• Глава 1. Часть 4-4. Собираемся зарубеж



  • страница3/7
    Дата14.01.2018
    Размер1.1 Mb.
    ТипКнига

    Книга А. В. Тарасова о хоккее. Издана в Канаде. В россии не издавалась


    1   2   3   4   5   6   7
    Глава 1. Часть 4-3. Собираемся зарубеж

    Много людей повлияло на меня в процессе моего становления как тренера. Один из них - футбольный кудесник Борис Андреевич Аркадьев, уважаемый и почитаемый человек. Он умел невероятно точно оценить каждого футболиста и сформировать наилучшее сочетание игроков в команде. Он прекрасно знал, кто из игроков лучше всего подойдет для игры в конкретный день против конкретного соперника. В процессе принятия решения он умел отметать эмоции и не объективные факторы, как, например, неудовлетворенность поведением игрока в быту. Аркадьев фокусировался на профессиональных чертах игрока, его амбициях, игровом задании футболисту, охотно делясь с ним секретами мастерства. Одной или двумя фразами он мог доступно и полно обрисовать общую картину предстоящего матча, акцентируя внимание на необходимых деталях и умело используя интонацию и паузы речи. После такой установки каждый игрок горел желанием выйти на поле и продемонстрировать все свое мастерство и умение болельщикам, команде и тренеру.



    Борис Андреевич был человеком высокой культуры. Он прекрасно разбирался в изобразительном искусстве и классической литературе, в том числе и русской. Его речь всегда была очень яркой и наполнена афоризмами. Его оценка возможностей спортсменов была всегда очень точна. Наблюдать за футбольными матчами он любил с верхних рядов трибун, а рядом сидящие журналисты или тренера всегда чувствовали себя уютно и комфортно: Аркадьев охотно разъяснял и комментировал те или иные моменты по ходу игры. Позже, такой подход к просмотру матчей, прочно вошел в практику как в футболе, так и в хоккее, несмотря на частые звуковые диссонансы в связи с болтовней болельщиков. Читателю может показаться, что я отклонился от темы. Ничего подобного. Изучение опыта предшественников играет важную роль в тренерской работе, так как любая особенность или деталь может предоставить массу информации к размышлению. Итак, что же является самым необходимым в процессе оценки игрока и формировании состава команды? Я считаю, что главной характеристикой тренера является умение делать выводы. Когда вы остаетесь один, необходимо суметь проанализировать все что скопилось в голове, взвешивая все доводы «за» и «против» и на основании этого делать свои умозаключения, после чего попытаться проверить их путем обмена мнениями с коллегами. Причем подобные обсуждения желательно проводить не с теми, кто как зачарованный будет слушать вас, но кто реально понимает хоккей, имеет свое мнение и готов критически выслушать ваши суждения. Тренеру необходимо суметь предвидеть, какие трудности могут возникнуть в процессе развития спортсмена. Это важная характеристика позволит вам технически грамотно подойти к планированию тренировочного процесса, сделать его целостным и использовать в нем только нужные упражнения. Опытный наставник всегда знает, кто из игроков в конкретном матче не сможет дать результат. Но у него также есть вера в этого спортсмена и он понимает, что терпение и труд в скором времени позволят ему приносить успех своей команде. Делая выбор, я обычно клал перед собой чистый лист бумаги, на котором с левой стороны отмечал все положительные моменты в умениях и навыках спортсмена, а с правой – отрицательные. Жизнь не раз доказывала, что спортсмен не всегда способен самостоятельно избавиться от своих слабостей или недостатков. Бывало, что партнеры по команде помогали ему в этом, что, в целом неплохо, так как позволяет игроку продолжить спортивную карьеру. Молодому тренеру важно обладать хорошим воображением, креативностью и четким пониманием того, что из себя будет представлять хоккей в исполнении его команды. Причем этот хоккей должен быть неудобен для оппонентов. Принципиальных соперников, победа над которыми престижна и дается особенно тяжело, следует рассматривать в первую очередь при формировании рисунка игры. На мой