БЕН. Я вынимаю револьвер.

    ГАС. Ты вынимаешь револьвер.

    БЕН. Он останавливается.

    ГАС. Он останавливается.

    БЕН. Если он обернется...

    ГАС. Если он обернется...

    БЕН. То там – ты.

    ГАС. Да, то там – я.

    Бен хмурится и массирует лоб левой рукой.

    ГАС. Ты кое-что упустил.

    БЕН. Знаю. Напомни.

    ГАС. Ты не сказал, что я достаю револьвер.

    БЕН. Ты достаешь револьвер...

    ГАС. После того, как закрою дверь.

    БЕН. После того, как закроешь дверь.

    ГАС. Раньше ты никогда этого не забывал.

    БЕН. Когда он увидит тебя сзади...

    ГАС. Меня сзади...

    БЕН. И меня перед собой...

    ГАС. И тебя перед собой...

    БЕН. Он растеряется...

    ГАС. Растеряется...

    БЕН. И не будет знать, что делать.

    ГАС. И что же он сделает?

    БЕН. Он посмотрит на меня, потом он посмотрит на тебя.

    ГАС. Мы не произнесем ни слова.

    БЕН. Мы будем смотреть на него.

    ГАС. Он не произнесет ни слова.

    БЕН. Он будет смотреть на нас.

    ГАС. А мы будем смотреть на него.

    БЕН. Никто не произнесет ни слова.

    Пауза.

    ГАС. А что делать, если на его месте окажется девушка?



    БЕН. То же самое.

    ГАС. В точности то же самое?

    БЕН. В точности.

    Пауза.


    ГАС. Давай сами что-нибудь придумаем.

    БЕН. Будем делать в точности то же самое.

    Гас выходит в дверь налево, Бен неподвижно сидит на кровати. Слышно, как дергают за цепочку от унитаза, но вода не льется. Тишина. Гас возвращается и останавливается у двери. В раздумье смотрит на Бена, потом медленно пересекает комнату и подходит к своей кровати. Он заметно обеспокоен. Поворачивается и смотрит на Бена. Делает несколько шагов в его сторону. Говорит медленно и напряженно.

    ГАС. Почему он послал нам спички, если знал, что газ на кухне кончился?

    Молчание. Бен продолжает неподвижно сидеть, смотря прямо перед собой. Гас пересекает сцену и подходит к его кровати с левой стороны. Говорит, наклонившись, почти в ухо Бену.

    ГАС. Зачем он послал нам спички, если знал, что газ на кухне уже кончился?

    (Бен поднимает голову и смотрит на него). Зачем он Это сделал?

    БЕН. Кто?

    ГАС. Ну, тот, кто прислал нам спички.

    БЕН. О ком ты говоришь?

    ГАС (не отрываясь смотрит на него). О том, кто засел там, наверху и уничтожил все наши запасы.

    БЕН. Спички здесь ни при чем.

    ГАС. И все-таки, кто же сидит там, наверху?

    БЕН. При чем тут спички? (Наощуп пытается найти газету на своей кровати).

    ГАС. Я задал тебе вопрос.

    БЕН. Ну, ладно, хватит.

    ГАС (со все возрастающим возбуждением). Я уже спрашивал у тебя: кто здесь живет? И ты сказал, что люди, которые раньше владели этим заведением, выехали отсюда. Допустим. Но кто же тогда въехал на их место?

    БЕН (сгорбившись). Заткнись!

    ГАС. Говорил я тебе? Говорил!

    БЕН (вставая). Да заткнись же!

    ГАС (лихорадочно). Кажется, я уже говорил тебе, кто тут раньше хозяйничал. (В бешенстве Бен ударяет его в плечо.) Ведь я говорил тебе, кому принадлежало раньше это заведение. Не так ли? (Бен еще раз изо всей силы бьет его в плечо. Гас взбешен.) Для чего он играет с нами в эти игры? Вот что я хочу знать!

    БЕН. В какие игры?

    ГАС (в ярости, надвигаясь на Бена). Зачем он играет с нами в прятки? Нас тщательно проверили. Еще много лет назад, верно? Ты же помнишь. Мы вместе выдержали все испытания и доказали, что можем работать. Так ведь? И мы всегда справлялись со своей работой. Для чего тогда он все это устроил! Что за этим кроется? Почему он играет с нами в кошки-мышки?!

    Вновь опускается лифт. На этот раз шум сопровождается свистком. Гас бросается к люку, выхватывает из ящика записку. Читает.

    Скампи. (Комкает записку, хватает переговорную трубку, потом свисток, свистит. Говорит в трубу. У НАС НИЧЕГО НЕ ОСТАЛОСЬ! ВЫ ПОНИМАЕТЕ, НИЧЕГО!! (Бен выхватывает у него переговорную трубу, отшвыривает Гаса в сторону и тыльной стороной ладони резко бьет его в грудь.)

    БЕН. Прекрати, маньяк!

    ГАС. Слыхал?

    БЕН (в бешенстве). Ну, хватит! Последний раз предупреждаю! (Пауза. Бен вешает переговорную трубу на место,идет к своей кровати и ложится. Берет газету, читает. Молчание. Лифт поднимается. Они быстро оборачиваются на шум, и взгляды их встречаются. Бен снова утыкается в газету. Читает. Гас медленно идет к своей кровати. Садится. Молчание. С грохотом опускается лифт. Он быстро оборачивается, взгляды их встречаются. Бен берется за газету. Читает. Молчание. Бен швыряет газету. Поднимает ее, читает.)

    Нет, ты только послушай! (Пауза.) Как тебе это понравится? (Пауза.) Ко! (Пауза.)

    ГАС (устало). Ну и ну.

    БЕН. Честное слово. Так здесь написано.

    ГАС. Иди ты.

    БЕН. Черным по белому.

    ГАС (очень тихо). Неужели?

    БЕН. Можешь себе представить?

    ГАС. Невероятно.

    БЕН. Тошнит прямо от таких новостей.

    ГАС (почти не слышно). В это невозможно поверить.

    Бен качает головой, кладет газету и встает. Поправляет револьвер в кобуре. Гас встает, идет к двери слева.

    БЕН. Ты куда?

    ГАС. Воды попить. (Выходит. Бен чистит одежду и ботинки. Свистит свисток в разговорной трубе. Он подходит к ней, вынимает свисток и прикладывает трубу к уху. Слушает. Говорит в нее.)

    БЕН. Да. (Слушает.) Прямо сейчас? Хорошо. (Слушает.) Конечно, мы готовы. (Слушает.) Понял. Повторяю: прибыл и войдет с минуты на минуту. Использовать обычный метод. Понял. (Слушает.) Да, конечно, мы готовы. (Слушает.) Так точно. (Вешает переговорную трубу на место. ) Гас! (Вынимает расческу, причесывается. Поправляет пиджак, чтобы револьвер не был заметен. Слышно, как льется вода в туалете. Бен быстро идет к левой двери. Кричит.) Гас! (Дверь справа внезапно открывается. Бен поворачивается, револьвер его наставлен на дверь. Спотыкаясь, в комнату вваливается Гас. Он без пиджака, жилета, галстука, кобуры и револьвера. Останавливается, ссутулясь и вперев руки в бока. Поднимает голову. Их взгляды встречаются: долгая пауза. Они смотрят друг на друга.)


    Занавес.

    Перевел с английского



    Александр СЕРГИЕВСКИЙ

    (Источник:

    Harold PINTER,

    Plays in 3 v.

    Eyre Methuen Ltd.,

    London, 1976)


    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Гарольд пинтер «лифт или немой официант»

    Скачать 331.67 Kb.