• . Быт и особенности образа жизни амазонок ------------ -7
  • . Кавказские амазонки - миф или реальность --------------14 Заключение -----------------------------------------------------------------------17
  • Глава I . Амазонки в античности
  • Глава II . Военные походы амазонок
  • Глава III . Быт и особенности образа жизни амазонок
  • 3. 1. Обычаи
  • 3. 2. Вооружение
  • 3. 3. Облик и одежда
  • 3.4. Замужество и взаимоотношения с мужчинами
  • Глава IV Локализация амазонок
  • Глава V . Амазонки на территории Северного Кавказа
  • Глава VI . Кавказские амазонки - миф или реальность

  • Скачать 234.32 Kb.


    Дата02.04.2019
    Размер234.32 Kb.
    ТипЛитература

    Скачать 234.32 Kb.

    I. Амазонки в античности глава II. Военные походы амазонок Глава III. Быт и особенности образа жизни амазонок





    Оглавление

    Введение --------------------------------------------------------- ------------3
    Глава I. Амазонки в античности --------------------------- -------------4
    Глава II. Военные походы амазонок ----------------------- -------------6
    Глава III. Быт и особенности образа жизни амазонок ------------ -7
    3.1. Обычаи -----------------------------------------------------------------------7

    3.2. Вооружение ----------------------------------------------------------------8

    3. 3. Облик и одежда ------------------------------------------------------------8

    3.4. Замужество и взаимоотношения с мужчинами ----------------------9


    Глава IV Локализация амазонок ----------------------------------------- 10
    Глава V. Амазонки на территории Северного Кавказа -------------12
    ГлаваVI. Кавказские амазонки - миф или реальность --------------14
    Заключение -----------------------------------------------------------------------17
    Литература ------------------------------------------------------------------------18

    Введение
    Одной из самых древних и прекрасных легенд в античном мире была легенда о женщинах-воительницах - амазонках. Отражения этой легенды первоначально в греческой, а затем в римской литературе в виде пространных рассказов либо кратких упоминаний чрезвычайно многочисленны и разнообразны. Римские авторы, главным образом, повторяли сведения греков, не добавляя ничего нового в литературную амазонскую традицию, сложившуюся в Греции. В дальнейшем многие поколения исследователей обращались к прекрасной легенде. Античные сообщения об амазонках магически притягивали к себе живое внимание европейской средневековой мысли, а в новое время эта тема остается любимой и популярной не только среди специалистов, но и людей, далеких от науки. В результате воспоминаний путешественников, мореплавателей и исследований ученых по амазонской тематике на многих языках земного шара возникла обширная специальная литература, авторов которой, прежде всего, волновал вопрос о подлинности существования амазонок.

    Многие исследователи отвечали на этот вопрос положительно вплоть до XX века, когда стало очевидным, что для полного разрешения этого вопроса и исчерпывающего истолкования исторического смысла амазонской традиции во всех ее вариантах необходимо привлечение не только античного материала, но и средневекового, не только литературного, но и всего многообразия этнографических и археологических данных о жизни народов Европы, Азии, Африки и Америки [1].

    Цель настоящей работы - проследить развитие данной темы в древней античной историографии вплоть до появления первых упоминаний существования амазонок на территории Северного Кавказа.

    На основе исторических примеров возникновения межнациональных конфликтов и различных религиозных верований, вплоть до допустимости однополых браков, актуальность данной темы обострилась, так как изучение и сохранение собственной культуры является главной задачей каждого народа - и малого, и большого.



    Глава I. Амазонки в античности
    Впервые термин "амазонки" встречается в древнегреческом эпосе, который говорит о воинственных женщинах-амазонках, живущих в Скифии, дочерях бога войны - неистового Ареса и его жены, вечно юной и ветреной богини красоты и любви Афродиты. Эпос называет амазонок "равные мужам", "противные мужам" или "мужененавистницы" (Гомер. Илиада.). Здесь же "амазонка" переводится как лишенная груди с целью стрельбы из лука, "безгрудая" (Гомер. Илиада.). Античные авторы, упоминая или рассказывая об амазонках, использовали ту или иную трактовку этого термина.

    Что касается обычая лишать девочек-амазонок правой груди и трактовки термина "амазонка" в античной традиции как "безгрудая", то это, видимо, отражение популярного у греков культа одной из древнейших богинь, прекрасной охотницы Артемиды, которой, по преданию, женщины приносили в дар, как символ плодородия, свои отрезанные груди. Поэтому сама Артемида изображалась как многогрудая богиня, которая своим молоком вскармливала все живое, охраняла мать во время рождения ребенка, делала роды благополучными.