взгляд, базовыми компонентами игры, которые необходимо учесть, являются: физическая форма игроков, уровень мастерства, волевая непреклонность, некоторые специфические особенности движения и моторики хоккеистов, а также тактические нюансы, характерные для различных фаз игры. Чуть дальше, в процессе сравнения нашего хоккея с канадским, мы более подробно поговорим с вами об особенностях построения командной игры, которые обычно недоступны взгляду болельщика. Сейчас же, говоря о нашем первом и очень важном визите на родину хоккея, мы не будем уделять этому много времени, тем более что там, в Канаде, для решения этого вопроса у нас была всего неделя. Та поездка вообще охарактеризовалась непрерывным цейтнотом: перелеты, заселения и выезды из гостиниц, ежедневные матчи и тренировки. Порой у нас даже не было свободного дня для отдыха. На встрече с представителями нашей делегации, я высказал идею о необходимости ввода системы денежных бонусов игрокам, участвующих в турне. Мое предложение было единогласно поддержано и это сыграло немаловажную роль. Игроки, не проходившие в основной состав на игру, в связи с неудовлетворительным физическим или психологическим состоянием, были лишены премий. Таким образом, нам удалось не только сэкономить бюджетные средства, но и пополнить министерскую казну «твердой валютой». Мы вернулись в Москву не просто с победой, но с массой впечатлений. Помимо собранной информации и фактов, которые можно использовать в тренировочном процессе для ввода новых упражнений, нам необходимо было определить нашу дальнейшую цель. Вопреки или благодаря нашим желаниям, мы продолжали сравнивать себя с канадскими профессионалами, несмотря на то, что нам уже удалось встретиться с любительскими клубами в очных поединках и просмотреть множество матчей с участием профессионалов, как с трибун, так и по телевизору. Нас особенно поразил Монреаль Канадиенс, на игре которого против Торонто Мейпл Лифс мы присутствовали. На этом матче мы произвели ряд нужных нам расчетов и вычислили, например, длину скоростного маневрирования канадских нападающих и защитников, количество и качество пасов, обводок, бросков, силовых единоборств в середине площадки и возле бортов. Так или иначе, но хоккей в исполнении профессионалов – впечатляющий спектакль. Помню, после этой игры я задал ребятам вопрос: «Ну что? Сможем помериться с ними силами?», - и не получил ответа. Вопрос был определенно абсурдный, я бы даже сказал, нетактичный. Чтобы ответить на мой вопрос, игрокам, многие из которых являлись элитой советского хоккея, чемпионами Мира, Европы и Олимпийских игр, надо было признаться в невозможности победы над профессионалами в то время, что естественно ранило бы их чувство собственного достоинства. Поэтому они предпочли промолчать. Нам удалось посмотреть еще несколько хоккейных матчей в качестве зрителей. Сидя на самых верхних ярусах трибун, и наблюдая за игрой с высоты чуть ли не птичьего полета, каждый игрок будто переносился на площадку, где шла ожесточенная борьба между канадскими профессиональными командами. Однако невозможно было сразу сделать точное сравнение нашего хоккейного мастерства с умением заокеанских профессионалов, ведь непросто представить в голове рисунок нашей игры и попытаться сопоставить его с тем, что происходит в это же время на льду Montreal Forum. И только после скрупулезных сравнений базовых элементов «двух хоккейных школ» представлялось возможным дать ответ на вопрос – готовы ли мы встретиться с канадскими профессионалами? На обратном пути, мы сделали остановку в Швеции, где особенно тепло были встречены наши шведскими друзьями. В аэропорту в наш автобус зашел капитан шведской сборной Эклев и сказал, что мы, русские, с достоинством проложили новую дорогу к канадскому хоккею. В Швеции мы сыграли два матча, и к нашему собственному изумлению, оба раза победили. Мощный, страстный и порой жесткий хоккей в исполнении канадцев закалил моих парней, и им не составило труда одолеть «мягких» и корректных шведов. Несомненно, для успеха в Канаде нам потребовалось быть максимально организованными тактически, стратегически