страница8/19
Дата27.01.2019
Размер4.38 Mb.

История государства и права России. Раздел I. Предмет истории государства и права России


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   19
Раздел V. Государство и право Российской империи в период абсолютизма
ВОИНСКИЕ АРТИКУЛЫ ПЕТРА I (1716 г.) - ПАМЯТНИК ПРАВА ПЕРИОДА АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ
В конце XVII в. в России окончательно складывается абсолютная монархия. Становление этой формы правления было исторически закономерным явлением в развитии феодальной крепостнической надстройки.
В работе «Понятное направление в русской социал-демократии» В. И. Ленин дал определение понятия абсолютизма как формы правления феодального государства: «Самодержавие (абсолютизм, неограниченная монархия) есть такая форма правления, при которой верховная власть принадлежит всецело к нераздельно (неограниченно.) царю. Царь издает законы, назначает чиновников, собирает и расходует народные деньги без всякого участия народа в законодательстве и контроле за управлением. Самодержавие есть поэтому самовластие чиновников и полиции и бесправие народа».
В. И. Ленин характеризует политический режим абсолютизма как полнейшее бесправие граждан и безответственность чиновников, которые образуют как бы «особую касту, поставленную над гражданами». Развитие абсолютизма рассматривается как результат закономерных процессов в рамках феодальной общественно-экономической формации, а абсолютная монархия - как форма правления феодального государства. Для этого периода характерно развитие товарно-денежных отношений, торговли. Это закрепил впервые изданный Новоторговый Устав 1667 г., который регулировал организацию торговли с иностранцами, вводил пошлину только золотыми и серебряными деньгами (ефимками), что способствовало созданию крупных торговых центров и усилению экономической основы государства. Наблюдается дальнейшее развитие феодального землевладения дворян, правовое положение которых было отражено в гл.. 16 Соборного Уложения 1649 г. «О поместных землях», Постепенно укреплялись позиции дворянства. Их служба приобрел тала значение сословной повинности, падало значение феодальной аристократии, разрушались внутренние перегородки в правящем классе. Все это явилось предпосылкой развития чиновничье-дворянской империи, для которой характерно укрепление царской власти. Важными моментами в истории самодержавия были Устав о престолонаследии (1714) и принятие Петром I титула императора, что способствовало окончательному оформлению абсолютизма. Характерными признаками сложившейся в этот период системы государственных органов были: централизация управления, более четкое разграничение компетенции как между высшими и местными органами, так и между учреждениями одной ступени; их единообразное устройство и строгая регламентация деятельности, установление государственного надзора.
Широкое развитие получили органы политической полиции (Канцелярия тайных розыскных дел, Тайная экспедиция сената), а так же органы общеуголовной полиции как одного наиболее важных звеньев чиновничье-бюрократического аппарата абсолютной монархии. Задачи русской полиции определялись в регламенте Главному Магистрату, изданному в 1721 г. В гл. 10 этого акта говорилось: «...Полиция есть душа гражданства и всех добрых порядков и фундаментальный подпор человеческой безопасности и удобности».
Сложная внутренняя и международная обстановка понуждала царское правительство искать пути совершенствования армии. Оформлялось регулярное войско нового типа, создавалась военная коллегия, на которую возлагалась функция управления всеми воинскими делами. Деятельность военных коллегий свидетельствует о тесной связи самодержавия с вооруженными силами. Расширилась законодательная деятельность императора, которая становится источником права. Акты всех государственных органов издавались от имени царя независимо от степени личного участия в их составлении.
Идеи абсолютной или неограниченной монархии нашли правовое выражение в таких законодательных актах, как Воинский устав и Духовный регламент и др.
«Император Всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный, повиноваться его верховной власти не только за страх, но и за совесть сам бог повеливает».
Переход к абсолютизму связан с перестройкой всего государственного механизма, всей системы государственных органов.
Развитие промышленности, внутренней и внешней торговли, сельского хозяйства неизбежно вызвало ряд изменений и дополнений в законодательстве, регулирующем право феодальной собственности, имущественные отношения вообще.
Указом 15 июля 1700 г. «О разделении между заимодавцами имения должника по соразмерности каждого из них долговой суммы» устанавливался порядок взыскания долга при наличии нескольких кредиторов. Если должник не выплачивал долги по обязательствам, можно было произвести взыскание через суд. Если оцененного имущества не хватало для оплаты долгов, закон предписывал поставить должника на «правеж». Если и после этого должник не мог расплатиться с кредиторами, то он подлежал наказанию - битью кнутом и ссылке на каторгу.