    Применительно к тем районам, где греки бывали лично (Северное Причерноморье, Подонье, Приазовье) и наблюдали особенности быта местных народов (савроматов), сведения об амазонках носят скорее реальный характер, чем мифологический, хотя и савроматским женщинам приписывали обычаи, характерные для легендарных амазонок.

    Древнейший в греческой литературе рассказ принадлежит "отцу истории" Геродоту. Геродот сообщает, что эллины победили амазонок в сражении на реке Термодонт и отплыли обратно на трех судах, захватив вместе с собой пленниц. В открытом море пленные амазонки перебили мужчин, а затем остановились на землях свободных скифов у г. Кремны на Меотийском озере. Сойдя с кораблей, воинственные женщины начали грабить земли скифов. Те, приняв амазонок за мужчин, вступили с ними в битву. Только овладев трупами амазонок, они узнали, что это женщины.

    Тогда скифы на совете решили не убивать более амазонок, а послать к ним своих юношей с целью иметь детей от этих славных женщин. Скифские юноши стали лагерем по соседству. Вскоре скифы и амазонки стали жить вместе. Геродот подчеркивает далее, что от браков скифов с амазонками пошел народ савроматов, то есть он генетически связывает савроматов не только со скифами, но и с амазонками. Отсюда савроматские женщины ведут их нынешний образ жизни: вместе с мужчинами и без них ездят верхом на охоту и на войну, носят одинаковую с мужчинами одежду. Относительно браков соблюдается у них следующее правило: ни одна девушка не выходит замуж, прежде чем не убьет врага, некоторые доживают до старости девушками, потому что не могли выполнить это требование.

    Сообщение Геродота о савроматских женщинах следует считать реальным, поскольку об этом свидетельствуют античные авторы в описании обычаев кочевых народов.

    С легкой руки Геродота в сочинениях античных авторов более позднего времени: Эфора, Диодора Сицилийского, - явно видна связь легенды об амазонках с сообщениями о савроматах. Так, Диодор Сицилийский сообщает о народе, живущем под управлением женщин у реки Термодонт. Женщины этого племени занимались военным делом наравне с мужчинами. "Говорят, - пишет Диодор, - что одна из них, имевшая царскую власть, отличалась мужеством и силой. Составив войско из женщин, она стала обучать их военному делу и покорила кое-кого из соседей. Возгордившись вследствие удач, провозгласила себя дочерью Ареса, а мужчинам предоставила прясть шерсть и исполнять домашние женские работы. Затем издала законы, которыми женщин вызывала на состязания, мужчинам предоставляла смирение и рабство".

    Сведения о том, что савроматские женщины возглавляли целые племена, находим у Полиена, жившего при римских императорах Марке Аврелии и Луции Вере, в его рассказе об Амаге - жене царя савроматов Мидоссака.



    Глава II. Военные походы амазонок
    Все античные авторы, начиная с Геродота, которому принадлежит древнейший в греческой литературе рассказ об амазонках, отмечает как главнейшую черту их образа жизни участие в военных действиях. Так, амазонки, жившие на реке Термодонт, были единственными из окружающих их народов, которые имели железное оружие и первые стали ездить верхом. Благодаря своим лошадям они догоняли бегущих врагов неожиданно для последних, сами же оставляли своих преследователей далеко позади, как рассказывал Лисий.

    Амазонки были вооружены луком, топором и копьем (Страбон. География), имели щиты и котурны (Плутарх. Жизнь Помпея). Из шкур диких зверей изготавливали себе шлемы, плащи, пояса (Страбон. География).

    Именно такими их знает античная традиция, донесшая до нас имена дев-воительниц, прекрасных цариц Ипполиты, Антиопы*, Фалестры, Пенфесилии, под предводительством которых амазонки совершали далекие военные походы, властвовали над многими народами, поработили своих соседей (Диодор Сицилийский).

    Ливийские амазонки, по описанию Диодора Сицилийского (I в. до н. э.), под предводительством Мирины прошли Египет и Аравию, покорили всю Сирию, прошли в Малую Азию, где основали ряд городов и святилищ, назвав их своими именами: Мирина, Смирна, Мартезия, Отрера и другие). Мирина погибла с большей частью своего войска во Фракии. Оставшиеся амазонки вернулись в Ливию.

    В этом полумифическом рассказе Диодора присутствует реальная историческая основа. Несомненно, материалом для полулегендарных амазонских войск, описанных Диодором, послужили засвидетельствованные ассирийскими источниками и данными археологии реальные набеги в VII веке до н. э. киммерийцев и скифов на эгейские берега Малой Азии и Сирию.