и психологически. Поняв, сколь страстным и жестким может быть хоккей, мы по-новому взглянули на некоторые технические элементы – обводка, завершающий бросок, вбрасывание и игра в неравных составах. Нам также пришлось заново столкнуться со многими другими проблемами, как например, воспитание молодых игроков, которые будут не просто хорошо понимающими игру технарями, но физически крепкими и бесстрашными. Между тренерами было множество споров, что же должен собой представлять наш хоккей. Вспоминаю сейчас, как отчаянно Александр Новокрещенов, в то время тренер Спортивного комитета СССР, настаивал на том, чтобы отложить наши матчи с канадскими хоккеистами до тех пор, пока мы не сможем превзойти их в технике. И наши игроки в то время действительно уступали канадцам в точности силовых бросков - «щелчков». Мы намного меньше пользовались силовыми приемами и выполняли их значительно хуже канадцев, особенно возле бортов. В то время мы также не предполагали, что силовые столкновения в канадском хоккее могут привести к драке на льду, что периодически становилось нашей самой главной проблемой. Точка зрения одного из ведущих наших хоккейных экспертов того времени была такова: хоккеист любого возраста везде обязан повышать свое мастерство. Если мы сможем догнать канадцев в мастерстве, то обыграем их. Если не сможем или будем развивать у молодежи только технические элементы игры, то никогда не сможем сравниться с ведущими хоккейными державами. Вспоминая те годы, позвольте мне поразмышлять вот о каких вещах. Техника очень важна в любом виде спорта, а особенно в таком непростом искусстве как хоккей. Например, в футболе мы говорим о «технике ног», в баскетболе и волейболе о «технике рук». Хоккейное же искусство предполагает как «технику ног», так и «рук». В руках хоккеиста находится рукоятка длинной и нелегкой клюшки, и он должен уметь отдавать такие команды шайбе, чтобы она слушалась его, скользя или взлетая в тех направлениях, которые задал игрок. Взгляните, с какой легкостью и сколь виртуозно владеют клюшкой наш нападающий Владимир Крутов или канадец Пол Коффи. Согласитесь, что такого рода мастерство сродни умениям циркового акробата, который задает ритм и темп шоу-программы. Также и хоккеист: словно летая по площадке на сумасшедших скоростях, оказываясь то там, то здесь в непредвиденных ситуациях, преодолевает сопротивление напористого соперника. Хоккеист обязан иметь ловкие и «умные» ноги для скоростного маневрирования и хороший баланс для незаметной смены ритма, направления движения и возможности настигать соперника и вступать в борьбу с ним. Помимо этого «техника ног» предполагает умение подыгрывать шайбу коньком, останавливать ее и, если уж так сложилось, вступать в силовое единоборство. Я бы сказал так: ловкий, быстрый, с сильными руками, ногами и ясной головой – вот он великий хоккеист.
    Глава 1. Часть 4-4. Собираемся зарубеж

    Может я слегка и отклонился, но все равно наш разговор относится к хоккейной технике. Спортсмен одномоментно никогда не становится высокотехничным игроком. От него требуется терпеливой, старательной, настойчивой работы день за днем, также как и создание минимальных условий для тренировок – катка. К концу 1950 года мы только начали строительство первых коробок с искусственным льдом. В то время наша армейская дружина вынуждена была тренироваться в парке им. Дзержинского, на маленьком квадратном катке размером 10 на 10 метров, где толком невозможно было даже разогнаться. Тренировочное время нашей команде дали с 12 ночи до 6 утра. На лед мы выходили маленькими группами в 4 смены, в то время как играющий тренер не покидал площадку на протяжении всей тренировки. Порой игрокам не удавалось вовремя повернуть, и они вылетали на землю с полуметровой высоты. При этом, я ни разу не услыхал хотя бы одной жалобы. Мои ребята были невероятно жизнерадостны и тренировались с огромной страстью и восторгом. После тренировок нам естественно хотелось отдохнуть и принять душ, но в то время об этом можно было только мечтать: рядом с катком была лишь бочка с холодной водой – вот и все условия.



