• Свадебные песни

  • Скачать 141.7 Kb.


    Дата03.01.2019
    Размер141.7 Kb.

    Скачать 141.7 Kb.

    Исполнительские особенности белгородских песен В. Н. Богоявленская



    Исполнительские особенности белгородских песен

    В.Н. Богоявленская,

    педагог дополнительного образования

    муниципального бюджетного учреждения дополнительного образования Детского Дома культуры г.о. Тольятти

    Особым богатством и разнообразием песенного материала отличаются области южной полосы России: Курская, Воронежская, Волгоградская, Ростовская, частично Калужская, Орловская, Ставропольский край и, конечно же, Белгородская область. При большой общности музыкальной культуры этих исконно русских земель нельзя не видеть присущего каждой из них своеобразия. Так, например, ни с чем несравнимы плясовые и хороводные песни Курской области с их неповторимыми «алилёшными» припевами. Воронежские песни примечательны широтой дыхания, открытостью и яркостью певческого звука. Белгородская песенная традиция поражает активностью и энергичностью характера «проголосных», «долгих» песен.

    В сёлах, расположенных на территории Белгородской области, сложилась чрезвычайно богатая и красочная песенная традиция. Её создателями были ратные люди южно-русского пограничья, строившие в XVII-XVIII столетиях укрепления и военные городки-крепости, обороны южных рубежей России от нападений вероломных недругов-ордынцев. [3, 3]

    Песенная лирика Белгородского края - самая богатая часть фольклора. Рассмотрим особенности протяжных лирических песен на примере песенного материала сёл Верхняя и Нижняя Покровка Белгородской области.

    Жанр лирики воплощает в себе те глубокие переживания, которые накапливаются в душах крестьян изо дня в день, в обыденном ходе жизни. Повествуя об удручённом или подавленном психологическом состоянии человека, покровцы полны оптимизма и жизнеутверждающих сил. Ещё в XIX веке известный русский революционный демократ, литературный критик и публицист Виссарион Григорьевич Белинский писал: «Грусть русской души имеет особый характер, русский человек не расплывается в грусти, не падает под её томительным бременем… Это грусть души крепкой, мощной, несокрушимой». [5, 12] Уже сами запевы Белгородских песен по внутреннему настроению и манере исполнения звучат с твёрдым волевым внутренним стержнем, контрастируя более спокойному хоровому подхвату. Ритмика данных зачинов необычайно сложна: она изобилует пунктирными и триольными ритмическими рисунками. При этом не исключена и ладовая альтерация ступеней звукоряда. Всё это свидетельствует о незаурядном мастерстве исполнителей.



    Рассмотрим наиболее интересные построения белгородских песен.



    (№1 «Ай, да как шёл молодец из неволюшки» – Историческая песня с. Нижняя Покровка Красногвардейского района Белгородской области [3, 57])



    (№ 2 «Ой, да у нас да по зорюшке» – Протяжная лирическая песня с. Нижняя Покровка Красногвардейского района Белгородской области [3, 196])

    В приведённых примерах разнообразие дробных ритмических групп, чередующихся с умеренными слоговыми распевами, обеспечивает свободную, непринуждённую вокализацию зачинов. При этом зачины широко базируются на типичной для народного исполнительства разговорной манере интонирования.

    Но основные вокально-технические трудности всё же заключены в хоровой партитуре. Заметим, что большинство протяжных лирических песен, записанных в сёлах Верхняя и Нижняя Покровка, по фактуре представляют собой трёхголосие в квинтовой рамке, где крайние партии образуют пронизывающие всю музыкальную ткань партитуры квинтовые созвучия. Однако в них нет той строгой внутренней логики ладово-интонационного развития, какая заключена в плясовых песнях (например, «Ох, уж ты, Порушка, Параня»). Внутрислоговые распевы распределены в партитурах так, что, как уже говорилось выше, хитросплетения голосов сменяются их большей самостоятельностью в каденционных оборотах, внося определённый динамический импульс в развёртывании напева.

    Немало усилий потребуется от хормейстера для достижения тембровой характерности нижних хоровых партий, эпизодически образующих как аккордово-гармонические, так и кластерные созвучия. Чередование речитативно-декламационных и слогораспевных форм мелодически затруднит выработку кантилены в сочетании с чётким ощущением ритмической пульсации.



    Что касается развития мелодики Белгородских песен, то в образцах с узкообъёмным диапазоном параллельное движение голосов, как правило, сочетается с элементами контрастной полифонии преимущественно в концах стихов и полустихов. Из трёх партий, средняя опирается на квартовые и терцово-секундовые интонации, а верхняя – на квинтовые по отношению к основному тону.



    (№ 3 «Ой, да за речкой, за рекою. – Протяжная лирическая песня с. Верхняя Покровка Красногвардейского района Белгородской области.)


    (№ 4 «Эх, да мужик пашенку пахал» - Протяжная лирическая песня с. Верхняя Покровка Красногвардейского района Белгородской области.)
    При этом конур нижнего голоса представляет собой ответвление от основного и имеет тенденцию к расширению диапазона партии на секунду вниз от основной мелодической опоры. Подголосок же парит на своей высоте, вырисовывая секундовыми ходами ограниченный по широте, но очень лёгкий и мобильный по динамике развития мелодический узор. Отсюда и лёгкость его звучания, не обеднённая, однако, тембровой красочностью.

