• И.А. Воробьева ЯЗЫК ЗЕМЛИ
  • ТОПОНИМЫ… КАК ОНИ ВОЗНИКАЮТ



  • страница1/6
    Дата14.01.2018
    Размер1.49 Mb.

    Ида Александровна Воробьева


      1   2   3   4   5   6

    Ида Александровна Воробьева (1929-1996) - ученый-лингвист, заслуженный деятель науки РФ. Родилась в селе Красное, ныне Кемеровской области. Окончила историко-филологический факультет Томского университета, аспирантуру при нем, работала на кафедре русского языка. С 1973 жила и работала в Барнауле. Основательница филологического факультета АГУ, где проработала до конца жизни: заведующим и профессором кафедры русского языка, (позже - общего и исторического языкознания). Автор более 100 научных работ, в т.ч. 5 монографий, посвященных изучению топонимической системы Западной Сибири и Алтая. Исследования Воробьевой углубили представления о языковой картине Сибири в связи с историей ее заселения, послужили отправным моментом в развитии лингвистического краеведения этого региона. Работы Воробьевой привлекли внимание отечественных и зарубежных лингвистов, она выступала с докладами на международных конгрессах в Софии, Берлине, Лейпциге. Принимала участие в составлении "Дополнения к словарю русских старожильческих говоров средней части бассейна Оби" (Томск, 1975). Организатор и основной автор уникальных научных трудов: ономастический и диалектный словари по произведениям В. М. Шукшина, 4-томный "Словарь русских говоров Алтая" (в 1997 удостоен премии Демидовского фонда).

    В. А. Чеснокова

    И.А. Воробьева
    ЯЗЫК ЗЕМЛИ
    О местных географических названиях Западной Сибири
    Западно-Сибирское книжное издательство,

    Новосибирск, 1973



    Издательская аннотация
    Географические названия, или топонимы, с которыми мы встрчаемся в Западной Сибири, очень разнообразны. Многие из них пережили своих создателей и являются сейчас драгоценными, а иногда и единственными свидетелями, позволяющими судить о расселении народов, уровне их общественно-экономической жизни, обычаях и верованиях в глубокой древности, приоткрыть завесу над таинственной ранней историей человечества.

    Топонимика - очень молодая наука, и ученым предстоит решить еще много загадок. Однако часть западно-сибирских топонимов уже раскрыла свои тайны. Прочитав эту интересную книгу, читатель узнает, откуда произошли такие названия, как Обь, Катунь, Сибирь, Парабель, Томь, Стрельна, что такое Абачин чвор, Мендачное озеро, Митькин муч, Горбатая голея, почему названия рек Логалька и Лисица, Сарыкамыш и Сорокомышка несут одну и ту же смысловую нагрузку и многое другое.



    Топонимика - это язык земли,

    а земля есть книга,

    где история человечества

    записывается

    в географической номенклатуре.

    Н.И. Надеждин



    ТОПОНИМЫ…

    КАК ОНИ ВОЗНИКАЮТ?
    Кто дал название реке Чулым? Что оно означает? Почему город назвали Юргой? Когда появилось название деревни Барабинки и кто ее основал? - десятки и сотни подобных вопросов возникают у жителей Западной Сибири. Они пишут в газеты, обращаются за разъяснениями к ученым. И не только спрашивают, но и сами оценивают названия, высказывают свое отношение к ним.

    Вспоминаю взволнованное выступление в Томской областной газете «Красное знамя» одного из читателей, врача по профессии, протестовавшего против таких названий, как Попадейкино, Протопопово. Его поддержал сотрудник молодежной газеты, настойчиво потребовав переименования многих старых населенных пунктов, чьи имена, по его мнению, выражают старую идеологию, старые понятия, например, спасояйки (якобы поп собирал яйца в Спас, откуда и пошло название). Правы ли они?

    Ответить на этот, как и на многие другие вопросы можно лишь опираясь на топони­мику - науку о топонимах. Но что же такое топонимы? Почему они вызывают такой жи­вой интерес у каждого из нас?

    Топоним - слово греческого происхождения, состоящее из двух частей: топос - «место» и онома, или онима, - «имя». Следовательно, топонимы - это собственные имена рек, озер, болот, населенных пунктов, отдельных частей рельефа, или иначе географические названия.