    Даже по ночам вокруг катка собирались люди, чтобы посмотреть на наши тренировки, а хоккеисты в минуты отдыха обычно отвечали на их вопросы. Сегодня, к сожалению, многие тренера, имеющие в своем распоряжении великолепные условия для тренировок, часто закрывают двери перед посетителями и в штыки встречают любые попытки болельщиков пообщаться с ними. Более того, тренера детских команд нередко не пускают даже родителей понаблюдать за тренировками своих чад. Я уверен, что такое поведение тренеров наносит только вред хоккею. Кого он отталкивает? Своих сторонников, помощников и друзей. Такой тренер не понимает, что родители смогут лучше воспитать своих детей, наблюдая за их тренировками, пытаясь понять хоккей, обсуждая важные вопросы с тренером. Большое число моих коллег объясняли подобную свою скрытность следующим образом: «У меня свои комплексы упражнений, собственный подход к организации тренировочного процесса и я обязан сохранить это в тайне». Вспоминаю тут одного такого скрытного изобретательного «мастера», который на протяжении нескольких лет подряд сидел на трибунах и наблюдал за тренировками ЦСКА, делая при этом какие-то пометки в своем блокноте. Но я, как тренер армейской дружины, всегда был горд, что простые болельщики и мои коллеги приходят посмотреть на наши тренировки и проявляют интерес к моей работе. Нам следует ценить такое внимание. Что касается конфиденциальности: что скрывать-то и от кого? От болельщиков, для которых мы собственно и играем в хоккей? Или от коллег по тренерскому цеху, с которыми вы совместно обогащаете и развиваете хоккей? Но давайте вернемся к разговору о хоккейной технике. Утверждают, причем совершенно верно, что спортивная техника это душа таланта. Не обладая техникой невозможно стать отличным хоккеистом и быть полезным своей команде. Техника и ее уровень также имеют существенное влияние на стабильность результатов игрока: высокий уровень исполнительского мастерства ведет к стабильной игре и наоборот. Но в те годы, после первых серьезных международных успехов наши болельщики, всецело поглощенные хоккеем, не желали ждать, пока наши игроки повысят свои навыки. Побед можно достичь, используя и другие важные факторы, все вместе играющие важнейшую роль: тактика, физический и волевой потенциал, игровая дисциплина. Слабостями соперника тоже можно воспользоваться. Даже грозного и сильного оппонента можно нейтрализовать если заставить его столкнуться с неудобной и неприятной для него игрой. Тренерское искусство креативно, изобретательно и раскрывается не только в новых упражнениях, которые наставник разрабатывает для своих игроков. Оно также проявляется в умении расширять функциональные возможности хоккеистов, очерчивать круг их обязанностей, и это позволяет формировать новые сочетания игроков, которые способны эффективно противодействовать равному по силе сопернику. Смелый и изобретательный тренер может добиваться побед в играх с намного более сильным соперником, поэтому в любом матче всегда есть свой скрытый интерес. В первые годы противостояния с канадскими командами мы добивались побед в основном за счет великолепной физической подготовки и что более важно, сочетании быстрой игры и скоростных маневров, из-за чего порой казалось, будто у нас численное преимущество на льду. Канадцам пришлось пережить много неприятных лет, прежде чем им удалось перестроиться тактически и психологически. К их великолепному индивидуальному мастерству, мощи и способности вести силовую борьбу добавилась тактическая мудрость. Их победы на Кубке Канады 1987 года, Юношеском чемпионате мира, завершившемся в самом начале 1988 года, показали зрелость тренерского тактического искусства. Несмотря на сильные различия тех игр, в них можно было увидеть и много общего: плотная, эшелонированная оборона канадцев лишила свободы наших игроков за счет своей мобильности и подвижности. Отсутствие пространства не позволило нашим хоккеистам использовать наши сильные качества – многоходовые комбинации с частыми перепасовками. В то же время индивидуальная позиционная игра наших нападающих не принесла дивидендов в виду хорошей подстраховки канадских защитников. Канадцы весьма преуспели, не дав нам сыграть в привычную для нас игру, не позволив проявить нашим хоккеистам свои сильные качества и отлаженные командные взаимодействия. Рассуждая о поражении своей команды, тренер в первую очередь должен задуматься о причинах, по которым соперник смог показать сильную игру. Пока тренер говорит о слабостях его собственной команды, у него нет