Указ от 23 марта 1714 г. «О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах» устанавливал одинаковый правовой режим для поместий и вотчин. Согласно указу недвижимое имущество передавалось только одному наследнику, при отсутствии сыновей завещатель мог завещать недвижимое имущество одной из дочерей, а если не было детей, то одному из родственников одной с ним фамилии.
В целях развития отечественной промышленности государство предоставляло право частным лицам строить заводы, фабрики на казенных землях, используя приписанных к ним крепостных крестьян, которые получили название «посессионные». В России было введено посессионное право, т. е. право частных лиц на потомственное пользование фабриками и заводами вместе с крепостными крестьянами. В целях содействия росту промышленности Указ 1723 г. разрешал заводчикам покупать крестьян в селах и в деревнях у помещиков и прикреплять их к заводам и фабрикам без права, продажи.
Памятниками военно-уголовного права периода абсолютизма являются Воинский Артикул 1716 г. и Морской устав 1720. г., созданные в связи с образованием в России регулярной армии и флота.
Законодательство Петра I значительно сузило область деяний, относимых к ведению церковных судов. Так, преступления в области семейных и брачных отношений, половые преступления и преступления против нравственности, которые даже не упоминались в Соборном Уложении как относящиеся к компетенции церкви, по Воинскому Артикулу карались в том же порядке, как и все другие уголовные преступления.
Воинский Артикул делится на 24 главы, построенные в определенной системе, с единой нумерацией статей.
Источниками Воинского Артикула 1716г. были Уложение фельдмаршала Шереметьева 1702 г., которое предусматривало ответственность за 79 преступлений; Артикул Краткий, изданный в 1706 г. Александром Меньшиковым; законодательная деятельность императора Петра I, частично, иностранное военно-уголовное законодательство, в основном, шведское.
Русское уголовное право долго не знало общих терминов для наказуемых деяний. До Петра I не было в уголовном законодательстве термина «преступление».
Многие главы Воинского Артикула содержат статьи с толкованием, которые поясняют соответствующий артикул или расширяют его действие, некоторые толкования смягчают, наказания.
Так, Артикул 41 определял, что «всякий, кто на карауле уснет, напьется или самовольно уйдет с караула, будет расстрелян», а толкование устанавливало смягчение для тех, кто уснул из-за болезни или слабости. Смертная казнь исключалась для вновь принятых на службу солдат. В Воинском Артикуле были разработаны нормы военного и уголовного права, определены понятия умысла, неосторожности, невиновного причинения вреда, покушения, необходимой обороны, соучастия, недонесения и отдельных понятий государственного и административного права - о самодержавии и самодержавие, о взаимоотношениях некоторых учреждений и должностных лиц, о значении, приказа л т. д. Вместе с тем были введены военные правила, разъяснения морального характера, которые помогли полнее раскрыть содержание уголовно-правовых норм.
В Соборном Уложении 1649 г. под преступлением понималось ослушание воли царя, т. е. преступление носило оттенок царского дела и называлось «воровство» и «вина». В Воинском Артикуле под преступлением понимался не только формальный акт нарушения, его государственной воли, но и действие, причинявшее вред государству, посягавшее на государственный интерес, на господствующий класс в целом. По законодательству Петра I преступным считалось не только то, что запрещено законами, но н все то, что вредно для государства. Это видно из ст. 143 Морского устава: за совершение на корабле преступления ответственность предусматривалась, вопрос о наказании разрешался по аналогии. Вынесенное таким образом судебное решение представлялось в Адмиралтейскую коллегию для внесения новой статьи в устав в законодательном порядке. Следовательно, преступления - это деяния, причиняющие вред и убыток государству. «Государственный интерес.» в законодательстве Петpa I означал волю господствующего класса (дворянства), возведенную в закон и выраженную в законах.
К тяжелым государственным преступлениям относились посягательства на власть, бунт, возмущение. Недозволенные собрания, т. е. «непристойные подозрительные схотбища» (обсуждение коллективного прошения), считались нарушением государственных интересов и виновные подвергались смертной казни.
Самоубийцы и дуэлянты относились к нарушителям «государственных интересов», т. е. жизнь человека рассматривалась как собственность государства, и за свои проступки они подлежали позорящим наказаниям: «тело самоубийцы палачу в бесчетное место отволочь... Дуэлянты как живые, так и мертвые повешены да будут» (арт. 139, 164).
