• ЧЕРТИК
  • ПОЖАР Золотое руно. 1906. № 6. Печатается по изданию: Сочинения. Т. 2. ЗАНОФА
  • ЖЕРТВА
  • ПЕТУШОК
  • МАРТЫН ЗАДЕКА



  • страница26/29
    Дата29.01.2019
    Размер4.74 Mb.
    ТипЛитература

    Избранные произведения


    1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

    ЗГА

    Волшебные рассказы

    Название раздела повторяет заглавие ремизовского сборника, вышедшего в Праге в 1925 г., в который вошли все публикуемые здесь рассказы.



    ЧЕРТИК

    Золотое руно, 1907, № 1. Рассказ занял первое место на конкурсе на тему «Дьявол», который был объявлен этим журналом. Печатается по изданию: Сочинения. Т. 1.



    ПОЖАР

    Золотое руно. 1906. № 6. Печатается по изданию: Сочинения. Т. 2.



    ЗАНОФА

    Золотое руно. 1907. № 5. Печатается по изданию: Сочинения. Т. 1.



    ЖЕРТВА

    Весы. 1909. № 1, январь. Печатается по изданию: Сочинения. Т. 1.



    ПОВЕСТИ




    НЕУЕМНЫЙ БУБЕН

    Альманах для всех. 1910. Кн. 1. Печатается по изданию: Сочинения. Т. 1.

    Повесть, написанная в 1909 г., первоначально предназначалась для альманаха журнала «Аполлон». Позже Ремизов вспоминал: «Неуемный бубен был забракован «Аполлоном», так и не попал в альманах (Кодрянская Н. Алексей Ремизов. С. 154).

    Интересно описание самого Ремизова реакции современников после чтения им «Неуемного бубна» в редакции «Аполлона»:

    «Необыкновенное впечатление на Андрея Белого. На него накатило – чертя в воздухе сложную геометрическую конструкцию, образ Ивана Семеновича Стратилатова, костромского археолога, рассекая гипотенузой, он вдруг остановился – необыкновенное блаженство разлилось по его лицу: преображенный Стратилатов реял в синих лучах его единственных глаз.

    – Да ведь это археологический фалл. – Кротко, но беспрекословно голос Блока. Блок выразился по-гречески». (Ремизов А. М. Огонь вещей. М., 1989. С. 321).

    Историко-культурный и биографический контекст повести освещен в работах А. А. Данилевского (Данилевский А. А. Герой А. М. Ремизова и его прототип. – Учен. зап. Тартуск. гос. ун-та. 1987. Вып. 748; Его же. «Mutato nomine de te fabula narratur». – Учен. зап. Тартуск. гос. ун-та. 1986. Вып. 735). Исследователь указывает на множество параллелей, связывающих образ Стратилатова с персонажами Гоголя (Башмачкиным и героями «Повести о том, как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем»), Достоевского (Макаром Девушкиным из «Бедных людей» и стариком Карамазовым), Иудушкой Головлевым, чеховским Беликовым и сологубовским Передоновым (героем романа «Мелкий бес»). А. А. Данилевский считает также, что прототипом образа Стратилатова является В. В. Розанов, с которым Ремизова связывали во второй половине 1900-х г. дружеские отношения. На наш взгляд, о более вероятном прототипе невольно проговаривается сам Ремизов в приведенном выше отрывке о чтении повести в «Золотом руне». Называя Стратилатова «костромским археологом», он заставляет вспомнить своего приятеля, исследователя древностей и хранителя Романовского музея в Костроме И. А. Рязановского. В мемуарах Ремизова он не раз шутливо назван «блудоборцом». См. также нашу полемику с вышеуказанной точкой зрения, а также о связи повести со скабрезными сочинениями Ремизова в предисловии к публ.: Ремизов А. М. Заветные сказы. – Россия. Эрос. Серебряный век. М., 1992.

    ПЕТУШОК

    Впервые – Альманах издательства «Шиповник», кн. 16. Спб., 1911. Печатается по изданию: Ремизов А. Подорожие. Спб., 1913.

