• Глава 1. Часть 4-8. Собираемся зарубеж



  • страница5/7
    Дата14.01.2018
    Размер1.1 Mb.
    ТипКнига

    Книга А. В. Тарасова о хоккее. Издана в Канаде. В россии не издавалась


    1   2   3   4   5   6   7
    Глава 1. Часть 4-7. Собираемся зарубеж

    Чтобы ускорить приближение матчей с канадскими профессионалами и подогреть интерес к этим играм, было принято решение издать книгу, предназначенную для канадских хоккейных болельщиков и экспертов. «Дорога к Олимпу», вкратце повествующая о советском хоккее, была выпущена издательством APN в 1969 году на английском языке. В ней автор книги (им был я) сделал попытку сравнения советского хоккея и профессионального канадского с четырех различных сторон: атлетизм, навыки, тактика и волевая устойчивость. По результатам анализа я ни сколько не сомневаясь сделал вывод о том, что победа останется за советскими хоккеистами, причем не просто в отдельных матчах, а в целых сериях.



    Сейчас, когда прошло уже более 20 лет, когда игры советской команды с канадскими профессионалами уже имеют свою историю, я перелистываю ту книгу и пытаюсь понять, где я ошибся. Да, я не скрываю, что ошибки и просчеты имели место быть. Например, во времена царствования голкипера Жака Планта, я был абсолютно уверен, что наши вратари слабее канадских. Но я ошибался, проводя сравнение техники и мастерства голкиперов, без учета игровых особенностей присущих тактике двух хоккейных систем. В 1978 году на Чемпионате мира в Вене я встретился с величайшим канадским вратарем Кеном Драйденом, на тот момент работавшего журналистом. Я задал Кену вопрос, который мучил меня на протяжении долгого времени. Не секрет, что канадцы обладают большим числом высококлассных вратарей, выступающих в различных клубах НХЛ. Эти вратари – великолепные мастера своего дела, часто приходящие на выручку команды в самые нужные и ответственные моменты. Однако в играх против советской сборной они, почему-то, уже не кажутся столь непробиваемыми и надежными. В чем же дело? Кен согласился со мной, что действительно существует очевидная разница в эффективности канадских вратарей и прокомментировал это следующим образом: «Играя против советской команды мне всегда было слегка не по себе. Находясь в зоне соперника, казалось, будто ваши игроки не торопятся бросать по воротам, подолгу передавая шайбу друг другу и тем самым маскируя атаку ворот. В итоге, завершающий бросок, если он был точным, частенько заставал вратаря врасплох». «В нашем хоккее», - продолжал Драйден, - «Атака развивается менее мудрено, хотя болельщик воспринимает ее как более острую и мощную». Что самое поразительное, это всецело подтверждается словами советских вратарей, принимавших участие в первых сериях против канадских профессионалов. Вот что мне рассказал Владислав Третьяк о самом первом матче советской сборной против команды всех звезд НХЛ, который состоялся 2 сентября 1972 года в Монреале: «Первая же разящая атака канадцев закончилась взятием моих ворот уже на 13 секунде матча: точный бросок нанес Фил Эспозито. В начале второй минуты игры Пол Хендерсон удвоил преимущество канадцев, 0-2. И как тут не растеряться. Наши ребята подъехали, чтобы успокоить и приободрить меня. Мне кое-как удалось собраться с мыслями, и я стал пытаться читать атаки канадцев. И все оказалось не так сложно: игрок, входящий с шайбой в нашу зону, чаще всего и наносил бросок по воротам. От меня требовалось всего лишь вовремя выкатиться из ворот и среагировать на момент броска. Данное наблюдение в сочетании с крепкими нервами позволило мне успешно вернуться в игру и отразить еще массу бросков». Как известно, та игра завершилась победой нашей команды со счетом 7-3. И весомый вклад в эту победу над профессионалами внес Владислав Третьяк. Настало время читателю узнать о моем первом просчете. Счастливые ошибки случаются в жизни, и моя первая была как раз таки из этого рода. В книге «Дорога к Олимпу» я одинаково высоко оценил конкурентоспособность советских и канадских хоккеистов. К тому моменту я повидал большое число игр с участием профессионалов и ни в одном из матчей ни один игрок не снижал сумасшедшего ритма и скорости игры. Я ни разу не увидел, чтобы канадский профессионал струсил перед лицом жесткой игры, каждый игрок всецело и полностью отдавался борьбе. Поэтому, я поставил общий знак равенства при оценке возможностей наших игроков и канадских профессионалов, несмотря на то, что игровая дисциплина у нашей команды была на более высоком уровне. Однако оказалось, что я был довольно таки неточен в своих оценках. Мне было достоверно известно, что морально-боевой дух и бойцовские качества профессионалов стимулируются достаточным количеством