Преступлением по Воинскому Артикулу считалась неуплата налогов: «которые люди по подрядам и по откупам по верным таможенным и питейным и всяким сборам... на определенные им сроки в платежах не исправились... определять годных в галерную работу, а так старых и малолетних в прядильный двор в Санкт-Петербурге; за ту работу зачитать им тех долгов денег, на месяц по рублю человеку», тогда как по Соборному Уложению 1649 г. за аналогичное преступление предусматривался «правеж».
Серьезными нарушениями «интересов государственных» рассматривались поступки людей, укрывавшихся от службы. Тяжким преступлением считалось взяточничество. Большое внимание уделялось преступлениям против службы, в особенности военной: «Ежели рекрут прежде года своей службы в полку побежит, то оного за первый побег бить шпицрутеном через, полк по три дни по разу, а когда в другой раз побежит, оных вместо смерти бить кнутом и вырезав ноздри перед полком сослать в вечную работу на галеры» (арт. 95).
Артикулы 27, 28 определяли уголовную ответственность за неисполнения по службе и строго наказывали неисполнение «из злости или упрямства».
Глава 6 (арт. 56-59) усматривала суровые наказания за оставление оружия на поле, продажу его и т. д.
Неявка на военный смотр (арт. 60) рассматривалась как тяжкое преступление: виновные подлежали, «повешению без всякой милости».
Тягчайшим воинским преступлением считалась перебежка к неприятелю (арт. 99): «вешать перебежчиков на виду у неприятельских полков и конфисковать их имущество».
Одно из наиболее тяжких наказаний - лишение чести, имущества и смертная казнь путем четвертования предусматривалась за измену, шпионаж в пользу неприятеля, распространение ложных сведений и другие формы содействия неприятелю (арт. 124-127).
За ругательные письма, пасквили (арт. 149-150) назначали наказание по принципу идеального талиона: «ежелп кто кого в пасквиле бранил изменником или иным злым делом, то они пасквилотворец яко изменник пли каких дел делатель, о которых написал наказан будет.:,»
Глава 19 «О смертном убийстве» определяла ответственность за убийство: умышленное без отягчающих обстоятельств (арт. 154, 155, 160), корыстное (арт. 162), убийство путем отравления (арт. 162), которое впервые было выделено в Соборном Уложении (ст. 23 гл. 22). За эти преступления предусматривалось обезглавливание. Квалифицированным видом считалось убийство отца, матери, малолетнего ребенка, офицера, за что арт. 163 назначал колесование.
Артикул 167 устанавливал за изнасилование вполне определенную санкцию - «голову отсечь надлежит». Наказуемы были и другие преступления против нравственности (сожительство арт. 176, двоеженство арт. 171, 172).
Убийство конвоем осужденного, оказавшего сопротивление при его аресте, считалось ненаказуемым за исключением случаев, Когда убитый осужденный являлся изменником, или представителем народного движения («чрезвычайным вором»). Это объяснялось тем, что судебные органы через допросы и пытки надеялись получить ценные сведения для обвинения в этом преступлении других.
Интересы государства требовали строительства флота, для чего нужен был лес, и в 1703 г. Петр I издал указ «О запрещении рубки леса, пригодного для кораблестроения»: «за дуб, буде кто хотя одно дерево срубит также и за многую заповедных лесов подсечку, учинена будет смертная казнь». Рубка леса запрещалась и другими дополнительными указами.
Запрещалось ношение бороды, усов, длинного платья. В указе от 29 декабря 1714 г. говорилось: «Ежели кто учинет русским каким платьем и сапогами торговать и бороды носить, и за такое их преступление учинено им будет жестокое наказание и сосланы будут на каторгу».
Впервые по законодательству Петра I уголовная ответственность, наступала в зависимости от виновности лица, совершившего общественно опасное и вредное для государства действие, во многих уголовно-правовых нормах говорилось о наказании только «виновных людей», по «вине» и т. д.
Умышленные преступления наказывались строже, чем неосторожные. «Ежели каким небрежением и винностью офицерского или солдатского пожары в квартирах учинятся, то виноватый убыток по судейскому рассуждению заплатить, а учинится оно с умыслу, тогда виноваты в том наказан будет яко зажигальщик, т. е. будет подвергнут сожжению» (арт. 87).
Жены и дети несли ответственность не только вместе с мужьями, но и за них. Имела место объективная ответственность. Согласно Указа от 1 июля 1699 г. колодники, не подлежащие смертной казни, направлялись в ссылку «в Азов с женами и детьми... на вечное житье».
