• Перекрестки и параллели истории
  • Череп и кости
  • Мрачные параллели
  • Так – победим!
  • Негласный надзор
  • Планы Маршалла
  • Он верну‑у‑улся!
  • Бильдербергский клуб



  • страница4/14
    Дата06.02.2018
    Размер4.16 Mb.

    Киви Берд Гигабайты власти


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

    Глава 2. Тайные рычаги власти




    Страницы жизни героя, 1920.

    Братья‑масоны

    Главным хранителем памяти о самом знаменитом директоре ФБР стал после его смерти Фонд Дж. Эдгара Гувера, организованный масонами Шотландского обряда. В вашингтонской штаб‑картире Верховного совета масонов тридцать третьей степени, именуемой «Дом Храма», создан мемориальный музей, хранящий многочисленные личные вещи, документы и фотографии из особняка и рабочего кабинета Гувера.

    Все это, конечно, не случайно, ибо деятельность в тайном масонском обществе была одной из важных сторон жизни главного полицейского США на протяжении более полувека. Вот что пишет об этой стороне Картха Де Лоуч, многолетний помощник директора ФБР, а ныне председатель Гуверовского фонда в «Журнале Шотландского обряда» в мае 1997 года: «Прославленный Гувер был абсолютно предан своему масонскому братству. Он был принят в масоны Федеральной ложей № 1 в Вашингтоне, 9 ноября 1920 года, всего за два месяца до своего 26‑го дня рождения. За 52 года в Ложе он был награжден бесчисленными медалями, наградами и знаками отличия. В 1955 году, к примеру, он был произведен в Генеральные инспекторы 33‑й степени, а в 1965‑м удостоен знака высочайшего признания в Шотландском обряде – Большого креста почета» [CD97].

    В 1921 году в Белый дом вступил очередной, 29‑й президент США, республиканец Уоррен Хардинг. Назначенный им новый генеральный прокурор Гарри Догерти был весьма приятно удивлен, когда Гувер предоставил в его распоряжение обширную картотеку на политических противников президента, а также на сотни тысяч радикально настроенных граждан. Эдгар Гувер всегда уделял тщательное внимание своей репутации нейтрального государственного чиновника, лишенного каких‑либо склонностей к той или иной политической партии. Поэтому когда Догерти стал заменять в Министерстве юстиции всех демократов на республиканцев, Гувер от этого только выиграл, получив в августе 1921 года давно желанный пост – помощника начальника Бюро расследований.

    Начальником его тогда был некто Уильям Бернс, человек, мягко говоря, без особого служебного рвения. Гувер же для него стал просто незаменим, поскольку взялся готовить ежегодные планы на бюджетные ассигнования и отчеты для Конгресса. Свободного времени при этом появилось заметно больше, поэтому Гувер увлекся гольфом, а также стал заметно активнее в масонской ложе. Естественно, не без личной пользы.

    Вскоре политическая ситуация в Вашингтоне существенно изменилась. В 1923 г. Хардинг скоропостижно скончался от сердечного приступа, на следующий год очередной президент Калвин Кулидж привел в госадминистрацию своих людей, а новый министр юстиции Харлан Стоун, недовольный общей ситуацией в министерстве, решил непременно поменять, среди прочих руководителей, и главу Бюро расследований. Тут‑то и вступили в ход невидимые масонские рычаги. Когда Стоун обронил среди коллег‑министров, что подыскивает для Бюро нового шефа, то Лоуренс Ричи, заместитель министра торговли, не мешкая порекомендовал своего доброго друга и соратника по масонской ложе Дж. Эдгара Гувера. В поддержку этой же кандидатуры выступил и заместитель генпрокурора, поэтому вскоре Стоун вызвал в свой кабинет Гувера и сообщил, что намерен назначить его временно исполняющим обязанности директора Бюро, пока будет подыскиваться более подходящая фигура. Вскоре, однако, для Стоуна стало очевидно, что именно Гувер является наиболее подходящим человеком для полной реорганизации Бюро и перевода деятельности спецслужбы на высокопрофессиональную основу. Поэтому в конце того же 1924 года, 10 декабря Эдгар Гувер в возрасте 29 лет получил вожделенную должность директора Бюро расследований, которую затем сохранил за собой на всю оставшуюся жизнь.

    Приверженность Гувера к масонству, его духу и обрядам в определенной степени отразились и на Бюро расследований. Принадлежность агентов к масонской ложе всячески приветствовалась, а со временем отчетливый привкус масонства обрел даже текст присяги, которую принимали новые сотрудники и которую завели по личному приказу Гувера. Вот лишь некоторые фрагменты из этого достаточно пространного текста: «Смиренно сознавая всю ответственность за дело, доверяемое мне, я клянусь, что буду всегда чтить высокое призвание нашей почетной профессии, исполнение обязанностей которой является как искусством, так и наукой… Исполняя свои обязанности, я буду, подобно священнику, источником утешения, совета и помощи… подобно солдату, я буду неустанно вести войну против врагов моей страны… подобно врачевателю, я буду стремиться к искоренению преступной заразы, которая паразитирует на теле нашего общества… подобно художнику, я буду стремиться к тому, чтобы выполнение каждого задания было истинным шедевром…»

    В книге‑исследовании Энтони Саммерса «Тайная жизнь Эдгара Гувера» со слов сотрудников ФБР представлен такой портрет «образцово‑показательного агента» из тех, кто начал службу в середине 1920‑х годов. Портрет срисован с одного из тогдашних молодых сотрудников, на долгие годы ставшего в глазах шефа достойнейшим примером для подражания. Эдвард Армбрусер прослужил в ФБР с 1926 по 1977 год, став высококлассным специалистом по банковским аферам. Это был типичный представитель нового поколения агентов, непьющий и некурящий, масон, учитель церковно‑приходской воскресной школы, семь учеников которой стали впоследствии агентами ФБР. Агент более позднего поколения, Норман Оллестад, вспоминает облик своего коллеги‑ветерана так: «Он окружал себя броней всяческих амулетов – колец, значков и заколок с драгоценными камнями. Он был весь увешан ими. Чтобы галстук не мялся, его скреплял с рубашкой зажим в виде львиной головы. На манжетах были запонки. На правой руке у него красовался университетский перстень, выделявший его среди людей необразованных. На той же руке он носил масонское кольцо, которое защищало его духовно. На среднем пальце левой руки у него было обручальное кольцо, служившее щитом против возможных поползновений женщин, которых ему придется допрашивать»… [AS93]

    Гувер считал Эдварда Армбрусера образцовым работником и продолжал держать его на службе еще многие годы после того, как ветеран достиг пенсионного возраста.