    О походах амазонок Северного Причерноморья в Грецию, Аттику сообщает аттический оратор Исократ (436-338 до н. э.). Война греков с амазонками завершилась битвой. Мужественные воительницы были разбиты, погибла и их предводительница - Антиона, для которой якобы в городе Мегаре была сооружена гробница. "Из пришедших ни одна не ушла назад, а остальные дома, вследствие нанесенного здесь поражения, лишились владычества", - пишет Исократ. Несомненно, этот неудачный поход амазонок - не что иное, как мифологическое отображение похода Ксеркса в 480 г. до н. э. в Грецию в период греко-персидских войн, воспринимавшихся эллинами как война с азиатским миром, который олицетворяли легендарные амазонки.

    Таким образом, в географии военных походов амазонок нашли отражение как наиболее ранние киммерийские и скифские в Малую Азию и Сирию, так и наиболее поздние (персидские в Грецию) реальные военные походы различных народов.

    Глава III. Быт и особенности образа жизни амазонок
    Все черты быта и образа жизни амазонок, лишь за исключением участия женщин в военных действиях, выглядят скорее легендарными и маловероятными, сообщения об амазонках выглядят так и для тех районов, где греки сами не бывали. Они черпали сведения для своих сочинений из полумифических рассказов и слухов-источников, не отличавшихся достоверностью, в которых за давностью лет реальных фактов сохранилось мало.

    Но все же и эти полулегендарные рассказы об амазонках имеют реальную историко-этнографическую или культовую основу. Так, свобода амазонок в выборе отца для своего будущего ребенка - это не что иное, как отражение свободных половых отношений на одной из стадий группового брака, когда все женщины одного рода имели право на всех мужчин другого рода или наоборот.

    Обычай калечить родившихся мальчиков может быть отражением реально существовавших в рабовладельческом обществе фактов нанесения увечья домашним рабам.
    3.1. Обычаи
    Амазонки "ездят верхом, стреляют из луков и мечут дротики, сидя на конях". Девочек с рождения "...приучали не к безделию или обработке шерсти, а к оружию, лошадям и охоте..." (Страбон, География). Не обученные женским работам (Herod. IV, 114), они "...занимаются теми же делами, что и мужчины, не освобождаются от военной службы. Женщины вступают в конные стычки и сражаются не железным оружием, а накидывают на врагов арканы и умерщвляют их затягиванием" (Страбон, География). Большую часть года девушки исполняют все работы сами - пашут, сеют, занимаются садоводством, ухаживают за своими стадами, в особенности, за лошадьми. Самые сильные из них, по утверждению Страбона, "занимаются главным образом охотой на лошадях и военными упражнениями" (Страбон, География).

    Часть описаний носит двойственный характер. В рассказе о скифах Помпей Трог, очевидно, имея в виду амазонок, писал, что "...доблестями мужей они прославились не более, чем женщин: в самом деле, сами они были родоначальниками парфян и бактрийцев, а жены их основали царство амазонок, так что, если разбирать подвиги мужчин и женщин, то останется неизвестным, который пол был у них славнее" (Трог).

    Близкую, но еще менее ясную, информацию оставил и Николай Дамасский: "...У них женщины не менее воинственны, чем мужчины, и в случае надобности воюют вместе с ними. И поэтому амазонки чрезвычайно мужественны, так что некогда дошли походом до Афин и Киликии, так как жили рядом с этими млекоедами близ Меотийского озера..."

    Не безынтересен и еще один пассаж Помпея Трога. После смерти мужей "...Жены их, видя, что к изгнанию прибавилось сиротство, сами взялись за оружие и стали защищать свои владения сначала оборонительными войнами, а потом наступательными. ...Представляя единственный в своем роде для всех веков пример, они решились править государством без мужчин и даже с презрением к ним..."


    3.2. Вооружение
    Вооружены они луком со стрелами, топором, дротиком и копьем. Кроме того, как рассказывал Помпоний Мела, амазонки и в бою, и на охоте ловко управляются арканом. Из защитного вооружения упоминаются только небольшие легкие щиты в форме полумесяца.

