• И. В. Обозрение современного состояния литературы. — о

  • Скачать 10.92 Mb.


    страница28/35
    Дата22.01.2019
    Размер10.92 Mb.
    ТипУчебник

    Скачать 10.92 Mb.

    Издание третье


    1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   35
    часть словесности... Может быть, от самой эпохи так называемого
    возрождения наук в Европе никогда изящная словесность не играла
    такой жалкой роли, как теперь... В наше время изящную словесность
    заменила словесность журнальная. И не надобно думать, чтобы ха­
    рактер журнализма принадлежал только периодическим изданиям:
    он распространяется на все формы словесности, с весьма немногими
    исключениями. В самом деле, куда ни оглянемся, везде мысль под­
    чинена текущим обстоятельствам, чувство приложено к интересам
    партии, форма приноровлена к требованиям минуты. Роман обратил­
    ся в статистику нравов, поэзия — в стихи на случай; история, быв
    отголоском прошедшего, старается быть вместе и зеркалом настояще­
    го, или доказательством какого-нибудь общественного убеждения,
    цитатой в пользу какого-нибудь современного воззрения»1.

    Если в эпоху расцвета дворянской культуры художественная речь была идеальной нормой, последним пределом «литературности», если тогда под знаком художественного слова строилось само понятие ли­тературного языка, то во вторую половину XIX в. система «общей» литературной речи резко отделяется от поэтических стилей и находит себе стилистическую и идеологическую опору в языке научной и га­зетно-публицистической прозы.

    В высшей степени характерны суждения о соотношении между ли­тературно-книжным языком и художественной речью у Н. С. Леско­ва*2; «Постановка голоса у писателя заключается в умении овладеть голосом и языком своего героя и не сбиваться с альтов на басы... От себя самого я говорю языком старинных сказок и церковно-нароД' ным в чисто литературной речи... Изучить речи каждого представи­теля многочисленных социальных и личных положений довольно трудно. Вот этот народный, вульгарный и вычурный язык, которым написаны многие страницы моих работ, сочинен не мною, а подслу­шан у мужика, у полуинтеллигента, у краснобаев, у юродивых и свя­тош. Меня упрекают за этот манерный язык, особенно в «Полуноч­никах». Да разве у нас мало манерных людей? Вся квази-ученая ли­тература пишет свои ученые статьи этим варварским языком. Почи-тайте-ка философские, статьи наших публицистов и ученых...»; «УсВ°'

    1 Киреевский И. В. Обозрение современного состояния литературы.о Киреевский И. В. Поли. собр. соч. М., 1911, т. 1, с. 121 н след.

    — 420 —


    т£) литератору обывательский язык и его живую речь труднее, чем 'ижный. Вот почему у нас мало художников слога, т. е. владеющих живой, а не литературной речью»1.

    В том же духе, исходя из других оснований, неоднократно выска-ывался Л. Толстой об отношении между литературно-книжной и лцвой, безыскусственной речью. В письме к Тищенке Л. Толстой говорит: «Я знаю по опыту, что вещи, написанные простым русским, не литературным слогом, несравнено понятнее простому читателю, е. большинству русских людей. Выраженные простою речью, ника­кие оттенки не пропадают для читателя, между тем как то же самое, изложенное литературным языком, пропускается мимо ушей и вызы­вает даже в простом читателе или слушателе томительное, удручаю­щее впечатление. Вместе с тем и сама по себе та простая безыскусст­венная речь, которой говорит русский народ, т. е. большинство рус­ских людей, несравненно художественнее и выразительнее всякой другой, например той, которой написаны повести Тургенева, «Война и мир» и т. п. и которой никто на свете никогда не говорил и не бу­дет говорить. Эта искусственная литературная речь употребляется только в книгах и в письмах (по скверной привычке). По скверной же привычке она проникает отчасти в разговоры между людьми так называемыми образованными, но обрывается и становится менее вы­держанной в литературном отношении, чем живее интерес разго-



    вора» -

    Тот же Л. Толстой, испытывая отвращение к искусственно-книж­ным шаблонам газетной фразеологии, писал (1884): «Пусть будет язык Карамзина, Филарета, попа Аввакума, только не наш газет­ный». Против смешения художественных и дидактико-публицистиче-ских форм речи и изображения выступал также А. Ф. Писемский2.

