• Восточное христианство – это, прежде всего, христианство Таинств.
  • Христианство победило, потому что оно явило религиозный идеал, явно превосходивший то, что существовало в окружающем христианство мире.
  • Раннее христианство было христианством общинным

  • Скачать 76.76 Kb.


    Дата26.04.2018
    Размер76.76 Kb.
    ТипЛекция

    Скачать 76.76 Kb.

    Христианское понимание истории





    Христианское понимание истории.

    Раннее христианство


    Лекция В.Н. Васечко

    доцент, магистр богословия ПСТГУ


    Восточное христианство, по словам митрополита Дроздова, это «чистая древность и древняя чистота». Христианству свойственно быть вне времени, ибо оно свидетельствует о том, что не принадлежит времени. В этом смысле наша приверженность древности является выражением нашей обращенности к Тому, кто выше времени – к Богу.

    С другой стороны, христианство никогда не оставалось абсолютно в стороне от того, что является предметом заботы сегодняшнего дня. И мы должны сообразовываться с тем, как свидетельствовать современности о том, в нашей древности, что указует на вечность.

    Обращаясь к древности, к христианской истории, мы должны попытаться понять ее религиозный смысл, то, что отражает в ней глубинную первооснову христианской веры. Основная идея христианства очень проста, это идея Богочеловеческая – идея единения человека с Богом, в которой и заключается основной смысл христианской веры и христианской истории.

    Эта идея единства Божественного и человеческого находит своё подтверждение даже терминологически. Священные книги христиан называются Ветхим и Новым Заветом, а завет – это некий сокровенный, очень значимый союз, в библейском смысле – это священное единство Бога и человека.

    То, что обрекает нас на страдания и на смерть, на все горести человеческой жизни возникло в результате отпадения человека от Бога или грехопадения. До грехопадения Бог был всегда рядом с человеком, человеку в раю было хорошо вместе с Богом. В результате грехопадения человек уходит от Бога, и человечество существовало в отрыве от Бога, во вражде с Ним. Эту вражду человека к Богу преодолевает Бог, Он идет к человеку, воссоединяет его с Собой.

    Этим единством стало Боговоплощение – пришествие в мир Бога. Бог приходит в мир, становится в Рождестве Своём подобным каждому из нас, характерно, что Спаситель называл Себя «Сын Человеческий». Это единство религиозно осуществляется в личности Спасителя и будет богословски засвидетельствовано Церковью в христологическом догмате.

    Это единство являлось очевидной религиозной реальностью для тех, кто был рядом со Спасителем во время Его земного служения, но оно не может закончиться после завершения этого служения. Это единство должно продолжаться в нашей истории, оно должно быть доступно нам так же, как оно было доступно свидетелям Его жизни. Мы не можем видеть Господа нашими телесными очами, но мы должны иметь возможность единения с Ним.

    Это единение Бога и человека, которое осуществилось в человеческой истории две тысяч лет назад, с тех пор продолжается религиозно в том, что мы называем Таинствами Церкви. Восточное христианство – это, прежде всего, христианство Таинств. Таинства – это возможность общения Бога с человеком, Богочеловеческого единства – это некая религиозная тайна, которую невозможно богословски описать. Православная Церковь признает семь Таинств: Крещение, Миропомазание, Евхаристия, Покаяние, Елеосвящение, Венчание, Священство. Но Таинством Таинств является Евхаристии, или, как ее обычно называют, Причастие. Это название выражает религиозный смысл Таинства Евхаристии, в котором человек становится причастным Богу и в силу этой причастности человек получает от Него помощь.

    Эта возможность единения с Богом должна быть доступной не только для каждого отдельного человека. Не только каждый отдельный человек, но все мы, как сообщество людей, как цивилизация, которую мы создаём, достойны единения с Богом. Эта идея единения двух миров – мира Божия и мира людей – Церкви и цивилизации – достаточно рано и очевидно проявляет себя в христианском сознании, и осуществлению этого единства было посвящено около полутора тысяч лет (начиная с IV столетия и вплоть до современности). Эта идея была движущей силой европейской истории вплоть до окончательного расцерковления европейского сознания.

    Это единство с нашей точки зрения является не просто каким-то корыстолюбивым сотрудничеством, для нас, христиан, это единство является богозаповеданным – это осуществление того единства Божественного и человеческого, которое для нас начинается в личности самого Спасителя и существует для нас как исторический религиозный идеал.

    Стремление к единению Церкви и мира никогда не бывает односторонним. Не только Церковь приходит в мир и научает его людей, как должно веровать и жить. Мир никогда не остаётся безучастным к свидетельству о Боге, которое обращает к нему христианская Церковь, он творчески участвует в этом свидетельстве. Например, христианское искусство вобрало в себя лучшее из существовавшей культурной традиции, а христианское богословие плодотворно использовало современные ему достижения философской мысли. Цивилизация призвана не к пассивному, а активному творческому участию в свидетельстве христианской веры.
    Мы уже говорили о том, что мир не остаётся равнодушным к пришествию в него Спасителя. Мы видим, что зарождение и распространение христианской веры стало возможным в тех условиях, которые можно считать идеально благоприятствующими распространению христианской веры. Каждый может считать это неким совпадением исторических обстоятельств, в результате чего христианство и стало всемирной религией, но с точки зрения человека верующего – это другое. Это то, что мы называем Промыслом Божиим или заботой Бога о мире. Бог постоянно участвует в бытии мира, Он устраивает жизнь людей в той степени, в какой это не пресекает человеческую свободу. Он устраивает жизнь людей так, чтобы для человека всегда была возможность встречи с Богом. Как эту возможность каждый из нас использует – это уже исключительно в нашей воле, но для каждого человека всегда возможна в его жизни встреча с Богом. Другое дело, что мы иногда не замечаем этой встречи.