долларовых премий и пунктами контракта. В финале кубка Канады 1981 года наша команда легко переиграла канадских профессионалов со счетом 8-1. И я был свидетелем того, как в третьем периоде их игроки, за исключением капитанов Ги Лефлера и Лари Робинсона, бросили играть. Наши хоккеисты провели весь матч на высоких скоростях, демонстрируя великолепную тактическую координацию. Во многих игровых эпизодах у канадцев будто «заканчивалось топливо» - наблюдался очевидный недостаток мощи и способности противостоять нашим игрокам. И даже тот элемент мотивации, о котором я упомянул, не помог им: в перерыве в раздевалке канадцам приготовили конверты с определенными суммами денег, как вознаграждение за победу. Но все это было тщетно. Я точно не знаю, какое впечатление в конце 60 г.г. произвела моя книга на канадских экспертов и болельщиков. Уже позже мои заокеанские друзья сказали мне, что она привела в ярость большое число боссов канадского хоккея. Книга претерпела множество редакций. Будучи в Канаде в начале 80 г.г. я увидел обновленное издание моих трудов и попросил своих друзей позвонить в издательский дом в Торонто, чтобы они выслали мне пару копий. Я стоял рядом с телефоном, когда в него прозвучал ответ, - «Пусть автор заплатит деньги, и мы вышлем ему книгу». Удивительно, сколь всемогущ доллар. Везде, кроме хоккея. Тут его возможности все еще ограничены, по крайней мере я в это верю. Возможно, менеджеры НХЛ относились к нам с некоторым недоверием. В кулуарах люди по-разному воспринимали нас – кто-то видел в нас чудаков, кто-то авантюристов и лишь небольшая часть встречала с уважением и восторгом. Более того, даже некоторые из наших соотечественников не понимали нас. Они считали, что все это неоправданный риск. Советские хоккеисты уже доказали всем, что являются сильнейшими как в мире, так и среди канадских любителей, а вызов заокеанских профессионалов окажется неподъемной ношей. Но мы уже наверняка знали, что собой представляют канадские профессионалы. Участвуя в битвах за Кубок Стэнли, они сколачивают себе не только хорошее состояние, но и дарят болельщикам незабываемое шоу. Вполне понятно, что клубы НХЛ как бы варятся в собственном соку, играя, в основном, друг против друга. Календарь лиги составлен таким образом, что шесть лучших клубов вынуждены по 14 раз в сезоне играть с одним и тем же соперником, что никак не повышает разнообразие тактических схем и рисунков. А в отдельных элементах их игра и вовсе напоминает цирк. Нужны ли были канадцам перемены в их хоккее? Фактически, ни одна из игр не заканчивалась поражением для зрителей, ведь они могли созерцать таких великих мастеров игры как Жан Беливо, Жак Плант, Бобби Халл, Фрэнк Маховлич, Бобби Орр, Стен Микита, Гордии Хоу, Жан-Клод Тремблей и многие другие. С точки зрения болельщика матчи профессионалов представляют собой восхитительное зрелище, в котором хоккеисты без устали словно летают по полю, демонстрируя точнейшие передачи, эффектные обводки, мощнейшие броски; игроки не просто играют, они бьются за победу. С другой стороны, канадские профессионалы уже не кажутся столь непобедимыми и страшными, если попробовать экспертно сравнить их с советской командой, принимая во внимание нашу жесткую дисциплину, превосходные командные взаимодействия и умение советских игроков использовать свои яркие и сильные качества. В то время в канадском хоккее не было атакующих защитников, за исключением Бобби Орра и Карла Брюера; большая часть игроков обороны предпочитали игру на позиционный манер. Отбор шайбы в основном производился парами: один из защитников оттеснял или блокировал оппонента, а его партнер подхватывал шайбу и начинал атаку. Раз так, может нам попробовать огорчить канадцев и предложить игру, которая будет им очень неудобна? Например, если мы отрежем нападающих соперника от защитников, они не смогут помочь друг другу как в нападении, так и в обороне. Причем это довольно таки легко осуществимо. Темп, который могут поддерживать наши игроки, примерно в полтора раза выше, поэтому, активная игра команды без шайбы позволяет нам убить двух зайцев: создать все предпосылки для «адресного первого паса» и навязать сопернику скоростной хоккей во всех зонах. Такая игра определенно придется не по душе нашему противнику в связи с невозможностью применения парного отбора шайбы, комфортного розыгрыша большинства и некоторых других тактических схем и уловок. Словно строители, по кирпичикам возводящие дом, мы начали свою работу. Во-первых, мы реконструировали игру защитников, которые к тому времени уже были обучены действовать активно и напористо. «Это очень хорошо», - говорили мы им, - «Что вы можете поддерживать атаку, играть в зоне соперника и