    Все эти высказывания свидетельствуют о том, как во второй по­ловине XIX в. обостряется процесс столкновения и смешения раз­ных книжных и народно-разговорных элементов в системе русского литературного языка.

    § 2. ОТСЛОЕНИЯ ОБРАЗОВ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ОБЩЕМ ЛИТЕРАТУРНО-КНИЖНОМ

    ЯЗЫКЕ

    Рост влияния научно-деловой и газетно-публицистической прозы, Развитие «беллетристики», которая противопоставлялась еще В. Г. Бе­линским чистому художеству, — создает новые формы взаимодейст-ия между художественной речью и разными жанрами и стилями Чижного и разговорного языка. Художественная литература теперь Носительно мало (по сравнению с предшествующим периодом) уча-вует в создании общих норм литературно-книжного выражения. 0 она («изящная словесность») стремительно обогащает инвентарь



    2 Пересов А. И. Против течения. СПб., 1904, с. 273—275. с rw,M-: Писемский А. Ф. Поли. собр. соч. СПб. —М., 1895, т. 1, •CCXLVH-VIH.

    - 421 -


    литературной речи отдельными словообразами, фразами, оборотами изобразительными средствами. Прием цитирования художественцог' текста, прием ссылок на суггестивные формулы, «крылатые и метки слова», является одной из излюбленных форм риторического воздей ствия. Входят в общий литературный оборот цитаты, изречения, Слп вечки из художественных и художественно-публицистических проц, ведений разных писателей. Например, из соч. Гончарова: «вешест венные знаки невещественных отношений» («Обыкновенная исто рия»); «жалкие слова» (выражение обломовского Захара) «Обломов (как символ ленивого сибарита) и т. п. Из соч. Горбунова: «кажии ный раз на этом месте» («На почтовой станции ночью»). Из соч. Су хово-Кобылина: «ударь раз, ударь два, но не до бесчувствия же» (слова Расплюева в «Свадьбе Кречинского»). Из соч. Некрасова: «беспокой-ная ласковость взгляда» («Убогая и нарядная»); «цинизм, доходя-щий до грации» (там же); «на лбу роковые слова» (там же)-«вот приедет барин — барин нас рассудит» («Забытая деревня»)' «суждены нам благие порывы» («Рыцарь на час»); «от ликующих праздно болтающих» (там же); «до хорошего местечка доползешь ужом» («Колыбельная песня»); «Размышления у парадного подъез­да» и мн. др.*1 Из соч. Островского: «асаже» (выражение из пьесы «Свои собаки грызутся, чужая не приставай»); «белый арап, белая арапия» (выражение свахи из комедии «Праздничный сон до обе­да»); «жупел» (из реплики купчихи Настасьи Панкратьевны в «Тя­желых днях»); «жестокие, сударь, нравы в нашем городе» («Гро­за»); «чего моя нога хочет» («Грех да беда на кого не живет») и т. п.*2 Из соч. Салтыкова-Щедрина: «административный восторг»; «благоглупости»; «чего изволите»; «головотяпы» (из «Истории одно­го города»); «карась-идеалист»; «Иудушка» («Господа Головлевы»); «Колупаевы и Разуваевы» (типы кулаков, «За рубежом»); «мальчик в штанах и мальчик без штанов» («За рубежом», гл. I, «Разговор в одном явлении»); «мягкотелый интеллигент» («Пошехонские расска­зы»); «недреманное око»; «эзоповский язык» и мн. др. Из соч. Л. Н. Толстого: «с изюминкой», «нет изюминки» (выражение воз­никло из пословицы: не дорог квас, дорога изюминка к квасу, но стало ходячим после пьесы Толстого «Живой труп»); «образуется» (выражение камердинера Облонского из «Анны Карениной»)". <<оТ ней все качества» (от водки, заглавие пьесы Толстого) и др. Из соч. Достоевского: «бедные люди»; «униженные и оскорбленные»; <<ка" рамазовщина»; «чем, хуже, тем лучше» и мн. др.*3 Из соч. Тургенева. «дважды два — стеариновая свечка» (слова Пигасова из «Рудина»/> «дворянское гнездо»; «друг Аркадий, не говори красиво» (пересказ слов Базарова из романа «Отцы и дети»): «живые мощи»; «лишии люди» («Дневник лишнего человека»)1 и др. Из соч. Помяловского-

