• Храним любовь к родной земле материалы краеведческого конкурса к 90-летию со дня образования
  • Котельникова М.В.
  • Жолобова В.Н.
  • «Храним любовь к родной земле»
  • История необычного памятника
  • Цель работы
  • Предварительная работа
  • Александра Андреевича Юкляевского
  • Бориса Григорьевича Юкляевского
  • Олега Ивановича Симонова
  • Мария Николаевна Нагаева
  • Бетехтина Надежда Николаевна



  • страница1/3
    Дата25.06.2018
    Размер5.46 Mb.
    ТипКонкурс

    Храним любовь к родной земле материалы краеведческого конкурса


      1   2   3

    Муниципальное казенное учреждение культуры

    «Подосиновская межмуниципальная библиотечная система»

    Подосиновская центральная библиотека им. А.А. Филева

    Храним любовь

    к родной земле

    материалы краеведческого конкурса

    к 90-летию со дня образования

    Подосиновского района Кировской области

    Подосиновец, 2015.



    Содержание:
    Вступление 3

    Сосновская М.А.

    История необычного памятника 4



    Котельникова М.В.

    Жила - была деревня. Страницы истории деревни Титово 12



    Бестужева Е.В.

    Уходят ветераны – память остается 20



    Савина А.К., Требунских Т.В., Фалалеева Г.Г.

    Стальная магистраль. Станция Пинюг в системе РЖД 29



    Бушманова В.Н.

    Таланты родной стороны 60



    Жолобова В.Н.

    Страницы история Пушемского сельского поселения 64




    Вступление.

    В 2014 году в библиотеках МКУК «Подосиновская МБС» с января по ноябрь проводился краеведческий конкурс «Храним любовь к родной земле» посвященный 90-летию района. Задачи, которые ставились перед работниками библиотек, были следующие: совершенствование организации краеведческих фондов библиотек, активное их использование; активизация исследовательской и поисковой работы; выявление и распространение лучшего опыта работы библиотек по организации краеведческой деятельности. Все они были направлены на достижение следующей цели-активизации деятельности библиотек МБС в рамках подготовки к 90-летию района.

    Сейчас, когда подведены итоги конкурса, можно говорить о том, что работники библиотек проделали большую работу по сбору, систематизации, оформлению собранных материалов, проведению массовых мероприятий. Победителями конкурса стали:

    Сосновская Мария Алексеевна, библиотекарь Яхреньгской сельской библиотеки за работу «История необычного памятника» - I место

    Котельникова Мария Васильевна, библиотекарь Троицкой сельской библиотеки за работу «Жила – была деревня. Страницы истории деревни Титово» - II место.

    Бестужева Елена Витальевна, библиотекарь Ленинской сельской библиотеки за работу «Уходят ветераны – память остается» - III место.



    История необычного памятника


    Сосновская Мария Алексеевна,

    Библиотекарь Яхреньгской сельской библиотеки


    Цель работы: пропаганда малой родины - Яхреньгской земли.

    Задачи: собрать материал о том, как, когда, кем был установлен памятник первому трактору ХТЗ-15/30 в селе Яхреньга; записать воспоминания людей, кто участвовал в установлении этого памятника; найти людей, кто работал на таком тракторе, записать воспоминания детей или самих трактористов; информировать пользователей и жителей села об этом памятнике.

    Предварительная работа: сбор материала о памятнике и о тракторе; беседы с людьми, кто участвовал в установлении памятника трактору ХТЗ-15/30; оформление собранных материалов, подготовка презентации.

    Форма проведения: час интересной информации по краеведению с использованием презентации и фрагмента из документального фильма «Достойно жить в любые времена» (режиссёр Н. Семенюк) с выступлением бывшего тракториста колхоза Осинникова Александра Васильевича у памятника.

    ***


    «Нет, что ни говори, а хороша подосиновская земля, расположенная в отрогах Северных увалов. Какой красивый пейзаж открывается, когда попадаешь на высокий берег реки Юг! Едешь по косогорам, любуешься и не можешь налюбоваться широкой зелёной поймой, а с обеих сторон, как гребни гигантских волн, застыли увалы, покрытые вечнозелёными елями, пихтами, сосновыми борами, вперемежку с березняком и осинником. По склонам, полого сбегающим к долине и изрезанным оврагами, ложбинами, перелесками, расположены колхозные поля.

    Бежит, извиваясь дорога, сообразуясь с извилинами таежной реки, через небольшие сельские поселения, расположенные так близко друг к другу, что трудно отличить, где кончается одна деревня и начинается другая.

    За рекой раскинулась Яхреньга, центральная усадьба колхоза «Маяк»».

    Так начинается очерк кировского журналиста Михаила Колотова «Яхреньгские пятистенки», опубликованный в сборнике «Радуга над Вяткой». Сборник вышел из печати в 1986 году.