    В жизни человека топонимы играют ис­ключительно важную роль. «Вообразим на мгновение, что с нашей планеты исчезли все географические названия - городов, сел, рек, морей, гор, стран, улиц. Тотчас остано­вилась работа почты. В напрасных поисках мечутся пожарные машины и скорая по­мощь - никаких адресов нет. Парализован транспорт: никто не знает, куда едет, где пересесть, а где сойти; грузы вместо Марсе­ля едут в Гонолулу. Мировое хозяйство рас­палось, человечество отброшено к первона­чальному состоянию. И все из-за такой мело­чи, как названия», - пишет известный со­ветский топонимист В. А. Никонов.

    Действительно, никто из нас не может обойтись без географических названий. Да­же те из них, которые известны лишь жите­лям одного селения, незаменимы в речи: с их помощью указываются место работы, ме­сто охоты и рыбной ловли, место отдыха; они служат ориентирами в пути.

    Любой человек с детства знает и употребляет множество географических названий, которые сами по себе очень разнообразны: одни из них получили широкую извест­ность (например, Москва, Ленинград, Обь, Енисей, Волга, Ладожское море), другие же встречаются в очень ограниченных пределах (гора Путик, Варнацкие гривы, Сенная курья, Глубокий буерак, Березовый падун, Голицын елбан). Но и те и другие имеют об­щее свойство - называют один географиче­ский объект, выделяя тем самым его из всех остальных. В этом состоит назначение топо­нимов и их специфика по сравнению с нари­цательными словами, которые, как правило, относятся к целому классу однородных пред­метов. Сравните: словом река называют лю­бой водный поток, а словом Томь - лишь один приток Оби; город - это любой крупный населенный пункт, а Кемерово - лишь один город в Кузбассе.

    Человек рано почувствовал потребность в географических названиях, поэтому многие дошедшие до нас топонимы живут не одно тысячелетие.

    Называя предмет, люди никогда не приду­мывали заумных, ничего не значащих слов, а вкладывали в каждое название определен­ный смысл. В одних случаях в топонимах отмечаются признаки или свойства рек, озер, населенных пунктов или окружающей местности, например, озеро Кривое, река Березовка, Сухой лог, болото Моховое, гора Копна; в других - указывается на отноше­ние называемого предмета к человеку: река Якунина, Тугояковка, село Соломатово, де­ревня Михайловка, речка Дроворубка, Базылев лог.

    Выбор признака, положенного в основу названия, со временем меняется. Для дока­зательства этого не надо углубляться в да­лекое прошлое: достаточно внимательно по­смотреть на современные названия и срав­нить их с дореволюционными. Так, еще в начале XX века, во времена частной собст­венности на землю, многие реки и озера, по­ля и луга, пригорки и ложбины назывались по хозяину, владельцу: Иваново поле, реч­ка Губина, Савватеево болото, Пашкин лог, озеро Гришкино, Ганькин мыс. Новые на­звания, появившиеся в настоящее время, указывают на форму, размер, местоположе­ние: поле Сапожок, поле Буква «г», поле 100 га, поле у аэродрома, озеро Семиплесное; на коллективную принадлежность: Пламенские поля (поля бывшего колхоза «Пламя революции»), Коммунарские поля, Орсовские поля, озеро Колхозное, Райздравское, Больничная заимка, Детдомовская заимка.

    Если в дореволюционный период нередко возникали грубые, оскорбительные навания населенных пунктов, такие, как Некрытово, Замараловка, Голопупово, Нахаловка, то в современных топонимах, наоборот, отмеча­ются положительные признаки, радостные события: поселки Солнечный, Привольный, Благодатный, Мирный.

    В географических названиях бесспорно отражается идеология людей, их мировоз­зрение, и в этом правы авторы газетных кор­респонденций. Старые, сохранившиеся от прошлого, названия населенных пунктов не­редко связаны с религиозными праздниками: Спасск, Вознесенка, Воскресенка, Рождественка, Покровка и другие. Однако нельзя преувеличивать этот момент и в каж­дом старом наименовании видеть отзвуки чуждой нам идеологии: ни Попадейкино, ни Протопопово не имеют никакого отношения к попам, как и десятки тысяч людей под фа­милией Поповых и Протопоповых. В этих топонимах сохраняется память об основа­телях селений. Более поздние названия гово­рят о новой жизни советского человека, его коммунистическом миропонимании: посел­ки Пролетарский, Интернациональный, Рас­свет, Свободный, Октябрь, Советская дерев­ня, Ленинка, село Первомайское.