    1 С именем И. С. Тургенева соединялось также представление о созД •
    термина нигилизм, нигилист. Но Тургенев только подновил значение и Р?5 ы и
    ранил этот термин, имевший сложную историю до романа Тургенева * По

    дети». См. об этом слове заметку М. П. Алексеева в «Сборнике сЛаТ^-0бо-славянской филологии и русской словесности», посвященном акад. А. *»■ левскому. Л., 1928 (Сб. ОРЯС, i. 101. № 3)*\

    — 422 —

    ещанское счастье»; «кладбищенство»; «кисейная барышня»; «ве-еленький пейзажик». Из соч. Г. Успенского: «власть земли»; «та-„ить и не пущать» (полицейский лозунг; рассказ «Будка») и др. \\3 соч. Чехова: «недотепа» (выражение Фирса из «Вишневого са­дя»); «двадцать два несчастья» (прозвище Епиходова из «Вишнево-сада»); «лошадиная фамилия»; «унтер Пришибеев»; «человек в *утляре»; «хоть ты и седьмой, а дурак» («Жалобная книга») и мн. -о*5 Из соч. А. К. Толстого: «против течения» (первоначально из библии); «то было раннею весной» и др. (Кроме того, публицистика кишела изречениями Козьмы Пруткова).

    Из соч. А. Н. Майкова: «чем ночь темней, тем ярче звезды» («Не говори», 1882). Из соч. Ф. И. Тютчева: «Мысль изреченная есть ложь»1. Из соч. Короленко: «бытовое явление». Из соч. М. Горького: «бывшие люди»; «рожденный ползать летать не может» («Песня о соколе»); «пусть сильнее грянет буря» («Песня о буревестнике»); «Человек... это звучит гордо» («На дне»), «в карете прошлого дале­ко не уедешь» («На дне») и мн. др. Кроме этих отдельных фраз и образов русский литературный язык воспринимал от художественных произведений приемы словесной композиции, методы речевой харак­теристики персонажей из разного социального круга, принципы рито­рического воздействия и разнородные формы символического выра­жения.

    § 3. ГОСПОДСТВУЮЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ СТИЛЕЙ

    В связи с изменением состава и функций художественных стилей, в структуре русской литературной речи решительно перемещаются связь и соотношение разных стилей и жанров. Доминирующее поло­жение постепенно занимают стили журнально-публицистической, га­зетной и научно-популярной речи. Их влияние обнаруживается и в языке художественной литературы. Они же становятся основным ис­точником обогащения разговорно-интеллигентского словаря, который, подвергшись философской реформе (влиянию шеллингианства и ге­гельянства в 20—40-х годах) развивается и эволюционирует преиму­щественно в семантической атмосфере газетно-журнальной, публици­стической речи. Тут же намечается та дифференциация этого слова­ря, те оттенки словоупотребления, те различия в подборе слов и вы­ражений, в их значениях, в их экспрессии, которыми определяется общественно-идеологическое расслоение, партийная группировка ип-Теллигенциг!.

    Ь публицистическом языке вырабатываются своеобразные формы

    мантики, своеобразные фразеологические обороты, носящие отпеча-



    ок того, что называлось общественно-политическим «мировоззрени-

    1 р

    Ми более обстоятельный перечень цитат (в алфавитном порядке) в кн.:

    Тое ельсоы У- И. Ходячие и меткие слова. СПб., 1896; Займовский С. Крыла-Но СЛов°. М., 1930, но особенно в до сих пор еще, к сожалению, не напечатан-следовании ПР°Ф- Сонни (известном автору по рукописи)*6.