В грамоте царя, адресованной гетману Скоропадскому от 7 ноября 1708 г. устанавливалась «ссылка жен и детей изменников, ушедших с Мазепой к шведам». В Указе 1714 г. говорилось: «...отыскивать бежавших матросов, а буде не слушаться, взять место их детей, их братьев и выслать». Офицер, не явившийся на молитву без уважительных причин, подвергался штрафу, а пришедший в пьяном виде - аресту у профоса, а в третий раз нарушитель подвергался отстранению от должности и обязан был некоторое время служить рядовым, а рядовые за аналогичные преступления наказывались заключением в кандалы («в железо посажен») (арт. 11-15). Состояние опьянения было в большинстве случаев отягчающим вину обстоятельством.
Нередко карались лица совершенно посторонние: Указом от 19 марта 1719 г. ответственность за разбой и грабеж была возложена на лиц, на землях коих найдут их виновники.
Караульного, который «напьется пьян и оставит свое место хотя б офицер или рядовой был», подвергали казни (арт. 106).
В Боннском Артикуле, как и в предшествующих памятниках права, не установлен точно возраст, по достижению которого физическое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, а говорится о возрасте в связи с установлением ответственности за воровство, «когда наказание обыкновенно умаляется» (арт. 195, толкование), «если вор будет младенец, которых добрые заранее от него отучить, могут от родителей своих наказаны лозами быть».
В «Кратком изображении процессов или судебных тяжб» говорится, кто «младенцы или которые еще 15 лет не имеют» негодные свидетели, и не могут быть приняты на суде.
Законодательство Петра I значительно ограничило по сравнению с Уложением 1649г. право необходимой обороны и допускало ее только для защиты своей жизни и телесной неприкосновенности. Чтобы признать необходимую оборону правомерной, закон требовал, чтобы оборона соответствовала нападению, не считалось необходимой обороной сопротивление должностным лицам, исполняющим служебные обязанности, если самообороняющийся был зачинщиком драки и т. д.
«Кто прямое оборонительное сопротивление для обороны живота своего учинит, и оного, кто его к сему принудил, убьет, оный от всякого наказания свободен» (арт. 156) ..Только в виде исключения разрешалось безнаказанно убить вора, ворвавшегося ночью в дом, «ежели его без своего спасения преодолеть было невозможно» (арт.185).
Обороняющийся не мог применять оружия в случае, если нападающий невооружен.
Превышение необходимой обороны влекло за собой наказание в виде тюремного заключения, штрафа «по рассуждению судейскому». Наказуем был и голый умысел. В толковании (арт. 26, 99) указано, что «такожле, когда многие умыслят к неприятелю перебежать, а действительно того не учинят, оные в некоторых местах живота лишены бывают».
Делается попытка разграничить «покушение» от окончательного преступления (арт. 167) в Указе от 14 января 1702 г.: «а которые люди... по какой ни есть ссоре, вынув на пего свое ружье, шпагу или саблю, или иное оружие, и тем оружием учнет замахиваться: и за то по розыску отсечена будет у пего. рука безо всякой пощады».
Воинский Артикул 1716 г. наказывал соучастников наравне с главными виновниками, но иногда иначе. Так, в случае мятежа или бунта «зачинщиков безо всякого милосердия повесить, а с остальными поступить, как о беглецах упомянуто» (арт. 133 и 149). В соучастии, как и в преступлении совершаемом группой лиц, Петр I видел особо опасную деятельность для государства. Если в краже участвовало несколько человек, то наказание (арт. 189) применялось так, «яко бы един все воровство учинил». Соучастники (арт. 19), «которые в том вспомогали, или совет свой подавали», признавались «оскорбителями» царя и подлежали одинаковому наказанию с главными преступниками.
По законодательству Петра I наказанию подлежали как главные исполнители, так и подстрекатели, пособники, недоносители, попустители.
Подстрекатели - это лица, которые склонили других лиц к совершению преступления. «Кто кому прикажет - того смертно убить» (арт.160, 161).
Пособники - это лица, которые содействовали совершению преступления - «которые поличали совет свой даром» (арт. 19, 59, 149, 189). Пособниками также являлись лица, которые видели драку, но «не чинили вспоможения». Они наказывались «яко бы сами убийцы и злодеи». За укрывательство солдат Указ от 7 апреля 1719 г. предусматривал смертную казнь, которая назначалась и за укрывательство дезертиров (арт. 95).