    Топонимы требуют бережного, вдумчиво­го к себе отношения, так как географические названия - это не случайные слова. Их по­явление в тот или иной период исторически обусловлено.

    Возникнув, топоним может надолго закре­питься в человеческой памяти и переходить от поколения к поколению, от народа к на­роду. Многие топонимы существуют так долго, что на тысячелетия переживают своих создателей. Вот наглядное тому подтвержде­ние: на территории Западной Сибири уже давно нет кетского народа, точнее народов, но среди топонимов здесь до сих пор встреча­ется большое число кетских названий.

    По мнению известнейшего ученого, ла­уреата Государственной премии РСФСР А. П. Дульзона, кеты оставили нам не толь­ко названия таких крупных рек, как Томь, Тым, Сым, Кеть, Иня, но и названия много­численных небольших рек и речек, например, Тегульдет, Китат, Амзас, Баланзас, Алчедат, Бачат, Ур, Ингузет и другие.

    Западная Сибирь имела бурную историю в прошлом: по ней неоднократно прокатыва­лись огромные массы народов, здесь проис­ходили крупные этнические сдвиги*, что не могло не отразиться на ее топонимии. Так, одним из последних значительных этниче­ских сдвигов, происходивших в XVI-XVII веках, было формирование постоянного рус­ского населения. Поэтому самый поздний по времени возникновения топонимический слой - это русские географические названия.

    ----------------------------

    * Этнический - относящийся к какому-либо определенному народу, народности.

    Русским названиям предшествовала топо­нимия ныне живущих здесь народов, явля­ющихся для Сибири аборигенными*: топо­нимия ханты и манси на севере, селькупов на северо-востоке, различных тюркских на­родов - на юге. Однако и эти народы еще не были первыми насельниками Сибири, о чем свидетельствует в первую очередь топони­мия Западной Сибири. В верховьях Енисея, Оби и Иртыша широко распространены южносамодийские топонимы**, а в бассейне Томи, на Верхнем и Нижнем Чулыме, в бас­сейне Иртыша, на Кети и Тыме, в районах Среднего и Верхнего Васюгана - кетские. На этой территории они - самые древние. Но и это еще не все: ученые установили, что в Западной Сибири встречаются названия, установить этническую принадлеж­ность которых пока затруднительно. Этот самый древний слой географических назва­ний ученые относят к палеосибирскому или даже палеоазиатскому слою ***.

    -----------------------------------------

    * Аборигены - коренные жители страны, местности.

    ** К южносамодийским народам относят кшасинцев, кайбалов, маторов, тубинцев, карагасов.

    *** П а л е о - первая часть составного слова, обозначающая древний.

    Непонятные современному русскому чело­веку топонимы и являются названиями або­ригенных народов или их известных или еще пока неизвестных предшественников. Это драгоценные свидетельства, иногда да­же единственные, по истории Западной Си­бири, по передвижениям и перемещениям народов. Расшифрованные, они могут рас­сказать, кто и когда жил на той или иной территории, какие в разные времена были природные условия, насколько высок уро­вень экономико-хозяйственной жизни, пока­зать обычаи и верования народов. Вот поче­му топонимию называют языком земли, и топонимы интересуют многих ученых - ис­следователей по языку, истории и географии.

    Ученый-языковед на основе топонимов мо­жет познакомиться с некоторой частью сло­варного состава древних и современных языков, сделать выводы о фонетических и грамматических особенностях того или ино­го языка. При этом значение топонимии, - замечает профессор А. П. Дульзон, - тем больше для языковеда, чем меньше имеется других данных о языке, на котором создана топонимия*.

    -----------------------------



    * А. П. Дульзон. Топонимия Западной Сибири как один из источников ее древней истории. / В сб.: Из истории Кузбасса. Кемерово, 1964.
    Историк может почерпнуть интересные сведения о характере хозяйства, обществен­ном строе и культурном развитии какого-либо народа, топонимия которого уже изуче­на. Кроме того, при помощи топонимов уста­навливаются границы былого проживания народов, выясняются пути их перемещения.