    И действительно, есть чем гордиться Яхреньге. Лицо села определяют просторные, обшитые досками пятистенки с пятью-шестью окнами по фасаду, с обширными верандами, аккуратными крылечками, с мансардами и мезонинами, раскрашенные нежно-голубыми красками, на которых особенно выделяются своей белизной резные наличники окон.

    Не только пятистенками славится село Яхреньга. Есть здесь храм – Богоявленская церковь, первый каменный храм в районе, возведённый потомком основателя села Петром Коковиным в 1760 – 1774 годах. В 1968 году был построен просторный, кирпичный Дом культуры. Председателем колхоза «Маяк» был в то время Звездочётов Александр Степанович. В доме культуры вскоре организовали хор, заслуживший звание «народный» коллектив. В годы, когда во главе правления колхоза стоял Николай Владимирович Толоконцев, (1977 – 1988) построили спортивный комплекс с бассейном, открыли детскую музыкальную школу. В это время строились новые фермы, мастерские, дома для колхозников. Хороши были те времена для яхрежан.

    Вот как пишет об этом в книге «Сохрани и сотвори» (М.: Современник, 1987) писатель, почетный гражданин Кировской области Владимир Ситников: «У председателя колхоза «Маяк» Николая Владимировича Толоконцева забота о развитии спорта и культурного досуга - любимый конёк… Сооружены волейбольная и баскетбольная площадки, хоккейная коробка, есть стрелковый тир, детская спортивно-игровая площадка, оборудована освещённая лыжная трасса. Кроме спорта есть многое. В Доме культуры работает вокально-инструментальный ансамбль, вечерняя школа искусств, где желающие занимаются музыкой и рисованием. А кроме того работают секции самбо и тяжёлой атлетики. У Толоконцева целая культурная программа, в которой отражается забота о человеке, стремление повысить престижность сельской жизни». Именно в то время был сделан пристрой к школе, и Яхреньгская восьмилетняя стала средней.

    Но прославилась Яхреньга в наше время ещё одним – памятником, который был установлен около дома культуры осенью 1984 года. Это памятник первому советскому трактору, который выпускался в СССР в начале 30-х годов. Назывался этот трактор СХТЗ-15/30.

    В 1926 году Высший Совет народного хозяйства СССР принял решение о строительстве первого в стране тракторного завода в Сталинграде. Место выбрали в 14 километрах от центра города, и 12 июля 1926 года состоялась церемония закладки завода. Сталинградский тракторный входил в число первых промышленных объектов, возводившихся по плану ускоренной индустриализации СССР, принятому в 1920-х годов.

    Нет ничего удивительного в том, что в 20-е годы в стране еще не был накоплен собственный опыт проектирования недорогих массовых тракторов и, главное, создания технологии их крупносерийного выпуска. Поэтому первый трактор, как и многие другие машины тех лет, приобрели в США. Проектировала Сталинградский тракторный завод фирма Albert Kahn Inc., основанная знаменитым американским архитектором Альбертом Каном. А конструкцию трактора позаимствовали у компании Mc Cormic,(Мак Кормик) которая, кстати, успешно действует и в наши дни, предлагая современную сельскохозяйственную технику на рынке России XXI века. По результатам испытаний различных зарубежных тракторов, проведенных в Советском Союзе летом 1926 года, лучшей моделью был признан легкий Mc Cormic Deering 10/20. Его и рекомендовали в качестве прототипа первого сталинградского трактора. Но советские инженеры вовремя выдвинули идею, что для нашей страны нужна более мощная модель трактора, обладающая запасом прочности и надежности, увеличенным моторесурсом в тяжелых условиях эксплуатации. В результате, к серийному производству в Сталинграде приняли более мощный и тяжелый трактор из модельного ряда той же компании. У советской версии этого трактора остался американский цифровой индекс через дробь.

    Первый трактор СТЗ-15/30 сошел с конвейера новенького завода в Сталинграде 17 июня 1930 года в 15 часов. Меньше, чем через два года, 20 апреля 1932 года завод вышел на свою проектную мощность. С конвейера сходило 144 трактора в сутки. Колесный пахотный трактор СТЗ-15/30, иногда обозначаемый также, как СТЗ-1, стал первым отечественным трактором, выпускавшимся массово на конвейере. Его появление можно считать таким же важным событием в истории индустриализации страны, как освоение производства автомобилей ГАЗ на Горьковском автозаводе. В 1931 году выпуск точно таких же тракторов был освоен на Харьковском тракторном заводе с индексом СХТЗ-15/30.