завершать комбинации броском по воротам. Но с этого момента, мои дорогие, оценка ваших действий будет производиться, в том числе, и с позиции вашего умения отбирать шайбу и быстрым, но в то же время точным пасом начинать атаку. Нам важно не то, можете ли вы поддерживать темп, а то насколько быстро и хорошо вы можете разогнать контратаку. Это означает, что вы должны в совершенстве овладеть техникой первого паса своим нападающим в район центральной зоны. Причем не просто паса, а нацеленной передачи, которая была бы удобна вашим нападающим для стремительного продолжения атаки». В категоричной форме мы довели до своих защитников, что те, кто не сможет овладеть подобной техникой, могут забыть о месте в команде. Совершенное владение техникой первого паса демонстрировали Александр Рагулин, Эдуард Иванов, Валерий Васильев и некоторые другие. Во-вторых, мы внесли некоторые коррективы в игру нападающих. Необходимо было психологически подготовить их к силовой борьбе в процессе обводки одного или двух канадских игроков. Чтобы сбить натиск и атакующий порыв канадских нападающих, нам нужно было подготовиться к силовому противоборству возле нашей синей линии. Канадцам пришлось бы делать заброс шайбы в зону, где уже защитник готов перехватить ее и быстрым и точным пасом в направлении средней зоны начать контратаку. Подобный мгновенный переход от обороны к атаке позволяет застать канадских защитников врасплох, потому что их нападающие уже отрезаны и не успевают вернуться для подстраховки. В итоге мы имеем ситуацию выхода форвардов на двух защитников. Неплохой рисунок получается, и в то время мы были уверены, что он принесет нам желаемый результат. Однако на деле все оказалось куда сложнее. Перед матчами с канадскими профессионалами, мы опробовали наши новые идеи в играх с любительскими клубами. Но они показали свою эффективность только в начальной фазе при выходе из зоны или организации контратак. В завершающей стадии, когда три наших форварда выкатывались на двух канадских защитников, мы частенько терпели неудачу: защитники спокойно спиной катились к своим воротам, словно рапирой размахивая клюшкой перед собой и как бы подманивая игрока ближе. Как только нападающие приближались на расстояние броска по воротам, один из защитников тут же атаковал центрального нападающего. У крайних форвардов, в этом случае, почти не было шансов поразить ворота, так как для броска угол был слишком острым и вратарь перекрывал все доступное пространство. Поэтому, чтобы довести до ума вновь изобретенные схемы, нам необходимо было внести в них коррективы в части действий в зоне соперника. На тренировках мы стали много отрабатывать различные варианты завершающей стадии атаки. И мы нашли простое, как нам показалось, и весьма мудрое решение. Нападающий с шайбой по центру входил в зону соперника, сбрасывал скорость или начинал смещения вправо или влево. Его партнер с фланга, готовый принять шайбу и нанести бросок, начинал закатываться за спину защитника. Подобные маневры фактически оставляли не удел защитника, встречающего центрального нападающего. Последний защитник был вынужден играть сразу против двух нападающих, каждый из которых мог сделать пас, сыграть в обводку или нанести опаснейший бросок в зависимости от ситуации и расположения партнера по команде. Мы были полностью готовы к встрече с профессионалами. Но матчи все откладывались и откладывались, а мы уже уверенно обыгрывали лучшие канадские любительские клубы. В одном из турне по США и Канаде мы сыграли 11 матчей и во всех одержали победы. Произошло это в декабре 1970 года. Эти победы приободрили нас, и мы столь же триумфально выступили на Чемпионате Мира, Европы и Олимпийских играх. К тому времени Аркадий Чернышев и я бок обок проработали в национальной сборной на протяжении 10 лет и все официальные турниры непременно заканчивались нашей победой. После успеха на Олимпиаде 1972 года в Саппоро, тренерский штаб советской сборной возглавили Всеволод Бобров и Николай Пучков. Мы посоветовали нашим преемникам не менять победный состав и на Чемпионат Мира в Прагу везти тех же игроков, тем более что между Олимпиадой и мировым первенством в Чехословакии было всего 53 дня. Но тренера решил все сделать по своему, причем, на мой взгляд, неправильно. До сих пор не понимаю почему, но они не включили в состав Анатолия Фирсова. Более того, они внесли серьезные коррективы в тактику, изменив игру атакующих защитников и отказавшись от схем, которые давали результат уже на протяжении нескольких лет. И к разочарованию наших поклонников хоккея, в Праге советская сборная была

    повержена, впервые за многие годы. Чемпионами мира стали хозяева турнира, хоккеисты Чехословакии.