    Католический миссионер Арканджело Ламберти сообщает:

    "Оружие, которое принесли владетелю, было очень красивое и сделано с изысканным изяществом женских рук. Каска была почти такая, какую носят наши кавалеристы; латы на груди, на спине и на руках состоят из тонких и плоских железных кусков наподобие чешуйчатого панциря, который легко можно надеть. К панцирю внизу приделано что-то вроде юбки, которая достигает до колен; она шерстяная, наподобие нашей саржи, но такая ярко-красная, что похожа на самую тонкую порфиру. Обувь была удивительна по виду и по крою; верхняя часть всецело была покрыта крохотными кусками белой меди, величиною не больше булавочной головки. Пуговки эти с внутренней стороны имеют отверстия и нанизаны на тонкие, но крепкие тесемки из козьей шерсти, которые внутри удивительно красиво и с большим мастерством переплетены между собою. Стрелы у них очень длинны, почти в четыре пяди в длину, и позолочены с начала до конца; они из лучшей стали, но не заострены, как обыкновенная стрела, а плоски и отточены, как скальпель; ширина кончика иной раз равняется ширине одного пальца; другой раз еще больше, в три или четыре пальца. Вот все, что в этой стране я видел и слышал про этих воинственных женщин".

    3. 3. Облик и одежда
    Александр Македонский в письме матери писал, что "...амазониды, значительно превосходящие ростом прочих женщин, отличающиеся красотою и здоровьем, ... сообразительностью и остроумием..." А Диодор Сицилийский отмечал отличную силу, ум, военные таланты и красоту этих женщин.

    Несколько противоречива информация относительно одежды воинственных дев. Так, по Геродоту, амазонки носили мужскую одежду, при этом она была цветной. Из шкур диких зверей они изготовляли себе шлемы, плащи и пояса. У Евсевия Иеронима, в отличие от предыдущих авторов, амазонки "...с выставленной на показ грудью и голыми руками и коленами, вызывающие на состязание сладострастия идущих против них мужчин".

    А Палефат в книге "О невероятном" утверждает, что они "...носили хитоны до пят, а на головах - митры..."
    3.4. Замужество и взаимоотношения с мужчинами
    Очень интересно и весьма своеобразно складывались у амазонок отношения с мужчинами. Все античные авторы, упоминавшие или писавшие об амазонках, подчеркивают их свободное, независимое поведение, высокомерное отношение к мужчинам.

    По одним сведениям, амазонки жили отдельно от мужчин, общаясь с ними раз в год с целью деторождения и продолжения славного рода амазонок (Страбон. География). Как правило, девочек они оставляли у себя, а мальчиков отдавали отцам.

    Родившимся девочкам выжигали правую грудь, чтобы она не мешала при стрельбе из лука. При этом вся сила и живительные соки переходили в правое плечо, делая руку девушки-амазонки сильной, способной наносить сокрушительные удары по своим врагам.

    Замуж девушки могли выйти, как сообщает большинство древних авторов, только после того, как убьют трех врагов. Некоторые так и доживают до старости в девичестве, потому что не смогли выполнить этого требования. А, выйдя замуж, амазонка по сведениям Гиппократа "перестает ездить верхом, пока не явится необходимость поголовно выступать в поход".



    Глава IV Локализация амазонок

    Классическим местом локализации амазонок в античной литературе являлась река Термодонт (современная Терме-Чай) в Малой Азии. Вероятно, этот факт можно объяснить тем, что у малоазиатских племен - карийцев, индийцев, ликийцев, фракийцев в период их контакта с греками женщина занимала довольно высокое и почетное место в обществе, обусловленное сохранением в социальном строе этих племен матриархальных черт[2].

    У греков существовала версия о пребывании амазонок и в Северной Африке. "Эти амазонки самые древние, однако исчезнувшие за много лет до Троянской войны, причем совершенно исчезла и память о них", сообщает Дионисий Скитобрахион (середина II в. до н. э.), рассказ которого дошел до нас в передаче Диодора Сицилийского (I в. до н. э.) (Диодор Сицилийский).

    Но наиболее ранние греческие авторы: Геродот (484-425 до и. э.), Псевдо-Гиппократ (470-356 до н. э.), Эфор (405-330 до и. э.) и другие, которые стремились к реальному освещению фактов и событий, - помещали амазонок на землях в округе Танаиса и Меотиды (Азовского моря), где жили родственные скифам по языку и культуре племена савроматов. Сюда же, на земли савроматов, античная традиция нередко переносила классическую амазонскую реку Термодонт и сказочную столицу воительниц Фемискиру.

    Основания для этого были, поскольку греки могли наблюдать у савроматских женщин воинственность быта и образ жизни, напоминающий амазонский, что бросалось в глаза на общем фоне в целом патриархальной Восточной Европы и Азии. Именно это и явилось для античных авторов основанием связать савроматских женщин с амазонками.

    Греческие писатели более позднего времени: Страбон (68 до и. э.-20 н. э.), Плутарх (50-125 н. э.) - локализовали амазонок на Кавказе - в Скифии.