    Как и большинство пахотных тракторов того периода, СХТЗ-15/30 был настоящей железной машиной, у которой даже штурвал рулевого колеса и седло тракториста – стальные, штампованные. И колесные обода тоже стальные, голые, без каких-либо шин. На задних ведущих колесах к ободам привинчены мощные треугольные шипы грунтозацепов, или как их еще называют, почвозацепов. Трактор не предназначался для езды по дорогам с твердым покрытием, а на пашне 30-х годов шины еще казались излишеством, да и исключалась необходимость освоения выпуска сложных и недешевых резино-технических изделий.

    Карбюраторный четырехтактный 4-цилиндровый двигатель работал, как и у других тракторов 20-30-х годов, на керосине. Он развивал мощность 30 л.с. (22 кВт). Тракторист оперировал трехскоростной коробкой передач. В результате, машина развивала скорость в диапазоне от 3,5 до 7,4 км/ч., а максимальное тяговое усилие на крюке достигало 15 л.с. (11 кВт).

    Наряду с тракторами «Фордзон-Путиловец» и более легким «Универсалом», СХТЗ-15/30 активно входил в хозяйственную жизнь советской деревни. Железного коня бок о бок с колхозниками осваивали колхозницы.

    Работать на тракторах этой марке прекратили уже к началу 60- годов. На правлении колхоза «Маяк» в начале 80- годов было решено поставить памятник первому колхозному трактору. Главному инженеру колхоза поручено было заняться поиском такого трактора.

    Из воспоминаний Александра Андреевича Юкляевского: «Я очень часто ездил в Котлас. На одной из станций увидел памятник первому трактору СССР. Так возникла идея – поставить памятник в нашем селе. Если не нашли бы трактора, то хотели установить на постаменте хотя бы колесо. Идею, конечно, поддержал председатель колхоза Н. В. Толоконцев. Да он и сам часто поговаривал об этом и частенько подкидывал что-нибудь интересное. Я переговорил с братом Игорем, он работает лесником, ходил по лесам, отводил делянки. В деревне Ивково нашли то, что искали. Трактор уже давно зарос ольшаником, о нём все забыли. Эта деревня расположена в 4-х километрах от Большероманова, там находились дальние поля колхоза «Утмановский». У трактора с одной стороны не было колёс ни заднего, ни переднего, да ещё не хватало многих частей. За трактором ездил Михаил Иванович Злобин на своём тракторе «Кировец» и Владимир Васильевич Белозёров. Доставили «экспонат», разгрузили в мастерской. Стали продолжать поиски недостающих частей. Одно колесо нашли по дороге Устюг – Кичменгский Городок. На ней была отворотка на Липовский починок. Стоял он на речке Шадринке. Там уже тоже многие годы никто не жил. Но сюда пригоняли для выпаса скот, это были отгонные пастбища. Нам встретилась старушка, разговорились. Во время разговора я увидел в снегу колесо от трактора-колёсника (стояла зима). Так была найдена одна недостающая часть. К сожалению, мы не смогли найти ничего в своём колхозе. Что привезли за два раза, собрали воедино. Переднее колесо сделали сами, помогли в этом кузнецы Юкляевский Борис Григорьевич и Курилов Василий Николаевич. Немалую помощь оказал механик колхоза Иньков Александр Сергеевич. Пришлось сиденье взять от конной косилки, трубу сделать, закрыть коленвал. Всё это ковалось в кузнице колхоза. За находку Юкляевскому И. А. дали премию 100 рублей от колхоза».

    Из воспоминаний Бориса Григорьевича Юкляевского, кузнеца: «Когда решили установить трактор на постамент, не хватало много крупных деталей. Я и Курилов Василий Николаевич в то время работали в кузнице колхоза. Нами были сделаны, а точнее выкованы следующие детали к трактору: капоты, переднее колесо, воздухоносная труба с колпаком, рулевое управление (загнули трубу и сварили). Сиденье было взято от конной косилки. Непосредственное участие принимали Иньков Александр Сергеевич, заведующий мастерскими колхоза, и Куковеров Александр Михайлович, главный механик. Тракторов в своё время было много, но когда в 1952 году пригнали гусеничные, колёсники отошли на второй план. Но они ещё до 1961-1962 года служили сельскому хозяйству. Позднее их, в основном, сдали в металлолом. Когда подумали увековечить память - тракторов уже давно в колхозе не было. Вот поэтому и разыскивали его по всему Подосиновскому району».

    Из воспоминаний Олега Ивановича Симонова: «В 1984 году я работал в колхозе художником-оформителем. Мне дали задание: составить эскиз оформления фасада здания, где располагались Дом культуры, библиотека и контора колхоза «Маяк». Это решение было принято на правлении колхоза. В то время председателем был Н.В. Толоконцев. Эскиз был сделан и утверждён тоже на правлении. Конечно, в основе оформления была Доска почёта передовиков колхоза, а перед ней и решено было поставить памятник трактору СХТЗ-15/30. У меня приехал родственник, и мы сделали формы под плиты, а потом отлили их из бетона. Постамент под памятник делала бригада закарпатцев, они же – декоративную обработку постамента. Впереди залили цветник. Осенью 1984 года трактор был установлен».

