• Казакевич О.А. ЯЗЫКОВАЯ СИТУАЦИЯ У КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ ТУРУХАНСКОГО РАЙОНА: КЕТЫ И СЕЛЬКУПЫ
  • Маленький сибирский Вавилон
  • Келлог - столица кетов
  • Селькупы в кетской среде
  • Образование в Келлоге
  • Кетский язык за пределами кетского и селькупского этносов

  • Скачать 158.82 Kb.


    Дата10.11.2017
    Размер158.82 Kb.
    ТипСтатья

    Скачать 158.82 Kb.

    Казакевич О. А. Языковая ситуация у коренных малочисленных народов


    Казакевич О.А. Языковая ситуация у коренных малочисленных народов Туруханского района: кеты и селькупы // Язык в контексте общественного развития. М., 1994. С. 110-123.


    Казакевич О.А.

    ЯЗЫКОВАЯ СИТУАЦИЯ У КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ

    ТУРУХАНСКОГО РАЙОНА: КЕТЫ И СЕЛЬКУПЫ
    Статья написана на материале, собранном автором во время экспедиции, организованной лингвистическим факультетом Российского Гуманитарного университета в Туруханский район Красноярского края летом 1993 г. Участие автора в этой экспедиции финансировалось Институтом Языкознания Российской Академии Наук за счет гранта, полученного из Фонда фундаментальных исследований РАН.

    Туруханский район расположен на севере Красноярского края. Население района - 19.759 человек. На территории района проживают представители трех коренных малочисленных народов России: кеты, селькупы и эвенки. Для эвенков Туруханский район - это периферийная зона расселения. Из 29.901 эвенков России (перепись 1989 г.) в районе проживает всего 139 человек (ок. 0,5 %), в основном на севере района (пос. Совречка). Селькупов в Туруханском районе 279, что составляет около 8 % от 3.564 селькупов России (в СССР в 1989 г., по данным переписи, проживало 3.612 селькупов). Селькупы также расселены преимущественно на севере района (пос. Фарково).

    Для кетов Туруханский район - основной район расселения. По данным переписи 1989 г., на территории бывшего СССР проживает 1113 кетов, из них в России - 1084 человека. В Туруханском районе живет 574 кета (53 % всех кетов России). Кеты расселены в Среднем течении Енисея и по его притокам от Подкаменной Тунгуски на юге до Курейки на севере в поселках Ворогово, Бор, Сумароково, Бахта, Верхне-Имбатск, Келлог, Верещагино, Бакланиха, Горошиха, Сургутиха, Пакулиха, Туруханск, Фарково, Серково, Мадуйка. Лишь в двух поселках - Келлоге и Серкове - кеты составляют большинство населения. В остальных поселках они остаются в меньшинстве. Наряду с Туруханским районом кеты живут на территории Эвенкийского автономного округа (178 человек), в основном в пос. Суломай, где они составляют большинство населения.

    Сравнение данных последних переписей населения по России показывает постоянное сокращение процента кетов, считающих кетский язык родным: с 74,9 % в 1970 г. до 60,2 % в 1979 г. и, наконец, до 48,8 % в 1989 г. (48,3 % кетов бывшего СССР). При этом среди городских кетов родным языком кетский признает лишь 35,8 %, зато в сельской местности - 51,6 % (в 1989 г. в городах жило 18 % кетов, остальные 82 % - в сельской местности).

    Хотя уже в 20-е и 30-е годы разрабатывался кетский алфавит, а в 1934 г. Н.К. Каргером был издан кетский Букварь, письменность на кетском языке по сути появилась лишь в конце 80-х годов, когда сначала в Красноярске (1988 г.), а затем и в Ленинграде (1991 г.) вышел Букварь, составленный Г.К. Вернером и Г.Х. Николаевой, и началось преподавание кетского языка в школе в качестве предмета. К настоящему времени издан Учебник кетского языка для второго класса (Санкт-Петербург, 1993 г., составители Г.К. Вернер и Г.Х. Николаева) и Кетско-русский и русско-кетский учебный словарь (Г.К. Вернер, Санкт-Петербург, 1993 г.).