    Эти сообщения имеют под собой реальную почву, поскольку на Кавказе в настоящее время открыты погребения женщин-воительниц[3].

    Основным источником, повествующим об амазонках на Кавказе является Страбон (I в. до н. э.— I в. н. э.)[4].

    Страбон излагает две различные версии — версию Феофана и версию Метродора и Гипсикрата. Согласно версии Феофана, амазонки обитают к северу от гелов и легов, т. е. в северных районах Дагестана и прилегающей территории (к этому Страбон добавляет, что, «как говорят», амазонки обитают в горах над Албанией, т. е. в восточных отрогах Кавказских гор], по версии Феофана, следует весьма важная деталь: племена гелов и легов отделяет от амазонок река Мермадалида.

    Согласно версии Метродора и Гипсикрата, амазонки живут в соседстве с гаргарейцами, в северных предгорьях Кавказских или «Керавнийских» гор.

    В древности на Кавказе были две этнические группы, связанные с этнонимом «гаргар». Одна из них, именовавшаяся «гаргар», обитала в бассейне р. Гаргар-чай в Азербайджане и входила в состав Кавказской Албании[6]. Вторую этническую группу мы застаем на северных склонах Кавказа, это западно-вайнахские племена, объединенные общим самоназванием галгай[7].

    Текст Страбона не оставляет ни малейших сомнений в том, что гаргарейцы локализуются на Северном Кавказе, ибо они помещены «в северных предгорьях тех частей Кавказских гор, которые называются «Керавнийскнми». Керавнийские или Керавнские горы — это действительно Кавказский хребет[8]

    Далее обратим внимание на реку Мермадалид или Мермода, текущую через страну амазонок и отделяющую амазонок от гелов и легов. Начало она, по Страбону, берет в горах, затем следует по стране амазонок, Сиракене и, пересекая «пустыню», впадает в Меотиду (Азовское море). Не касаясь до сих пор неясного вопроса о местоположении Сиракены, рассмотрим вопрос об идентификации реки Мермода Страбона с одним из водных потоков Северного Кавказа.

    В новейшей кавказоведческой литературе Мермода Страбона сопоставляется с наиболее крупной рекой восточной части Северного Кавказа — Тереком.

    Предпочтение должно быть отдано Тереку как основной водной артерии Центрального Северо-Восточного Кавказа, которая не могла выпасть из поля зрения античной географии.

    Итак, «страна амазонок» должна быть локализована в районах Северного Кавказа, орошаемых Тереком и его притоками. В переводе на современную карту это должно соответствовать равнинной части Северной Осетии, Чечено-Ингушетии и Кабардино-Балкарии. К северу страна амазонок простиралась до реки Ра — Волги[9].



    Глава V. Амазонки на территории Северного Кавказа
    Находясь в районе Кавказских Минеральных Вод, многие путешественники прошлого проявили огромную заинтересованность в получении сведений о местных преданиях и сказаниях. Интерес этот был не случаен – порой только так можно было более полно изучить историю этой земли, – ведь многие народы Северного Кавказа в то время не имели своей письменности.

    Одна из легенд, привлекших внимание западноевропейских путешественников прошлого, – сказание о «скифском» царе Тульме и об амазонках «еммечь.

    Вот как легенду о Тульме и женщинах-воительницах «еммечь», живших когда-то на Кавказе, передает исследователь XIX века, по национальности швейцарский француз, по специальности геолог, натуралист, археолог – Фредерик Дюбуа де Монпере: «В те времена, говорят кабардинцы, когда наши предки обитали по берегам Черного моря, они часто воевали с эммечами, народом женщин, которые жили в местности, где горы Черкесии и Сванетии образуют угол, и распространялись до современной Малой Кабарды. Они не допускали в свою среду никаких мужчин, но принимали каждую смелую женщину, если она желала участвовать в их походах и вступить в их товарищество. После одной длительной войны без всякого решительного успеха для той или иной стороны оба войска снова встретились для того, чтобы начать битву, когда вдруг предводительница эммечей, владевшая даром пророчества, потребовала тайного свидания с Тульмом, вождем черкесов, который также обладал даром провидения. В пространстве между двумя войсками раскидывают шатер; туда отправляются пророк и пророчица; несколько часов спустя пророчица выходит и объявляет своим воинственным подругам, что она побеждена и желает взять Тульма себе в мужья; вражда прекращена, и она советует им поступить так же, как она, и избрать себе мужа среди врагов; так и случилось: черкесы, наши предки, радостные вернулись со своими новыми подругами в свои жилища».

