• РЕЗОНАНС. ЛЮДИ И МАНЕКЕНЫ



  • страница1/15
    Дата12.03.2019
    Размер3.55 Mb.

    Женский образ Вечные вопросы


      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


    СОДЕРЖАНИЕ

    Предисловие автора ....... 5


    Часть первая

    ВО ЧТО РЯДИТСЯ ЧВАНСТВО?

    Во что рядится чванство? .... 9

    Резонанс. Люди и манекены ...... 13

    Ошибка микрокалькулятора .......... 21

    Не обеднеем ..... 25

    Резонанс. Отношение к «хайлафистам» .... 31

    Уход ......... 35

    Уходящие ......... 40

    Святое за душой ............... 48

    Ольга против Алисы ............ 64

    Деньги Шляпиных .......... 60

    Порядочность ........... 74

    Личная выгода ............. 81

    Резонанс. Диспут о личной выгоде ..... 89

    Крайний вариант .......... 94

    Срочная командировка ............ 103

    «Аристократы духа» ............ 111

    Резонанс. Таланты по наследству? ........... 117
    В поисках истины ......... 122

    Резонанс. Кто ищет истину? ....... 129

    Вместо послесловия. Прочитали о себе ......... 134

    Часть вторая

    НАШИ ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ

    Образ Чапаева ........... 139

    Личный пример ............. 147

    Ленинская гвардия ........... 148

    Ленинский урок: как относиться к людям .......... 155
    Ленинские нормы жизни — это прежде всего

    правда о реальном положении дел .......... 165

    Одна черта ........ 171

    Резонанс. Учиться у Ленина! ....... 179

    Шкурный интерес .......... 183

    Разговор о главном ........... 199

    Р» книгах и в жизни ............ 204

    Коммунистическое бескорыстие ......... 216

    Светлана помогает Никарагуа .......... 216

    У нас так принято .......... 221

    Женский образ ........... 226

    Вечные вопросы ............. 237

    Какую выбрать жизнь? .......... 237

    Как найти друга? ....... 245


    номера страниц бумажного издания - в квадратных скобках [4].
    ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

    Первая часть этой книги представляет собой публицистическую работу, от начала до конца построенную на диалоге с читателем. Толчком для этого диалога по­служили идущие в обществе оздоровительные процессы 80-х годов. Почта, поступающая в редакцию «Комсомольской правды», где я работаю, была настолько требовательной к журналисту, что уже не оставалось ничего иного, кроме как повиноваться ей, а значит, отразить в меру сил идущие в обществе процессы, осмыслить их по мере возможностей и сказать читателю свое слово о том, что его волнует.

    Позиции автора и степень понимания происходящего корректировались в ходе темы. «Подчищать» я не стала, потому что это движение от менее четких (этических, воспитательных) к более четким — это движение вызвано не тем, что автору так захотелось: это отразило изменения в общественном сознании. В отражении этой динамики есть, по-моему, своя ценность.

    На то и публицистика, чтобы поспевать поворачиваться. Когда идут быстрые изменения в глубинах общественного организма — бывает, и не говоришь, а выкрикиваешь, настолько сильно давление на тебя из этих глубин. Наше дело повиноваться этому диктату.

    Накопившиеся в обществе негативные явления породили, разумеется, и свои молодежные варианты. В молодежной среде возникли свои группы, кланы с установками, весьма далекими от коллективизма, от стремления к равенству, от принципов распределения по труду, да и просто далекие от труда.

    Негативные явления в их молодежном варианте, психология людей, олицетворивших эти явления, а так­же противодействие им — содержание первой части книги. Для того чтобы возможно точнее воспроизвести движения и противоречия в молодежной среде, по-своему отражающие общие социальные противоречия, я включила в книгу читательские письма в их чистом виде, просто письма, как реакцию на выступление публициста и одновременно как толчок к следующему выступлению. Читатель подталкивал развитие темы, направлял в то русло, которое требовалось обществу, переживающему определенный период развития. В связи с этим вы можете проследить, что же это такое: обратная связь с читателем, как именно читатель действует на автора.[5]

    Вообще-то об обратной связи мы говорим нередко, но обычно умозрительно, в то время как интерес представляет не констатация этого бесспорного факта, а малоизученная технология живого взаимодействия. Это диалог не только по жанру, но и по сущности.

