• ИЗЛОЖЕНИЕ
  • A. События 7 июня 2003 года
  • B. Гибель дочери заявительницы
  • C. Смерть мужа заявительницы
  • D. Обращение к властям с просьбой расследовать инцидент
  • E. Участие в деле неправительственной организации «Комитет против пыток»
  • F. Дальнейшие события
  • ВОПРОСЫ

  • Скачать 70.96 Kb.


    Дата15.11.2018
    Размер70.96 Kb.
    ТипИзложение

    Скачать 70.96 Kb.

    Изложение фактов факты



    КОСУМОВА ПРОТИВ РОССИИ – ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ И ВОПРОСЫ

    ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

    Жалоба № 2527/09,
    поданная Руман КОСУМОВОЙ
    против России
    24 декабря 2008 года
    ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

    ФАКТЫ


    Заявительница, госпожа Руман Косумова, гражданка России, 1938 года рождения, проживает в селе Харачой (Чеченская Республика). Ее интересы в Суде представляют А. Рыжов, О. Садовская и И. Каляпин, юристы неправительственной организации «Комитет против пыток», расположенной в Нижнем Новгороде.

    Обстоятельства дела, изложенные заявителем, можно обобщить следующим образом.

    Заявительница приходится матерью Раисе Косумовой, 1967 года рождения, и вдовой Алихажи Косумову, 1932 года рождения.

    A. События 7 июня 2003 года

    7 июня 2003 года около 17.00 на трассе Дышне-Ведено-Харачой был подорван автомобиль УАЗ, в котором находились сотрудники отдела внутренних дел и прокуратуры Веденского района. Машину взрывом отбросило на обочину. Несколько сотрудников было ранено, а двое погибли на месте.

    После взрыва сотрудники правоохранительных органов вызвали подкрепление. Через 1 час 15 минут к месту подрыва подошла бронегруппа, взвод разведки военной комендатуры Веденского района и оперативная группа ФСБ. Прибывшие на помощь военнослужащие произвели обстрел из стрелкового оружия участок в направлении горы «Газгина». Кроме того, со стороны Дышне-Ведено группой поддержки был нанесен минометный удар по горно-лесистой местности, куда скрылись предполагаемые подрывники автомобиля. Однако удар оказался неточным, и снаряды попали практически по месту подрыва.

    B. Гибель дочери заявительницы

    7 июня 2003 года дочь заявителя ехала за рулем своего автомобиля ГАЗ-66 из села Ведено в село Харачой. На окраине селения Дышне-Ведено она встретила своих знакомых Мухтара Бакарова и Саадбека Махашева, которые ей сообщили о подрыве автомобиля с сотрудниками милиции и последующих событиях.

    Раиса Косумова продолжила движение в сторону села Харачой. Когда она проезжала место подрыва милицейского автомобиля, на обочине дороги стали разрываться минометные снаряды. В результате обстрела Раиса Касумова получила ранение головы и скончалась на месте. Автомашина, принадлежащая Раисе Косумовой, получила повреждения.

    16 января 2004 года офис записи актов гражданского состояния Веденского района выдал свидетельство № 13 о смерти Раисы Косумовой в возрасте 35 лет 7 июня 2003 года в селе Харачой, Веденский район, от раны головы.



    C. Смерть мужа заявительницы

    Когда дочь заявительницы погибла, 70-летний муж заявительницы был болен. Заявительница побоялась сообщить мужу о гибели Раисы, переживая за его здоровье.

    Алихажи Косумов узнал о гибели дочери 1 июля 2003 года. С этим он так и не смирился, скончавшись 3 июля 2003 года.

    D. Обращение к властям с просьбой расследовать инцидент

    После гибели дочери заявительница обратилась в прокуратуру Веденского района. Ее уведомили, что по данному факту было возбуждено уголовное дело. Однако в этой связи ей не было предоставлено никаких письменных документов.

    Два с половиной года заявительница безуспешно пыталась узнать о подвижках в расследовании, направляла различные ходатайства в компетентные органы.

    E. Участие в деле неправительственной организации «Комитет против пыток»

    В 2005 году заявительница обратилась в НПО «Комитет против пыток» («КПП»), функционирующий в Нижнем Новгороде. Она описала обстоятельства гибели своей дочери и пожаловалась на бездействие прокуратуры.

    Сотрудники «КПП» опросили Мухтара Бакарова и Саадбека Махашева, которые были последними, кто видел дочь заявительницы живой. Опросив данных свидетелей и изучив ряд медицинских и процессуальных документов, «КПП» пришел к выводу, что дочь заявительницы погибла в результате действий российских военнослужащих в нарушение статьи 2 Конвенции.

    F. Дальнейшие события

    18 и 30 августа 2005 года адвокат заявительницы, предоставленный ей «КПП», обратился в прокуратуру Веденского района с просьбой предоставить последнее процессуальное решение по делу о гибели дочери заявительницы. Эти просьбы остались без ответа.

    30 августа 2005 года адвокат заявительницы направил подобное ходатайство в военную прокуратуру Шалинского района. В ответе, датированном 7 сентября 2005 года, сообщалось, что дело в военную прокуратуру не поступало.

    10 октября 2005 года адвокат заявительницы в третий раз обратился в прокуратуру Веденского района с просьбой сообщить ему о прогрессе в расследовании дела.

    20 января 2006 года прокуратура ответила на это ходатайство. В письме содержались копии постановления от 7 июня 2003 года о возбуждении уголовного дела № 24041, постановления от 25 июля 2003 года о присвоении заявительницы статуса потерпевшей, постановления от 7 августа 2003 года о приостановлении следствия по причинам невозможности установления лиц, виновных в преступлении.

    5 сентября 2006 года адвокат заявительницы обратился в прокуратуру Веденского района с просьбой сообщить о подвижках в деле.