    Конечно, хочется знать, кто и в какие годы работал на таких тракторах на территории Яхреньгского сельского округа.

    Совершим экскурс в историю района.

    1 июля 1936 года, появилась Утмановская МТС под руководством Артемия Зиновьевича Ванеева. В Яхреньгском сельсовете тракторы появились в 1937 году, многие видели их в первый раз. Старожилы помнят старика Иннокентия, который называл трактор «нечистой силой» и боялся его. Было 4 трактора, в войну один забрали на фронт. Осталось 3 трактора на 7 колхозов. Когда началась Великая Отечественная война, на трактора сели женщины.

    Мария Николаевна Нагаева, год рождения 1922, вспоминает: «В 18 лет председатель вызвал в контору и сказал мне, чтобы шла на фронт или ехала учиться на механика». Мария Николаевна уехала учиться в Нолинск. Через 10 месяцев в мае 1942 г. вернулась домой в деревню Головино. Трактористов не хватало, и она стала бригадиром женской бригады. Проработала на тракторе ХТЗ-15/30 до 1949 года. Затем перешла работать в животноводство. Александра Ивановна Поникаровская (1931 г.р.) из деревни Головино проработала 11 лет трактористкой. Ее односельчанка Лидия Степановна Нагаева (1929 г.р.) водила по колхозным полям трактор с 1950 по 1954 годы.

    Во время войны, несмотря на трудности, вносились удобрения, и вырастала хорошая рожь. Ветераны с болью вспоминают голодный 1947год. Он был самым неурожайным. Чтобы выжить, сеяли ячмень и ели картошку. Трактора не успевали обслуживать все колхозы, поэтому трактористам приходилось рано вставать, чтобы засеять большие площади земли. Дорог не было и приходилось преодолевать километры с помощью срубленных деревьев и подсунутых под колеса палок. Трактор заводился вручную, причем очень долго, и колхозники придумали новую расшифровку аббревиатуры ХТЗ: хрен трактор заведешь. Если трактор ломался, то нужно было его весь разбирать и сломанные детали везти на ремонт в Утмановскую МТС.

    Нет сейчас в живых Абрамовской Нины Николаевны (Чуриной), которая управляла этой машиной в годы войны. Вспоминает ее дочь Бетехтина Надежда Николаевна, проживающая в селе Яхреньга: «Моя мама работала на таком тракторе во время войны. Она вышла замуж в 1942 году на Абрамово. Мужа забрали на фронт, а она села за рычаги трактора и стала пахать землю. В 1943 году родила старшую дочь (всего в семье Абрамовских шестеро детей). Сидеть с ребёнком времени не было. С утра до позднего вечера трудилась она в поле. Прибежит, покормит дочку - и опять в поле. Вернулся муж, семья росла. В 1948 году решили переехать в деревню Ступино, сейчас она входит в состав села Яхреньга. Здесь она на тракторе не работала. Нам она об этом рассказала, когда увидела памятник около ДК. «Вот трактор, на каком я ездила»,- сказала она.

    Немало лет отдали работе на тракторе Логиновская (Окуловская) Лидия Алексеевна, Ложкина (Захарова) Анна Александровна, Зуева (Лопатина) Раиса Васильевна, Курилова Екатерина Владимировна.

    После войны за рычаги тракторов сели мужчины Осинников Алексей Иванович, Куковеров Степан Александрович, Осинников Александр Васильевич. Именно он рассказал о работе на тракторе в документальном фильме «Достойно жить в любые времена», который был создан Н. Семенюк по сценарию Н. Боровской в 2004 юбилейном для района году.

    Сейчас около памятника очень любят фотографироваться и взрослые, и дети. Все рады оставить на память оригинальный кусочек родного села.

    Стоит этот трактор из далеких тридцатых, напоминает нам о том, с чего начиналось индустриализация и колхозный строй в Советском Союзе, нашей стране. Это уже история, которую должны знать наши потомки.

    Список использованных источников:

    1. Радуга над Вяткой: Сборник / Сост. Г. Бузмаков.- М.: Современник,1986.-487с. фотоил.- («Сердце России»)

    2. Ситников В. А. Сохрани и сотвори / В.А. Ситников. - М.: Современник,-1987. – 222с.

    3. Воспоминания И. А. Юкляевского, Б. Г. Юкляевского, О.И. Симонова, Н.П. Бетехтиной.

    4. Интернет: http://2001.vernadsky.info/h2/w01347.htm



    Жила – была деревня.