    Глава 1. Часть 4-8. Собираемся зарубеж
    Мне неизвестно, чем руководствовались боссы канадского хоккея, но сразу после нашего фиаско на мировом первенстве в Праге, они дали свое согласие на две игры профессионалов с советской сборной. Когда мы с Чернышевым узнали об этом, нам стало немного не по себе. В конечном счете, это же была наша с ним команда. На протяжении многих лет мы тренировали и готовили ее для встреч с заокеанскими профессионалами. В марте мы передали команду в руки нового тренерского штаба, и уже 2 сентября в Торонто состоялся первый матч советских хоккеистов с канадскими профессионалами. Мы с Чернышевым до последнего момента надеялись, что спортивное руководство страны обратится к нам за помощью, но этого не случилось.

    Очень тяжело было свыкнуться с мыслью, что мы будем присутствовать на этих матчах всего лишь в ранге болельщиков. Ночью мне снились эпизоды этих матчей и, просыпаясь, я воспроизводил приснившиеся моменты на тренерской дощечке, передвигая фишки игроков. Итак, мой дорогой читатель, давай обратимся к статистке матчей с канадскими профессионалами. Всего было сыграно 112 игр, в которых 76 побед одержали советские хоккеисты, 26 канадцы и 10 матчей завершились ничейным исходом. По победам в турнирах: у СССР – 30, у Канады – 9. Результаты игр с участием сборной СССР на кубке Канады: - В 5 играх против чехословацкой сборной у нашей команды 3 победы, 1 ничья и 1 поражение, разница шайб 15-7; - В 5 играх против шведской сборной у нашей команды 3 победы, 1 ничья и 1 поражение, разница шайб 19-15; - В 3 играх против финской сборной у нашей команды 3 победы, разница шайб 24-3; - В 1 игре против сборной Западной Германии у нашей команды 1 победа, разница шайб 8-1; - В 9 играх против сборной Канады у нашей команды 3 победы, 1 ничья и 5 поражений, разница шайб 39-37. Показательны и результаты выступлений двух советских клубов, ЦСКА и рижского Динамо, против канадских профессиональных команд на рубеже 1988-89 г.г. В течение 12 дней два наших коллектива сыграли 14 матчей с различными заокеанскими командами. Кому было сложнее в тех матчах? Канадцы играли на площадках привычного для них размера, заполненных их болельщиками, несмотря на то, что боссы НХЛ не сделали никаких поблажек для участников игр с советскими командами. У наших клубов были проблемы иного характера. Нам предстояло выступать перед заокеанскими специалистами, у которых появлялась возможность заранее изучить некоторые особенности нашей тактики, методик и подходов к подготовке хоккеистов, и в последующих матчах внести коррективы в действия своих игроков. Помимо этого у нас был ряд других сложностей. Может показаться, что все канадские клубы играют в одном стиле. Это совсем неправда. Каждый клуб имел собственные традиции, собственное понимание хоккея и собственные представления о том, как выстроить игру, чтобы добиться успеха. И нашим тренерам и игрокам в связи с постоянными перелетами, не хватало времени, чтобы увидеть в действии своего следующего оппонента и лучше изучить особенности его игры. Результаты этого турне прекрасно известны поклонникам хоккея. ЦСКА одержал 4 победы, в двух играх потерпел поражение и один матч свел к ничье. Неплохой результат. Рижане смогли победить только дважды, 4 раза проиграли и 1 раз сыграли вничью. Особо неприятно вспоминать об игре в Ванкувере, где динамовцы потерпели сокрушительное поражение 1-6. Мне прекрасно знакомы эти канадские клубы, и я абсолютно уверен в возможностях и способности наших лучших клубов обыгрывать заокеанские команды. Наблюдая, сколь уверенно армейские хоккеисты владеют шайбой, порой создается ощущение какой-то машинальности и автоматизма их действий. Особенно это хорошо просматривается на примере звена Ларионова. Каждый игрок пятерки по-своему уникален, но при этом все они имеют единое видение хоккея. Их объединяет