    — 423 —


    ем», «политическими убеждениями». История этой публицистическ • фразеологии (до сих пор лингвистически еще вовсе не изученная отражает эволюцию общественной мысли. Например, в 40-е годы ук репляется слово прогресс '. В конце 50-х годов, по царскому распооя* жению, запрещено употреблять это слово «в официальных бумагах»2 В «Дневнике» А. В. Никитенки (цензора) под 31 мая 1858 г. ест' запись: «Запрещено употреблять в печати слово прогресс».

    В 50—60-е годы укореняется понятие среда в значении: окружаю шее общество, социальная обстановка (французское milieu)3 И. С. Тургенев писал А. Н. Плещееву от 24 сентября 1858 г.: «Ок." ружающая среда тяготит вас»4. В романе Помяловского «Молотов» (1861) встречается выражение среда заела5. «И тебя вырастила поч-ва». — «А то что же?»—«Это называется среда заела» «А вот и не заела... Среда... заела... Новые пустые слова... Я просто продукт своей почвы, цветок, пойми ты это». В «Филологических записках» за 1873 г. преподаватель И. Николич писал: «Далось также новей­шим литераторам слово среда для составления крайне нелогичных выражений: среда окружает, среда давит, живет в тесной среде и т, д. вместо: окружает общество, в тесном кругу и пр.»6. Ср. у Ф. М. Д0. стоевского в «Дневнике писателя» за 1873 г. в пародической речи адвоката, который защищает мать, в злобе обварившую у своего го­довалого ребенка руку кипятком из самовара:

    «Естественно, что под такую минуту, когда злоба от заевшей сре­ды входит, так сказать, внутрь... она и поднесла руку под кран само­вара...» И тут же рядом от «писателя»: «Полноте вертеться, господа адвокаты с вашей средой»7.

    В сочинениях Н. А. Добролюбова характерны такие публицисти­ческие термины и выражения: «свобода языка, внезапно разрешив­шаяся, называемая теперь гласностью...» («Мысли светского челове­ка», СПб., 1859); «Инициативы у него иет в натуре, и он не успел ее приобрести ни в воспитании, ни в последующей жизни» («Когда же придет настоящий день?»); «нет инициативы в характере» («Бла­гонамеренность и деятельность». Повести и рассказы А. Плещеева.—



    1 В «Карманной книжке для любителей чтения русских газет и журналов*.
    составленной Иваном Ре... ф... цем (СПб., 1837), слова «прогресс» еще нет.

    2 Ломке М. К. Очерки по истории русской цензуры и журналистики XIX сто­
    летия. СПб., 1904, с. 323.

    . 3 По свидетельству П. Д. Боборыкииа, слово «среда» в этом значении Упс* треблялось еще в 40-х годах.



    4 Тургенев н его время. Сб. 1. М. — Пг., 1923, с. 304.

    5 В «Словаре церковнославянского и русского языка» (1847) слово ср«
    еще не имеет этого значения. По сравнению го «Словарем Академии Российской»
    здесь прибавлено физическое значение: тело, вещество.

    6 Николич И. М. Грамматические заметки. — ФЗ, 1873, вып. 1, с. "',«&
    статью того же автора «Неправильности э выражениях русской речи». '
    1878, вып. 1. с. 29—30 п

    7 Достоевский Ф. М. Дневник писателя. — В кн.: Достоевский Ф. М- ' 0'.
    собр. художественных произведений. Л., 1929, т. 11, с. 21—22; ср. У Cavr
    Da-Щедрина: «По природе он совсем не фатгой, а ежели являлся таковым и

    см отечестве, то или потому только, что его «заела среда» или потому. чт0 было согласно с видами праэительства» («За рубежом»).