    Характерна надпись Ремизова, предназначенная для его жены Серафимы Павловны, на отдельном берлинском издании повести (1922): «А этот Петушок – память о революции 1905 года и первые мои пробы. Тернавцеву носил для букваря о Петьке, но в букварь не попал Петушок. Тут много из нашего записано житья-бытья: и иконы, и клубки веревок, и комод, который надо умеючи открывать – это жизнь наша на Рождественской и Кавалергардской» (Кодрянская Н. Алексей Ремизов. С. 157; «Рождественская и Кавалергардская» – петербургские адреса Ремизова).

    МАРТЫН ЗАДЕКА

    Печатается по изданию: Ремизов А. Мартын Задека. Сонник. Париж: Оплешник, 1954.

    Сборник представляет собой итоговое собрание произведений в жанре снов. В него вошли (большей частью в переработанном виде) и первые опыты в этом роде, публиковавшиеся в русской периодике во второй половине 1900-х – начале 1910-х годов, и никогда не появлявшиеся в печати парижские сны последних лет (во втором случае сведения о первой публикации в комментарий не выносятся).

    Работа над сборником началась в 1949 г. В письме Н. В. Кодрянской от 17 августа Ремизов отмечает: «Заходила прощаться А. С. Головина <...> Меня она застала над снами, сокращаю и «выворачиваю», потому так медленно» (Кодрянская Н. Ремизов в своих письмах. Париж, 1977. С. 138; далее при ссылке на это издание – Ремизов в своих письмах). 22 августа писатель сообщает тому же адресату: «Кончил переписывать сны. (Полодни ночи). Всего 60 снов. 100 страниц тетрадных, 4-е тетради. Соединю с предисловием до послесмерти: кто-нибудь найдет на полке. Может быть, придется сделать три копии на машинке. Бедность моя, сегодня на прогулке думал, может быть из 60-ти 3, 4, 5 не больше, все остальное хочу взлететь, а земля тянет. <...> Есть в этих снах отклик от Грудцына (ремизовский пересказ древнерусской «Повести о Савве Грудцыне», опубликован в 1951 г. – М. К.). Эти сны живут. Но вообще, мой приговор себе, что вам так не нравится: МЕЛКО» (Там же. С. 143). В своем дневнике Ремизов отмечает: «Я хотел назвать книгу: «Полодни ночи», но слово «полодни» по созвучию сойдет за «полудни». А жаль: «полодни» – весеннее дыхание земли, «полодни ночи» – сны. Пусть будет «Тонь ночи» (Кодрянская Н. Алексей Ремизов. С. 136). Оба первоначальных названия книги в окончательном варианте сделались названиями соответственно предисловия и послесловия. При доработке книги количество снов увеличилось до 95.

    Хотя в выходных данных книги указано, что «Мартын Задека» был отпечатан в сентябре 1954 г., в действительности его выход в свет был задержан до февраля 1955 г., о чем Ремизов уведомляет Кодрянскую 6 февраля: «На этой недели обещают выпустить мой «Сонник» (Там же. С. 387).

    Орфография и пунктуация парижского издания сохраняются нами в максимально возможной степени. «Мартын Задека» отражает стилевую манеру позднего Ремизова (сознательно противопоставляющего свою речь языковой «норме» того времени во всех ее вариантах – и «советском» и господствующем в российской диаспоре). В этом сложном и прихотливом словесном организме оказываются возможными даже параллельно существующие разночтения в написании имен собственных. Так, известный художник Михаил Ларионов в послесловии Ремизова (то есть «наяву») пишется через «а», в одном из снов трижды назван «Лорионовым». Наряду с оригинальной ремизовской транскрипцией всех имен собственных, при подготовке текста сохранены такие написания, как «промокашка», «сгробастать», «кабалистически-окультная» (и соответственно «кабала» и «окультизм»), «чорт» и т. п.


    Полодни ночи. Новое русское слово. 1953. 7 июня (№ 15016).