    Перекрестки и параллели истории



    Библейский код

    В начале 2003 года, накануне вторжения американской армии в Ирак, среди множества брифингов и совещаний, проводившихся в Пентагоне, одно из мероприятий следует выделить особо. Необычность его заключается в том, что серьезные и ответственные люди из высшего эшелона военной власти США около часа своего драгоценного времени посвятили нетривиальной проблеме – как отыскать архиврага Америки Усаму бен Ладена с помощью текстов Ветхого завета, а еще точнее, расшифровав специальные тайные послания в Пятикнижии Моисеевом, у иудеев именуемом Торой [WJ03][ВКОЗ].

    Столь любопытное совещание организовал Пол Вулфовиц, заместитель министра обороны и один из главных «ястребов» в вашингтонской госадминистрации. Во встрече принимали участие около 10 высших чинов военного командования и разведки, включая вице‑адмирала Лоуэлла «Джейка» Джекоби, директора разведуправления Министерства обороны, и Линтона Уэллса, начальника «нервного центра» Пентагона, известного как 3CI (Command, Control, Communications, Intelligence, т.е. «центр командования, управления, связи и разведки»). Главным же докладчиком выступал некто Майкл Дроснин, в прошлом журналист Washington Post и Wall Street Journal, а ныне автор книг‑бестселлеров «Код Библии» и «Код Библии II: Обратный отсчет» [MD97][MD02].

    На страницах своих исследований Дроснин пытается доказать, что первые пять книг Ветхого завета – Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие – это на самом деле зашифрованная история мира от сотворения до последнего дня. Ну а сам Дроснин, понятное дело – дешифровщик этого великого кода. С помощью довольно нехитрых манипуляций с буквами текста на иврите (в древнем языке нет гласных, цифры также обозначаются согласными) автор демонстрирует, что в Библии предсказано все – и Вторая мировая война, и покушение на Кеннеди, и высадка человека на Луну и теракты 11 сентября 2001 года. Все что угодно, короче говоря. А отыскиваются эти предсказания так. Все 304 805 букв на иврите, составляющие Тору, загнаны в компьютер в виде одной большой строки. Дроснин («секуляризованный еврей», специально ради такого дела выучивший иврит) задает машине вопрос, к примеру, про Саддама Хуссейна. Для этого вводится строка «кто уничтожен?», а с ней вместе и ожидаемый ответ «Хуссейн». После чего компьютер перелопачивает весь текст и отыскивает страницы, на которых слова вопроса и ответа расположены как в кроссворде – в виде пересечения строчки и столбца. Тогда здесь же отыскивается и дата нужного события – расположенные неподалеку (желательно, поближе к перекрестью) строка или столбец с подходящим годом. Для Саддама, в частности, отыскивается 5763 – еврейский год, эквивалентный по христианскому календарю 2003… И все дела. Дешево и сердито, как говорится. Но впечатление эти «перекрестки истории» производят, как выяснилось, на очень многих – причем не только на домохозяек, но и на некоторых пентагоновских генералов.

    У подобного жонглирования буквами‑именами и цифрами‑датами имеется очень длинная история. В текстах всех священных книг исстари принято выискивать пророчества. Традиции этой примерно столько же лет, сколько самим книгам, но лет десять назад данное занятие перешло в качественно иную категорию. В 1994 году группа израильских математиков во главе с Элияху Рипсом опубликовала в солидном научном журнале Statistical Science статью под названием «Эквидистантные последовательности букв в книге Бытие» [ER94]. В этой статье был описан некий статистический эксперимент, демонстрирующий примечательные корреляции между именами знаменитых в израильской истории раввинов и годами их жизни, отыскиваемыми на страницах Торы, хотя текст Пятикнижия создан на несколько веков и тысячелетий раньше рождения этих раввинов. «Эквидистантные последовательности» означают то, что выбор букв из текста осуществлялся по принципу расположения символов на некотором равном расстоянии друг от друга. Ученый совет, отбирающий статьи для опубликования, счел данный материал хоть и необычным, но с научной точки зрения вполне добротным и заслуживающим внимания, поэтому и было принято решение о публикации статьи. Тут же породившей, надо отметить, волну протестов и работ‑опровержений со стороны других математиков [ВМ98] [МВ99].

    Вообще говоря, данная история в который раз подтвердила расхожую житейскую мудрость, согласно которой ложь бывает трех видов – обыкновенная, чудовищная и статистика. Умело манипулируя данными и методами их обсчета, как известно, при желании можно доказать все, что угодно. Но если научные споры о тонкостях и дефектах избранной исследователями методики – это вещь для неспециалистов довольно туманная и труднопостижимая, то вот построение эффектных контрпримеров вполне понимают все, даже ничего не смыслящие в теории вероятностей и математической статистике. За прошедшие годы появилось в достатке всего – и разгромной критики избранной Рипсом сотоварищи методики, и убедительных контрпримеров, однако все это происходило по преимуществу в научных кулуарах, не привлекая особого внимания широкой публики.