    Географ может на основе топонимов пред­ставить физико-географическую обстановку той или иной местности в предшествующие периоды, показать изменения в ее географии.

    Выяснение происхождения топонимов - сложный процесс: надо владеть не только методами языкового анализа, но и широко привлекать все имеющиеся исторические и географические источники. Очень часто язы­ковой анализ дает возможность двоякого объяснения топонима, и только знание при­родных особенностей, а также истории мест­ности помогает выбору более надежной эти­мологии*.

    ------------------------



    • Этимология - происхождение слова.

    Нарушение принципов этимологического анализа топонимов приводит к появлению фантастических объяснений и выдумок, которые, при огромном интересе в настоящее время к географическим названиям, широко распространяются, например, Юрга - из имени князя Юрия Долгорукого (Гюргя), Бия - из татарского слова бий - «господин, мужчина», а Катунь - из татарского катун «женщина».

    Топонимика Сибири - молодая наука. Она еще не может дать точные и единствен­но правильные ответы на все вопросы, однако многое в изучении западносибирских ге­ографических названий уже сделано, и тай­ны сибирских топонимов раскрыты.

    Давайте же, используя эти достижения, попытаемся выяснить значение и хотя бы краешком глаза заглянуть в историю отдель­ных названий населенных пунктов, рек и озер Западной Сибири.


    ЗАГАДКИ НАЗВАНИЙ РЕК
    «Очень давно на берегу реки, впадающей в Обь возле Колпашево, стояла хижина, где жила мать с сыном Янгой. Однажды весной сын уехал на рыбалку, и поднялась буря. Мать бросилась за сыном и нашла его выбро­шенным на берег. Но на обратном пути лод­ка перевернулась, и оба утонули. Так погиб­ли мать и Янга. Речку стали называть Мать-янга», - так просто и поэтично объясняют жители Ново-Ильинки топоним Матианга.

    Топонимических легенд, подобных приве­денной, существует очень много. Например, почти все жители Томска могут рассказать возвышенную и печальную историю о княж­не Томе и ее возлюбленном - Ушае, их горь­кой любви и гибели в реках Томи и Ушайке, названных якобы в их честь. Жители Парабели убеждены, что название Парабель со­стоит из двух слов: пара, т. е. две (река Па­рабель образуется от слияния рек Чузика и Кёнги), и бель - «река».

    Новосибирцы, вероятно, слышали утверж­дение о том, что название Оби происходит от слова обе, так как начало Оби дают две реки: Бия и Катунь. Река Чая связывается со словом чай, что нашло отражение и в стихотворении сибирского поэта В. Казан­цева:
    Облака в воде качая,

    Размывая берега,

    По тайге блуждает Чая,

    Молчаливая река.

    Почему же она Чая?

    Потому что цвета чая.

    В ней березовый настой,

    И смородина, и верба –

    Сама родина, наверно,

    Растворилась в речке той.


    Однако, несмотря на кажущуюся правдо­подобность, все эти объяснения не могут счи­таться научно обоснованными хотя бы уже потому, что связывают названия рек с рус­скими словами, а ведь многие из них были созданы задолго до прихода в Сибирь рус­ского населения.
    Древние насельники Сибири и их названия
    Как известно, русские пришли в Сибирь в XVI-XVII веках и нашли ее заселенною. На Крайнем Севере, в тундре и лесотундре, они столкнулись с ненцами. В лесной полосе познакомились с ханты, манси и селькупами. В южной части лесной зоны, а также в лесостепи они встретились с различными тюркскими народами.

    Сибирские аборигены жили по берегам многочисленных таежных речек и крупных озер. Кочуя по огромной территории или живя оседло, они прекрасно ориентировались на местности. Особенно хорошо эти народы знали названия рек, так как реки были единственным путем для передвижения в этом таежном крае. Вот почему названия рек передавались от народа к народу. Сибир­ские названия рек узнало и русское населе­ние, восприняло их и стало употреблять в своей речи. Естественно, что при этом абори­генные названия изменялись согласно зако­нам русского языка, переоформлялись по аналогии с русскими топонимами, а часто просто искажались. Многие из них поэтому не только непонятны русскому человеку, но и представляют загадки для специалистов, знающих языки сибирских народов.