    — 424 —

    С■„временник, 1860, № 7); «Среди выродившихся субъектов челове­чной породы замечателен был бы экземпляр, настолько сохранив­ши в себе первоначальный тип человечества, что никакими силами „ельзя стереть и уничтожить его» (там же); «Известно, например, ,то немцы должны вырабатывать теоретические начала общественной ■исизни» («Непостижимая странность».—Современник, 1860, № 11); £вропа, как вы знаете, превратилась теперь в «говорильню», как перевел бы покойный Шишков слово «парламент» (Из Турина. — Современник, 1861, № 3). В пародии «Наш демон» (Свисток, № 2):

    ... исполнен скептицизма, Злой дух какой-то нам предстал И новым именем трюизма Святыню нашу запятнал.

    В «Свистке» № 6 («Письмо благонамеренного француза»): «принцип ^вмешательства (поп intervention)»; «какой обширный горизонт (quel vaste horison) открывается для политической мудрости» и т. п.

    В «Фельетонах Никиты Безрылова» (А. Ф. Писемского) (1862): «закон гуманности»; «прибегнуть к благодетельному средству глас­ности» (ср. в «Обличительном письме из ада»: «развитие в вашем отечестве гласности»); «по учению эмансипации»; «идти против хо­роших начал»; «в вашем, например, заметно узком миропонимании»; «глубоко сочувствуя направлению вашего журнала»; «веяние мину­ты» и т. п. Ср. у Писемского в «Завещании моим детям Василию и Николаю» (1862); «Вы выросли совершенно без почвы»; «Никакого определенного и замкнутого цикла понятий в вашей душе нет»; «По последнему направлению ветра недурно даже, с некоторой похвалой отзываться о децентрализации» и т. п. В «Записках Салатушки» (1860—1861): «русская община»; «инициатива движения вперед»; ср.: «Вы умеете только загнувши лоб, бегать из дому в дом и кри­чать: начала... инициатива»... и т. п. Ср. во «Взбаламученном море» Писемского разговор между Еленой и Баклановым: «Нам нужны люди с характером, с темпераментом, люди твердых убеждений, а не разваренные макароны!». «Господи, где вы этаких фраз нахвата­лись?... Вас, вероятно, всем этим нашпиговала наша литература» (ч. 6, гл. XIV). См. также в «Рудине» в речи Пигасова: «Третьего дня наша предводительша как из пистолета мне в лоб выстрелила: говорит мне, что ей не нравится моя тенденция! Тенденция! Ну, не лучше ли было бы и для нее, и для всех, если б как-нибудь, благодетельным распоряжением природы, она лишилась вдруг употребления языка»; Е речи Потугина в Тургеневском «Дыме»: «...разве все эти фразы, от к°торых так много пьянеет молодых голов: презренная буржуазия, °uverainete du peuph, право на работу, разве оне тоже не общие ме-^-Та г »

    В 70-е годы XIX в. в публицистической речи создается слово

    РеДостение для эвфемистического обозначения бюрократии. (Ср. у

    алтыкова-Щедрина в «Письмах к тетеньке»). Характерны такжета-



    е публицистические выражения, как увенчание здания (о конститу-

    — 425 -


    ции в публицистической фразеологии 70—80-х годов); шкурный q0fl рос, шкурный инстинкт; направленство и т. п. Ср. пущенное в Хп М. П. Погоди ным (по адресу «Современника» в эпоху редактироВа_ ния его Н. Г. Чернышевским) выражение рыцари свистопляски' Ср. в статье Н. А. Добролюбова «Наука и свистопляска» (Свисток № 4): «Он (Погодин) изобрел для нас особое название: «рыцари свистопляски». В публицистике 80-х годов рождается выражение либеральная размазня. Вот как комментирует это выражение один из его любителей: «Оно обозначает очень характерное явление в жизни интеллигентного общества, заключая в самом названии его меткую ц злейшую насмешку над ним»2. В разработке стилей публицистическо­го языка особенно велико было значение Салтыкова-Щедрина3.

    Через сферу газетно-публицистической речи распространялись и укреплялись в разных слоях читающего общества социально-поли­тические термины и лозунги (ср., например, своеобразное революци­онное значение выражений дело, великое дело в языке революционно настроенной разночинной интеллигенции 60-х годов)4. Здесь остро и непосредственно отражалась борьба классов, борьба разных общест­венно-политических идеологий.