    Но тем временем за «высокотехнологичную» разработку жилы библейских пророчеств взялся репортер полицейской хроники Майкл Дроснин. Он, быть может, и мало что смыслил в теории вероятностей, но зато углядел в предмете споров потенциальную сенсацию, провел несколько собственных компьютерных экспериментов, в ходе которых и родилась описанная выше методика отыскания предсказаний. А несколько лет спустя появляется его сногсшибательный бестселлер «Код Библии», изданный к настоящему времени огромными тиражами и переведенный на множество языков. Ничего не поделаешь, народ страсть как любит все загадочное и непонятное, особенно подкрепленное математическими выкладками – практически столь же непостижимыми, но придающими аргументам дополнительную «научную» солидность.


    Предсказание теракта 11‑09‑2001 в тексте романа «Война и мир» на иврите
    Сами математики, правда, пришли от опуса Дроснина в ярость. Всячески отмежеваться от «Кода Библии» сочли целесообразным даже авторы исходной статьи в Statistical Science, Рипс и Вицтум. Другие же ученые, тщательно воспроизводя «метод декодирования Дроснина», продемонстрировали, что любые предсказания можно извлекать из какой угодно, в общем‑то, книги, была бы у нее подходящая длина. В частности, те же самые «пророчества», что и в Библии, были выявлены в английском тексте романа Германа Мелвилла «Моби Дик»[http://cs.anu.edu.au/~bdm/dilugim/moby.html] и в переводе на иврит романа «Война и мир» Льва Толстого [http://cs.anu.edu.au/~bdm/dilugim/WNP/]. Ради смеха, те же самые результаты были продемонстрированы и на тексте книги самого Дроснина, где, к примеру, один из исследователей, Дейв Томас, обнаружил с помощью «шифра эквидистантных букв» такую фразу: «Этот код – глупая шутка и надувательство»… [http://www.nmsr.org/biblecod.htm].

    Во всей этой истории поразительна, конечно, вовсе не популярность творчества Дроснина «в народе» (общие предпочтения публики известны достаточно хорошо). Любопытен здесь иррационально‑обостренный интерес к мистическим предсказаниям в среде высшего военно‑политического руководства США, и тому наверняка должны быть какие‑то логичные объяснения. Возможно, причина кроется в следующем.



    Череп и кости

    Организовавший приглашение в Пентагон «эксперта по коду Библии» Дроснина, заместитель министра обороны и ультра‑ястреб Пол Вулфовиц в 1970‑1973 годах был преподавателем политологии Йельского университета. Библиотека этого университета известна своим примечательным собранием эзотерической и оккультной литературы, а также знаменитым, одним из крупнейших в мире собраний клинописи цивилизаций Междуречья – так называемой «Вавилонской коллекцией Йеля» [http://www.yale.edu/babylon/]. (Имеется интересная параллель. При недавнем вторжении войск США в Багдад, мародерами был тут же разграблен местный музей, хранивший самое большое, вероятно, собрание клинописи в мире. Почти все разграбленное, заметим, было сразу найдено и взято в учет доблестной американской армией… Правительство Перу, к примеру, по сию пору просит у Иеля вернуть исторические реликвии, вывезенные в начале XX века из древнего высокогорного святилища Мачу‑Пикчу его «первооткрывателем», йельским исследователем Хайрэмом Бингемом.

    Но здесь речь не о том. По какому‑то (видимо, случайному) стечению обстоятельств в 1959 году в Йельский университет поступил учиться другой ультра‑ястреб, тогда совсем еще юный Дик Чейни, ныне 46‑й вице‑президент США, а в период 1989‑1992 гг. министр обороны в администрации Джорджа Буша‑папы. Чейни, правда, в Иеле не доучился, переведясь в университет Вайоминга, зато выпускником Иельского университета 1964 года является высокоморальный Джон Эшкрофт, нынешний министр юстиции и генеральный прокурор США, не так давно велевший задрапировать «похабно‑полуголые» статуи в Большом зале Министерства юстиции. Ну, и чтобы стало совсем понятно, что все это вряд ли чистая случайность, следует напомнить, что выпускниками Иеля являются также Джордж Буш‑папа (1948), Джордж Буш‑сын (1968), а также дедушка 43‑го и отец 41‑го президентов США Прескот ТТТ. Буш, американский сенатор и в свое время видный деятель местного тайного общества «Череп и кости».

    Созданное почти два века назад, в 1832 г, тайное «студенческое братство» Skull and Bones, или «орден», как именуют его сами члены, уже давно стало одной из самых больших загадок американской истории и своеобразным инкубатором высшей политической и экономической элиты США. Помимо трех президентов (два Буша и Уильям Говард Тафт), среди известных членов этого ордена множество сенаторов, государственных секретарей, генеральных прокуроров, глав разведслужб, председателей Верховного суда, директоров крупнейших транснациональных компаний, банков и так далее.

    Одной же из главных особенностей «Черепа и костей» является режим строжайшей секретности, культивируемой членами ордена относительно всего, что происходит в «Могиле», как издавна принято именовать мрачновато вида старинный особняк, в котором проходят обряды инициации неофитов и регулярные встречи членов ордена. Интересно, что администрация Иельского университета уже очень давно и решительно не желает иметь с деятельностью Skull and Bones ничего общего, всячески осуждая подчеркнутую элитарность и закрытость этого общества. Члены общества отвечают взаимной неприязнью, так что в текстах многих нынешних политиков без труда можно найти тирады о «чопорности и снобизме йельской профессуры».

    Как бы там ни было, но об очень своеобразной обстановке «масонского братства», о зловещих ритуалах с черепами, костями и кинжалами, о густой мистической ауре и жестких порядках в ордене легенды ходят еще с XIX века. Причем за все 170 с лишним лет истории тайного общества, среди его членов не нашлось ни единого человека, решившегося публично раскрыть секреты Skull And Bones. Попытки же сторонних исследователей выведать хоть что‑то существенное неизменно натыкаются на непрошибаемую железобетонную формулу стандартного ответа масонов: «Эти вещи мы не обсуждаем. Точка».