    По данным Окружного управления народного образования, в настоящее время кетский язык преподается в начальных классах школы в поселках Келлог, Горошиха, Верещагино, Сургутиха, Бакланиха и Суломай. В Келлоге кетский язык преподается также в старших классах школы в качестве факультатива. Всего кетскому языку в Туруханском районе обучается более 150 школьников.

    Экспедиция РГГУ работала в двух расположенных сравнительно недалеко друг от друга поселках: Верхне-Имбатске и Келлоге. Это дало возможность сопоставить ситуацию в большом поселке, где малочисленное кетское население живет в окружении других народов, говорящих по-русски, с ситуацией маленького поселка с преобладанием кетского населения, где бок о бок с кетами живет небольшая группа селькупов. С целью получения адекватной картины языковой ситуации у кетов Верхне-Имбатска и Келлога, а также у келлогских селькупов и для выявления факторов, оказывающих влияние на развитие этой ситуации, было проведено выборочное анкетирование кетского и селькупского населения этих поселков. Вопросы анкеты включали социологические (возраст, место рождения, образование, род занятий, национальность, сведения о родителях) и социолингвистические параметры (родной и второй язык, сферы использования родного языка, преподавание родного языка в школе, оценка собственного знания родного и второго языка, знание фольклорных текстов на родном языке, желание видеть собственных детей не утратившими родной язык). Кроме того, были обработаны данные хозяйственных книг Верхне-Имбатского и Келлогского сельских советов. Степень владения родным языком определялась в результате работы с кетами как информантами по кетскому языку, причем в качестве ключевых тестов использовалось, с одной стороны, активное знание сложных грамматических форм, в первую очередь, полной глагольной парадигмы, с другой стороны, знание нетривиальной лексики, в частности, изобразительных глаголов.
    Маленький сибирский Вавилон

    Верхне-Имбатск - старинное русское село на Енисее, которому в этом году исполнилось 300 лет. Летом 1993 г. его весьма пестрое по национальному составу население насчитывало 950 человек. Основная масса - это русские - 842 человека. Далее в порядке убывания численности: немцы - 38 человек, кеты - 36, украинцы - 6, греки - 5, финны - 5, белорусы - 3, татары - 3, эвенки - 3, буряты - 1, грузины - 1, иранцы - 1, латыши - 1, литовцы - 1, осетины - 1, поляки - 1, удмурты - 1, ханты - 1.

    Таким образом, кеты составляют всего около 4 % населения Верхне-Имбатска. Более половины из них - дети и молодежь в возрасте до 19 лет. В поселке есть средняя школа, но кетский язык там не преподается.

    В поселке 299 хозяйств, из них 11 кетских. Из 10 полных кетских семей, живущих в поселке, только в трех оба супруга - кеты. Остальные браки смешанные: кетско-русские, кетско-финский, кетско-эвенкийский. Если до недавнего времени детей от смешанных браков обычно записывали кетами, то теперь в кетско-русских семьях их нередко записывают русскими.

    Примерно половина взрослых кетов Верхне-Имбатска – уроженцы Келлога, остальные - выходцы из близлежащих поселков (Канготово, Чулково, Сургутиха) или с севера (Серково).

    Большинство верхне-имбатских кетов родным языком считают кетский. Мы опроситли практически все взрослое кетское население поселка, и лишь в одном случае родным языком был назван русский. Что касается детей, то и они, даже в смешанных семьях, зачастую называют кетский язык родным. Однако если большинство взрослых кетов в той или иной степени владеют кетским языком, то дети либо совсем не знают языка, либо, в лучшем случае, могут сказать по-кетски не более десятка слов.

    Все кеты в поселке говорят по-русски. В смешанных семьях русский язык - основной язык бытового общения. По-кетски говорят только со старшими родственниками, если таковые имеются. В чисто кетских семьях родители с детьми да и между собой, тоже, как правило, говорят по-русски. Кетский язык используется в основном для обсуждения тем, существо которых хотят скрыть от детей.