    Ивица. Сирин: [Альманах]. СПб., 1914. № 3 (далее – Сирин), под заглавием «На палке».

    Медведица. Сирин.

    Кошка. Новый журнал. Нью-Йорк, 1954. № 39 (далее – НЖ).

    Спутник. НЖ.

    Великан. Сирин, под заглавием «Конь-игрень».

    Бескрылый. Сирин, под заглавием «Глазастый».

    Зеленая заря. НЖ.

    На луну. НЖ.

    Чучело. Сирин, под заглавием «Живая чучела».

    Альбом. НЖ.

    Туфельник. Сирин.

    У хвоста. Сирин, под заглавием «У хвоста лошадиного».

    Брандахлыст. НЖ.

    Мой портрет. НЖ.

    Сорокоушник. НЖ.

    Из ничего. Под абажуром. НЖ.

    Жасмин. НЖ.

    Моя гостьяРемизов А. А. Мышкина дудочка. Париж, 1953. С. 9—10 (без заглавия).

    Одна картинка. Сирин.

    О тебе – Наташа. Советский патриот. Париж, 1947. 9 мая (№ 133).

    Мой цветок. Ремизов А. Рассказы. СПб: Прогресс, 1910, под названием «Цветок» (далее при ссылке на это издание – Рассказы).

    У голых. Рассказы.

    Качели. Рассказы.

    По морю – цветам. Сирин, под заглавием «По морю, по цветам белым».

    Песочное сукно. Сирин.

    Без цветов. Рассказы, под заглавием «Мои цветы».

    Раз-плюнуть. Сочинения. Т. 3, под заглавием «Не лазай!»

    Клей-синдетикон. Розанчик. Рассказы.

    Светень и девочка в лохмотьях. Сочинения. Т. 3, под заглавием «Светлый и девочка в лохмотьях».

    Верейский тигр. Рассказы, под заглавием «От тигра до крючка».

    Обезьяны. Ведьма. Рассказы.

    Коляда. Рассказы, под заглавием «Dame de Noël».

    Двойник. Татарин. Рассказы.

    Гуси и лебеди. Золотое руно. 1908. № 5 (далее – Золотое руно). Все сны, опубликованные в данном номере «Золотого руна», не имели индивидуальных заглавий и шли под общим заголовком «Под покровом ночи».

    Не могу уйти. Волк. Двери. Белый голубь. Победитель. Золотое руно.

    Конец веревки. Сирин.

    Чорт и слезы. Ремизов А. Подорожие. СПб., 1913 (далее – Подорожие).

    Птица. Сирин.

    Лягушки в перчатках. Золотое руно.

    Жареный лев. Сирин.

    Голубая лисица. Подорожие, под заглавием «Лисица».

    На полюс. Рассказы.

    Змея-кошка. Подорожие.

    Пожар. Рассказы.

    Мышка. Золотое руно.

    По карнизу. Рассказы, под заглавием «Гимнастика».

    Демоны. Рассказы, под заглавием «Черти».

    Пылесос. Рассказы, под заглавием «Чуть было не съели».

    Жандармы и покойник. Рассказы, под заглавием «Жандармы и покойники».

    Выбит из колеи. – Сочинения. Т. 3, под заглавием «Шершавое».

    Бухгалтерия. – Золотое руно.

    Мать. – Золотое руно. В изд. Рассказы опубликовано под заглавием «Бабье лето».

    Макароны. Золотое руно.

    Тонь ночи. Новое русское слово. 1953. 21 июня ( № 5030).
    М. Козьменко

    1 Резникова Н. Ремизов о себе. – Дальние берега: Портреты писателей эмиграции. Сост., авт. предисл. и коммент. В. Крейд. М., 1994. С. 87.

    2 Резникова Н. Огненная память. Berkely, 1980. С. 68.

    3 Ремизов А. Взвихренная Русь. М., 1991. С. 56.

    4 Ремизов А. Взвихренная Русь. М., 1991. С. 444.

    5 Ильин И. А. О тьме и просветлении. Мюнхен, 1959. С. 97.