Недоносительство рассматривалось самостоятельными преступлениями, которыми занимался созданный институт фискалата. Доносчики получали специальное вознаграждение. За недонесение же о вредных для государства деяниях устанавливалось жестокое наказание: «Також если фискал знает пли проведает за кем какое похищение и кражу казны и прочее, а на оного не известит, и за то, если подлино сыщется, учинить над ним тож, что винный достоин будет» (арт. 5).
Основные виды преступлений по законодательству Петра I
Как и Уложение 1649 г., Воинский Устав выделяет прежде всего преступления против веры и церкви (богохуление), несоблюдение церковных обрядов, чародейство. Они наказывались прожжением языка раскаленным железом и отсечением головы (арт. 1,3).
Политические преступления - это всякие деяния против его величества и членов царской семьи (арт. 19, 20), все они карались смертной казнью «без всякой пощады». К этому виду преступлений относились измена, бунт, возмущение (арт. 124-137).
Большое значение придавал Воинский Устав преступлениям против военной службы, за всякое нарушение дисциплины, небрежное отношение к своим обязанностям, упущение по службе устанавливалось строгое наказание.
Преступления против управления и суда. К ним относились:
срывание и истребление правительственных указов и распоряжений, изготовление фальшивых монет, подделка актов и печатей.
Артикул 198 устанавливал за ложную присягу телесное наказание и лишение имущества.
К преступлениям против общественного благоустройства, порядка и спокойствия относились: укрывательство преступников, драки, игры в карты на деньги, особенно азартные игры, бранные слова в публичных местах, пьянство (последнее наказывалось суточным «воздержанием» «на хлебе и воде», а если оно наблюдалось неоднократно, то для исправления заключали в смирительный дом).
Как и в ранних памятниках русского права, в Воинских Артикулах Петра I предусматривалась ответственность за преступления против жизни (арт. 63, 130, 170) - убийство, которое пол разделялось на простое (убийство жены, детей) и квалифицированное (убийство отца, маленького ребенка, убийство офицера солдатом). К данному виду преступлений относились самоубийство и убийство на дуэли. Но убийство могло быть ненаказуемо если стрелял часовой, когда грозила реальная опасность (арт. 44), и в случае сопротивления осужденного (арт. 205).
К преступлениям против чести Воинский Устав относил клевету. Артикул. 18] указывает, что «если осужденный не станет признавать лживости своих слов, то его надо понудить к этому денежным штрафом и он должен публично заявить перед судом, что солгал, в случае неподчинения заключить в тюрьму на полгода. Клевета, высказанная письменно, называлась пасквилем (анонимное письмо). Наказание зависело от истинности или ложности известии, заключавшихся в пасквиле. Если известия ложные, то пасквилянт подвергался тому наказанию, которое предусматривалось за преступление, приписанное в пасквиле невиновному человеку. В том случае, если обвинение верно, пасквилянт подвергался тюремному заключению или ссылке на каторгу.
В Воинском Артикуле 1716 г. более детально рассматривается вопрос о субъективной стороне состава преступления, чем в Соборном Уложении 1649 г. Однако понятия терминов (случайные, неосторожные, умышленные, небрежные преступления) не всегда выдержаны. Деяния, которые явились неосторожными, подлежали наказанию в зависимости от степени неосторожности.
В Воинском Артикуле дается различие между преступлениями умышленными и предумышленными, т. е. совершенными с заранее задуманным намерением.
Различалось неоконченное и оконченное покушение и за покушение чисто устанавливалось наказание как "за совершенное преступление.
Более подробно определялись те условия, при наличии которых устранялась, наказуемость. К ним относились необходимая оборона, крайняя необходимость и давность. Однако Воинский Артикул, как правило, устанавливал наказания всем лицам, причастным к преступлению.
Нередко в Воинском Артикуле момент окончания преступления переносился на более ранние стадии, вплоть до сформирования умысла. Так, по арт. 144 каралось направление пистолета или шпаги, а также другого оружия на потерпевшего, когда виновный был в состоянии раздражения и имел намерение причинить вред, но вред причинен не был, так как не последовал выстрел по независящим от виновного причинам.
В преступлениях против имущества Воинский Устав Петра I выделяет кражу квалифицированную (во время наводнения, пожара, из военных хранилищ, у своего господина: (арт. 189-192). Все эти виды краж карались повешением. Кражей являлось присвоение чужих вещей (арт. 193), растрата казенных денег (арт. 194), если нашедший имущество добросовестно и своевременно отдавал его, то за труды получал вознаграждение (тринк-гельд), равняющееся третьей части стоимости имущества.