    13 октября 2006 года прокурор Веденского района сообщил ему, что постановление от 7 августа 2003 года является последним процессуальным документом, принятым по делу.

    7 декабря 2006 года адвокат заявительницы получил факсимильное сообщение, датированное 20 ноября 2006 года, о том, что расследование было возобновлено.

    11 января 2007 года срок предварительного расследования был продлен до 16 февраля 2007 года. В постановлении было указано:

    “[...] до настоящего момента виновные в совершении преступления не установлены, очевидцы происшедшего не допрошены, ответы на запросы получены не были, в этой связи невозможно принять законное и обоснованное решение.”

    15 марта 2007 года адвокат заявительницы обратился в прокуратуру Веденского района с просьбой сообщить о последнем процессуальном решении по делу.

    17 марта 2007 года ему был направлен ответ, согласно которому 11 февраля 2007 года срок предварительного расследования был продлен до 16 апреля 2007 года.

    20 апреля 2007 года адвокат заявительницы обратился в прокуратуру Веденского района с просьбой сообщить о последнем процессуальном решении по делу.

    2 мая 2007 года он получил ответ, в котором содержалась копия постановления от 16 апреля 2007 года о дальнейшем продлении срока расследования в связи с неустановлением виновных в гибели дочери заявительницы.

    15 мая 2007 года адвокат заявительницы обратился в прокуратуру Веденского района с просьбой предоставить ему копии материалов уголовного дела.

    18 мая 2007 года следователь прокуратуры Веденского района отказал в удовлетворении данного ходатайства на том основании, что предварительное расследование не было завершено.

    31 мая 2007 года адвокат заявительницы обжаловал данный отказ в Веденский районный суд Чеченской Республики.

    18 июня 2007 года Веденский районный суд признал постановление от 18 мая 2007 года законным.

    Адвокат заявительницы обжаловал судебное решение.

    30 января 2009 года Верховный суд России, в надзорной инстанции, признал отказ в ознакомлении с материалами приостановленного уголовного дела законным и обоснованным.

    Между тем, 20 сентября 2007 года адвокат заявительницы обжаловал постановление от 16 апреля 2007 года о приостановлении следствия руководителю Шалинского межрайонного следственного отдела.

    20 декабря 2007 года руководитель Шалинского межрайонного следственного отдела не усмотрел оснований для отмены постановления от 16 апреля 2007 года.

    21 марта 2008 года адвокат заявителя обжаловал указанное решение в Веденский районный суд. Он указал, что прокуратура не установила очевидцев обстрела, не установила лицо, которое приказало использование оружие без точного расчета местности и оцепления дороги. Также было указано, что прокуратура не получила из Министерства обороны, МВД, ФСБ необходимую информацию относительно проведения операции и обстрела военнослужащими 7 июня 2003 года около села Дышне-Ведено.

    14 апреля 2008 года Веденский районный суд согласился с вышеназванными аргументами и признал незаконным, необоснованным и преждевременным постановление от 20 декабря 2007 года. Суд обязал прокуратуру возобновить расследование дела.

    Несмотря на значительные старания адвоката заявительницы добиться возобновления дела, похоже, что на данный момент это так и не произошло.

    ПРЕДМЕТ ЖАЛОБЫ

    1.  Заявительница жалуется на нарушение статьи 2 Конвенции, в частности на то, что право на жизнь ее дочери, Раисы Косумовой, Tбыло нарушено действиями российских военных. Она также жалуется на то, что национальными властями не было проведено эффективное расследование обстоятельств гибели ее дочери, в нарушение процессуальных гарантий статьи 2 Конвенции.

    2.  Заявительница жалуется на то, что переживания, которые испытала она и ее покойный муж в связи с гибелью дочери и неэффективным расследованием этого инцидента, достигли уровня жестокости, достаточного для нарушения статьи 3 Конвенции.

    3.  Она также жалуется на нарушение статьи 1 Протокола 1 к Конвенции, в частности на то, что автомобиль ее дочери был поврежден в результате действий российских военнослужащих 7 июня 2003 года.

    4.  Наконец, заявительница жалуется на отсутствие средств правовой защиты в связи с предполагаемыми нарушениями статьи 2, как того требует статья 13 Конвенции.



    ВОПРОСЫ СТОРОНАМ

    1.  Ответственны ли власти за артиллерийский огонь по трассе Дышне-Ведено-Харачой 7 июня 2003 года? Был ли удар спланирован и проконтролирован властями таким образом, чтобы снизить к минимуму угрозу жизням гражданских лиц, которые могли быть на трассе или рядом с ней? Если нет, было ли нарушено право на жизнь Раисы Косумовой, предусмотренное статьей 2 Конвенции (см. Isayeva, Yusupova and, Bazayeva v. Russia, №№ 57947/00, 57948/00 и 57949/00, § 171, постановление от 24 февраля 2005 года, и Isayeva v. Russia, № 57950/00, § 175, постановление от 24 февраля 2004 года)?


    2.  С учетом процессуальной защиты права на жизнь (см. постановление Salman v. Turkey [Большая Палата], № 21986/93, § 104, ЕСПЧ 2000-VII), было ли расследование в данном деле достаточным для выполнения властями обязательств по эффективному расследованию, как того требует статья 2 Конвенции?
    3.  Имела ли заявительница в своем распоряжении эффективное средство правовой защиты относительно ее жалоб по статье 2 Конвенции, как того требует статья 13 Конвенции?
    4.  В связи с этими вопросами Правительству РФ надлежит предоставить Суду копии всех материалов уголовного дела № 24041, возбужденного Веденской районной прокуратурой 7 июня 2003 года по факту гибели Раисы Косумовой.


    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Изложение фактов факты

    Скачать 70.96 Kb.