    6 Кодрянская Н. Алексей Ремизов. Париж, 1959. С. 318.

    7 Ремизов А. М. Огонь вещей. М., 1989. С. 305—306.

    8 Критическое обозрение. М., 1907. № 1. С. 79.

    9 Волошин М. А. Лики творчества. Л., 1989. С. 511.

    10 См.: Баран X. К типологии русского модернизма: Иванов, Ремизов, Хлебников. – Баран X. Поэтика русской литературы начала XX века. М.: Прогресс, Универс, 1993. С. 191—210.

    11 Грачева А. М. Судьба России в литературе 1910-х гг. (Повесть А. Ремизова «Пятая язва»). – Литература и история. СПб., 1993. С. 230.

    12 Ремизов А. Среди мурья. Пг., 1917. С. 38.

    13 Синявский А. «Опавшие листья» В. В. Розанова. Париж, 1982. С. 229.

    14 Ремизов А. М. О себе. – Россия. 1923. № 6. С. 25.

    15 Д'Амелиа Антонелла. Автобиографическое пространство Алексея Михайловича Ремизова. – Ремизов А. М. Учитель музыки. Париж, 1983. С. XI.

    16 Кодрянская Н. Алексей Ремизов... С. 303.

    17 Ремизов А. М. Кукха. Нью-Йорк, 1978. С. 116.

    18 Яновский В. С. Поля Елисейские. СПб., 1993. С. 188.

    19 Цивьян Т. В. О ремизовской гипнологии и гипнографии. – Серебряный век в России: Избранные страницы. М., 1993. С. 299—338.

    20 Вопросы литературы. 1988. № 12. С. 127.

    21 В «Мышкиной дудочке» (глава «Гиппопотамы») Ремизов описывает встречи с парижской элитой (в которую входили не только французы, но и, например, Джеймс Джойс и Артур Миллер) в салоне четы богатых меценатов Барбары и Генри Черч в 1934—1939 гг.

    22 Бахрах А. По памяти, по записям. – Литературные портреты. Париж, 1980. С. 25.

    23 ПОСОЛОНЬ – по солнцу, по течению солнца. Церковнославянские слънь (слонь), слънь-це (слоньце), древнерусское сълънь (солонь), сълънь-це (солоньце) – солнце, отсюда посълънь (посолонь) – по солнцу. На Спиридона-поворота (12 декабря) солнце поворачивает на лето (зимний солоноворот) и ходит до Ивана Купала (24 июня), с Ивана Купала поворачивает на зиму (летний солоноворот).

    Содержание книги делится на четыре части: весна, лето, осень, зима, – и обнимает собою круглый год. Посолонь ведет свою повесть рассказчик – «по камушкам Мальчика с пальчика», как солнце ходит: с весны на зиму. (Примечания А. М. Ремизова. Далее: АМР)



    24 Наташа – Наталья Алексеевна Ремизова (1904—1943), дочь писателя.

    25 ВЕСНА-КРАСНА. Содержание «Весны» представляет мифологическую обработку детских игр («Красочки», «Кострома», «Кошки и мышки»), обряда кумовства – «крещения кукушки» («Кукушка») и игрушки («У лисы бал»). Игры, обряд, игрушки рассматриваются детскими глазками как живое и самостоятельно действующее. (АМР)

    26 Монашек – беленький монашек – вестник Солнца. Монашек ходит по домам и раздает первые зеленые ветки – символ народившейся Весны. Благовещение. (АМР)

    27 Красочки, или Краски, – игра. Играют в Красочки так: выбирают считалкой
    [Федя-Ме́дя

    Съел медведя,

    Продал душу

    За лягушу,

    Родивон,

    Выди вон.]