Однако наказание за воровство уменьшалось или исключалось, если виновный украл в состоянии «крайне голодной нужды» съестное небольшой ценности или являлся душевнобольным. За кражу малолетних отвечали родители (сечение розгами).
Ответственность за грабеж устанавливалась в зависимости от того, совершался ли он «невооруженной рукой» или с оружием в руках. Первый карался повешением, второй - колесованием (арт.182-185).
Воинский Устав Петра I предусматривал ответственность за преступления против нравственности (арт. 167-174).
В целом все преступления делились на три группы: посягательства на основы феодально-крепостнического строя (включая религиозные преступления), воинские и общеуголовные преступления.
В Воинском Артикуле упоминается множество разнообразных наказаний. Наказание - как мера государственного принуждения - орудие защиты и охраны господствующего класса. К. Маркс в работе «Смертная казнь» писал: «Наказание есть ни что иное, как средство самозащиты общества против всякого нарушения условий его существования». В словах К. Маркса вскрывается содержание и назначение наказания во все времена. Основной целью наказания по законодательству Петра I являлось устрашение, о чем свидетельствуют различные указы.
Для устрашения населения использовалась публичность наказания. Указ от 17 ноября 1718 г. предписывал «для большего страха, по знатным дорогам, где проезд бывает - поставить виселицы», на которых вешать преступников.
Другой целью наказания было исправление преступника н выгодное его использование: «долго в тюрьмах не держать преступников, а приставить их к работе делать кирпич, камень ломать; виновных баб и девок посылать для работы на полотняные фабрики для пряжи льну» и т. д.
Третья цель наказания - изоляция преступников от общества. В соответствии с этим широкое развитие получили тюрьма, ссылки; членовредительные наказания и наложение на преступника особого клейма для того, чтобы легче было отыскать беглых преступников.
Четвертая цель наказания - возмездие. Оно проявлялось в форме идеального талиона по формуле: око за око, зуб за зуб. «Кто кого убьет... иного кровь паки отомстить» (арт. 154).
В других случаях принцип возмездия состоял в отнятии у преступника того органа, коим совершено данное преступление:
«кто лживую присягу учинит», тому «два пальца, которыми он присягал - отсечь, а его послать на каторгу» (арт. 196): «Кто службу божию поносит, ему язык раскаленным железом прожжен» (арт.3).
Отсутствовала индивидуальность наказания. Иногда вместе с преступником наказанию подвергались жена, дети, близкие.
Характерна крайняя неопределенность законодательной формулировки наказания: «под опасением жестокого наказания», «бить в казни», «по суду наказан иметь» (арт. 75), «штрафу несколько денег» (арт. 17) и др.
Отсутствовало равенство (всех перед законом).
Виды наказаний
Смертная казнь предусматривалась в 126 артиклах. Известны три вида обыкновенной смертной казни - аркебузирование (расстрел), повешение и обезглавливание; и четыре вида квалифицированной казни - сожжение, четвертование, залитие горла расплавленным железом, колесование.
Смертная казнь на практике применялась лишь в случаях действительной опасности или вреда и убытка для государства (так, предусмотренная законом за рубку леса смертная казнь чаще всего заменялась кнутом). Петр I давал отсрочки дезертирам для явки с повинной и т. д.).
Тяжелым наказанием являлась ссылка на каторжные работы и на галеры. Ссылка на каторгу разделялась на временную и вечную. Осужденный на вечную каторгу подвергался предварительно торговой казни и членовредительным наказаниям, осужденные на срочную ссылку предварительно подвергались телесному наказанию кнутом или шпицрутенами (оно назначалось за неуплату налогов, беглым рекрутам за второй побег, мошенничество, кормчество, дезертирство).
Ряд указов определял срок каторги: Указ от 15 июня 1700 г. -3 года, Указ от 14 января 1704 г.-10 лет и др. Для ссылки этого периода характерны следующие черты. Во-первых, она часто назначалась как дополнительное наказание. Во-вторых, она не была наказанием индивидуальным. Наряду с преступниками ссылались и члены их семей. В-третьих, ссылка часто назначалась пожизненно. Приговоренный к пожизненной каторге и ссылке лишался политических, семейно-брачных и имущественных прав. Осужденные на срочную ссылку в большинстве подвергались нещадному наказанию кнутом, но не лишались чести, lie подвергались шельмованию, не расторгался семейный союз, а женам и детям разрешалось их посещать. Срочная ссылка назначалась за рубку заповедных лесов, беглым рекрутам, за неуплату налогов и др.