шансов вскрыть свои собственные ошибки и просчеты при подготовке к игре. В Канаде и США все были поражены нашим легким, ненатужным и быстрым стилем катания, хотя этой технике мы никогда не уделяли много времени – ни в детстве, ни позже, когда стали взрослыми. Просто на протяжении каждой зимы мы накатывали огромные расстояния. Некоторые пособия, написанные специалистами по разным видам спорта, делают акцент на большом объеме тренировок. Такие труды интересны и, безусловно, полезны. Но практиковать брутальные объемы занятий начали мы, 20-летние юнцы. Зимой, в дни каникул, мы неизменно играли в хоккей, а во время учебы, после занятий, отправлялись на городской каток. Мы не шли пешком, а бежали или катились на наспех пристегнутых коньках вдоль промерзлой дороги. Как жаль, что я не могу подсчитать, сколько времени мы проводили на льду: вероятно не менее шести, семи часов в день, пока сторожа не начнут нас выгонять, или родители не отведут за руку домой. После возвращения из Канады, осенью 1957, тренерский штаб продолжил аналитическую работу по итогам нашего первого турне на родину хоккея. Это было необходимо, чтобы лучше подготовиться к новым встречам с заокеанскими командами, понять, каким образом снизить их боевой потенциал и лишить возможности играть в свою игру. Мы полагали, что имело бы смысл повысить темп нашей игры и скорость перемещения наших игроков во всех зонах площадки, чтобы они смогли покрывать большее расстояние за период. Это позволило бы получить численное преимущество в тех местах, где в данный момент ведется борьба за шайбу. И это, несомненно, является огромным плюсом и позволяет достичь игрового превосходства. Увеличение темпа также ведет к уплотнению оборонительных рядов, так как дает возможность игрокам страховать друг друга и затрудняет действия мощных канадских хоккеистов. Таким образом, повышая скорость игры, мы создаем дополнительные проблемы и трудности для соперника. В этом свете вспоминаю интересный разговор, который состоялся у меня с бывшим президентом ИИХФ британцем Джоном Аерном, очень живым и остроумным человеком. «Почему ваши игроки носятся по площадке как угорелые? Может, стоит больше внимания уделить технике? Мне кажется, ваша команда станет чемпионом, а мы не можем выбрать ее лучшего игрока» - сказал он мне. На самом деле, мы с Аркадием Чернышевым уже давно очертили круг кандидатов на звание лучшего игрока мира, но в тот раз я ответил англичанину: «Мистер, а слона то вы и не приметили», - намекая на то, что это всего лишь вопрос вкуса. В мире происходил пересмотр взглядов на хоккей. Но общественность упорно не хотела признавать наши заслуги и достижения. Люди потешались над нами, наблюдая за нашими тренировками и играми. И это были не только канадцы, им вторили и представители многих других стран. Они, как и менеджеры канадского хоккея, были свято убеждены в своей правоте. А канадская сборная тем временем продолжала проигрывать на большинстве международных турнирах, олимпийских играх, причем уже не только нам, но и чехословацкой сборной. За океаном такое положение вещей воспринималось как-то очень спокойно: не предпринимались никакие серьезные меры, дабы повысить боеспособность канадской сборной. На протяжении многих лет стиль их игры не претерпевал никаких изменений, потому что никому не хотелось использовать новшества европейского хоккея в тактике и тренировочном процессе. Канадское радио и телевидение продолжало зомбировать население идеей о непобедимости и величии их хоккея. И не удивительно, что поражения канадцев на международной арене, никоим образом не влияли на интерес к хоккею в самой Канаде. В те далекие годы произошел странный случай, позабавивший меня. Знаменитый шведский нападающий, Свен «Тумба» Юханссон был на просмотре в летнем тренировочном лагере одного из клубов НХЛ. На тот момент (середина 1960 года) ему было 29 лет, и он находился на пике своей карьеры. К моему великому удивлению Юханссона забраковали, сказав что он им не подходит. Более того, Свен оказался не нужен ни одному из клубов НХЛ. А ведь это был лучший европейский нападающий: его отличали постоянная готовность отдать скрытый пас на своего партнера, великолепная обводка и точнейший бросок. Неужели заокеанские хоккейные боссы руководствовались нежеланием признавать европейского игрока? В любом случае я убежден, что канадским менеджерам недоставало объективности при оценке своих и европейских игроков. В хоккей играют везде и на любом уровне. Помимо мировых, европейских и олимпийских турниров, проводится