    Отрицание обывательских, мелкобуржуазных ценностей, другими словами — отрицание негативных явлений в том виде, в каком они отражаются в человеческом со­знании, было бы недостаточным, если б одновременно не утверждать иные, высокие ценности. Простое отрицание безобразий — не пропаганда, а скандал. На страницах газеты обе темы: «Во что рядится чванство?» и «Наши духовные ценности» — могут идти параллельно. В книге приходится их развести.

    В силу ряда причин, о которых сказано в книге, да вы и сами их знаете, многие наши ценности искусствен­но снижены, на них видны следы чьих-то нечистых рук. Это извечное свойство мелкобуржуазности: осмеивать, пачкать, швырять себе под ноги недоступное и ненужное ей высокое и прекрасное. Это касается и наших идеалов, и наших героев, и наших представлений о жизни.

    Тема наших духовных ценностей огромна, потому что наши ценности — уникальны. Но они топки и сложны, прикасаться к ним можно только бережно, чтобы ни в коем случае не допустить их профанации.

    То, что включено в эту книгу, — только начало темы. Жизнь заставляет сейчас разрабатывать именно это на­правление. Мне кажется, оно сейчас нужнее всего. [6]

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    ВО ЧТО

    РЯДИТСЯ ЧВАНСТВО?
    ВО ЧТО РЯДИТСЯ ЧВАНСТВО?

    Когда знакомишься с внутренним миром человека, каждый раз заново удивляешься, насколько разными бывают представления людей о справедливости, о добре и зле, о взаимоотношениях между людьми.



    А ведь одна эпоха, одно общество... И даже образовательный уровень моего сегодняшнего оппонента примерно тот же, что у большинства.

    «Ну что вы там пишете?! Вы описали обеспеченную девочку-троечницу и серую замухрышку-отличницу. Чепуха. Дети из обеспеченных семей учатся намного лучше детей из необеспеченных: даже питание много значит».

    Это меня, как автора, отчитывает за одну из статей шестнадцатилетняя читательница. Она считает неправдоподобным, чтобы тот, у кого мало денег, учился лучше, чем тот, у кого много денег. В подтверждение своей мысли она рассказывает о себе.

    «Я из так называемой обеспеченной семьи: с пятого класса и ежегодно у меня были джинсы «штатских» фирм, в шестом мне купили японский кассетный магнитофон со всей прилагающейся аппаратурой, в седьмом — кожаное пальто, в восьмом — первосортную дубленку, а сейчас мне подарили лисью ушанку. Нужно дальше перечислять гардероб? Все сапоги, босоножки, всевозможные туфли, сапожки, полусапожки?..»



    Нет, не нужно, мы уже убедились в том, что наша читательница обута и в ближайшие десять лет босой не окажется. Свою коллекцию обуви она упоминает не для того, чтобы похвалиться, а в подтверждение все той же мысли: только хорошо обеспеченные могут хорошо учиться и держаться с достоинством. Сама она учится почти на одни пятерки.

    «Я культорг класса, имею авторитет (и немалый) и в нашем классе, и в школе. Очень люблю читать стихи, мне нравятся Пушкин, Блок, Волошин, обожаю оперетты Штрауса, Кальмана и Оффенбаха, вальсы Шопена, различные произведения Бетховена и Моцарта и органную музыку Баха.[9]

    У меня есть две подруги (тоже из обеспеченных) — Светлана учится так же, как и я, а Вика идет на «золотую». Да, мы держимся несколько особняком от остальных, у нас другие интересы. Нам интересно поговорить и о пьесе, недавно увиденной в «Современнике», и о таланте певицы Большого театра, исполняющей главную роль в «Князе Игоре», и в конце концов просто об интересных и престижных дисках, вышедших в свет.

    А этим всем сереньким мышкам просто непонятны наши разговоры. Сами-то они говорят только о тряпках, кто чего достал, ведь ничего нет, и родители «не могут», так вот они и треплются — все легче на душе; или о мальчишках (та же самая ситуация): на них ведь никто не смотрит, а Светланку всегда королевой бала выбирают. Кстати, о мальчишках: при нас никто из ребят не ругается, не курит и не позволяет себе никаких вольностей, и бегают за нами табуном. А с этими серыми мышами всегда «все, что угодно», ни один такую ни в кино, ни в дискотеку ни разу не пригласил. Вот и сравнивайте. Алиса».