    § 4. ОБОГАЩЕНИЕ ЛИТЕРАТУРНОЙ ЛЕКСИКИ

    В сфере журнально-публицистической и газетной речи продолжа­ется напряженный процесс разработки лексико-фразеологических форм для выражения отвлеченных понятий, процесс обогащения лите­ратурного языка новой интеллигентской лексикой н научной терми­нологией. В литературную речь входит множество слов, которые до этой эпохи оставались в пределах узкой специальности. Таким обра­зом, границы литературного словаря расширяются в сторону разных специальных языков. Нередко такие слова, выполнявшие функцию специального термина в той или иной отрасли науки или техники, обслаиваются в литературной речи новыми отвлеченными значения­ми. Но и помимо усвоения и распространения технической и научной терминологии (особенно общественно-политической и естественно­научной) возникают из наличного морфологического материала новые



    1 См.: Ткачев П. Н. Иэбр. соч. иа социально-политические темы. М., 1932,
    т. 4, с. 7. Впрочем, само слово свистопляска в его прямом реальном значении
    было широко известно и в первой половине XIX в. Например, в «Дневнике»
    И. Снегирева под 22 ноября 1824 г. читаем: «Он (Хитров), по-видимому, был
    доволен, намекал о переводе его пиесы о свистопляске в Вятке» (с. 111); ср. в
    «Толковом словаре» Даля: «Свистопляска (вятск.)—тризна по убитым ошпбко
    вятчанами устюжанам (в XIV в.), пришедшим иа помощь и принятым за н -
    приятелей, за что первые прозваны слепородали и свистоплясами; в этот ДеН
    (четвертая суббота от пасхи) свищут в глиняные уточки и дудочки на ов^\
    у часовни. Свистопляс — разгульный тунеядец, шатун» (1-е изд., т. 4, с. <}

    2 Хохряков П. Язык и психология. Казань, 1889, с. 65.

    3 См.: Оль-минскнй М. С. Щедринский словарь. ГЛ., 1937*'. г U о-

    4 Любопытный материал для изучения публицистического языка Н. 1 • ||ц
    рышевского можно иайти в кн.: Бродский Й. Л., Сидоров Н. П. Коммента"

    к роману Н. Г. Чернышевского «Что делать?» М., 1933*2,

    - 426 —

    ова, преимущественно с отвлеченным значением, или на старые сло-



    нарастают новые значения. Кроме того, множество слов из про-тонародного языка и устно-бытового просторечия получают литера-урную канонизацию. Темп этого лексического роста и основные его «появления будут заметны, если изучить хотя бы те дополнения, ко­торые внесены в словарь Даля проф. И. А. Бодуэном де Куртенэ.

    К числу таких слов, усвоенных русским литературным языком 60-х годов XIX в. (если даже исключить очень специальные терми­ны, еще не получившие прав общелитературного гражданства), и при­том только на три первые буквы алфавита, приходится отнести боль­шую группу варваризмов: абзац, аборт, абортивностъ, абсент, абсурд, автотипия, агитировать, аграрный, адюльтер, аккомодация, аккуму­лятор, ализарин, аллитерация, альбумин (белок), альтернатива, аль­труизм, амбулатория, анилин, антецедент, антипирин, антисемит, антисемитизм, аншлаг, апломб, арбитраж, суперарбитр (слово арбитр у Даля указано), артикулировать, артикуляция, артрит, ахро­матизм (слово ахроматический в словаре Даля есть), бактерия, бе­тон; новое значение слова буржуазия (в противоположность пролета­риату), буржуа, буржуй (слово, которое встречается в романе Турге­нева «Новь»); вокализм, вокализация, вотум (доверия), винегрет (в переносном значении), галантность, галантный, диффамация, диф­ракция, концессия и мн. др.