множество соревнований среди детских и юношеских команд. По моему мнению, соревнования детей и юношей имеют свою ценность. Сквозь призму детского хоккея мы можем увидеть новые тренды в развитии нашего вида спорта и получить представление о хоккее завтрашнего дня. Но особый интерес все же вызывают соревнования лучших команд Европы и профессионалов из Канады и США. Я верю, что пройдут года и грандиозный, всемирный турнир, в котором примут участие все страны, состоится. Чемпионат может продлиться до полугода, дабы не мешать проведению национальных первенств. Помимо сборных, страны могут представить различные клубные коллективы. Победителем турнира должна будет названа команда, набравшая больше всего очков. В свое время я, Аркадий Чернышев и представители многих национальных федераций обсуждали возможность проведения подобного турнира. Даже сегодня клубные команды из Канады, США, России, Чехословакии, Швеции и Финляндии смогли бы достойно выступить на подобном первенстве. Каким стимулом для молодежи это стало бы в развитии их физических и морально-волевых качеств. Однако вернемся к истории хоккея. После первого визита в Канаду в 1957 г., наши поездки за океан стали проводится на регулярной основе: ежегодно, в канун Нового года, мы на протяжении 15-18 дней путешествовали по Канаде и США и играли по 10-11 матчей с заокеанскими любительскими командами. Поначалу это были клубные коллективы, а после 1967 года стали устраивать в разных городах игры со сборной Канады. Мы со всей ответственностью тренировались и готовились, чтобы добиться побед в тех играх. Тщательный анализ матчей показывал, что мы были намного сильнее и серьезнее, чем наши канадские соперники, в отличие от которых мы гораздо быстрее матерели и набирались опыта. Нельзя сказать, что канадские тренеры мирились с поражениями. Разительные перемены наступили, когда сборную Канады возглавил Отец Бауэр (священнослужитель David William Bauer – прим. переводчика). Он бесподобно выглядел в своей черной мантии священника. Весьма молчаливый и даже, казалось, слегка отстраненный от того что происходит на льду. Но его глаза всегда были наполнены неуемной жизненной энергией. Как-то Бауэр мне сказал, что он был поставлен у руля сборной не потому, что был хорошим тренером, а потому, что так угодно было Богу, Бог всегда помогает людям. Во время тренировок Бауэр обычно не пользовался свистком, может один или два раза – все установки и объяснения давались до занятий. Более того, не было слышно даже каких либо громких указаний, всего лишь тихое, мирное, порой душевное общение – он никогда не повышал свой голос. По лицам и жестам игроков можно было догадаться, что они довольны такими отношениями с тренером. Во время пресс-конференций с участием Бауэра, вы бы легко поняли, что перед вами исключительная личность, которая прекрасно разбирается в хоккее.

    Обычно, в процессе изучения соперника, вы уделяете больше внимания его игрокам и стратегии игры в нападении. Я считаю, что этого не совсем достаточно. Главное, как мне кажется, попытаться изучить тренера соперников – его мировоззрение и специфические особенности характера. Однажды мне показалось, что Бауэр хочет поменять рисунок игры своей команды, если вовсе не радикально изменить его. Дело было в Колорадо. Мы проводили свою тренировку, а канадцы должны были выйти после нас. Как обычно на нашем ледовом занятии присутствовал и Бауэр. В этом не было ничего удивительного, так как мы регулярно посещали тренировки друг друга, что выражало не просто уважение к сопернику, но также возможность почерпнуть что-то новое и интересное о противнике и его игроках. После тренировки, быстро переодевшись и захватив с собой блокноты с ручками, я и остальные тренеры нашей команды поспешили на трибуны. И каким же было наше удивление, когда мы увидели, что канадцы делают ровно те же упражнения, что буквально только что выполняли наши ребята. Чуть позже, приняв душ и приведя себя в порядок, к нам присоединились и наши игроки. Их удивление было ничуть не меньше нашего. Что это было? Почему канадцы повторяют нас? Ради шутки? Едва ли. Ни один серьезный тренер не дойдет до столь бездарной траты времени, отведенного для подготовки к игре. Это означало только одно – они прониклись симпатией и уважением к нашему хоккею. Им захотелось адаптировать некоторые наши разработки к своему тренировочному процессу и игре.


    1   2   3   4   5   6   7

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Книга А. В. Тарасова о хоккее. Издана в Канаде. В россии не издавалась