    И все же определенную часть названий рек достаточно надежно можно объяснить на основе языков аборигенов Сибири. Для этого надо знать, как в них строится геогра­фическое название.

    Ученые установили, что в большинстве языков топоним состоит из двух слов, при­чем конечное имеет значение «река», «вода». По этому конечному слову можно узнать хантыйские, селькупские, тюркские и дру­гие названия. Например, у ненцев «река» обозначалась словом яха: Табьяха, Мудуйяха, Еркутаяха, Хадытаяха, Мярояха; хан­ты передают ненецкое яха как яг, поэтому названия рек на яг в местах, где сейчас жи­вут ханты, также имеют ненецкое происхож­дение: Ягыляг, Кругяк, Еголяк. У манси река обозначается словом я: Атымья, Волья, Толья, Орья, Пелья, Турья, Калья; у хан­ты - словами иган, еган, юган, игай: Ларьеган, Ватъеган, Кульеган; у селькупов - словами кы, гы, превратившимися у русских в ка, га: Катальга, Корлига, Чурулька, Шуделька, Нюролька, Лозунга, Суйга; у юж­ных самодийцев - словами бу, чу, чага, бы, которые у русских звучат как ба, ма, ва, ча, жа, джа, чага: Аба, Амба, Куба, Кумлова, Андарма, Кондома, Касьма, Пача, Параль-жа; у тюрок - «река» обозначается слова­ми илга, юл, су: Илгай, Мрассу, Чичкаюл и др. Кроме того, в тюркских названиях часто встречается суффикс обладания лыг с его вариантами (тыг, дыг, ту, ду), которые в русском языке превращаются в ла, та, да: Чумирта, Кондусла, Узакла, Кинда и другие.

    Кетские названия можно узнать по таким словам, обозначающим реки, как уль, сес, сет, тет, шет. Несколько видоизменяясь, они встречаются во многих названиях рек: Кайтес, Тартас, Китат, Майзас, Куендат, Тесат, Сулзат, Ингузет и другие.

    И все же довольно значительную часть нерусских сибирских названий трудно объ­яснить через языки ныне живущих на этой территории народов. Их создателей чаще всего уже давно здесь нет, а названия, имев­шие довольно сложную судьбу, сильно изме­нились и теперь не соотносятся с каким-либо языком. Поэтому в Сибири и встречается еще много либо совсем не расшифрованных географических названий, либо таких, про­исхождение которых можно связать с не­сколькими причинами, причем более или менее правдоподобными. А для достоверной этимологии необходимо руководствоваться не только языковыми данными, но и принимать во внимание историю и географию той территории, где встретился топоним, учиты­вать все однотипные названия и место их распространения, согласовывать с историей первого знакомства русских с той или иной рекой или местностью.

    Вот, например, топоним Сибирь. Он давно уже привлек внимание ученых. Не случайно они соотносили его с самыми разными сло­вами: с татарским словом сен-бирь - «ты первый или главный» (В. Н. Татищев), с та­тарским глаголом сибирмак - «вычищать, очищать» (Н. А. Абрамов), с русским сло­вом север (В. М. Флоринский, Н. И. Михай­лов), с монгольским словом шивэр - «забо­лоченная чаща» (И. В. Щеглов), с названи­ем гуннского племени сабиров, или себеров (И. Шафарик), с монгольским словом сэбэр - «прекрасный, красивый» (А. Г. Митрошкина) и другими.

    Часть этих объяснений не выдерживает ни лингвистической, ни исторической, ни ге­ографической проверок. Например, при объ­яснении названия Сибирь из русского север нельзя на основе русского языка доказать закономерность изменения звука в в б и пе­ренос ударения с первого слога на второй. К тому же от русского населения Сибирь на­ходилась не на севере, а на востоке.

    Точно также не обоснована наивная эти­мология от глагола сибирмак.