    Дюбуа де Монпере говорит о том, что ему представляется поразительным то обстоятельство, что у черкесов можно найти такое причудливое разобщение мужчин и женщин, причём именно в той стране, где, по мнению древних, находились амазонки и савроматы. Амазонки здесь были зафиксированы также археологически.

    Своеобразным дополнением к этому рассказу служат заметки саксонца Якоба Рейнеггса. Этот путешественник, настоящее имя которого Кристиан Рудольф Элих, в 1781–1783 годах по заданию российского правительства совершил пять экспедиций по Кавказу. В изданном на немецком языке его двухтомном сочинении «Всеобщее историческое и топографическое описание Кавказа», в частности, рассказывается о миграции древних черкесов, которые населяли берега Черного моря и «часто воевали с эммечами (имеретинцами). То были женщины, которые владели тогда нынешними черкесскими и сванскими горами и всей равниной до Ахло-Кабака. Они не допускали к себе мужчин, но, полные воинственной доблести, принимали к себе каждую женщину, которая изъявляла желание принять участие в их вторжениях в чужие земли и имела доступ в их героическое общество[10].

    Джордж Эллис, сотрудник английского посольства в Москве в «Записках к карте стран, расположенных между Черным и Каспийским морями, с перечислением кавказских народов и словарей их языков», вышедшей в Лондоне в 1788 году, сообщал следующее: "Нам представляются необычными лишь два обычая. Во-первых, запрет мужчинам под страхом публичного позора видеться и разговаривать на людях с женой, вследствие чего супруги как бы делятся на разные классы. Во-вторых, обычай забирать мальчиков у отцов и поручать их воспитание чужим людям. Девочек воспитывают только матери. Трудно сказать, у кого были переняты эти странные обычаи. Если предположить, что они существовали на Кавказе уже в древности, тогда можно даже попытаться объяснить и существование сказочных амазонок, которые, по мнению древних географов, жили на землях, сейчас заселенных черкесами".



    ГлаваVI. Кавказские амазонки - миф или реальность
    …Так как работы означенных выше авторов были переведены на русский язык только в последние годы, они, по понятным причинам, не были доступны Муаеду Ахметову – человеку, твердо уверенному, что он нашел одно из мест, где жили легендарные амазонки. А значит, черкесская версия обитания воинственного племени вполне имеет право на жизнь.

    По мнению Ахметова, родиной амазонок действительно были предгорья Кавказа, а если более конкретно – территория нынешней Кабардино-Балкарии и прилегающих к ней земель. Именно здесь располагались поселения воительниц. Доказательства? О них ниже. А пока расскажем о том, как Муаед заинтересовался историей амазонок. Было это более полувека назад, когда дед пятилетнего мальчика Асхад Теунович Ахметов, человек, знавший огромное множество легенд, преданий, притч, поговорок, если говорить по большому счету, один из последних хранителей древних знаний, повез внука в Пятигорск. И подъезжая к знаменитой горе Машук, сказал мальчику сакральные слова, запавшие в детскую душу и родившие желание не просто заглянуть в ушедшее, а сделать это прошлое – великое потерянное прошлое, скрытое под напластованиями времени, – достоянием современников.

    Слова эти были такими: «А под этой горой ежегодно в день весеннего равноденствия собирались амазонки и устраивали состязания по бегу. И здесь они делили земли и воды».

    Откуда старый, практически не знавший грамоты (умел только читать и писать), не знакомый с трудами историков человек знал об амазонках? Не из книг – из родовой памяти: о них ему рассказывала мать, а той – ее родители, итак от колена к колену, уходя в глубь столетий. Не было у кабардинцев письменности вплоть до двадцатого века, и лишь устные предания, передаваемые из поколения в поколение, сохранили нам события многовековой давности. Дед как о само собой разумеющемся рассказывал о силе, умении, мощи женщин-воительниц. Об их невиданном страшном оружии – стальной гибкой сабле, которую амазонки носили на поясе, но для врагов отождествляемой с поясом, мгновенно преображающимся – выхватываемым и тут же безжалостно разящим. От сабли этой, называемой адыгами «и залэр маеу», что переводится как «сосредоточенная в малом огромная мощь», изготовленной методом порошковой металлургии (по технологиям, которые ныне утеряны), невозможно было защититься: огибая щиты и подлокотники, она несла смерть противнику. Вероятнее всего, именно это оружие великий историк Геродот назвал «поясом царицы амазонок Ипполиты – даром бога войны Ареса». Теперь понятно, почему древние эллины, вооруженные бронзовыми мечами, отступали под натиском амазонок, разящих сверкающими клинками.