    Кроме того, некоторые слова, отмеченные в словаре Даля, измени­ли свое содержание, свои значения; немало русских слов возникло после 60-х годов; еще больше лексем пришло в литературный язык со стороны. Например, беспробный (о золоте), бессодержательность, бессодержательный (ср. также отсутствие в словаре Даля слов: со­держательность, содержательный), бесформенный, брехунец (в зна­чении адвокат), бурбон (офицер, выслужившийся из нижних чи­нов— из кантонистов и сдаточных), внушение (в психологическом значении, а также в офицально деловом, например, получить соответ­ствующее внушение со стороны министерства; внушение в прямом значении еще в старину проникло в русский литературный язык из церковнославянского языка)1, выдворить (судебным или администра­тивным порядком), прокатить на вороных (при баллотировке); впе­чатлительность, вскыдчывый (сварливый, вздорный), вспрыски и др. псд.; белоперчаточное фарисейство сытой морали (при получении до­ходов с занятий будто бы унизительных для данного сословия или Корпорации, например для адвоката—барыш от торговли), белопод-кла.цочник, всесторонний (всестороннее рассмотрение, обсуждение), всесокрушающий, судебно-медицинское вскрытие, выразитель, выра-зителъница и др.

    Очень интересен состав лексических дополнений к словарю Даля. сДелаиных П. Шейном2: бесправие, бесправный, бесшабашный (в зна-■ении отчаянный, беспардонный), благодушествовать, говорильня




    Q-. £■«» Шсйн П. В. Дополнения и заметки к «Толковому словарю» Даля.

    Ср.: Miklosich Fr. Lexicon palaeoslovcnico-graeco-latinum. Вена. 1862 с. 98 "м.: Ш - ~ ~ " 1879.

    — 427 —


    (комната, определенная для бесед, разговоров), наглядный, нагл ность (кальки немецких anschaulich, Anschaulichkeit), неизменяемое-?" обезземелить, общинник, объединить, объединение, отожествлнт ' отожествление, полнозвучный, прародина, праязык, разночтение (R ' риант), разновидность, самообладание, самоуничтожение, содержанк ' сосредоточенность, стрелочник (на железной дороге), уподоблят ' уподобление, уравновесить и др. под. Точно так же И. Ф. На\м0' указал много слов, не вошедших в словарь Даля1, и некоторые из ни являются неологизмами или литературными приобретениями посдр дующей эпохи, вовлеченными в сферу книжного и письменного обпя щения из просторечия, из специальных языков, профессиональных диалектов и жаргонов. Например бронзовый (в значении дутый фальшивый; из финансового диалекта: бронзовый вексель, бронзовый счет), военщина, иеримиада, культ, отмочить штуку (сделать, сказать что-нибудь экстравагантное, необычное), предумышленный, причин-ность (Kausalitat), пешедралом, санитар, санитарный, сплавить кого. нибудь, что-нибудь (в переносном смысле) суммоватъ (слагать, под. водить итоги цифр), суммация и др.

    Я. К. Грот отметил отсутствие е словаре Даля таких слов, кото­рые употреблялись в литературном языке 60-х годов: деловитый, де­ловитость (СПб Ведомости, 1867, ноябрь 10); забастовка («нелепое притязание не допускать до занятий рабочих в той отрасли про­мышленности, где устроилась забастовка», т. е. стачка; Московские ведомости, 1869, № 130, «Из Парижа»); закорузлый или заскоруз­лый (у Даля только глагол заскорузнуть); миллиард (Грот отмечает, что это слово до конца XIX в. не было занесено ни в один словарь); мировоззрение, миросозерцание; новшество (С. М. Соловьев); обще­доступный; озаглавить; пиджак (англ. pea jacket); чек (англ. check) и др. под.2

    Для этих неологизмов XIX в. характерна стилистическая нераз­граниченность книжно-публицистических, даже научных слов и тер­минов, иногда составленных по нормам церковнославянского языка, и форм бытовой устной речи, иногда с провинциальным, областным отпечатком. Книжность смешивается с просторечием. Нормы стили­стических делений зыбки, неустойчивы. «Книжными» становятся многие из тех слов, которые в литературном языке предшествующей эпохи причислялись к просторечию, например: быт, бытовой, оыто-сать, почин (в значении инициатива), суть, рознь, строй, отчетливый, дословный, корениться, обрядоаый, противовес, самодур; ср. также набросок, накидок (esquisse), прохолм.меу и др.