    Наиболее стройной представляется гипо­теза томского профессора 3. Я. Бояршиновой, которая на основе исторических дан­ных пришла к выводу, что термин Сибирь происходит от названия этнической группы сипыр (сёвыр, сабир) - предков древних уг­ров. Позднее название шибир, сибир, по мне­нию 3. Я. Бояршиновой, стало относиться к тюркоязычной группе, живущей по средне­му Иртышу. Начиная с XIII века, восточ­ные авторы называют Сибирью не только народность, но и местность, в которой она обитала. В XIV-XV веках Сибирью назы­вали укрепленный городок на берегу Ирты­ша. Русские летописи XV века Сибирской землей именуют лишь район по нижнему Тоболу и среднему Иртышу.

    Разгром Ермаком Сибирского ханства и дальнейшее продвижение русских на восток привело к тому, что термин Сибирь в рус­ском употреблении постепенно распростра­нился на все районы Азии - от Уральских гор до побережья Тихого океана.

    Эта гипотеза имеет солидное историче­ское обоснование. Ей не противоречат и язы­ковые факты. И все-таки многих исследова­телей привлекает этимология слова Сибирь от монгольских слов, в частности, от мон­гольского слова шивэр. В последней статье иркутского ученого А. Г. Митрошкиной, по­священной термину Сибирь, сделана попытка доказать монгольское происхождение его, но уже не от шивэр, а от сэбэр (цэвер) тура - «прекрасный (красивый) город», причем ав­тор, кроме исторических и лингвистических данных, пытается основывать свое мнение и на данных топонимики Сибири и Монго­лии. Сейчас ясно одно: для решения вопро­са о наибольшей достоверности той или иной гипотезы о возникновении слова Сибирь нужны дополнительные историко-языковые исследования.

    Много гипотез существует и о происхожде­нии названия реки Оби: от русского слова обе или объять (последнее мнение недавно высказывалось в «Огоньке»), от иранского аб, об - «вода», от коми-зырянских слов: обва - «тетка, бабушка» и обва - «снежная вода».

    Сразу оговоримся: нельзя объяснять про­исхождения названия этой могучей реки от русских слов, так как в Сибири нет сколько-нибудь значительных рек, названных рус­ским именем. Из истории известно, что впер­вые русские упомянули Обь в Новгородской летописи в 1364 году, назвав ее Обдорой. В это время им еще ничего не было известно об истоке реки Оби (из двух рек - Бии и Катуни). В то же время топоним Обь распро­странен только среди русских: живущие на ее берегах малые народы называют ее по-другому: ханты - Ас, тюрки - Умар, ке­ты - Ю, Чу.

    Откуда же русские узнали, что это река Обь? Некоторые ученые связывают слово Обь с иранским аб - «вода, река» (В. А. Ни­конов). Это не противоречит общему направ­лению в назывании рек, но тогда русские должны были узнать Обь в ее верхнем тече­нии, где в названиях рек встречается иранское аб. Судя же по летописи, впервые с этой рекой познакомились новгородцы, хо­дящие в Югру. Значит, они встретились с Обью в ее нижнем течении. Проводниками новгородцев были коми (их русские называ­ли зырянами). Поэтому можно предположить, что и название Оби новгородцы услы­шали от коми. В этом особенно убеждает нас ранняя связь слова Обь со словом дор, кото­рое в языке коми означает «местность».

    Что же значит слово об в коми языке? Едва ли можно думать, что такую большую реку коми называли словом обва - «тетка, бабушка». На наш взгляд, правы те, кто свя­зывает топоним Обь с обва в значении «снеж­ная вода» (немецкий ученый В. Штейниц, томский профессор А. П. Дульзон). Эта эти­мология хорошо согласуется и с географи­ческими особенностями реки Оби, особенно в ее нижнем течении.

    Не менее интересны этимологии названий других крупных рек Западной Сибири. Сей­час едва ли кто из ученых будет спорить о том, что топоним Томь кетского происхож­дения. Однако одни считают, что это слово в кетском языке было родовым обозначением реки (типа нашего: река Река), другие же утверждают, что это слово являлось именем собственным и имело свое особое значе­ние. Крупнейший исследователь кетского языка А. П. Дульзон считает, что слово «том» указывает на реку с темной водой. Родными братьями Томи являются Тым и Сым, в основе названия которых лежит так­же слово том (тоом), изменившееся в зави­симости от того, на каком диалекте кетского языка дано это название. (В реках Тым и Сым вода тоже темная).