    (считают кому водить, т. е. быть главным лицом, начинать игру) Беса и Ангела, остальные называют себя каким-нибудь цветком; названия цветов объявляют Ангелу и Бесу, не говоря, кому какой цветок принадлежит. Ангел и Бес должны будут сами разобрать цветы. Сначала приходит Ангел, звонит, спрашивает цветок, потом приходит Бес, стучит, спрашивает цветок. Так, чередуясь, разбирают все цветы. Играющие составляют две партии – цветы Ангеловы и цветы Бесовы. Ангел приступает к исповеди, а Бес с своей партией искушает – рассмеивает. Вся игра в том и заключается, чтобы рассмеять: кто рассмеется, тот идет к Бесу. (АМР)

    Красочки, краски – цветок, цветы. Говорят: идти по красочки, собирать красочки. Хлеб в краске – время цветения хлебов. (АМР)

    28 Вертушка – те, кто вертится, кто на месте смирно минуты не посидит, непоседа, а также человек ветреный. (АМР)

    29 Пузичко – животик. (АМР)

    30 Юлой юлят – егозят; юла – волчок. (АМР)

    31 Гуготня – хохот, писк, шушуканье, прыск сорвавшегося долго сдерживаемого смеха, все вместе. (АМР)

    32 Рогача – стрекоча задавать – выверты вывертывать. Тут дело идет о бесенятах рогатых. Известно, бесенята отскочат да боднут – такая у них игра. Рогач – ухват, рогачи – вилы. Стрекоча – стреконуть, скочить кузнечиком. (АМР)

    33 Да бегом горелками – играющими в горелки. (АМР)

    34 Бес-зажига – зачинатель; зажиг – зачин. (АМР)

    35 Кострома – игра. Выбирают Кострому или кто-нибудь из взрослых разыгрывает Кострому, остальные берутся за руки, делая круг. В середку круга сажают Кострому и начинают ходить вкруг нее хороводом. Из хоровода кто-нибудь один (коновод или хороводница), а не все, допытывает у Костромы, что она делает? Кострома отвечает, – Кострома делает все, что делает обыденно: Кострома встает, умывается, молится Богу, вяжет чулок и т. д. и, как всякий, в свой очеред умирает. И когда Кострома умирает, ее с причитаниями несут мертвую хоронить, но дорогой Кострома внезапно оживает. Вся суть игры в этом и заключается. Окончание игры – веселая свалка. (АМР)

    Похороны Костромы, как обряд, совершался когда-то взрослыми. В Русальное заговенье на всехсвятской неделе (воскресенье перед Петровками) или на Троицу и Духов день делалось чучело из соломы и с причитаниями чучело хоронилось – топили его в реке или сжигали на костре. Кострому изображала иногда девушка, ее раздевали и купали в воде. В Купальской обрядности рядом с куклой-женщиной (Купало, Марина-Марена) употреблялась и мужская кукла (Ярило, Кострома, Кострубонько). Миф о Костроме-матери вышел из олицетворения хлебного зерна: зерно, похороненное в землю, оживает на воле в виде колоса. См.: Е. В. Аничков. Весенняя обрядовая песня на западе и у славян. СПб., 1903—1905. (АМР)



    Кострома – костер – жесткая кора конопли, костер. (АМР)

    36 Лепуны-щекотуньи – прозвище, детворе. Лепуны – лепетать, лопотать; лепает – говорит кое-как. (АМР)

    37 Чувыркают-чивикают – воробьиное щебетанье. В песне говорится:
    Как на крыше, на повети,

    воробей чувыркал... (АМР)



    38 Бросаются все взахлес – один за другим безостановочно. Наседая, вцепляются в Кострому удавкой – так, что ей уж никакими силами не выбраться из петли детских рук. (АМР)

    39 Проходят калиновый мост. – Калина – символ девичьей молодости; ходить по калиновому мосту – предаваться беззаветному веселью.

