страница4/33
Дата14.01.2018
Размер5.51 Mb.
ТипУчебник

Геннадий Шеваров я видел, я слышал, я помню…


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

СТАРШАЯ СЕСТРА


Весной мы прилетели в Грозный как бы на разведку, собираясь начать съемки полнометражного документального фильма о Чечено-Ингушетии.

Едва устроились в гостинице, наша новая знакомая и один из авторов будущего сценария поэт Раиса Ахматова позвала немедленно съездить в горы. Так и сказала: «Вы должны немедленно увидеть наши горы».

Что мы знали об Ахматовой? Знали, что она – горянка, пишет лирические стихи.

Что мы знали о здешних горах? Места, воспетые Пушкиным, Лермонтовым, Львом Толстым…

«Вперед», – сказала Раиса Салтмурадовна, и мы помчались на газике, забираясь все выше и выше спиралью дороги, прижимаясь к обрывам, вперед и выше, без всякой цели и это было, конечно же, самое прекрасное, что без всякой цели, а просто так – взглянуть на горы… Ахматова сидела рядом с водителем – четкий профиль, вьющиеся темные волосы, длинный белый шарф…И тут мы узнали, что горы для нее, больше чем горы. Что горы для нее, как разные стихотворения: одно – торжественное, возвышенное, другое – камерное, нежное, третье – отредактированное, обезличенное, четвертое – зашифрованное, полное неясных догадок и символов…Так рассказывала нам Ахматова про свои горы, и мы вертелись в машине, согласно ее легендам, разглядывая вершину за вершиной, словно читая гигантскую книгу природы.

Неприступная крутизна. Ущелья – такие глубокие, что не видно, что там на дне. И величественно. И жутко.

Но больше всего запомнился родник у дороги. Родник, каких много на Северном Кавказе. Кажется, в любую отвесную стену воткни здесь трубу, и ударит оттуда студёная вода.

У родника мы встретили несколько девушек. Кто-то из них, видимо, узнал Ахматову. И вот нимало не смущаясь, юные горянки энергично заговорили с Раисой Салтмурадовной. Наша спутница долго их в чем-то убеждала. Потом Ахматова рассказала, что одна из девушек поссорилась с женихом. Подружки советовались, как быть.

Ахматову, действительно, знают в республике, как мы позднее убедились, едва ли не все жители в лицо. Молодежь и женщины, особенно. Это и неудивительно, впрочем. Не осталось, кажется, аула, где бы ни выступала она, куда бы ни приезжала или как председатель президиума Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР, или как руководитель писательской организации.

…Однажды мы сидели с Ахматовой в Союзе писателей республики у открытого настежь балкона. Я рассказывал Раисе Салтмурадовне о Полярном Урале, она расхваливала дивную и дикую красоту Северного Кавказа. Так мы разговаривали, пока на пороге комнаты не возник рыжеватый, что само по себе редкость для этого края, парень – высокий, ясноглазый, сразу к себе располагающий.

– Однажды вы читали у нас в селе стихи о любви. Эти стихи очень нравятся мне и моей будущей жене Саците. Завтра у нас свадьба… Приезжайте вместе со своим гостем.

Юноша положил на край стола пригласительные билеты, вежливо поклонился и бесшумно исчез за дверью.

Между тем, лирика у Ахматовой – далеко не проста. Это не журчащий ручеек, а скорее – неудержимый бег горной реки. Образ самого автора встает из стихов Ахматовой – человека гордого и стойкого, не бросающего слов на ветер, умеющего ценить верную дружбу.

Как и у всех настоящих поэтов, у Ахматовой – нестандартная, выстраданная биография. Это – не «окончил школу с золотой медалью, потом Литературный институт» – и такие поэтические биографии у нас не редкость.

После детского дома Рая училась в педагогическом училище , потом – переселение в Казахстан и работа в колхозе…Учительница, корректор в газете, корреспондент. Вот уже несколько лет она бессменный председатель правления республиканского Союза писателей, ведет огромную общественную работу.