    С другой стороны, в журнально-публицистическом языке возре*' даются церковнокнижные, архаистические типы словообразования. Я. К. Грот указывает на образование в 40—60-х годах таких книЖ'



    1 См.: Наумов И. Ф. Дополиеиня и заметки к «Толковому словарю-' Да'
    СПб., 1874. т.

    2 См.: Грот Я. К. Материалы для русского словаря. 1. Дополнения и к4,
    ки к «Толковому словарю» Даля.— В ки.: Грог Я. К. Филологические раз»
    ння. СПб., 1899, с. 401 и след.

    - 428 —


    ,* слов, как научный ', деятель (вместо делатель), даровитый, на-" поение, творчество, представитель, сопоставление, голосование, ° лоскогорье2 и др. Тот же ученый, разбирая первое издание «Рус­о-французского словаря» Макарова (1867), отмечает пропуск мно-слов, из которых некоторые «правда, еще новы, но и те уже при­бегли или, по крайней мере, более и более приобретают право граж-анства». Выстраивается такой ряд книжных новообразований: 0«ораздел, главенство, замкнутость, крепостник, крепостничество, ме-поприятие, непререкаемый, обусловливать, передвижение, полноправ­ный, правомерный, представительство, пререкание, принудительный, оавноправный, самовосхваление, самодеятельность, самообольщение, самоуправление, сдержанность, собственник, численность3 и мн. др. Особенный интерес для историка представляют слова и выраже­ния, связанные с процессом развития капиталистических отношений и из области торгово-промышленной или финансовой терминологии, переходившие в систему литературного языка. Таковы, например, выражения: чьи-нибудь акции поднялись, упали; ажиотаж; банкрот (нравственный); потерпеть крах4 (ср. у Н. А. Некрасова):

    Плутократ, как караульный Станет на часах, И пойдет грабеж огульный, И случится крах.

    (Современники, Герои времени);

    надежды, планы лопнули; крупный вклад во что-нибудь, например в иауку; выйти в тираж; гарантировать, гарантия (ср. у Н. А. Некра­сова: «Антокольский! изваяй гарантию в субсидию»); дисконтиро­вать в переносном значении (ср. слова дворянина-дельца Палтусова в «Китай-городе» П. Д. Боборыкина: «Если у нас есть воспитание, ум, раса, наконец, надо все это дисконтировать»); учесть (в перенос­ном значении); дискредитировать; свести счеты с кем-нибудь; запро­сы; итоги; в итоге; чек. Ср. у Гл. Успенского в очерках «Новые вре­мена, новые заботы», «Книжка чеков» (1876): «Чистая бумага, а пятнадцать тысяч в ней весу!.. Называется — чек»5 и мн. др. под.6 Ср. у Н. С. Лескова в романе «На ножах»: «Я задумал было и же-

    1 Ср. у А. Тарасенкова (в статье «Последние дни жизни Гоголя». М., 1902, ^•10—11): «Не помню почему-то я употребил в рассказе слово научный; он 1'оголь) вдруг перестал есть, смотрит во все глаза на своего соседа и повторяет ^сколько раз сказанное мною слово «научный», «научный», а мы все говорили •наукообразный»; это неловко, то гораздо лучше».

    Грог Я. К. Филологические разыскания, с. 14, 17. Там же, с. 185.

    Ср. в романе П. Д. Боборыкина «Василий Теркин» разговор землемера с Помещиком Иваном Захарычем: «Это была бы только отсрочка... краха...» «Вон акие слова употребляет. Крах... И терпи» — подумал Иван Захарыч... «Извини-■■• я назызаю крахом...» «Да, да, нынешнее слово, я знаю»... — «Слово на­стоящее, Иван Захарыч...»

    g Успенский Г. И. Поли. собр. соч. Пг., 1918, т. 2, с. 13Г".

    '-V., например, материалы: Сакс. И. Т. Русско-немецко-англо-французский варь выражений и оборотов, свойственных торговой корреспонденции, М.,

    1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   35