Телесные наказания применялись как самостоятельно, так и дополнительно. Они делились на членовредительные (урезание языка, прожженно языка, отсечение руки, пальцев, отсечение ушей - арт. 4, 146, 188, 196, 189) и болезненные (клеймение, битье кнутом, батогами, плетьми, шпицрутенами, кошками, линьками, розгами - арт. 37, 45, 59, 170). Розги были введены для малолетних воров. Тюремное заключение подразделялось на простое и жестокое с заковыванием «в железы». Самым тяжким из болезненных наказаний было наказание кнутом. Оно назначалось га различные преступления и подразделялось на простое (100 ударов) н нещадное («бить кнутом нещадно», т. е. засечь преступника до смерти).
В Воинских Артикулах говорится о заключении срочном (арт. 152) и бессрочном (арт.21,34,85).
В арт. 151 указывается срок полгола, арт. 10 - одни сутки, а иногда и без указания срока (арт. 1,12, 38, 48, 76 и др.).
К имущественным наказаниям относились конфискация имущества и, как особая форма штрафа, вычет из жалования. Конфискация всего имущества назначалась при применении смертной казни, вечной ссылке (арт. 5, 19, 98, 99, 117, 123). О конфискации всего имущества Указы Петра I гласили так: «С отобранием всего, что имеет», «разорение отнятием всего имения», «деревни и животы у таких брать» и т. д. Конфискация части имущества -отписание поместья, конфискация третьей части имения или половины недвижимого имущества - назначалась за уклонение от службы. Штрафы и вычеты из жалования применялись очень часто как- самостоятельные наказания (например, у офицеров за беглых солдат) а также как дополнительные. Штрафы налагались прежде всего за всякого рода нарушения полицейских правил, за неисполнительность и нераспорядительность по службе, за непоставку рекрутов и т. д. Область их применения была настолько широка, что установить, точно их границы не представляется возможным.
К лишению чести и прав относились позорящие наказания - удар палачем по щеке, прибитие имени на висилице, раздевание женщин донага, шельмование, которое по Воинскому Артикулу Петра I применялось в 11 случаях. Назначенные при Петре I наказания нередко отменялись актами о помиловании (Указы от 4 ноября 1721 г. и 2 апреля 1722 г. по случаю мира со Швецией и др.).
При определении наказания учитывались обстоятельства, уменьшающие вину: совершение кражи малолетним или голодным (арт. 195), совершение преступления из легкомыслия.
Суд и судебный, процесс
Переход к абсолютной монархии проходил в условиях обострившейся классовой борьбы и подавления сопротивления народных масс, не последнюю роль играла и судебная репрессия, новое развитие которой было отражено в процессуальном законодательстве эпохи Петра I.
В Указе от 21 февраля 1697 г. «Об отмене в судебных делах очных ставок, о свидетелях, о наказании, лжесвидетельстве и пошлинных деньгах» произошла полная замена состязательного производства. Судья, не явившийся в судебное заседание, наказывался денежным штрафом (ст. 9 гл. 1 «О суде и судьях»). Закон регламентировал институт отвода судьи (ст. 12 гл. 1) и перечислял основания для отвода (ст. 13 гл. I): родство, услуга и др.
Впервые в этом законе говорилось о судебном представительстве, вводилось понятие «повещения».
В ст. 1 гл. 3 давалось определение челобитчика, в котором объединялись понятия истца и частично обвинителя так же, как под ответчиком понималась не только сторона в гражданском процессе, но и подсудимый. Это, видимо, являлось следствием того, что закон делал еще различия между гражданским и уголовным процессом.
В гл. 5 «Об адвокатах и полномочных» вводится институт судебного представительства - адвоката, который мог выступать вместо какой-нибудь стороны. Система доказательств в отличие от Соборного Уложения 1649 г. построена весьма последовательно. Все доказательства делились на четыре вида: признание, свидетели, письменные доносы, присяга. Ценным доказательством считалось собственное признание, однако в ст. 2 гл. 2 «О признании» перечисляются условия, при соблюдении которых признание могло быть положено в основу приговора. Это, прежде всего, полнота признания, его добровольность. Признание должно быть сделано перед судом свидетелей как стороны челобитчика, так и со стороны ответчика. Вопрос об отводе свидетеля решался судом, но инициатива возлагалась на заинтересованную .сторону;
Статья 5 гл. 3 «О свидетелях» устанавливала ответственность за отказ от свидетельских показаний. Свидетелей из высокопоставленных лиц в суд не вызывали, а допрашивали на дому, причем несколько асессоров (коллегиально). Порядок допроса свидетелей зависел от суда так же, как и организации очной ставки.