    На вопрос о том, хотели бы они, чтобы их дети умели говорить по-кетски, все взрослые единодушно отвечали, что да, хотели бы, и хорошо было бы, если бы кетский язык преподавали в школе. Большинство кетских детей тоже выказывали желание знать кетский язык. Многие кеты жаловались, что в Верхне-Имбатске по-кетски говорить не с кем, то ли дело Келлог или Серково, где "по-кетски говорят все от мала до велика".

    В целом верхне-имбатские уроженцы Келлога говорят по-кетски лучше, чем выходцы из других поселков. Следует отметить, что длительное проживание вне кетской среды мало отражается на владении языком, коль скоро ко времени отъезда языковые навыки уже закреплены. Так лучшей информанткой в Верхне-Имбатске была 45-летняя уроженка Келлога, вернувшаяся в родные места всего год назад, а до того более 20 лет прожившая в Красноярске. Напротив, отсутствие языковой среды в детстве вряд ли оставляет надежду на качественное овладение языком даже при большом к этому стремлении. Поэтому кетские дети Верхне-Имбатска имеют мало шансов овладеть языком, который считают родным.
    Келлог - столица кетов

    Келлог стоит на Елогуе - левом притоке Енисея - в 200 км от Верхне-Имбатска. Еще год назад из Верхне-Имбатска в Келлог два раза в неделю летал самолет. Теперь регулярных рейсов нет. Сообщение между поселками летом осуществляется на моторной лодке, зимой - на "Буране" (мотосанях).

    В июле 1993 г. в Келлоге проживало 374 человека, из них 248 кетов, что составляет около четверти всех кетов, оставшихся на белом свете, и 66,3 % населения поселка. Остальные 33,7 % жителей - это русские - 93 человека, селькупы - 16, украинцы - 10, буряты - 2, иранцы - 2, татары - 2, немцы - 1.

    45 % кетов Келлога - это дети до 15 лет. Вместе с молодежью до 19 лет они составляют почти половину (49 %) кетского населения поселка. На возраст 20-39 лет приходится 34 %, 40-59 лет - 12 %, а старше 60 лет - всего 5 % кетского населения поселка.


    Таблица 2. Возрастной состав кетского населения пос. Келлог

    Возраст

    Количество кетов данного возраста

    Удельный вес (%) лиц данного возраста среди кетского населения

    0-6 лет

    55

    22,0 %

    7-15 лет

    55

    22,0 %

    16-19 лет

    11

    5,0 %

    20-29 лет

    43

    17,3 %

    30-39 лет

    42

    17,0 %

    40-49 лет

    18

    7,3 %

    50-59 лет

    11

    4,4 %

    60 лет и старше

    12

    5,0 %

    В поселке 119 хозяйств, из них 75 кетских. Полных кетских семей 33, причем только в 14 оба супруга - кеты, остальные - смешанные браки: кетско-русские, кетско-селькупские, кетско-украинские и кетско-татарский. 30 кетских семей неполные. Чаще всего это мать с детьми, но иногда и отец с детьми или дети без родителей. Одиноких в поселке 12 человек. Это старики обоего пола и холостые мужчины среднего возраста.

    Почти все келлогские кеты родились здесь либо поблизости от Келлога (в несуществующем ныне поселке Сигово или в тайге). Выходцев с севера (Пакулиха, Серково, Фарково) в Келлоге единицы.

    Кетский язык родным считает подавляющее большинство келлогских кетов от мала до велика. Только одна двадцатилетняя женщина из опрошенных нами жителей назвала родным языком русский. Все остальные называли кетский как нечто само собой разумеющееся. Это, увы, не означает, что все кеты Келлога свободно говорят по-кетски.

    Старшее (от 60 лет) и среднее поколение (30-59 лет) в основном владеет родным языком. Те из опрошенных, кто в детстве жил с родителями в лесу или воспитывался дедушками и бабушками, нередко сообщали, что до школы говорили исключительно по-кетски. От многих представителей среднего поколения мы слышали, что будучи в интернате, особенно в младших классах, они говорили со сверстниками по-кетски. Более того, дети, не научившиеся кетскому дома (кеты или селькупы), овладевали кетским в интернате, беседуя по-кетски со сверстниками.