    Кое‑что, конечно, все же разузнать удается, тогда публикуются разной степени достоверности статьи и книги. В 1986 году была опубликован очень содержательный труд Энтони Саттона под названием «Тайные власти Америки. Введение в орден Skull And Bones» [AS86]. В апреле 1991 года в журнале ParaScope напечатано объемное исследование Голдстейна и Стейнберга «Джордж Буш, Skull Bones и Новый мировой порядок» [GS91]. Если говорить о последних работах, то глубоко удалось копнуть молодой журналистке Александре Роббинс, выпускнице Иельского университета 1998 года, сумевшей разговорить на условиях сохранения полной анонимности свыше 100 членов ордена и выпустившей в 2002 году книгу «Секреты Могилы» [AR02].

    Особо интересна вся эта история именно сейчас, потому что, по оценкам ряда американских аналитиков, к президентским выборам 2004 года США подходят в таком состоянии, когда у кормила власти находится беспрецедентно много членов ордена Skull Bones. To есть столь насыщенной их концентрации в Вашингтоне, в высшем руководстве крупнейших корпораций и в наиболее влиятельных средствах массовой информации прежде еще не отмечалось.



    Мрачные параллели

    Тех, кто способен это видеть, более всего тревожит следующее обстоятельство. Последний раз наиболее заметный всплеск чего‑то подобного – интереса к оккультным делам в рамках тайного ордена в среде высшего политического руководства мощной державы – наблюдался в нацистской Германии. Причем отчетливые параллели прослеживаются далеко не только здесь.

    Эд Гернон, исполнительный продюсер телевизионного мини‑сериала «Гитлер: Восход зла» (Hitler: The Rise of Evil), снимавшегося недавно в США по заказу компании CBS, когда окунулся в исторический материал, был просто шокирован тем, насколько нынешняя обстановка в США напоминает гитлеровскую эпоху в Германии: подавление гражданских свобод во имя укрепления национальной безопасности; появление новой правительственной спецслужбы, наделенной особыми полномочиями по защите отечества; решительное затыкание рта критикам режима с последующим их преследованием. Целую нацию зажимают в тиски страха, когда лишь жесткие порядки и активные военные действия против врагов начинают казаться напуганным людям единственным спасением. И люди в массе одобряют то, на что в здравом уме никогда бы не согласились.

    Подобные параллели сегодня проводят многие, кто знаком с историей. Но отметить интересно другое. Когда Эд Гернон публично поделился своими наблюдениями с общественностью на страницах журнала TV Guide, сопоставив обстановку политической истерии в США накануне вторжения в Ирак и общий климат в предвоенной Германии, сопутствовавший восходу Третьего рейха, то компания CBS разорвала с Герноном контракт и уволила продюсера с работы «за неверную подачу мотивации телевизионной сети при показе данного фильма» [JO03]. Увольнение за высказывание политических взглядов – событие очень серьезное для страны, привыкшей считать себя свободной.

    Однако, большинство американцев словно ослепло и не замечает, что от свобод, гарантированных их конституцией, сегодня уже мало что осталось. Как остаются незамеченными и уже действующие в отношении гражданских лиц секретные трибуналы. Или концлагеря, созданные на заморских военных базах США, где не действуют основополагающие американские законы и где без предъявления обвинений, без контактов с близкими или адвокатами могут годами удерживать «подозреваемых в терроризме».

    Один из ныне живущих классиков американской литературы, 77‑летний писатель Гор Видал принадлежит к тем немногим, кто не только видит все происходящее, но и много лет громко предупреждает нацию о сползании страны к тоталитаризму: «То разложение, которое предвидел [Бенджамин] Франклин [предупреждая об угрозе деспотизма], приносит свои ужасные плоды. И никто не желает с этим ничего делать. Тут даже речи не идет о какой‑то кампании. Как только в социуме, все дела которого – это бизнес, образовалась столь коррумпированная элита, то все, что может из этого получиться – это, несомненно, деспотизм. Это тот вид авторитарного правления, который принесли нам люди Буша. Их закон USA PATRIOT Act – столь же деспотичен, как и все, с чем пришел Гитлер, здесь даже язык во многом используется тот же самый, [причем страна шла к этому уже давно] В одной из моих прошлых книг, „Вечная война ради вечного мира“, я продемонстрировал, что язык, применявшийся людьми Клинтона для запугивания американцев террористами, их призывы поступиться на короткое время своими гражданскими правами и свободами – это в точности язык, использовавшийся Гитлером после поджога Рейхстага» [МСОЗ].



    Игры патриархов

    В знаменитой «Книге джунглей» Редьярда Киплинга есть примечательный эпизод (в главе «Охота Каа»), словно срисованный с картины современной политической жизни США:

    – Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения, как ни один народ в джунглях! Мы все так говорим – значит, это правда!

    [некоторое время спустя]

    – Вы слышите меня, бандерлоги? Хорошо ли вам видно?

    – Мы видим тебя, о Каа!

    – Бандерлоги, можете ли вы шевельнуть рукой или ногой без моего приказа?

    – Без твоего слова мы не можем шевельнуться, о Каа!

