страница10/33
Дата14.01.2018
Размер5.51 Mb.
ТипУчебник

Геннадий Шеваров я видел, я слышал, я помню…


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   33

Учебник истории

ИСТОРИЯ ОДНОГО МАРША


В самом начале этого краеведческого расследования я решил посоветоваться с замечательным историком звукозаписи и фотоискусства, писателем Леонидом Филипповичем Волковым – Ланнитом и получил от него письмо (28 октября 1960 г.):

«Н.Н.Иконников (1869–1957) жил на улице Анатолия, д. 107. Общество с ним разделяли больная племянница и две собаки. Умер он незаслуженно забытым и, потому, несколько озлобленным стариком…».

Силы покидали его… Старик перестал доверять своей памяти. Гуляя по тихим улицам Барнаула, он часто присаживался на крылечке первого попавшегося на глаза дома. Вынимал потрепанную тетрадку и начинал торопливо записывать что-то. Ветер шевелил его красивую бороду и помогал перевертывать исписанные страницы…

«Музыка с детства окружала меня, её очень любила моя мать, правнучка декабриста Владимира Штейнгеля, – писал он. – А бабушка была ученицей Листа, а едва мне исполнилось десять лет, и я стал его учеником, последним из русских.

Мои занятия с ним проходили оригинально. Он играл – я слушал. Он брал мою мелодию, тут же сфабрикованную, и на неё фантазировал. Потом он переходил на пианиссимо, не теряя сочной полноты звуков. Игра его была не расплывчато-нежной и безвольной, но кристально-чистой, будто весенний ветерок.

Уже в 6–7 лет я умел записывать свои детские фантазии для рояля. В девятилетнем возрасте рискнул написать сказочную феерию с пением. По сюжету этой нелепой сказки, рыцарь Бертран гибнет в поединке с чертями. И его товарищи-рыцари поют печальную похоронную песню. Начало ее было навеяно моим отцом, а продолжение написано мною без «навеивания».

Бабушка, недовольная глупейшим сюжетом и словами, все же показала мое творчество Листу. Он улыбнулся: «Чепуха. Но, как ни говори, все же опера!. Сказав так, Лист положил мою рукопись в карман своей длинной одежды. Ему понравился в «опере» похоронный марш. Уезжая в Германию, Лист захватил с собой мое сочинение. Пропагандируя всюду русскую музыку (Глинку, Балакирева, Бородина), Лист распространил и мой похоронный марш.

Вскоре на эту музыку были написаны слова «Мы жертвою пали», измененные позже на «Вы жертвою пали». Однако в печати марш нигде не появлялся, а распространялся рукописно. Одну такую рукопись я видел со словами и указанием автора слов – П. Ханов. Говорили, что П. Ханов – это Плеханов, но достоверных сведений о принадлежности слов Плеханову у меня нет.

В 1888 году, когда я был студентом, в Киевском саду симфонический оркестр исполнил мою музыкальную картину «Любила без цветов», посвященную памяти декабристов. В эту картину я включил и свой похоронный марш из детской феерии. В результате – строжайший выговор дирекции сада и дирижеру оркестра от жандармского управления. На другой день деда моего посетил генерал жандармов Новицкий с предупреждением обо мне.

Мой марш перестал исполняться на похоронах военных, но зато его запели студенты во время так называвшихся тогда “студенческих беспорядков”.

В 1905 году мой марш, хотя и без слов, был, наконец, издан полностью».

Читатель уже, вероятно, догадался, что речь идет о песне, которую часто пели русские революционеры:

Вы жертвою пали в борьбе роковой

Любви беззаветной к народу.

Вы отдали все, что могли за него,

За честь его, жизнь и свободу!..

В. Д. Бонч-Бруевич в своих воспоминаниях пишет, что эта песня была особо любима Лениным.

Слова ее наполовину сочинены неизвестными авторами, вероятнее всего коллективно. В основу же текста легло стихотворение А. Архангельского «В дороге». Поэт откликнулся им на судебный процесс «193-х государственных преступников», с которого начался разгром революционной организации «Народная воля».

Дневники профессора Н. Н. Иконникова, оставшиеся после его смерти, подтверждают, что именно он был автором музыки революционного траурного марша. С 1940 года до конца своей жизни (1958 г.) Н. Н. Иконников жил в Барнауле. До 1942 года преподавал в Барнаульском музыкальном училище, а потом ушел на пенсию. Николай Николаевич редко кому рассказывал о своей молодости, встречах со знаменитыми композиторами.

Известный московский коллекционер Леонид Филиппович Волков после упорных поисков однажды в груде пластинок обнаружил осколок с этикеткой «Любимый военный похоронный марш» – Н. Н. Иконников. 1905 год».

Бумаги Н. Н. Иконникова, его дневники и переписка, находятся сейчас в Алтайском краевом государственном архиве. Среди них особенный интерес вызывают письма великого русского композитора Николая Андреевича Римского-Корсакова.