    Кетский язык и теперь остается языком бытового общения среднего и старшего поколения кетов. Однако с детьми родители, как правило, говорят по-русски, причем как в смешанных семьях (которых в Келлоге примерно треть от общего числа кетских семей), так и в семьях, где оба родителя - кеты. Не удивительно, поэтому, что среди детей до 15 лет и молодежи знание родного языка в диковинку. На просьбу оценить свое владение родным языком большинство школьников до 15 лет ответили, что они понимают по-кетски, но либо совсем не говорят, либо говорят плохо. Родители тоже в большинстве случаев сообщали, что их дети по-кетски говорят редко либо не говорят вовсе, но при этом понимают, когда к ним обращаются старшие.

    В многодетных семьях старшие дети, как правило, владеют кетским языком гораздо лучше, чем их младшие братья и сестры, причем это наблюдается практически во всех поколениях: дети могут относится к 30-40-летним, 20-30-летним и даже 10-20-летним - общее правило работает во всех случаях, и в пределах одной возрастной группы дети, бывшие в семье старшими, зачастую знают родной язык лучше, чем младшие дети. По видимому, это связано с тем, что первенцев в семье часто воспитывают бабушки и дедушки, родители при этом могут жить в лесу вместе со своими родственниками – и то, и другое способствует сохранению языка. Напротив, младших детей часто оставляют на попечение их старших братьев и сестер, которые уже учатся в школе и привыкли говорить по-русски, родители, имея несколько детей, как правило, переезжают в поселок - и то, и другое тормозит овладение родным языком.

    В ответах на просьбу оценить собственный уровень владения родным языком наблюдается общая тенденция к некоторому завышению этого уровня. В наибольней степени эта тенденция проявляется у представителей среднего поколения, в наименьшей - у детей до 15 лет.

    В целом заметна некоторая деградация кетского языка. Лишь немногие келлогские носители способны воспроизвести полную глагольную пварадигму - все помнят только наиболее употребительные формы. Аналогично обстоит дело и с нетривиальными формами множественного числа - зачастую выдаются новообразования по аналогии с массовыми типами. Идет процесс забвения нетривиальной лексики.

    В Келлоге еще жива кетская фольклорная традиция, хотя людей, знающих кетские сказки и способных рассказать их по-кетски, осталось совсем немного. При этом немало кетов, особенно молодых, говорили нам, что кетские сказки они знают из книг (например, из томского издания кетских сказок А.П. Дульзона).

    Есть в Келлоге знатоки и исполнители кетских песен. Среди них выделяется А.М. Котусов, 37-летний охотник, который не только исполняет старые кетские песни (песни отца, матери, других старших родственников - у каждого кета раньше была своя песня) и сочиняет новые, свои, но и переводит на кетский язык современные эстрадные шлягеры, которые слышит по радио. Особено много у него переводов песен из репертуара Аллы Пугачевой. Кетский язык можно назвать письменным с большой натяжкой. До сих пор на нем издавалась только учебная литература. Зато в своей устной форме в Келлоге он выступает как язык художественного перевода, что, безусловно, свидетельствует о жизнеспособности языка.

    Русским языком владеют все кеты Келлога. Это единственный язык общения с администрацией, по-русски говорят в магазине и на почте, в школе и в аэропорту. Русский становится языком бытового общения, коль скоро среди беседующих есть не знающие кетского языка. По-русски предпочитает говорить между собой кетская молодежь и школьники. Если многие представители среднего поколения отмечали, что научились говорить по-русски только когда пришли в школу, то сейчас большая часть кетских детей начинает говорить по-русски раньше, чем по-кетски.

    Большинство взрослых хочет, чтобы их дети говорили по-кетски. Лишь четверо из опрошенных ответили, что кетский язык их детям ни к чему. Желание знать кетский высказывают и дети. Большинство взрослых полагает, что преподавание кетского языка в школе - благое дело. Преподаватель кетского языка келлогской школы В.И. Бондарева, сама уроженка Келлога, пользуется в поселке всеобщим уважением.