    – Хорошо! Подойдите на один шаг ближе ко мне… Еще ближе!…

    В рассылках одного из довольно известных интернет‑форумов (cypherpunks), где об инфотехнологиях и политике, по преимуществу, дискутирует нонконформистски настроенная интеллигенция, накануне вторжения в Ирак появилось следующее наблюдение, констатированное с долей изумления. Совершенно очевидно, что США решительно намерены вступить в серьезную войну: на раскрутку военных действий уже потрачена уйма денег, в район Персидского залива стянута куча военных кораблей, 100 тысяч солдат переброшены к границам Ирака, ну и так далее. Однако законодательная власть страны в столь критический момент истории демонстрирует полнейшее бездействие. Словно мартышки под взглядом питона, конгрессмены, загипнотизированные ура‑патриотической пропагандой, вообще не решаются обсуждать широкомасштабные военные приготовления президентской команды, не говоря уже о необходимом по американским законам официальном объявлении войны…

    Далее речь пойдет совершенно о другом. Пример с «гипнозом» был выбран лишь потому, что чрезвычайно наглядно демонстрирует эффективность умелых манипуляций массовым сознанием, будь то сознание рядовой публики или сознание наделенных, казалось бы, властью политиков‑парламентариев. При желании и наличии определенных навыков можно, как показывает практика, весьма долго заставлять людей видеть лишь «то, что надо» и абсолютно не замечать «то, что не надо». И хотя вокруг в изобилии происходят вещи, воистину достойные сильнейшего удивления и серьезных размышлений, публика реально ничего не замечает.

    В подтверждение этого тезиса далее будет приведено несколько показательных примеров из жизни США за последние несколько лет. Все примеры, учитывая профиль исследования, так или иначе связаны со сферами информационных и высоких технологий. Имеет смысл сразу обратить внимание на очень почтенный возраст всех действующих лиц.



    Так – победим!

    В ноябре 2000 года практически безвестный 70‑летний предприниматель Дэн Коласси вернулся с честно заслуженной пенсии на курортах Флориды и совершил небывалое экономическое чудо. Он спас от неминуемой, уже казалось, гибели подчистую разорившийся космический проект Iridium, задолжавший кредиторам свыше 6 миллиардов долларов. Одно лишь обслуживание созвездия из 66 спутников глобальной мобильной связи стоило компании Motorola около 50 миллионов долларов в месяц, отчего было принято решение разорительные аппараты сжечь в атмосфере, а их останки утопить в океане.



    Но тут на сцене появляется некий «ветеран авиационных линий Дэн Коласси, в свое время руководивший такими компаниями как Canadian Pacific Airlines и Pan American World Airlines», и на корню выкупает гигантское многомиллиардное предприятие (армада спутников, наземная сеть станций в разных точках планеты, вся недвижимость и вся интеллектуальная собственность фирмы) за немыслимые 6,5 миллионов долларов наличными и за обещание заплатить еще 18,5 миллионов потом, попозже. За этот самоотверженный поступок американский суд по банкротствам освобождает предпринимателя от всех долгов старой компании Indium LLC, а новая фирма Iridium Satellite начинает чудесное возрождение провалившейся дорогостоящей затеи [ISOO].

    Эксплуатация спутников под руководством нового директора сразу стала стоить на порядок меньше – всего 4 миллиона долларов в месяц. Стоимость звонков по мобильной спутниковой связи тоже вдруг упала очень ощутимо – до 1,5 долларов в минуту, что по сравнению с прежними 9 долларами просто смешные деньги. При этом, по прикидкам чудо‑предпринимателя, для безубыточного существования переродившейся компании требуется всего‑то 60 000 абонентов, а вовсе не миллион, декларировавшийся прежними хозяевами. Для разгона первоначальное денежное вливание в размере 72 миллионов долларов сделало Министерство обороны США, получившее в обмен неограниченное время доступа для 20 000 правительственных служащих (кто‑то из недоброжелателей тут же назвал Iridium Satellite «частной спутниковой компанией ЦРУ») [ММ01].

    Точно нельзя сказать, откуда взялся намек на связи Коласси (на снимке) с ЦРУ. Но известно, что «ветераном авиалиний» этого человека можно называть весьма относительно, поскольку упомянутые авиакомпании он возглавлял довольно давно, в конце 1970‑х годов, когда директором ЦРУ, кстати говоря, был небезызвестный Джордж Буш‑папа. В 1990‑е же годы, до ухода на пенсию, Коласси был председателем совета директоров крупной холдинговой фирмы CareFirst, подвизающейся на ниве здравоохранения, а одновременно (что тоже не совсем обычно) – еще и директором компании энергетического комплекса США Baltimore Gas Electric Co., владеющей, в частности, рядом энергоблоков крупнейшей атомной электростанции Calvert Cliffs.

    Как известно, компания Iridium Satellite ныне функционирует вполне благополучно, весной 2002 года выведены на орбиту еще несколько новых спутников системы, а в начале 2003 года продлен долгосрочный контракт с Пентагоном. Да и свирепые кредиторы совершенно не донимают… Вот такие они, в общем, старики‑ветераны, – и здравоохранение державе поднимут с атомными реакторами, и космическую связь спасут от полного развала. Только вот почему‑то никто не берется расследовать механизм столь грандиозного экономического чуда. Видимо, неинтересно.

    Негласный надзор

    Теперь вновь возвратимся в 2000 год и заглянем в совсем другую организацию, тоже занимающуюся космосом, но существенно в ином аспекте. Научно‑исследовательский и разрабатывающий центр Jet Propulsion Laboratory (JPL) работает на базе Калифорнийского технологического института, и по долгосрочному контракту с НАСА отвечает за важнейшие космические миссии, выполняемые без участия человека, – исследования других планет с помощью автоматических кораблей‑зондов и аппаратов‑роботов. Одно из торжественных мероприятий, проходивших в тот год в JPL, почтил своим личным присутствием директор НАСА Дэн Голдин, начавший свою речь с традиционных славословий в адрес «организаторов всех побед». Первая благодарность была в адрес Дэвида Балтимора, директора Калтеха, а вот вторая прозвучала совершенно неожиданно: «Также я хотел бы поблагодарить адмирала Инмана, главу Комитета по надзору за JPL ( JPL Oversight Committee ) при Калтехе. Он не смог сегодня быть здесь, но я разговаривал с ним по телефону. Его преданность команде непоколебима». Выделенная жирным шрифтом часть фразы осталась лишь в тезисах доклада, хранящихся в архиве НАСА [DGOO]. В публикациях средств массовой информации данный фрагмент не появился, а если и был, то тут же исчез [SCOO].