    Протяжные лирические песни характеризуются не только пластичной мелодической линией, широтой внутрислоговых распевов, многоголосным типом фактуры, но и оригинальной ладовой структурой. Так, ряд напевов минорного наклонения «осветляется» с помощью высокой шестой ступени.



    Это дорийская секста звучит очень ярко, броско и решительно благодаря верхнему регистру.



    (№ 5 «Эх, да за речкою у нас было, за рекою – Протяжная лирическая песня с. Нижняя Покровка Красногвардейского района Белгородской области [3, 98])
    Все приуроченные Белгородские песни интонируются в увеличенном ладу, столь типичном для Юга России. Принцип песочных часов – модулировании, базирующемся на рельефных, гибких, извилистых мелодических оборотах. Тесситурно голоса расположены в диапазоне «до-соль» первой октавы, что требует от исполнителей пения на соединении регистров.

    Свадебные песни Белгородской области, как правило, являются образцами гетерофонии. Одним из наиболее ярких свойств насыщенной гетерофонной фактуры является тенденция к обособлению, индивидуализации отдельных голосов. [2, 342] Такая форма многоголосия часто встречается в свадебных и хороводных песнях ряда районов русского Юга, в частности – в северо-западной части Белгородской области. Возникновение острых диссонансов, синкопированные, пунктирные рисунки подчёркивают региональные особенности песен. В свадебных песнях хоровые партии, изложенные в сравнительно узком диапазоне, отличаются рельефностью. Отсюда и особые вокально-технические трудности, связанные с выработкой общего ансамбля.

    При работе над свойственным южному стилю плотным, ярким звучанием следует избегать форсированного звука, что может быть вызвано особенностями многоголосия и тесситурными условиями хоровых голосов.

    Нельзя не сказать и о манере вокализации и об особых исполнительских приёмах. Часто они зависят от мастерства певцов и особенностей местного говора.

    В сёлах Белгородской области песни звучат резко, звонко. Направление звука происходит жёстким и прямым потоком сквозь неширокую щель между зубами. При этом губы исполнителей находятся в положении полуулубки. Женщины поют в среднем регистре, используя преимущественно сильные, густые резонаторы, не игнорируя при этом и головные.



    Женщины села Верхняя Покровка используют короткие призвуки флажолетного тембра, звучащие в высоком регистре. Они напоминают якутские «колыгахи». Подобные «иканья», украшающие напев, применяют в процессе вокальной импровизации наиболее искусные местные мастера народного пения.


    (№ 6 «А-ох, да не поохотя да мальчик(а) женил(ы)ся» – Протяжная лирическая песня с. Верхняя Покровка Красногвардейского района Белгородской области)
    Мужчины же из Белгородской области поют в предельно высокой тесситуре, позволяющей выявить максимальную звучность голоса. В смешанных партитурах мужские голоса, как правило, дублируют или заменяют альтовую партию. Такое исполнение песен рассчитано на звучание их в широкой степи, на просторной улице большого, южнорусского села, под открытым небом. Голоса певцов разносятся далеко и слышны на огромном расстоянии.

    К особым приёмам, которые характерны для исполнителей данного региона, относятся специфические сбрасывания голоса после выдержанных унисонов в концах музыкальных фраз или относительно завершённых музыкальных построений, а также после заключительных унисонов песенных строф.

    В ряде песен можно встретить плавное глиссандирование голоса от устоя вниз, и своеобразные «подъезды» снизу к основному звуку мелодии, что способствует достижению плавного мелодического интонирования.

    Представление о местных особенностях исполнения Белгородских песен будет неполным без учёта жестикуляции, мимики, манеры поведения народных певцов. Для изучения специфик их исполнения необходимо ознакомление с видеозаписями фольклорного первоисточника.



    Подводя итог вышесказанному, мы приходим к выводу, что Белгородская песенная традиция очень интересна для исполнителей народных песен. Сочетание различных типов движения мелодики, экзотические ладовые системы и прихотливая ритмическая структура – всё это позволит проявить участникам фольклорных ансамблей свои незаурядные способности к импровизации и творческой изобретательности.


    Литература

    1. Ефименкова Б.Б. – Ритмика русских традиционных песен, Москва, 1993

    2. Руднева, А.Русские народные песни в многомикрофонной записи / А. Руднева, В. Щуров, С. Пушкина. М. : Сов. композитор, 1979

    3. Щуров В.М. – Белгородское приосколье, М., «Композитор», 1995

    4. Щуров В.М. – Особенности многоголосной фактуры песен Южной России в сб.: «Из истории русской и советской музыки», «Музыка», Москва, 1971

    5. Щуров В.М. – Южнорусская песенная традиция, М., «Советский Композитор», 1987

    6. Чупринин С. – Признательные показания. Тринадцать портретов, девять пейзажей и два автопортрета, 1999

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Исполнительские особенности белгородских песен В. Н. Богоявленская

    Скачать 141.7 Kb.