    Некоторые страницы из истории деревни Титово

    Октябрьского сельсовета Подосиновского района
    Котельникова Мария Васильевна,

    библиотекарь Троицкой СБФ

    Деревня Титово расположена на левом берегу реки Пушма, в двух километрах от села Троица. Первое документальное свидетельство о деревне относится к 1782году. В ревизских сказках Вологодского наместничества Лальской округи Южской четверти Пушемской волости Троицкого стана в этом году в деревне числилось 62 человека, в 1795 – 47 человек, в 1913 году было 23 домохозйства, 130 человек, в 1917 – 21 двор, 125 человек. По метрическим книгам Пушемской Троицкой церкви за 1895 – 19118 г.г. в д. Титово самые распространенные фамилии Быковы и Борисовы, реже встречались Калиногорские.

    По итогам учета населения по Октябрьскому сельскому совету Подосиновского района Северо-Двинского округа на 1 января 1926 года в деревне Титово было 23 семьи, населения 112 человек. На 1939 год в деревне насчитывалось 48 жителей. На январь 1972 года в деревне насчитывалось всего 16 человек, а 1989 году итоги Всесоюзной переписи населения отметили, что в деревне Титово никто не проживает.

    Для нас, кто родился и жил здесь, навсегда в памяти остались родные и близкие названия, связанные с малой родиной. За деревней, в сторону деревни Вязово, это вверх по течению реки Пушма, протекает речка Межница. Поскотина (место, куда выгоняют скотину) у нас называлась Подсвиниха. Были сенокосы Нижние Наволоки, Верхние Наволоки, Заплосье, Ледина, Ямы, Круговая, Попова пожня, Свинчоска (так говорила мама) Пожня, Ротиха, Красниково, Межная, Кочки, Березниковский лог, Боровина, под Раменьем. У деревни находились пашни: Боровинное поле, у Березниковских ворот, Новое поле, Подъескином, Гороховица (или Гороховища), Раменье, Васькина пригорода, Тимошкина пригорода, Бабье поле, Мысы, Пригороды, у Наташиной могилы, Гектарник.

    В начале в деревни жили единолично: каждый имел свое хозяйство и обрабатывал свой участок земли. Богатых в деревне не было, только бедняки и середняки. Держали в хозяйстве по несколько коров, лошадей. Скот держали еще больше и для навоза, чтобы удобрять землю и получать больше урожай зерновых. Жили в деревне в избах и избах – пятистенках.

    В начале тридцатых образовался колхоз «Красное знамя». В него вошла еще деревня Грибошево. Вступившие в колхоз вели скот, несли сельхозинвентарь. В колхозе работали добросовестно, не отказывались ни от какой работы. С полей шли, когда уже полностью стемнеет. Председателем был Быков Василий Андреевич. Отдельного двора для скота не было. Скот находился по маленьким стаям у колхозников. И встав рано поутру, спешили доярки не в свой хлев, а в другой, соседний, к прикрепленной группе коров, а в её хлев шла другая доярка. Это рассказал Быков Дмитрий Дмитриевич, а ему рассказывал его дед Иван Михайлович. Его мать так ходила 6 лет.

    Деревню не обошло раскулачивание. Из рассказа Быковой Галины Афанасьевны, 1927 г.р. «Мать моя положила муку на лавку и посадила на ее детей. Вроде уже нечего брать, так нитки швейные и то в карман положили». Зоя Васильевна Ковальчук (в девичестве Быкова) 1944 г.р. вспоминает, что ее мать кормила кур. У них в доме были ясли, куда детей приводили матери, чтобы самим идти на работу.

    Вспоминает Анна Ивановна Дмитрович (в девичестве Быкова):

    «Моя мама, Клавдия Никифоровна, кормила лошадей. Я ходила с ней. Помню, как возили лен в Подосиновец с Быковым Василием Михайловичем и Быковой Анной Ивановной. Мама меня сильно наодевает, я бывало с возу и упаду, меня обратно посадят, и едем дальше. Приходилось ночевать проситься в деревне Костинской, сразу было не доехать. Кто-то пускал, а кто-то нет. В крайней избе от Подосиновца часто пускали или просто у порога сидели. Телят кормила Быкова Анна Ивановна. В деревне был склад, где хранилось зерно, а заведовал им Быков Иван Михайлович. Хлеб пекли с куколем, (травянистое растение, сорняк), лебедой, клеверной шишкой, но муки все равно хоть немного, но надо. Иногда Иван Михайлович хоть пригоршню, хоть две, но даст зерна. Однажды его хотели поймать, не несет ли он зерно, но его маленькая девочка Галя из деревни Грибошево предупредила. Люди не хотели ему зла, а то бы его посадили в тюрьму».