    Необычность этой тирады прежде всего в том, что никто и никогда вне JPL прежде не слышал о некоем высоком «Комитете по надзору» за сугубо гражданской лабораторией, да еще возглавляемом не кем‑нибудь, а знаменитым зубром разведки, четырехзвездным адмиралом Бобби Рэем Инманом (которому в 2003 году исполнилось 72 года, на снимке). Как говорилось в одном официальном документе – представлении Инмана на пост министра обороны США – за долгие годы военной карьеры адмирал занимал «наиболее ответственные для национальной безопасности посты», заслужив, по отзывам прессы, репутацию суперзвезды разведывательного сообщества и вообще одного из самых умных людей и проницательнейших администраторов, когда‑либо появлявшихся в коридорах власти Вашингтона [WH93].

    Директор военно‑морской разведки в 1974 году и вице‑директор Разведуправления Министерства обороны (РУМО) в 1976, Инман с 1977 года возглавлял Агентство национальной безопасности, которым руководил на протяжении 4 лет. Когда же Джордж Буш‑папа занял пост вице‑президента США, Инман в 1981 г. стал первым заместителем директора центральной разведки. Вскоре, правда, начался совсем иной этап жизни адмирала – в 1982 г. он ушел в отставку и занялся интенсивным подъемом хайтек‑экономики родного отечества. За прошедшие с тех пор годы Бобби Инман был главой или членом совета директоров таких компаний, как Microelectronics and Computer Technology Corporation (MCC), Westmark Systems, Science Applications International Corporation (SAIC), SBC Communications и Xerox. В общей же сложности, как написано в одной из биографий этого неутомимого подвижника, Инман способствовал становлению примерно 30 высокотехнологичных компаний. Среди других интересных должностей адмирала можно отметить пост председателя Банка федерального резерва в Далласе, а также преподавательскую работу лектором в Техасском университете.

    Когда к власти в Белом доме пришел демократ Билл Клинтон, то на пост министра обороны он почему‑то предложил «республиканца голубых кровей» Бобби Инмана. На официальной церемонии представления в декабре 1993 г. адмирал честно заявил, что вовсе не испытывает желания вступать в столь высокую государственную должность, да и вообще – на последних президентских выборах голосовал не за Клинтона, а за «своего друга, прошлого президента Буша» [AS93]. Но – раз уж так надо – Инман согласен вернуться из бизнеса к кормилу военной власти. Правда, когда в начале 1994 года в Конгрессе начала назревать непростая процедура открытого обсуждения кандидата в новые министры обороны, сулившая массу крайне нелицеприятных вопросов о богатейшей закулисной деятельности адмирала, Инман неожиданно предпочел ретироваться и снял свою кандидатуру с весьма невразумительными объяснениями.

    Адмирал практически не дает интервью прессе, но явно продолжает вести активную, хотя и не слишком заметную общественную жизнь, возглавляя разного рода фонды с ничего не говорящими названиями типа Public Agenda Foundation, и время от времени выступает в подшефных университетах с политологическими лекциями. Недавнее разглашение руководящего поста Инмана в тайном космическом «комитете по надзору» – это одна из не очень ясных, но скорее всего умышленных «утечек» информации, время от времени предпринимаемых высшим руководством государства с целями, ведомыми лишь ему одному.

    Как бы там ни было, существование курируемого матерым разведчиком Инманом комитета хотя бы отчасти объясняет многие непонятные вещи, происходящие вокруг JPL и НАСА. Например, финансирование на деньги криптографической спецслужбы АНБ работ в JPL по созданию криоробота для глубоколедных бурений и исследований в Антарктиде [НМ01]. Или инициативная, без просьб со стороны НАСА, помощь космической разведслужбы NIMA в анализе спутниковых снимков для поисков пропавшего при посадке на Марс спускаемого модуля Polar Lander [NN01]. Или обнаруженная комиссией Конгресса в недрах НАСА инструкция, где весьма профессионально и со знанием дела сотрудникам агентства даются рекомендации о том, как утаивать нежелательные для разглашения данные от запросов FOIA (Freedom Of Information Act – Закон США о праве граждан на доступ к информации) [IM89][KD92].

    Впрочем, непонятно почему, предпринятая утечка информации о комитете Инмана не привела ни к каким заметным последствиям или расследованиям. За прошедшие с той поры годы практически ни одного содержательного упоминания о секретном JPL Oversight Committee ни в печатной прессе, ни в Интернете более не появилось. Публика просто не заметила ничего странного.

    Планы Маршалла

    В начале 2003 года проявился в прессе другой интереснейший старец – 81‑летний «шеф‑футурист» американских милитаристов Эндрю Маршалл, посаженный на пост директора Управления общих оценок Пентагона еще Ричардом Никсоном в 1974 году и исправно с тех пор переназначаемый каждым новым президентом вне зависимости от партийной принадлежности. В кулуарах Министерства обороны могущественного старца за глаза зовут Иодой, по имени бесконечно древнего предводителя рыцарей‑джедаев в «Звездных войнах». А если без шуток, то Маршалла называют одним из наиболее влиятельных и в то же время наиболее неприметным персонажем в Пентагоне, отвечающим за прогнозирование и общее формирование военной стратегии США. Не секрет, что все главные «ястребы» в нынешней госадминистрации – вице‑президент Дик Чейни, министр обороны Дон Рамсфелд, его заместитель Пол Вулфовиц – являются «птенцами»‑протеже Эндрю Маршалла [DM03].