«Милостивый государь Николай Николаевич, – говорится в одном из них, – очень благодарен Вам за намерение посвятить мне оперу Вашу, но прошу Вас не делать этого. Я принципиально против посвящений опер кому-либо и из своих посвятил лишь одну – «Майскую ночь» своей жене, остальные же или никому, или памяти писателей. Ваша опера мне совершенно неизвестна; она может мне понравиться и нет. В последнем случае посвящение теряет смысл. Отсутствие посвящения мне оперы Вашей отнюдь не уменьшает моего интереса к ней, когда она появится изданною полностью. Издание же отдельными нумерами и знакомство с нею по частям только может повредить общему впечатлению.

Я счел долгом откровенно высказать свой взгляд и прошу не взыскать с меня за это.

С искренним уважением, Н. Римский-Корсаков,13 января 1903 года.

P.S. В настоящую минуту портрета не имею, но если Вы желаете, могу таковой выслать когда будет».

И еще одна интересная находка. Пожелтевший бланк, 29 марта 1918 года… «Коменданту Кремля. Прошу разрешить вывезти Николаю Николаевичу Иконникову лично ему принадлежащие иконы (две штуки) из Чудова монастыря». Подпись: Я.Свердлов. Печать: «Председатель Всероссийского ЦИК Совета рабочих, солдатских, крестьянских и казацких депутатов. Социалистическая федеративная советская республика».

* * *


Уроженец Царского Села Санкт-Петербургской губернии, профессор теории композиции (как он значится по старому, дореволюционному паспорту), закончил жизненный путь в полном забвении и одиночестве.

Как могло это произойти с незаурядным, способным композитором-пианистом, сумевшим защитить диссертацию на звание профессора музыкальных наук во Французской академии искусств перед такими выдающимися экзаменаторами, как Сен-Санс, Пуччини, Колонн? С человеком, получившим высшее музыкальное образование в Киеве, Праге и Берлине, окончившим физико-математический и медицинский факультеты университета, защитившим еще одну научную диссертацию перед такими светилами-учеными как А. Пуанкаре, С. Н. Виноградский, А. Беккерель?

В наследство осталась нам случайная вспышка таланта девятилетнего мальчика Коли – марш, чистый в своей печали и искренний, как детство. С этим маршем на устах люди шли на виселицу, в ссылку, рвали « цепи векового рабства».

…Медленно бредут по булыжной мостовой питерские рабочие. На плечах у них – некрашеные гробы с товарищами, погибшими в схватке с царскими жандармами.

Суровы лица. Но вот кто-то запел:

Настала пора, и проснулся народ,

Великий, могучий, свободный.

Прощайте же, братья, вы честно прошли

Свой доблестный труд благородный.

Песню подхватили сотни голосов. Тверже стал шаг.

Проходивший по тротуару профессор Иконников вежливо приподнял шляпу. Потом, услыхав знакомый мотив, остановился и вернулся было вслед за процессией… Но тут грубые, не очень-то поставленные голоса запели новую грозную мелодию: «Смее-ло, товарищи, в ногу…».

И профессор отстал.



«Алтайская правда»,

27 мая 1962 года

г. Барнаул.

После публикации:

В 1987 году (журнал «Музыкальная жизнь» № 20) известный знаток песенного творчества Ю. Бирюков в своей статье «Вы жертвою пали» - под рубрикой «Песни революции» - вообще не упоминает имени Н.Н.Иконникова. Он пишет, в частности:

«Что касается мелодии песни «Вы жертвою пали…», то большинство исследователей связывают ее с широко распространенным в музыкальном быту России, начиная с 30-40-х годов прошлого века, напевом песни «Не бил барабан перед смутным полком»:

Не бил барабан перед смутным полком,

Когда мы вождя хоронили,

И труп не с ружейным прощальным огнем

Мы в недра земли опустили.

И бедная почесть в ночи отдана:

Штыками могилу копали;

Нам тускло светила в тумане луна,

И факелы дымно сверкали…

Может быть, Ю.Бирюкова убедил бы документ, который мне удалось обнаружить в архиве:



«Союз советских писателей СССР. Всесоюзное управление по охране авторских прав.

2 февраля 1952 года. В городской отдел соцобеспечения (г. Барнаул) тов. Мозговому.

Сообщаем, что композитор ИКОННИКОВ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ признан автором музыки похоронного марша «Вы жертвою пали». Кроме похоронного марша в Управлении зарегистрированы следующие произведения т. Иконникова:

«Концерт-фантазия», «Соната», «Поэма», «Русь», «Смело вперед свободный народ» - революционный гимн, «Наша песня», «Сталинская песня», «Марш Красной Армии», «Концертный вальс» (пос. Морозову), «Прелюд» (посвящ. Ф.А.Листу), «Венецианский гондольер», «Этюд» (пам. М.А. Балакирева), «Легенда старого замка», «Восточные эскизы» (евр.), «Концертная полька», «Хаджи Абрек» – опера в 3 д. , «Волшебница Добрата» – опера в 4 д. (слова Жуковского).

Директор ВУОАП Колесов. Нач. Оперативного отдела Немешаев».
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   33

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Геннадий Шеваров я видел, я слышал, я помню…