    «Ой, нагнала лета мои на калиновом мосту; ой, вернитеся, вернитеся хоть на часок в гости!» (АМР)



    40 Зеленей зеленятся – зеленятся озимью; зеленя – озимь, зель в противоположность яровому (яри). (АМР)

    41 По черным утолокам – Толока – пар, пустое поле. (АМР)

    42 По пробойным тропам – по торным тропам. Пробой – выбоина. (АМР)

    43 Гиблое болото – губящее, где погибло много народа. (АМР)

    44 Леснь-птица – мифическая птица, живет в лесу, там и гнездо вьет, а уж начнет петь, так поет без просыпу. В заговоре от зубной боли «от зуб денной» говорится: «Леснь-птица умолкает, умолкни у раба твоего зубы ночные, полуночные, денные, полуденные...» Леснь-птица – птица лесная, как леснь-добыча – лесная добыча. (АМР)

    45 Егорий кнутом ударяет. – Св. Георгий – скотопас, все звери у него под рукою. Егорий вешний – 23 апреля. (АМР)

    46 Кошки и мышки игра известная. Выбирается Кошка и Мышка. Остальные берутся за руки и делают круг. В круг (на кон) пускается Кошка, а за кругом (за коном) бегает Мышка. У Кошки и у Мышки имеются условленные свои ворота, через которые можно им входить и выходить: одни пары играющих подымают руки только для Кошки, другие только для Мышки. Вся игра в том, чтобы Кошка поймала Мышку. (АМР)

    47 Тащили кулек с костяными зубами. Есть такое поверье, когда у детей выпадает зуб, следует его бросить под печку мышкам, говоря: «На тебе, мышка, зуб костяной, а дай мне железный». (АМР)

    48 Заячьи ушки – название ландышей. (АМР)

    49 Громовая стрелка – чертов палец, сплав, который образуется от удара молнии в песчаную почву. Эта Громовая стрелка ведет мену с мышками: за зуб костяной дает зуб железный. А уж мышки потом детям раздают. Вот почему мышки к Громовой стрелке и пробираются с кульком. (АМР)

    50 Свистуха – непоседа. (АМР)

    51 Кот-Котонай – Котофей. В песне:
    Уж ты кот-котонай,

    Уж ты серенький коток



    Кудреватенький. (АМР)

    52 Строковат – строка, насекомое из породы слепней, липнет к котам и кусает больно. (АМР)

    53 Гуси-лебеди – игра. Выбирается Мать-гусыня и Волк. Остальные играющие, изображая стадо, бегут на выгон в поле. Потом, когда на зов матери гуси собираются домой уходить, все они перенимаются волком. Мать идет выручать гусей и, найдя своих, нападает на Волка. Топят баню и моют Волка. Развязка самая шумная. (АМР)

    54 Черти бились на кулачки – предрассветный сумрак – лисья темнота (полночь). (АМР)

    55 Рай-дерево – название сирени. (АМР)

    Рай-дерево – У А. А. Потебни («О купальских огнях и сродных с ними существах» – Харьков, 1914) воспроизводится более емкая семантика обрядового образа. Рай-дерево, с одной стороны, выступает в качестве одной из ипостасей «мирового древа», охватывающего все ярусы мироздания, – исходной точки восточно- и южнославянской космогонии. С другой стороны, характерное название «рай-дерево» носит в отдельных местностях свадебное деревце, наряжаемое во время девичника. Таким образом, в одной из деталей мифологической обработки детской игры проступает у А. М. Ремизова скрепляющий воедино сказочный цикл мотив неустойчивости мироздания, «пограничной ситуации» (М. М. Бахтин, В. Н. Топоров), ключевой для реконструируемого писателем мифологического мировосприятия. Именно в силу проявляющейся в определенные моменты экспансии хаотических сил сближаются, а иногда и отождествляются далее в цикле смерть и свадьба, свадьба и детское освоение мира.