    В 1990‑е годы в кругах, близких к Пентагону и военно‑промышленному комплексу, легендарную известность обрел небольшой [JD01] 7‑страничный меморандум Маршалла (на снимке), скромно озаглавленный «Некоторые соображения о военных революциях». Меморандум призывал к «революции в военном деле» и к новым подходам в военной аналитической работе, когда информационные технологии в тесном увязывании с новаторской военной доктриной полностью изменяют саму природу войны. В эпоху Клинтона политики и генералы пытались игнорировать наставления Маршалла, однако с приходом к власти Джорджа Буша‑сына авторитет многоопытного ветерана Холодной войны вырос необычайно. Достаточно сказать, что именно Эндрю Маршалл по просьбе Рамсфелда подготовил весной 2001 года программный доклад Буша о политике нынешней госадминистрации США в области обороны.

    В контексте настоящего исследования вряд ли целесообразно углубляться в развернутое изложение взглядов столь влиятельного в США человека на войну. Но нельзя не упомянуть, что именно Маршалл был в свое время вдохновителем концепции затяжной ядерной войны – с постоянными модернизациями оружия, тщательной защитой государственных лидеров в надежных бункерах, выводом ядерного оружия и систем ПРО на земную орбиту. Сейчас у пентагоновского визионера новое увлечение – биоинженерная модификация солдат [GL02]. Выступая летом 2002 года в Дипломатической школе Университета Кентукки, Маршалл поведал, что уже разрабатываются препараты, модифицирующие поведение человека для выполнения спецзадач. Химикаты воздействуют на специфические рецепторы мозга, так что появляется возможность создавать абсолютно бесстрашных солдат, подолгу не спящих солдат, более бдительных и быстрых в реакциях воинов. Короче говоря – не людей уже, а суперсолдат. Еще одна задумка, греющая душу старцу, – оружие мощного психологического воздействия на лидеров стран, которые не нравятся США. Имеется в виду не информационное оружие, а некая способность к демонстрации эдаких грандиозных эффектов, вроде каких‑нибудь крупномасштабных феноменов или взрывов в небесах. Ну, «просто показать, что мы могли бы с ними сотворить, если б захотели; просто визуально произвести на людей впечатление»…

    Каким образом столь интересный во взглядах человек умудряется занимать немаловажный государственный пост при любых президентах и в сильно пенсионном возрасте – никто, понятное дело, не спрашивает. Начинал же свою долгую творческую жизнь Эндрю Маршалл в далеком 1949 году, экспертом корпорации RAND по ядерным вооружениям. В высшие политические круги, а именно в члены Совета национальной безопасности при Никсоне, Маршалла привлек в свое время государственный секретарь Генри Киссинджер, о котором и будет следующий рассказ.



    Он верну‑у‑улся!

    Именно так – «He's Ba‑a‑ack!» – была озаглавлена колонка в New York Times, посвященная примечательному «всплытию» 79‑летнего Киссинджера на поверхность политической жизни в конце ноября 2002 года [DW02]. Бурные эмоции здесь вполне объяснимы и связаны вот с чем. Как ни упирался и ни возражал президент Буш против создания независимой комиссии по расследованию действий правительства в связи с трагедией 11 сентября 2001 года, под мощным давлением общественности и семей пострадавших комиссию все же пришлось создать. Зато назначение Генри Киссинджера, наставника Буша во внешнеполитических делах, главой этой «независимой» комиссии стало весьма своеобразным ответом госадминистрации на настойчивость правдолюбов. По полному сарказма комментарию колумниста New York Times, кто же еще сможет лучше расследовать преступную атаку на Америку, чем человек, привыкший сам готовить беззаконные атаки Америки? Кто может лучше разоблачить двуличность и лживость правительства, чем человек, сам организовывавший тайные войны и свержения иностранных правительств, секретные бомбардировки, тайные прослушивания политических противников и секретные заговоры? Кто, однако, слывет при этом «столпом общества» и лауреатом Нобелевской премии мира? Суммируя, можно сказать, что в новейшей политической истории Америки нет, вероятно, человека, чье имя чаще связывалось бы со словами «тайны», «секретность» и «заговоры».




    Генри Киссинджер
    Характерно, что ныне, фактически сразу по назначении на столь чувствительный для общества пост, Киссинджер без обиняков дал понять, что его комиссия намерена не столько выявлять ошибки и провалы правительства, не сумевшего предотвратить атаки 11 сентября, сколько «попытается помочь администрации лучше узнать тактику и мотивы врага». Откуда следует, что в представлениях бывшего госсекретаря пока у нынешней власти адекватного знания врага нет.

    Интересно и то, сколь специфические представления имеет Генри Киссинджер относительно этических стандартов, которыми следует руководствоваться в работе возглавляемой им комиссии. В своих комментариях Киссинджер отметил, что не намерен в связи с новым постом отделять себя от деятельности своей консалтинговой фирмы и сам способен решать, могут ли интересы его клиентов (выплачивающих, заметим, консультанту весьма большие деньги) конфликтовать с интересами расследования. Более того, бывший госсекретарь даже отказался назвать клиентов своей нынешней компании Kissinger Associates. Однако и без того известно, что клиентами Киссинджера являются ведущие многонациональные корпорации, прибыли которых непосредственно зависят от теплых отношений с администрацией в Вашингтоне и правительствами других стран. Понятно, что работа независимой комиссии сопряжена с тем, чтобы задавать весьма неприятные вопросы людям, наделенным очень большой властью. И здесь любой конфликт интересов не только мощно вредит работе комиссии, но и вообще ставит под серьезное сомнение ее выводы.

    В отличие от первых трех старых мудрецов, упомянутых в статье, Генри Киссинджер слишком хорошо знаком американской публике, причем далеко не с лучшей стороны. И в его случае никакие гипнотизирующие манипуляции властей с переносом внимания на более важные пустяки не сработали. Под мощным напором протестов и возражений Бушу пришлось‑таки убрать Киссинджера из комиссии и назначить на его место бывшего губернатора штата Нью‑Джерси Томаса Кина. Человек этот явно не столь знаменит как его предшественник своими заслугами перед отечеством, но, судя по всему, общему делу вполне предан.