    Из воспоминаний Галины Афанасьевны Быковой: «Многие в деревне имели шуточные прозвища: Рыжко (за рыжие волосы), Поросенок (полный), Козел (у него сильно стучали сапоги), Петух (любил драться). В школу ходили в село Троица. Учителей помню: Изосим Викторович, Серафима Григорьевна, Окуловский Сергей Степанович, Евгения Пантелеймоновна Черняева, Кульгина Ия Ильинична, Фаина Федоровна, Соколова Ольга Федоровна, Зоя Николаевна.

    Было два овина на берегу реки, где сушили снопы хлеба, потом на огуменнике молотили зерно. Работали на трудодни, но это очень мало. Нужда в деньгах была, поэтому колхозники носили в Пинюг продавать яйца, капусту, молоко, сметану. Нужно было также платить государству налоги продуктами: масло, молоко, картофель, также сдавали шерсть, земельный налог надо было заплатить деньгами. В деревне отмечали Ильин день, Масленицу, Пасху, Новый год, Рождество, Троицын день. Яичное заговенье. В эти дни приезжали в деревню гости. Весной в Пасху качались на качелях, плясали, играли».

    В военные 40-е жители деревни много пережили. Не было в деревне дома, где не провожали бы на фронт. Многие из ушедших не вернулись домой. Жители деревни: старики, женщины, дети обрабатывали землю, собирали урожай с полей и лугов, ухаживали за скотом. Когда началась война, мама (Галина Афанасьевна Быкова, в девичестве Савина, родом она была из соседней деревни Грибошево) работала почтальоном. Навсегда в памяти у нее остались делянки в лесу, где заготовляли лес. Когда вот таких же девчонок, как мама, привезли в Пушемский лесопункт, им сказали: «Куда вы девочки, что ли огурцы поливать?» Они сбегали, а их тут же обратно забирали. Мама вспоминала, что ее бабушка Мария Зотиевна говорила: «Дайте ночь ночуют, а завтра приедут». Трудно было, голодно, одежда в бараках не просыхала. А потом уже на лошади возили бревна. Работала на свинарнике с Зуевой А.Н., Быковой А.Н. в деревне Грибошево, это за полтора километра от деревни Титово.

    Быкова Галина Александровна вспоминает: «Замуж вышла в 1961 в деревню Титово за Быкова Михаила Павловича. Работала в селе Троица в конторе. Быкова Г.А. и Быкова А.И. кормили свиней. Быкова М.М. доила коров в деревне Грибошево вместе с грибошевскими доярками Головкиной К., Гмызиной В., Савиной Л. Матрена Быкова возила навоз, Клавдия тоже Быкова кормила коней. Михаил Павлович работал кладовщиком, Василий Михайлович бригадиром, Иван Павлович помпотехом. Василий Михайлович косил на косилке, все они были Быковы.

    Головкина Любовь Васильевна, 1956 года рождения, уроженка деревни Титово. Вспоминает о годах детства. «Деревня наша тогда была уже небольшая. Всего девять домов. С краю, как бы поодаль, жила старушка Агрофьяна. Мы её звали Огрушка, мы все бегали к ней сказки слушать. Книга у нее была толстая такая и так нам это нравилось. Летом совершали набеги на ее черемуху, ягоды были самые сладкие на ней, а она нас гоняла, ругала. Остальные дома стояли кучнее. В деревне было 11 колодцев. Рос могучий тополь, посаженный моим дедом Михаилом Николаевичем и дядей Петром Михайловичем, который погиб на фронте, без вести пропал в боях под Москвой. Еще запомнилась береза, очень красивая росла в центре деревни, ветки начинались почти от самой земли, и такая была ветвистая, одним словом – красавица. На окраине деревни, как сторож, стояла сосна. Было много рябин, черемух. До речки, нашей любимой, метров триста – триста пятьдесят всего. Но зимой все переметало, да еще угорчик был. Зимой катались на санках, на лыжах. Ходили по верхней жерди огорода, кто равновесие не держит, тот падает в снег по пояс. Летом заняты были: сенокос, грядки, ягоды, грибы, пасли коров. А еще ходили иногда с родителями в ночное, коней пасли. До сенокоса ходили дуб драть (так ивовую кору у нас называют) за 3 – 5 километров от деревни. Ходили далеко, там кора была толстая на ивах, пучки были тяжелые. Водила нас моя мама, Галина Афанасьевна Быкова. Она была инвалид 1 группы и не работала. В сорок лет ее укусил клещ и руки у нее отнялись, а ноги работали. Вот мы идем за ней шесть человек, комары закусывают, но мы знаем, что поработаем - деньги к школе будут, нам купят все необходимое для учебы и на одежду останется. Лес был недалеко, там росли ягоды и грибы, но мы ходили за три километра за чернику и за пять за брусникой – надо было крупной ягоды. Зато земляника была под боком, перебрел речку, и бери, сколько хочешь. За груздочками ходили на «Валки», такие там крутокраие росли, просто загляденье. И еще в Грибошево «На просеки». Была своя конюшня – 6 спокоев, долго ли, не знаю. Потом соединили коней с Грибошевым, а нам телят пригнали, которых летом пасли. Кормила их Анна Ивановна Быкова.