    56 Томновать – томность, томный, – тосковать. (АМР)

    57 Девки-пустоволоски – простоволоски, с непокрытой головой. (АМР)

    58 Бабы-самокрутки – окрутившиеся своей волей, ведьмы. (АМР)

    59 Одолень-трава – одолей трава – приворотная, одолевающая. (АМР)

    60 Водяники – водяницы, русалки, утопленницы. (АМР)

    61 Кукушка Можно заметить, что обрядовые действия, вырождаясь у взрослых, переходят к детям в виде игры. Так древние обряды Ивановского кумовства (на Ивана Купала) с завиванием венков, с сплетением травы, волос, с поцелуями и песнями перешли в игру «Крещение кукушки». Крестят кукушку на Николин день или на Вознесенье, на Семик и Троицу. Гурьбой отправляются дети в лес или рощу. Дорогой, отыскав траву-кукушку, наряжают ее девочкой, а другую траву-кокуна мальчиком, обе травки кладут под березу, на сук вешают крест-тельник и, став друг против друга под крестом, кумятся: протягивают одна другой руку и, поцеловавшись, переменяют место, так трижды. Потом раскладывают костер и готовят яичницу. Иногда на кумовстве завивают венки, через венки целуются, потом пускают венки на реку. (АМР)

    62 Прилетел кулик из-за моря – кулик прилетает 9 марта, на святые Сороки, на сорок мучеников. В этот день пекут жаворонков. (АМР)

    «...прилетел кулик из-за моря...» – комплекс примет, присловий и обрядов, непосредственно связанных с православным днем поминовения Сорока мучеников, в Севастийском озере мучившихся (9 марта ст. ст.), воспроизведен И. П. Сахаровым в «Сказаниях русского народа».

    63 Кукушечье-горюшечье – кукушка – символ тоскующей женщины. (АМР)

    64 Виловатая сосна – развилистая. (АМР)

    65 На красе – на басе, так что все только и любуются. (АМР)

    66 Гора-круча – обрывистая гора. (АМР)

    67 Кукушка, кукушка, сколько годов мне осталось жить? – Кукушка почитается имеющей влияние на судьбу человека, по ее голосу можно узнать, сколько лет осталось жить. (АМР)

    68 Ворогуша – веснуха, одна из сестер-лихорадок, она садится в виде белого ночного мотылька на губы сонного и приносит ему болезнь. Ворогуша – ворогуха – ворожея. В Орловской губернии больного купают в отваре липового цвета. Снятую с него рубаху больной должен ранним утром отнести к речке, бросить ее в воду и промолвить: «Матушка-ворогуша! на тебе рубашку с раба Божьего, а ты от меня откачнись прочь!» Затем больной возвращается домой молча и не оглядываясь. (АМР)

    69 В петушках – петушки – цветы травы, поднимающиеся из листа, будто петушиная шейка. Если взять траву и, зажав ее в ладонях, приложить губы к большим пальцам и дуть, то можно прокукурекать не хуже молодого петуха. (АМР)

    70 Чирюкан – сверчок, кузнечик. (АМР)

    71 У лисы бал – деревянная игрушка. Десять фигурок укреплены на скрещении сдвигающихся и раздвигающихся дощечек-дранок. Когда дощечки раздвинуты, получается ряд фигурок: 1-2-1-2-1-2-1, а когда сдвинуты: 3-3-3-1. Читать надо строго, любовно и важно. Там, где звери собираются и переходят ров и вал, надо напустить страха: «сам с усам, сам с рогам». Рисунок художника М. В. Добужинского «у лисы бал» воспроизведен в «Золотом руне». Музыка к тексту – В. А. Сенилова. (АМР)

    72 ЛЕТО КРАСНОЕ – Содержание «Лета» представляет мифологическую обработку детской игры («Калечина-Малечина»), обряда опахивания («Черный петух»), купальской ночи («Купальские огни»), грозной воробьиной ночи («Воробьиная ночь»), обряда завивания бороды Велесу, Илии, Козлу («Борода»), легенды о Костроме. Сюда же входит рассказ «Богомолье» о Петьке. (АМР)

    73 Калечина-Малечина – игра. Играют так: берут палочку, ставят торчком на указательный палец и, стараясь удержать ее, приговаривают: «Калечина-Малечина, сколько часов до вечера?» И сам же держащий палочку отвечает: «Один, два, три, четыре...» На каком часе палочка с пальца свалится, столько часов, выходит, и остается до вечера. (АМР)
    1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Избранные произведения