    Дальнейшая судьба кетского языка зависит от того, станет ли он языком бытового общения младшего поколения кетов. Скажем прямо, пока что на это мало надежды, хотя за последние несколько лет престиж родного языка заметно вырос. Время покажет, насколько эффективным для сохранения кетского языка будет преподавание его в школе. В настоящее время педагог зачастую вынужден вести уроки кетского не как уроки родного, а как уроки иностранного языка.


    Селькупы в кетской среде

    Как мы уже отмечали, туруханские селькупы в основном сосредоточены на севере района в пос. Фарково, где они составляют большинство населения. Вот уже несколько лет, как в начальных классах фарковской школы селькупский язык преподается в качестве предмета, и ему обучаются около 60 школьников.

    В Келлоге живет 16 селькупов. Раньше селькупов здесь было больше. Существовали постоянные контакты между Келлогом и селькупским поселком Ратта, расположенным в 200 км от Келлога в Красноселькупском районе Ямало-Ненецкого автономного округа (Тюменская область). Келлогские кеты брали жен из Ратты, а раттовские селькупы нередко женились на келлогских кетках. Кетско-селькупские семьи охотились в районах между Раттой и Келлогом и несколько севернее около оз. Дында. Из Келлога в Ратту ездили обычно на оленях. В 70-е гг. кеты лишились оленей. Причина была в том, что стариков-пастухов, хорошо знавших свое дело, некому стало заменить - молодые не умели обращаться с оленями и не стремились этому научиться. На севере Туруханского района олени продержались несколько дольше. Так в келлогской больнице мы разговаривали с последним пастухом Бакланихи: три года назад его парализовало, и стадо оленей, которое он пас, разбежалось по тайге, потому что пасти оленей никто не хотел. Животные погибли - их задрали волки и медведи. С утратой оленей связь Келлога с Раттой практически прекратилась.

    Все келлогские селькупы состоят в родстве с кетами. Часто в таких семьях есть и родичи-эвенки, тоже из Ратты. Многие келлогские кеты имеют селькупских предков. Селькупский язык в Келлоге начинают забывать: говорить не с кем. Зато все селькупы Келлога говорят по-кетски, часто лучше самих кетов. В селькупско-кетских семьях жена, как правило, знает язык мужа, будь то кетский или селькупский, муж язык жены зачастую не знает. Лишенный контактов с "селькупской метрополией", селькупский язык в Келлоге постепен-

    но сходит на нет. Однако большинство келлогских селькупов родным языком называют селькупский, даже если плохо знают его. Двое назвали по два родных языка: кетский и селькупский. Некоторые изъявили желание, чтобы их дети знали селькупский язык, но маловероятно, чтобы это пожелание смогло осуществится.

    В пос. Фарково соотношение кетов и селькупов примерно обратное келлогскому. Таково же, по-видимому, и соотношение языков. В Келлоге живет 50-летняя кетка из Фаркова, назвавшая родным языком селькупский. Она рано лишилась родителей и воспитывалась в фарковском интернате, где и научилась селькупскому языку. Кетского языка она практически не знает.

    Все селькупы в Келлоге говорят по-русски и, таким образом, трехъязычны. Некоторые знают еще и эвенкийский язык. Эвенкийский и селькупский языки знают и некоторые кеты. Так келлогский бард А.М. Котусов поет не только кетские, но и селькупские песни.
    Образование в Келлоге

    Почти все келлогские дети школьного возраста, за исключением 2-3 человек, которые ушли из школы, имея за плечами 5-6 классов, учатся. Школа в Келлоге неполная средняя. Тот, кто хочет получить среднее образование, после девятилетки, как правило, едет учиться в Верхне-Имбатск. С повсеместным закрытием интернатов, проводимым в Туруханском районе, принято решение сделать келлогскую школу средней. Однако осуществление этого решения связано с рядом проблем, и в первую очередь - с постоянной нехваткой учителей. Приезжие учителя в Келлоге не задерживаются, а собственных кадров не так много. Уровень образования у жителей Келлога старше 15 лет представлен в следующей таблице.