    У нас в деревне все были Быковы. Папа, Василий Михайлович, с 1960 года был бригадиром. Как я помню, у нас в избе в простенке висел на гвоздях телефон, черный большой. Земли пахотной было немного, поэтому километра за два, пять от деревни разработали поле. Его так и назвали «Новое». Когда жили единолично, были свои корчевки, разработки, так и остались названия: Тимошкина пригорода, Васькина пригорода, Березниковское поле, под Раменьем, Раменье, За Логами, Боровина, Под Еськиным, Наташина могила. Поля были маленькие. На Боровинном поле трактор корчевал перелески, чтоб поле было больше, но земля там была песчаная. Помню, кукурузу сеяли, так ничего не уродилось. Клевер для лошадей, помню, метали в зароды ночью, чтоб шишка не отпала. Сенокосов больших тоже не запомнила. 2 августа в деревне отмечали Ильин день. Была гулянка, я одну только вспоминаю. Приехала машина, борта открыли, все приехавшие спрыгнули из кузова, скамейки были уже расставлены – дожидали гостей, и началось веселье. Гармонь играет, поют, пляшут, шутят, смеются. Так же свадьбу вспоминаю. Зима. Снегу много. Лошадь украшена, запряжена в сани – карету, а в ней жених с невестой. А под спинами у них лежат большие подушки. Это Галина Александровна Плугарева замуж выходила за Михаила Павловича Быкова. Свет в деревню провели поздно. В Троице была своя электростанция, но она в деревни свет не давала, поэтому стирала долго вручную, уроки учили с лампой. В школу ходили за два километра в село Троица. Весной, когда вода была большая, на лодке перевозили. Летом мы с ребятами часто бегали в соседнюю деревню Грибошево. Это было уже 1963 – 1965 годы.

    Дрова готовили в лесу, в основном все ольха, а зимой папа на лошади домой их возил. Придет домой, весь заиндевеет, дает нам остатки своего обеда, а это в основном хлеб и сало, и скажет, что это вам лисичка послала. А мы и рады. Рыбы в те годы в реке было много. У брата любимое было занятие рыбу ловить. Он по несколько раз на реку бегал. Да, все было, было да прошло. Народ из деревни стал разъезжаться, кто в Троицу, кто в Пинюг. Ребята росли, уезжали на учебу, уходили в армию, деревня стерлась с лица земли. Последние жители ее покинули в 1989 году, это мои родители. А потом и сожгли дотла, что от нее ничего не осталось, кроме деревьев. Это случилось 27 апреля 2011 года. Говорят, что на лодках плыли люди, и привал у нашей деревни устроили. Теперь все заросло бурьяном, крапивой. Представишь все, просто страшно».

    Котельникова Мария Васильевна (в девичестве Быкова), 1961 г.р.

    «Моя мама и тёта Мария (сестра отца) ходили косить сено на корову далеко, километров за десять. Мама была на большом сроке беременности. День косили, у мамы заболела спина ближе к вечеру, Она побежала домой, что было сил. Я родилась, упав в машинную колею. Когда тетка дошла до мамы, то перерезала пуповину косой, сняла с себя рубаху и еще тряпок от кос и запеленала меня и ушла домой. Папы дома не было, уехал на собрание, когда пришел, запряг лошадь в сани и поехал, а вперед бежала мамина сестра Люба с вещами. Домой приехали уже под утро. Я говорят, была уже вся черная от холода. Пришла медик и говорит: «Не выживет она у вас». Я выжила. Мне было около трёх лет, когда заболела мама.