    Рассказывал дед и о том, где находились поселения амазонок – не на берегу Черного моря о котором он слышал, но в глаза не видел, а в местах, где жил сам и по которым ходил Муаед. На территории того же селения Кенже, родного для Ахметовых. Остатки древней крепости, некогда располагавшейся здесь, заметны и сегодня, а топонимика служит еще одним подтверждением черкесской версии обитания воительниц. Здесь и «Ныуэжь КIагуэ Iуащхьэ» – курган Куцей Бабки, и «Къанжь унэ» – Дом Сороки, то есть курган, названный именем старой амазонки; дом свиданий.

    А в районе Хасаньи есть речка Нарт-унэ, что переводится как «дом свиданий для нартов».

    Укрепления воительниц располагались и у нынешних селений Аргудан, Алтуд, Сармаково, в местечке Гузерпиль, что в Адыгее на реке Белой, что, кстати, переводится весьма символично: «место, куда смотрит сердце». Но главное в уверенности Муаеда Ахметова вовсе не топонимика, а эпос «Нарты», донесший до нас не только великие деяния его героев, но и историю женского военизированного общества, существовавшего на Кавказе в те далекие времена. Он убежден, что герои эпоса Сосруко, Бадыноко, Батараз, Шауей, Тотараш были сыновьями амазонок, в силу разного рода причин сумевшими избежать умерщвления. Вот как он трактует эпизод со сватовством нарта Шауей к красавице Малычипху: «Когда слава о красоте и уме Малычипху распространилась по всей Стране нартов, к ней начали приходить и свататься молоды нарты. Но она всем придумывала разные предлоги и насмешки и отправляла всех восвояси… И приехал к ней Шауей со словами: «Попробуй мне сделать замечание-насмешку!», тогда она попросила разрешения обойти его кругом, обошла и произнесла: «Будучи сыном Канж и не будучи сыном Нэрыбгей, ты не жил бы!». Шауей ушел с низко опущенной головой, не смея ничего возразить…» Если перевести эту отповедь на понятный язык, то Ахметов видит следующее: девушка сказала нарту о том, что у него нет определенного отца, ибо он сын нарта, приходящего в дом свиданий. Его должны были умертвить, но так как его родила великанша Нэрыбгей, которую все боялись, он остался жив.

    Амазонкой была и Сатаней, о чем говорит знание ею военных хитростей, которые она передала сыну Сосруко, произнеся при этом: «Не сравнивай меня с женщинами, сынок», так и слова о самой себе: «Сатаней подобна сидящему в седле нарту, но ведь Сатаней не считают обычной женщиной».

    В книге Муаеда Ахметова их предостаточно – конечно, перед нами художественное произведение, но логика его построения, основанная на документальной базе, придает повести не просто конкретику, а особую правдивость. Греческие мифы и труды Геродота – своего рода реальная канва происходящего действия, в которую логично ложится и история Антеипху, вышедшей замуж за царя Тесея; того самого, который победил Минотавра; и война амазонок с эллинами, разрушение ими Аттики, захват Афин, датируемые 1255 годом до нашей эры.

    Роман «Адыгские амазонки», написанный с большим авторским мастерством, поразил глубочайшим знанием древней истории.

    В поездках по тем местам республики, где проходило действие, крепла уверенность, что все, о чем идет речь, происходило на самом деле. Происходило именно здесь, где сегодня ступаем мы. Вот то самое укрепление (вал), что располагалось на горе Куны, между селениями Сармаково и Каменномостским. Уже с автомобильной трассы видны опоясывающие левую часть горы терассы, расположенные одна над другой, те самые террасы, которые Ахметов считает улицами крепости Куны.

    Объезжаем гору и начинаем подъем на нее. За горой встает гора, за покоренной – следующая. Кажется, несть им числа. Но вот, наконец, подъем заканчивается: мы обошли гору Куны по периметру – и перед нами предстали те самые террасы.

    Что они из себя представляют, для чего предназначены, ответить сразу достаточно сложно. Видно, что рукотворного происхождения: сама терраса шириной три-четыре метра, покатый вал высотой в полтора-два метра, за ним следующая. Так, одна за другой, они убегают вниз, но сегодня это именно терраса, а отнюдь не улица, как считает Муаед. Впрочем, о террасном земледелии здесь тоже не приходится говорить. Почему именно здесь, так далеко от жилья и воды, с одной стороны, а с другой – почему террасы не продолжаются до подножия горы, ведь площадь позволяет разбить одну за одной еще несколько?