    Обращаясь к началу христианской истории, мы видим, что языческий мир, в который приходит Спаситель, был неким образом подготовлен к возможности распространения веры в Него. Мы видим единство того, что принято называть античным Средиземноморьем. Громадные территории объединяются Римской империй, что дает возможность передвижения людей и распространения идей. Это единство обеспечивалось не только политически, но культурно. Образованные римляне знали латинский язык и греческий язык, потому что это был язык культуры. Знание греческого языка, которое становится культурно необходимым на территории практически всей Римской империи, было очень важным, потому что, только зная греческий язык, можно было познакомиться с текстом Ветхого Завета, который был к тому времени благодаря усилиям 70-ти толковников переведён на греческий язык – текст Септуагинты. Это массовое (среди культурных слоёв общества) знание греческого языка позволяет познакомиться с религиозной предысторией христианства, подготовить себя к принятию христианской веры или, по крайней мере, знать о том, что должен придти Спаситель мира – Мессия, сын Божий.

    Христианство является в этот мир. Первые столетия христианской веры, распространения христианства мы видим последовательную вражду мира против Церкви. Человек имеет свободу не только стремиться к единству Божественного и человеческого, но он имеет свободу и способность противостоять этому единству, сознательно отвергать Бога. И первые столетия христианской истории были наполнены этим сознательным или бессознательным стремлением мира отвергнуть Бога, уничтожить христианство.

    Причины этой вражды рассматриваются по-разному. Кто-то считает, что в христианах видели подобие тайного общества, и Римское государство стремилось преследовать христиан исходя их соображений политической безопасности. Кто-то считает, что существовал культурный антагонизм: античность стремилась уничтожить христианство, потому что считала, что христианство посягает на её религиозное основание. Кто-то считает, что причины этой вражды были в незнании того, что из себя являет христианство. Кто-то считает, что христианство своим стремлением к высокой нравственности было заведомым вызовом нравственному упадку, который мы наблюдаем во времена позднего Рима.

    Всё из вышеперечисленного имело место.

    Действительно, в начале Римская империя видела в христианах некое подобие тайного общества и стремилась уничтожить его, как и любое государство стремится уничтожить любые непознанные структуры, которые существуют на его территории.

    Действительно, в начале был очень жёсткий антагонизм античной культуры и христианства, потому что христианство многие представители античной культуры воспринимали как некий культурный нигилизм, как разрушение всего, что создано человечеством. В христианстве многие видели отрицание культуры, и иногда в этом были повинны и сами христиане. Но величайшее достижение христиан состоит в том, что в лице своих лучших представителей – тех же апологетов – христианство последовательно смогло завоевать доверие людей и объяснить, что христианство не стремится уничтожить культуру, оно стремится культуру переосмыслить и сохранить её. Впоследствии во времена Великого переселения народов именно христиане сохранили для потомков культурные достижения античности.

    Действительно, христианство было малопонятной новой религией, вызывавшей самые невероятные подозрения, но всё это могло действовать на протяжении нескольких десятилетий. И мы видим, что языческое общество к концу эпохи гонений убедилось в том, что христиане – это хорошие порядочные люди, мы видим примеры того, что язычники, не будучи христианами, в конце гонений стали защищать христиан.

    Действительно, христианство во многом было и нравственным вызовом во времена позднего Рима, но ни одна из вышеперечисленных причин не объясняет гонений, которым христианство подвергалось на протяжении двух с половиной столетий.

    Верующий человек понимает, что основной причиной гонения на христиан была причина религиозная. В этом мире существует не только Бог, но существует и действует сила, которая противостоит Богу. И эта сила последовательно стремится разрушать всё, что созидает Бог и Его Церковь. Именно эта сила стоит у истоков тех гонений, которые сложно объяснить с точки зрения человеческой целесообразности, они становятся понятными только как выражение глубинной вражда силы, противостоящей Богу.

    Христианство выстояло в гонениях и победило, и его победа было также абсолютно религиозной. Христиане не поднимали восстаний, они победили не насилием, не мирским могуществом. Христианство победило, потому что оно явило религиозный идеал, явно превосходивший то, что существовало в окружающем христианство мире.

    Каким же было это христианство, которое оказалось столь убедительным для окружающих?

    Прежде всего, мы видим, что раннее христианство действительно было христианством Таинств, и в этом отражалась основная идея христианства – Богочеловеческое единение, исполнившееся в личности Спасителя и в таинствах Церкви. Таинства тогда были первоосновой христианской жизни, и есть много свидетельств о том, как трепетно первые христиане относились к ним.

    Таинства совершаются во время богослужения. Богослужение – это как некая религиозная подготовка человека к принятию Таинства. Интересно и поучительно посмотреть на богослужение древних христиан. Известно, что древнее богослужение принципиально отличалось от современного тем, что вся община верных участвовала в богослужении. Люди никогда не были пассивными зрителями чего-то происходящего перед их глазами, например вся община верных принимала участие в церковном пении.



    Раннее христианство было христианством общинным, чувство общины было очень важным и очень остро ощущаемым всеми. В раннем христианстве община действительно существовала и была общиной богочеловеческой: единение людей осуществлялось не только религиозно, чрез участие в общем Таинстве, но и жизненно, чрез взаимопомощь в жизни. Именно такая взаимопомощь существовала в ранней Церкви. Это ведь не что-то необычное, а просто исполнение заповеди Божией: «Возлюби Бога и ближнего своего». Возлюбить ближнего означает отражать любовь Бога к себе в любви и помощи к таким же, как ты.

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Христианское понимание истории

    Скачать 76.76 Kb.