    О маме я хочу рассказать поподробнее. Она осталась инвалидом 1 группы в 37 лет после укуса клеща. Руками делать ничего не могла, ногами много делала. В огороде могла садить картошку под лопату, чистила сорняки в огороде на грядках. А делала все это правой ногой – большим и вторым пальцами. На правой руке средний палец был подогнут, так она носила на нем детское литровое или чуть побольше ведерко и поливала огурцы, помидоры и капусту. У нас с сестрой Любой уже были свои семьи, работали, надо все дома сделать и идти маме помочь. Если скажешь, что вечером придем и будем пол мыть, так они иногда домотканые половики вытащит на крыльцо, выхлопнет, пол вымоет и снова половики настелет. Скажешь: «Зачем ты мама?». А она в ответ: «Так вы девки устали». А мыла она очень чисто. В ведро маленьким ведерком воду нальет, на ведро положит палку длинную, тряпку вымочит, положит на палку, чтобы вода стекла и моет ногой. Также умела затоплять печку. Сначала положит два полена по бокам, затем в середину бересто, а затем снова дрова до полной печи и спичку зажигала. Умела обрезать лук: одной ногой прижимает за перо, а другой ногой режет ножом. Когда осенью начинали копать картошку под лошадь, то мама помогала, как могла. Ей надевали носок на правую ногу, привязывали тряпочкой и она, стоя на одной ноге, копала быстро. Картошку собирала лучше мелкую, но и крупную тоже могла. А когда-то я помню копала картошку одна, так мама узнала и пришла ко мне помогать. Ходила в лес за грибами с корзиной через плечо на ремне и ведерком на пальце. Насобирает в ведерко грибов, она их за ножки собирала. Выложит в корзину, умудрится снова корзину одеть и дальше собирать идет. Два пальца у нее так были разработаны, что она брала ручку и умела писать, то, что она считала нужным. Прочитать можно было. Любили читать книги о войне, а последние два года стала читать сказки, чтобы был крупный шрифт. Перевертывала странички головой и делала всегда закладки. О прочитанной книге с ней можно было побеседовать. Когда у нас были маленькие дети, а их шесть у нее внуков, то мама со всеми вынянчилась. Так как мама осталась инвалидом 1 группы, я рано стала стирать папе рубахи. Нагрею воду на солнышке летом, постираю и на реку полоскать ходила. Нас помогала растить папе его сестра Мария. Она нас по очереди возила летом в гости в Пермь, где жила и работала там на заводе.

    В свой юбилей, на 80 лет, мама очень много пела с нами старинных песен, как будто чувствовала, что это у нее последний день рождения. И в феврале 2008 года сердце ее перестало биться. Сестра Люба с мужем уехала перед этим в Кумены на новоселье. Мама ходила, все было нормально, а тут раз и все. С сестрой Любой за день до смерти по телефону говорила, как будто наказ дала: «Живите дружно, не бранитесь». Я утром пришла к ней, хожу в фуфайке, так она мне говорит: «Сними, Маня, с себя фуфайку-то, я еще нагляжусь на тебя, моя девочка». Любу дождалась и тут… Вот такая она была моя мама.

    Еще из детства помню, один раз папа увез дуб (ивовая кора) в Пинюг сдавать и привез книги. Купил Крупской Н.К. «В.И. Ленин», Бажов П. «Серебряное копытце», Носов Н. «Саша». Мы были такие счастливые! Я росла, время шло, одевала, кормила маму.

    Деревня со всех сторон была окружена изгородью из жердей. Деревню выгораживали с той целью, чтобы не ушел мелкий скот. Свиньи все дни летом ходили по деревне. В избах стены отесаны, полы, потолки не крашены. Полы мыли старым лаптем с дресвой (измельченный камень). Пол был красивый, желтый. Перед Пасхой стены и потолки мыли щелоком. Печи в избах были глинобитные. Сено к зародам возили на санях и волокушах. Их делали из двух молодых березок, ветки, которых связывали вместе. В Духов день, мы ребята, шли в рожь величать землю. Собирали корзинки с угощением. Кидали вверх кусочек хлеба, чтобы такой высокой была рожь, зерновые.

    Когда в библиотеке начала работать Сима Микурова (Серафима Степановна Дубовская, учитель Октябрьской ООШ), у нас дома была передвижка и мы, почему-то, больше читали книжки лежа на печке. Или читала нам мама, она знала много песен и пела нам. Папа почему-то пел всегда песню «Вы не вейтесь черные кудри». Частушки помню «Я иду по бережку. Машу, машу платком, Остается моя милая за Пушмой, за рекой». А еще папа очень легко плясал вприсядку.

    Когда наступали холода, в деревне начинали резать скот. А мы бегали рядом, все нам было интересно. Катались на санках, прыгали с крыш в снег. Ранней весной и в июне луга отливали золотом: цвели богомолки (местное название купальниц), одуванчики. Близлежащие леса были богаты ягодами, грибами. Сначала поспевала земляника. Залей эти ягоды молоком, и кушанье готово! Затем поспевала черника, а потом голубика, малина. Что касается грибов, то первыми появлялись маслята, а в березниках – обабки (местное название подберезовиков), потом появлялись рыжики. Уже вечером затопляли железную печку на улице и варили душник. Кто не знает - это такое блюдо из рыжиков с добавлением молока. Запах его разносился далеко по деревне. Не забывали собирать сухари, быки, волнушки, грузди. Зимой практически в каждой избе стояли кадка обваренной капусты, кадка залитой водой брусники.

    Мои воспоминания о детстве – воспоминания светлые и радостные, несмотря на то, что многое пришлось пережить и горестей и трудностей, но любви было намного больше, это и осталось.






    Праздник деревни Титово

      1   2   3

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Храним любовь к родной земле материалы краеведческого конкурса