    Если же это улицы, то отчего они такие узкие, ведь на них должны были располагаться землянки, более того, улицы должны были быть как-то отделены заборами. Впрочем, в те времена в этих местах крепости были огорожены в первую очередь плетневыми (турлучными) стенами, а дерево перед временем бессильно, следов от него, естественно, не осталось.

    На вершине горы остатки крепости или сторожевой башни, что вернее. Черные археологи уже вели здесь раскопки и видно, что сразу за слоем земли идет каменная кладка. Она едва заметна, но тем не менее есть. Все заросло крапивой, травой по пояс, среди которой то тут то там проглядывают удивительной красоты цветы – на точеной коричневой ножке огненный раскрытый зев с черным язычком.

    Цветы эти называются филипея красная, они разбежались по склону горы Куны, словно кто-то пролил здесь капли алой крови… Горячей, живой, прожигающей почву. И кажется, что, и вправду, прорвавшись сквозь завесу времени, здесь только что промчалась на скакуне безжалостная древняя воительница, взмахнувшая оружием божественной силы – саблей-поясом и обагрившая изумрудную зелень бурлящей кровью своих врагов. Зажмуриваемся, и время действительно поворачивает вспять…



    Заключение

    Амазонки, как историческое явление, вызывают двойственную реакцию. С одной стороны - неугасающий интерес. Вряд ли можно отыскать другой такой феномен, с равным постоянством будоражащий человеческий ум и воображение. Ведь только литературная история легенды об амазонках насчитывает около 25 столетий. Предания об амазонках представлены как в фольклорной традиции многих народов, в том числе и народов Северного Кавказа, так и в географической, исторической и даже художественной литературе. С другой стороны - откровенный скепсис и недоверие. Посвященные амазонкам материалы достаточно обширны и разнообразны. Но главным в них, начиная со времен античности, и по сей день остается вопрос: реально ли существовали амазонки либо в виде самостоятельного и независимого "народа женщин", либо в виде народа, у которого женщины играли главенствующую, а мужчины - второстепенную роль. Сколько существует этот вопрос, столько же бытуют и два варианта ответа на него.

    В процессе работы над этой темой я поняла, что в античной мифологии она является одним из источников знаний о духовной культуре Древней Греции, её специфики и особенностей.

    Несмотря на достаточно большое количество вариантов трактовки мифов об амазонках, основным оставался вопрос о степени историзма существования этих воинственных женщин.

    В ходе своего небольшого исследования я постаралась проследить ход развития мифологического цикла.

    Изучая данную тему, я бы ещё для себя хотела уяснить хронологические рамки исследования вопроса «амазонки» - с VIII по IVвв до н.э.

    Более того, я попыталась определить место и роль мифов об амазонках в античной мифологической традиции. А ещё для себя сделала открытие, что миф об амазонках – это особый тип мифа: это восходящая к минойской древности женская традиция, это «мир наоборот».

    Продолжая исследование данной проблемы, я с огромным желанием попыталась связать её с вопросом общей мифологической культуры народов Северного Кавказа. Но для этого мне было необходимо проследить процесс построения общей модели генезиса, развития и структуры античного цикла мифов об амазонках.

    Одним словом, я сама получила огромное удовольствие от знакомства с данной мифологической ценностью мировой культуры и думаю о том, чтобы продолжить изучение данного вопроса в дальнейшем.


    Литература
    1 Античные историки о Северном Кавказе // Нальчик: Эльбрус, 1990. С. 74–76.

    2 Якубовский Э. Быстроконные девы // Книга тайн. М.: Общество по изучению тайн и загадок Земли, 1991. С. 182.

    3 Котляровы М. и В. Кабардино-Балкария: жемчужина Кавказа. Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых. 2007. С. 350–351.

    4. Кабардинский фольклор. Нальчик: Эль-Фа, 2000. С. 53

    5. Смирнов К.Ф. "Амазонка" 4 века до н. э. на Дону // СА. 1982. № 1.

    6. Ахметов М.А. «Адыгские амазонки»

    7. Косвен М.О. Амазонки. История легенды // СЭ. 1947. № 2, 3.

    8. Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Переизданный русский перевод // ВДИ. 1947. № 2. Приложение.

    9. Граков Б.Н. Пережитки матриархата у сарматов // ВДИ. 1947. № 3.

    10. Виноградов В.Б. Сарматы северо-восточного Кавказа. Грозный, 1963.



    11. Смирнов К.Ф. "Амазонка" 4 века до н. э. на Дону // СА. 1982. № 1.

    .

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    I. Амазонки в античности глава II. Военные походы амазонок Глава III. Быт и особенности образа жизни амазонок

    Скачать 234.32 Kb.