    Сравнивать трудно, потому что противоположную сторону нет возможности выслушать. Какие на самом деле, а не в восприятии трех «аристократок» остальные девочки класса, мы узнать не можем. Зато мы видим, каковы Алиса (если она в самом деле Алиса), Светланка и Вика. Есть Они — и презираемые «мыши». Они — и созданная ими карикатура на «серых людей», которую они считают правильным восприятием действительности.

    Оценка людей через призму вещей и денег ненова. Более того, она нетрудна. Это самый легкий, самый примитивный способ оценки. Несомненно, что здесь мы видим семейную шкалу ценностей. Алиса — второе поколение. Первое поколение — это ее родители. Могу сказать с уверенностью, что родители Алисы первыми в роду дорвались до такого изобилия: видно по их ребенку. Потому-то здесь все новое, «с иголочки», наглое, прущее вверх.

    А теперь о том, что противостоит этой наглости, — об интеллигентности. О той величайшей человеческой ценности, которая пока еще, к сожалению, не стала всеобщим достоянием, а многими даже не полностью осмыслена.

    Прошу не перепутать. Речь идет не об интеллигенции как разновидности служащих, а об интеллигентности как человеческом качестве. Качество, которое, конечно же, [10] к диплому отношения не имеет, и даже если все сразу вдруг станут дипломированными или «остепененными», вряд ли мгновенно увеличится число интеллигентных людей.

    Давайте вспомним историю, вторую половину девятнадцатого столетия, когда о таких людях впервые заговорили, когда и само слово-то появилось, ибо нужно было как-то обозначить явление. Слово это, как известно, русского происхождения. Глеб Успенский о народной интеллигенции: «Она поднимала слабого, беспомощно брошенного бессердечною природой на произвол судьбы; она помогала, и всегда делом, против слишком жестокого напора зоологической правды; она не давала этой правде слишком много простора, полагала ей пределы».

    Эти люди были совестью своего общества. Вспомните, как они стеснялись жить лучшей жизнью, чем другие. А ответственность, а стыд?! Это есть в литературе, можно познакомиться.

    Истинно ценное — пусть и возникшее в иных условиях — не исчезает. Тем более то, что является нашей национальной гордостью.

    Мы сейчас много говорим и пишем о гармоничном развитии личности, о социалистической цивилизованности. В понятие уровня жизни мы включаем не только доходы и товары, но и культуру. В том числе и бытовую, и потребительскую, и тем более культуру человеческих отношений.

    Частнособственнические нравы, высокомерное отношение к менее обеспеченным или менее удачливым людям — все это не имеет ни малейшего отношения к тому идеалу гармоничной личности, ради которого мы все трудимся.

    Давно известно: презрительное отношение к людям, эгоизм и эгоцентризм приводят к краху личности. А совесть, честь, человеческое достоинство укрепляют нас, дают нам возможность быть полезными людям, реально помогать другим.

    Есть ли на свете хоть кто-то, кто ни разу не попадал в беду? Вспомните, кто вам тогда протянул руку из тех, кого ваша беда нимало не касалась? Вот это и есть интеллигентный человек. А кто вас топил, воспользовавшись случаем? Это его антипод.

    Современная деловая, производственная жизнь дает множество поводов увидеть, кто среди нас истинно гуманен, интеллигентен, а кто нет [11].

    Посмотрим на письмо под этим углом зрения.

    Нам очевидны барские замашки Алисы. Начиная с внешних — скажем, с барски пренебрежительного описания коллекции своей обувки. Вынуть, извлечь человека из мира вещей невозможно, однако человеческие отношения всегда будут иметь и такую сторону: тактично или нет в то или иное общество надеть дорогую вещь. При малейшем сомнении культурный человек оденется попроще. Интеллигентные люди, кстати говоря, отстают от моды не потому, что их головы заняты более высокими мыслями, а потому, что им не доставляет никакого удовольствия оглядывание их в упор с ног до головы.

    Исходя из этого понимания и ощущения, интеллигентные родители никогда не предложат дочери-семикласснице тысячерублевое пальто, а хорошо воспитанная девочка и сама его не наденет, чтобы не почувствовать неловкости перед подругами, да и перед учительницами тоже.

    Коллекционировать можно не только барахло, а что угодно: от спичечных этикеток до любовных побед. Не надо только в наборе босоножек видеть платформу для интеллектуального и духовного возвышения над другими. Каблук подломится...



    Так и видишь Алисину семейку, которая священно­действует за обедом в надежде стать умнее всех. Ешь, деточка, побольше, станешь умнее Мани и Вани: у них сметана магазинная, у нас рыночная.