    Бильдербергский клуб

    – Но что же все это значит? – спросил Маугли, который не знал ничего о притягательной силе удава. – Я видел только большую старую змею, которая выписывала зачем‑то круги по земле, пока не стемнело…

    – А мы с Балу потеряли разум, как малые птенцы, увидев пляску Каа…

    Для тех, кто еще не потерял разум от гипнотического мельтешения средств массовой информации, было бы полезно сходить в Интернет на сайт какой‑нибудь приличной поисковой машины, того же Google, и поискать там документы, содержащие сразу несколько имен перечисленных выше почтенных старцев. Почти наверняка отловится куча странноватых материалов о всемирном заговоре, тайных правительствах и международных секретных обществах, вроде МЛ2 или «Бильдербергской группы». Подобные тексты большинство трезвомыслящих и рациональных людей обычно отметает не читая – как бред и басни дешевых таблоидов. Но не все здесь так просто. Скорее, совсем наоборот – за массой дезинформации и полнейшей чепухи скрывается нечто чрезвычайно серьезное.

    Среди скандалов, мощно сотрясающих нынешнюю политическую жизнь Великобритании, практически незамеченной прошла новость о появлении в Интернете знаменитого документального фильма Би‑Би‑Си, который был запрещен в период правления Маргарет Тэтчер и никогда не показывался по телевидению [RC03]. Серия из шести телефильмов под общим названием «Тайное общество» в 1987 году без преувеличений произвела в Британии фурор. Генеральный директор Би‑Би‑Си Элисдер Милн был тогда с треском уволен, а создателям сериала грозили уголовным преследованием за разглашение государственных секретов. Журналисту Данкану Кэмпбелу, делавшему картину, полиция высадила дверь в его доме и устроила тотальный обыск. Аналогичный обыск с конфискацией магнитных лент «запрещенной» программы был проведен в шотландской штаб‑квартире телерадиовещательной корпорации в Глазго.

    В целом этот документальный мини‑сериал рассказывал о тайнах закулисной политической кухни в высших эшелонах государственной власти. Когда страсти несколько поулеглись, полиция вернула конфискованное, и пять фильмов из шести даже были показаны по ТВ спустя какое‑то время. Однако шестую, наиболее интересную ленту, на экраны так и не выпустили. В ней рассказывается о том, что британские премьер‑министры вплоть до находившейся тогда у власти Тэтчер, сохраняют давнюю традицию тайных кабинетов, которые и принимают главные политические решения. Причем члены официального правительства зачастую не знают не только имен, но даже самого факта существования более высокой тайной структуры. В итоге совершенно анонимно, без публичного обсуждения и неизвестно кем делаются важнейшие стратегические ходы, вроде закупки атомных субмарин «Трайдент». А дорогущий шпионский спутник Zircon стоимостью свыше полумиллиарда долларов (400 млн фунтов стерлингов), к примеру, был вообще создан и запущен на космическую орбиту без ведома парламента страны.

    В конце лета 2003 года видеокопии «запрещенной» серии инициативно, «без спроса инстанций» распространяются через известный веб‑сайт BMerberg. org [http://www.bilderberg.org/videos.htm]. Как можно понять из названия, на данном сайте, созданном журналистом и правозащитником Тони Гослингом, накапливаются материалы о деятельности, происхождении и членах так называемой Бильдербергской группы. Так именуется в высшей степени скрытный международный «клуб», собирающий на своих ежегодных трехдневных встречах чрезвычайно влиятельных деятелей мировой политики – действующих и бывших глав ведущих государств и спецслужб, министров, руководителей крупнейших финансовых и индустриальных структур (давними членами этого клуба являются, в частности, Бобби Инман и Генри Киссинджер, причем последний уже многие годы входит в организационный комитет). Имеются очень серьезные свидетельства, что именно на конференциях Бильдербергской группы принимаются многие важнейшие для всей планеты решения. И хотя факт проведения ежегодных встреч этого «клуба» скрыть невозможно – слишком заметные фигуры в них участвуют – центральная пресса о конференциях «бильдербергеров» не пишет никогда. С давних пор это, по сути дела, абсолютно табуированная тема.

    Достоверно известно лишь то, что конференция каждый раз проводится в иной стране – в одном из укромных отелей, куда собираются порядка 100 человек для общения в обстановке строжайшей секретности. Как сообщает энциклопедия Британика, начиная с первой встречи в 1954 году, «конференция предоставляет неофициальную, непринужденную обстановку, в условиях которой те, кто оказывают влияние на национальную политику и международные дела, могут поближе познакомиться друг с другом и обсудить общие проблемы без взятия обязательств. После каждой конференции готовится неофициальный отчет о встрече, распространяемый исключительно среди прошлых и нынешних участников. В отчете докладчики обозначены только по своей стране. Международный оргкомитет каждый год обычно отбирает разных делегатов»… Постоянными же участниками и организаторами мероприятия, начиная с самой первой встречи, являются семьи Рокфеллеров, Ротшильдов и ряда других наиболее богатых и влиятельных кланов мира.

    Главная цель сайта Гослинга – добиваться снятия плотной завесы секретности над съездами Бильдербергской группы. В частности, чтобы после каждой встречи столь влиятельной элиты проходила, как это повсеместно делается, пресс‑конференция участников. А самое главное, чтобы оргкомитет официально принял и опубликовал декларацию, заверяющую мировую общественность, что любой консенсус, достигаемый при подобных встречах, служит всеобщим, а не их частным интересам.

    Пока что никаких сдвигов в этом направлении «бильдербергеры» не демонстрируют. Ибо официально по‑прежнему считается, что их как бы нет. Хорошо, что хоть Интернет есть.




    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Киви Берд Гигабайты власти