Что и говорить, должности у Раисы Салтмурадовны немаленькие. И стихи – тоже – по-своему высокие. По-человечески высокие:

Мне очень трудная досталась честь:

Я говорю от имени горянок…

Я тороплюсь за стол рабочий сесть,

Как хлебороб, вставая спозаранок.

И еще, характерные для всего творчества Ахматовой строчки из этого стихотворения приведу.

О, мужество солдата и певца!

Не дай мне в трудный час остановиться.

Пусть откровенность одного лица

Вберет в себя бесчисленные лица.

Здесь – ключ к поэзии Раисы Ахматовой, к популярности ее стихов не только на Северном Кавказе. Да, она пишет обычно о наболевшем, затронувшем лично ее, обрадовавшем или обидевшем как будто бы только ее, но это трогает всех, каждого. Стихи Ахматовой человечны по сути, и вчитываясь в них, я все больше понимаю, почему так буднично, не раздумывая, почти по-родственному девушки обратились у родника к своей старшей сестре – вот к кому! – за советом.

Прошлепав босиком вдоль мокрых улиц,

Обдав прохожих каплями дождя,

Вдруг молодостью детство обернулось,

Под радугой волшебною пройдя,

В дороге у костров случайных грелась…

Ах, молодость! Тревогу накопив,

Она нежданно превратилась в зрелость,

И радости и горечи испив.

…В домашнем архиве у Раисы Салтмурадовны хранится фотография: встреча двух Ахматовых. Темноволосая хрупкая горянка Раиса Ахматова и величественная, среброголовая Анна Андреевна Ахматова, две однофамилицы.

– Помню каждое мгновенье этой встречи, – говорит Раиса Салтмурадовна. – Меня представили Анне Андреевне во время перерыва на 3-м съезде писателей РСФСР в 1965 году. Поэт Семен Липкин позвонил мне вечером в номер ( а жили мы , делегаты в гостинице «Москва») от имени Анны Андреевны и по её просьбе я пришла к ней в номер. Она так интересовалась моей судьбой, моими стихами, так просто и внимательно расспрашивала , что я совершенно потерялась… Смотрю на Анну Андреевну, надо отвечать , а я твержу про себя ее стихи: «Небывалая осень построила купол высокий, был приказ облакам этот купол собой не темнить…». И не могу слова вымолвить. Пока Анна Андреевна не угадала мое состояние и не успокоила меня.

Встреча была мимолетной, но для Раисы Ахматовой оказалась исполненной глубокого смысла.

Пронзительная по искренности, тончайшая в красках своих лирика Анны Ахматовой, Марины Цветаевой стали для нее эталоном поэзии вообще.

* * *

В последний наш приезд в Грозный, мы с Раисой Салтмурадовной отправились в контору кинопроката посмотреть фильм о республике, тот самый, что целый год снимали.



Выйдя после просмотра на вольный и совсем не зимний, а скорее, весенний воздух, обмениваемся впечатлениями. И вдруг замечаем, что стоим рядом с фанерным щитом, на котором написано: «Всё знать и хорошо работать – какое счастье!».Кажется, незамысловатая сентенция, но, может быть, именно своей наивностью и непосредственностью, она и растрогала нас, заставила улыбнуться.

В новогодней поздравительной открытке, адресованной из Свердловска в Грозный Раисе Салтмурадовне, я повторил эти слова, искренне пожелав и ей, и товарищам ее по перу - счастья: в поездках, встречах с людьми светлыми и мудрыми, как стихи истинных кавказцев.



Декабрь1974 года,

Чечено-Ингушская АССР.

PS. В первых числах июня 1975 года в грозненском кинотеатре «Родина» с успехом прошла премьера полнометражного цветного документального фильма Свердловской киностудии фильма «Слово о моей республике»(авторы сценария Раиса Ахматова и Григорий Мещеряков, режиссёр Константин Дерябин, операторы Юрий Дуринов и Вячеслав Гулуев , редактор Геннадий Шеваров).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Геннадий Шеваров я видел, я слышал, я помню…