Широко применялись письменные доказательства (документы, зарегистрированные в государственных органах, и частная переписка). Статьей 8 гл. 5 «О присяге» подчеркивалась второстепенная роль присяги как доказательства. Суд стремился обойтись без нее, выяснял виновность или невиновность лица иными-способами, оставляя присягу на крайний случай.
Специальная гл. 6 «О распросе с пристрастием и о пытке» предоставляла судье право регулировать тяжесть пытки по своему усмотрению. Пытка проводилась особым составом суда и рассматривалась как действие в порядке предварительного следствия.
Толкованием к арт. 154 Воинского Устава вводилось производство, называемое экспертизой. Законодатель требовал «лекарям определить, которым бы тело мертвое врезали и подлинно розыскали, что какая причина его к смерти была».
По представлении и рассмотрении доказательств и окончании судебного следствия суд переходил к постановлению приговора. Прения сторон и заключительное слово подсудимого законом не предусматривались. Если между судьями не было достигнуто единогласия, то приговор выносился по мнению большинства. Приговор излагался письменно и подписывался всеми членами суда, после чего объявлялся челобитчику и ответчику секретарем в присутствии состава суда.
Намечается более четкое разграничение деятельности сторож, участвующих в процессе розыска, который вводился как для уголовных, так и для гражданских дел. Статья 3 допускала отвод свидетелей ответчиком, если между ними были налицо враждебные отношения. Статья 10 устанавливала смертную казнь за лжесвидетельство, утверждалась повышенная пошлина за все дела, которые разбирались в суде.
Петр I сделал первую попытку отделить суд от административных органов и в 1719 г. провел судебную реформу, по которой была создана юстиц-коллегия, а в крупных городах - надворные суды. В целом же судебная система сохранила сословность:
для духовенства - духовные суды, для купцов - коммерческие суды, а для городского населения - ратуши и магистраты.
Указ от 30 марта 1716 г. «Краткое изображение процессов пли судебных тяжб» в основном регулировал военно-инквизиционный процесс. Военный суд имел две ступени: полковой кригсхерт и генеральный кригсхерт - высшая инстанция. Глава 1 «О суде и судьях» установила состав суда и должностных лиц при суде. В состав суда входили: президент, асессоры, аудитор, а также технический персонал (секретарь или протоколист, адъютант). Статья 6, определяя конструкцию судов, указывала на ее коллегиальность в отличие от Соборного Уложения 1649 г., допускавшего осуществление правосудия судей единолично (ст. 149 гл. 10). Полный состав суда определялся в 13 членов, но допускался и сокращенный - 7 членов. Поскольку судьи не являлись специалистами в юриспруденции, то вводилась должность компетентного лица - аудитора, который наблюдал за правильным ведением судопроизводства.
В военных судах правом пересмотра уголовных дел пользовался фельдмаршал (ст. 6 гл. 1 «О приговорах») по жалобам на приговоры полковых кригсхертов. Апелляция к фельдмаршалу рассматривалась не как прошение о пересмотре дела, а как жалоба на судью. Таким образом, по своей законодательной технике «Краткое изображение процессов...» имело большое значение. В нем была дана основная схема судоустройства и некоторые общие положения процесса, своеобразно разделенного на три основных части.
Указ «О форме суда», изданный 5 ноября 1723 г., внес ряд новых положений в процессуальное законодательство. Закон различал два вида челобитчиков: истец - в гражданском процессе и доноситель в уголовном. Статья 3 указа запрещала возбуждение встречного иска или встречного обвинения до окончания судебного следствия по основному делу. Арестованные ответчики содержались за счет истца.
Указ «О форме суда», как и предшествующие процессуальные законы, не предусмотрел еще таких этапов процесса, как прения сторон и заключительное слово подсудимого. Приговор выносился по отдельным пунктам обвинений, а не общий для всего деля.
Этим указом в большинство судов устанавливалась единая форма процесса, регламентировался порядок судебного следствия. Был введен институт доверенности. Указ установил единую форму процесса для большинства судов.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   19

Коьрта
Контакты

    Главная страница


История государства и права России. Раздел I. Предмет истории государства и права России