    Для Алисы скажу, что влияние белкового голодания на умственное развитие несомненно. Но сравнивать две семьи с разными доходами и заранее предсказывать, что там, где денег больше, дети будут умнее и способнее, потому что стол у них богаче, — невежество и глупость, избавиться от которых не поможет даже рыночная сметана..



    Мировоззрение — дело серьезное. Ошибочное мировоззрение может искалечить жизнь и самому человеку, и многим, попавшим в его орбиту: смотря как сложится жизнь, смотря на каком посту он окажется, смотря в какие коллизии попадет.

    Купеческая психология автора письма тоже очевидна. Чего стоит уровень доходов как гарант ума и способностей! Все стоит денег, все можно купить за деньги — вот как это читается. Да еще с напором, с текстовым надрывом, мало свойственным юному возрасту.[12]

    Мы ничего не сказали об окружающих, о фоне, о классе, о его комсомольской организации, о «табуне» мальчиков, которым, судя по письму, нравится умеющая себя подать Алиса, о девочках, выбравших Алису (с ее-то культурным уровнем!) в культорги. Пусть сами они посмотрят новыми глазами на происходящее, пусть узнают, что думает о них их «авторитет». Без их помощи такой сорняк в классе не расцвел бы. Они тоже виноваты.

    Перечитала еще раз ее письмо.

    Грамматика хромает. Будь я Алисиным учителем, многое подчеркнула бы красным карандашом. Стилистика не лучше.

    Мелочи? Несомненно. Но не для того, кто претендует на роль самого умного и самого культурного, высшие интересы которого недоступны-де «серым мышкам».



    ... А с билетами в хорошие театры действительно туго. Поэтому, как любой дефицит, и они развивают чванство у духовно бедного обладателя.

    Письмо в редакцию написал неинтеллигентный человек. Лично для меня этим все сказано.



    РЕЗОНАНС. ЛЮДИ И МАНЕКЕНЫ

    За что читатели всем сколом набросились на бедного ребенка — Алису? Она из обеспеченной семьи. Если много денег, почему нельзя одеть ребенка, тем более единственного, с шиком, модно и дорого?

    У меня родители тоже много зарабатывают. У нас «Волга», трехкомнатная кооперативная квартира, сад, дача. В конце августа я вышла замуж. Его родители подарили нам «Жигули», мои — квартиру с гарнитурой. Муж у меня в этом году кончит институт, мне еще учиться три года. Мы увлекаемся современной музыкой, имеем дорогую японскую аппаратуру, у меня в 19 лет на пальцах три золотых перстня, один с бриллиантом четырехзначной стоимости. Повторяю, все это заработано и куплено на свои деньги.

    Что же касается наших друзей, то они тоже относятся к той категории, что и мы. У них такие же родители. И если кто-то говорит нам, что мы держим себя на высоте, то только те, кто нам завидует. Еще бы! Не у всех есть то, что имеем мы. В наше время, чтобы хорошо [13] жить, надо иметь деньги. Есть деньги — есть успех, слава, связи.

    Заранее уверена в том, что «правильные» читатели поднимут крик: «Избалованные, испорченные, дикие...»

    Нет, это неверно. Будь мы такими, не учились бы все в вузах, многие из наших друзей не защитили бы диссертации. Я понимаю Алису, нечего винить ее. Правильно, девочка, пользуйся всем, что у тебя есть. Если ты имеешь джинсы, модные вещи, импортную обувь — ты на коне. Ты независима, горда, неприступна, интересна для мальчиков (думаю, ты выбираешь их по себе?), даже не обладая умом и привлекательной мордашкой. Успех тебе обеспечен. По себе знаю: муж красавчик, с сундуками добра, родители пробивные, могут что угодно достать, устроить, друзья — лапоньки, умницы, с машинами, подруги — милашки, с золотом и тряпками.

    Казань

    * * *


    У нас есть дочь. После окончания школы с аттестатом 4,5 балла она пошла на завод. Окончила курсы крановщиц, работает на заводе и учится в вечернем ВТУЗе. Добивается всего сама, живет в общежитии в другом городе. Это нелегко. Но мы гордимся ею, ее самостоятель­ностью. И нам оскорбительно, что ничего не значащая без своих родителей Алиса будет считать и ее «серой мышью».
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Женский образ Вечные вопросы