    Некоторые названия состоят из слов не одного, а двух или даже трех языков, на­пример, Васюган. Конечный элемент юган свидетельствует о том, что это хантыйское название. Но первая часть вас из хантыйско­го языка научно не объясняется. А. П. Дуль­зон видит в первом слове кетский элемент.

    Следовательно, ханты узнали это название у кетов и добавили к нему свое общее название реки, русские же заимствовали его уже у ханты. Подобных гибридных назва­ний немало. Название реки Китат, возмож­но, состоит из селькупского ки - «река» и кетского тат с тем же значением.

    Русские люди, воспринимая аборигенные названия рек, также вносили свои измене­ния и добавки. Поэтому Ки у русских пре­вратилось в Кию, Би - в Бию, Ча - в Чаю, Том - в Томь и т. д.

    Более того, многие из них зазвучали вообще по-русски: название Шкала стало Скалой, а потом и Скалушкой, селькупское Варгасой (Большой исток) превратилось в Варгасеньку, а небольшая речка Том стала Томкой, Томочкой.

    Часть аборигенных названий получила у русских свои добавки в виде определений, например, Степной и Черневой Бачат, Се­верная и Южная Уньга, Большой и Малый Макзыр и другие.

    Аборигенные названия рек по мере их ос­воения русским населением стали исполь­зоваться для наименования других рек, в частности притоков, причем многие из них при этом получили русские уменьшительно-ласкательные суффиксы. Так, рядом с ре­кой Порос встречается Поросик, с Ик-Ичок, с Алчедат - Алчедатик, с Иня - Инюшка, с Елгай - Елгайчик, с Симан - Симанчик, с Калтан - Калтанчик и другие.

    Часть названий переоформилась благодаря близкому созвучию с каким-либо русским словом: река Ундрава стала Андреевой.

    Все это говорит о том, что прежде чем определять происхождение таких топо­нимов, надо отделить русские добавки. Нельзя обольщаться внешним сходством их с каким-либо русским словом и искать у речки Карапуз признаки ребенка, а назва­ния рек Салат, Укроп объяснять через сход­ство с тем или иным растением.

    Не всегда даже проведенный по всем пра­вилам топонимический анализ приводит к убедительным результатам. Вот почему многие названия рек еще не раскрыли свои тайны, например, Чулым - приток Оби, Парабель, Бердь и другие.

    Топонимическими загадками Сибири на­звал известный советский ученый Б. А. Сере­бренников параллельные одинаковые назва­ния рек Сибири и европейского Севера, на­пример, Сума - приток Чулыма и Сума - река в Ленинградской области, Уса - приток Томи и Уса - приток Уфы и приток Печоры, Кожа - приток Вии, Кожа - приток Онеги, Оса - приток Ангары, Оса - приток Вашки (бассейн Мезени), Лена - река в Сибири, Лена - населенный пункт на реке Вычегде (Архангельская область), Юра - приток Серты (бассейн Оби), Юра - река, впадающая в Неман (Литовская ССР), и другие.

    Что это - случайное совпадение названий или свидетельство того, что на севере евро­пейской части и в Сибири в древности жили одни и те же народы? Пока на эти вопросы ученые не дали окончательного ответа.


    О чем говорят русские названия рек
    В Западной Сибири встречается немало названий, созданных русским населением. Часть из них понятна и неискушенному в науке человеку, часть также требует спе­циального изучения. Чтобы судить о кон­кретном русском названии той или иной ре­ки, надо знать способы и принципы его со­здания. Географические имена никогда не во­зникают случайно, сами по себе, изолирован­но от других. Поэтому и можно их как по смыслу, так и по форме объединить в не­сколько типов.

    Русский человек, называя реку, прежде всего обращал внимание на ее признаки. Эти признаки могли быть связаны как с ее при­родными качествами, так и с отношением человека к ней. Например, в названиях рек указывается цвет воды, вкус ее, запах, те­чение, глубина, характер берегов, русла, окружающий растительный и животный мир: Кедровка, Смородинка, Черная, Светлая, Красная, Крутая, Песчаная, Каменка, Мут­ная, Тихая, Талая, Плоская, Боровушка, Синюшка, Озерная, Быструха, Солоновка, Сладкая и другие.