    Таблица 2. Уровень образования у жителей пос. Келлог (1993 г.)




    Кеты

    кол-во %


    Селькупы

    кол-во %


    Русские

    кол-во %


    Прочие

    кол-во %


    Всего человек старше 15 лет

    138 100 %

    15 100 %

    67 100 %

    9 100 %

    Неграмотные

    6 4,3 %

    4 26,7 %

    0

    0

    Начальное

    25 18,1 %

    3 20 %

    16 23,9 %

    0

    Неполное среднее

    48 34,8 %

    5 33,3 %

    14 20,9 %

    1 11,1 %

    Среднее

    45 32,6 %

    2 13,3 %

    25 37,4 %

    4 44,5 %

    Среднее специальное

    12 8,7 %

    1 6,7 %

    6 8,9 %

    2 22,2 %

    Неоконченное высшее

    2 1,5 %

    0

    0

    0

    Высшее

    0

    0

    6 8,9 %

    2 22,2 %

    Неграмотные - это или очень старые люди, или инвалиды детства. Начальное образование встречается преимущественно у представителей старшего поколения. Представители среднего поколения и тем более молодежь имеют, как правило, незаконченное среднее или среднее образование. Среднее, среднее специальное и незаконченное высшее образование имеют более 40 % кетов и 20 % селькупов Келлога старше 15 лет. В целом уровень образования у женщин выше, чем у мужчин. Так все 12 кетов, имеющие среднее специальное образование, и двое, имеющие незаконченное высшее образование, - женщины. У селькупов среднее специальное образование имеет один человек - тоже женщина.

    Среди кетов и селькупов Келлога нет никого с высшим образованием. Тот, кто заканчивает институт, редко возвращается в родные места. Все жители Келлога с высшим образованием - приезжие, в большинстве своем учителя. Вообще уровень образования русских и других некоренных жителей Келлога несколько выше, чем у кетов и особенно у селькупов.

    Одна из причин того, что коренные жители, получившие высшее или среднее специальное образование, уезжают из Келлога - отсутствие соответствующих рабочих мкст. Не имея возможности работать по специальности у себя на родине, молодежь ищет работу в других местах. В последнее время ситуация усугубляется сокращением и без того немногочисленных рабочих мест, требующих специальной подготовки, в связи с закрытием интерната, резким уменьшением количества групп в детском саду, сокращением объемов работы в пекарне и т.д.

    Возникает вопрос, существует ли связь между уровнем образования и владением родным языком. В целом внутри одного поколения такой связи не наблюдается. Информанты, с которыми мы постоянно работали, (а это были люди, хорошо знающие кетский язык) имели самое разное образование (от начального до среднего специального).
    Кетский язык за пределами кетского и селькупского этносов

    Русские и представители других некоренных национальностей, живущие в Келлоге, кетского, а тем более селькупского языка, как правило, не знают. Практически ни у кого из них не обнаруживается желания выучить язык большинства населения поселка. В смешанных кетско-русских и селькупско-русских семьях язык бытового общения, как мы уже отмечали, всегда русский, не зависимо от того, для кого из супругов - для мужа или жены - этот язык является родным. Знакомство с кетским языком, если таковое у русскоязычного супруга вообще имеется, ограничивается несколькими словами из разряда бытовой лексики. В 40-е гг. во время войны в Келлоге появились ссыльные немцы. Местные жители рассказывают, что некоторые из ссыльных научились говорить по-кетски. Трудно сказать, насколько это соответствует действительности. Во всяком случае, дети от кетско-немецких браков тех времен, живущие сейчас в Келлоге, хорошим знанием кетского языка не отличаются, а это скорее свидетельствует о том, что языком бытового общения в подобных семьях был русский, а не кетский.



    В заключение приведем один отрадный, на наш взгляд, факт из современной жизни Келлога. Нам сообщили, что в старших классах келлогской школы факультативные занятия кетским языком посещают сейчас не только кетские, но и русские дети.

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Казакевич О. А. Языковая ситуация у коренных малочисленных народов

    Скачать 158.82 Kb.