    Использование реки в хозяйственной жиз­ни нашло свое отражение в таких именах, как Сенокоска, Амбарка, Запорная, Молевая, Мельничная, Смолокуровка, Сенная, и дру­гих.

    Если какой-нибудь топоним необычен и выпадает из этих рядов, можно с уверен­ностью сказать, что он появился через перенос названий других географических объек­тов. Так, речка Писаная - правый приток Томи - получила свое название от находя­щейся в ее устье скалы, на которой сохрани­лись рисунки древнего человека - Писано­го камня (или Писаных скал).

    По рисункам местные жители назвали не только скалы, но и деревню у этих скал и речку, впадающую в Томь возле нее. (Правда, таких случаев встречается немного, так как в Западной Сибири реки получали имя раньше населенных пунктов.)

    Немало названий рек берет начало от фа­милии, имени или прозвища человека: хо­зяина земельного участка, примыкающего к ней, а на севере - от фамилии или имени рыбака, охотника: река Гришкина, Журав­лева, Елтырева, Ильина, Калаткина, Карбина, Павлова, Пушкарева, Чеснокова, Яшина, Щедрина, Юдиха, Шалаболиха и другие. В основе подобных названий не обязательно лежит имя богатого человека. В Западной Сибири, где не было крупных помещиков и где названия давал народ, такого предпочте­ния богатству не было: реку называли по имени любого человека, который имел к ней отношение. На севере Томской области это часто были охотники-ханты и селькупы. Их фамилии или христианские имена, особен­но в пренебрежительной форме, и станови­лись основой для названия рек. Так, еще академик Г. Ф. Миллер, путешествующий по Сибири в 40-х годах XVIII столетия, заме­тил, что речка Тайбохтина у Нарыма назва­на так по князьцу Тайбохте, а речка Вонина по князю Воне. Но еще больше названий типа: речка Сенькина, Ванькина, Васькина, Ларионкина, Игнашкина, Гаврилкина, в ос­нове которых лежат имена простых людей, селькупов и ханты, живших в бассейнах этих рек.

    В земледельческой полосе реки называ­лись по именам, фамилиям и прозвищам русских крестьян: Байкалова, Батурина, Ге­расимова, Гутова, Якимова, Истомина, Кунгурова, Подикова, Шипкова... Часть рек во­круг Томска получила названия по личным именам татарских князей: на этих реках были их основные стоянки. Так, речка Басандайка названа по имени исторически за­свидетельствованного князьца Басандая - противника русского заселения Сибири, а речка Нестоянка (она же Жуковка, Кислов­ка, Головнинка) сохраняет в своей основе имя князя Тояна, добровольно принявшего русское подданство и пригласившего рус­ских в свои владения на берега Томи. Одна­ко последнее название, как впрочем и топо­ним Нестояново озеро, довольно сильно изменилось: от первой записи в русских доку­ментах в виде Кнез Тоянова речка, Кнезтояново озеро через форму Незтояново озеро к современной Нестоянке, Нестоянному озеру. Возможно, именем какого-то князя Ушая на­зван и приток Томи - Ушайка.

    Русские названия рек за несколько веков своего существования в Западной Сибири так­же успели несколько видоизмениться. Поэто­му часть из них становится понятной лишь после специального изучения. Например, в Кемеровской и Новосибирской областях встречаются реки под названием Стрелина, Усть-Стрелина. Эти топонимы напоминают по форме названия от фамилий, но это не так. Их происхождение связано со словом стрельна, которое обозначало «место, где бы­ло укрепление, откуда стреляли». Первона­чально этим именем называли возвыша­ющуюся у реки гору, например, Стрельной камень, а потом и саму речку. Кстати, в XVIII веке их так и записывали: речка Стрельна.

    Топонимы Поваренка, Поварёшка, Пова­ренный ключ, Поварнишное болото происхо­дят от слова поварня - «помещение для стряпни или для отдыха проезжающих по Московскому тракту». Название речки Тугояковки в документах XVII века фиксирует­ся как Тогоякова.

    Изучение русских названий рек, всех тех изменений, которые они претерпели, нередко помогает воссоздать историю русского засе­ления Сибири.

      1   2   3   4   5   6

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Ида Александровна Воробьева