не просто крепкая мужская дружба, высокий уровень требований к себе и к своим партнерам, но и чувство ответственности за команду и результат. Каждый из них обладает хорошим чувством собственного достоинства; каждый из них работает так, словно он всю жизнь тренер для самого же себя. И все это позволяет им из сезона в сезон повышать свое мастерство и всегда быть готовыми на все 100. Нельзя сказать, что в каждой игре звено Ларионова устраивало хоккейную феерию, но одно их присутствие в команде повышает морально-волевые и бойцовские качества остальных игроков и дает им шанс учиться у настоящих мастеров. У игроков рижан не было многих из тех качеств, которыми обладали армейские хоккеисты, несмотря на то, что результаты их первого выступления были довольно таки неплохими. А что же канадские профессионалы? Мы наблюдали за этими захватывающими матчами с нашими командами, где канадцы, следуя общепринятым канонам и правилам, словно играли в совсем иной хоккей. Игра профессионалов отличалась силой, бесстрашием, постоянным давлением, желанием завладеть шайбой в купе с демонстрацией великолепной техники. Но мне казалось, что едва ли кто-то из них обременен мыслями о тактической целесообразности своих действий. Я уверен, никто не обвинит канадских игроков в эгоизме и игре на самих себя, но я определенно совру, сказав, что канадцы стараются сыграть на партнера. Стремление канадцев выделить себя превалировало в их игре. Однако мы также отметили и некоторые изменения в игре профессионалов: они стали чаще делать передачи, причем делать это более качественно. Многие защитники, овладев шайбой, старались без промедлений сделать точную передачу. При игре в неравных составах некоторые клубы стали практиковать применение спецбригад большинства или меньшинства. Мне особо понравилось, сколь великолепно их лидеры могут чувствовать и контролировать как ритм командной игры, так и индивидуальных действий. Давайте вспомним игру ЦСКА с Бостон Брюинз. Профессионалы проигрывали по ходу матча 1-5, но умудрились трижды поразить ворота армейцев в заключительном периоде. Армейцы были слегка смяты мощными атаками бостонцев и только чудо не позволило им свести матч к ничейному результату. Создание из средней команды мощного, боеспособного коллектива, умеющего побеждать, дарить радость болельщикам и удовлетворение самим игрокам – не это ли самое привлекательное в работе тренера? Способный на это тренер – искусный умелец, новатор, творящий сродни художнику, имеющему свою студию, свою палитру и свой неповторимый стиль письма. Такой тренер и его игроки своей захватывающей игрой дарят незабываемое зрелище болельщикам. Наши команды сыграли против североамериканских клубов 76 игр, в которых добились 43 побед, 2 ничьей и 24 раза проиграли, разница шайб 314-244. Мы тренера, также как представители других профессий, становимся мудрее и опытнее с возрастом. В наших играх с профессионалами случались тяжелые поражения, особенно в последние несколько лет. Доводы, приводимые нашими тренерами для объяснения поражений, часто звучали весьма неубедительно и абсурдно. Защитники сыграли слабо? Так это ты, тренер, выбрал этих защитников и поставил их на игру. Игроки слишком долго вкатывались в игру и провалили первый период? Это ты, тренер, только ты ответственен за настрой игроков на протяжении всего матча. Это твоя прямая обязанность. Команда слабо сыграла в неравных составах? Это не вина игроков, а твоя, тренер. Ты не создал условий и не воспитал игрока, способного действовать эффективно в самые важные минуты матча. Мне также доводилось слышать от наших тренеров сборной такого рода заявления: «Наши игроки», - говорили они, - «были выбиты из колеи агрессивной игрой канадцев». А ты, наставник, думал, что канадский соперник будет самой любезностью? Неужели ты не знал о крутом нраве канадцев? Многие поражения объяснялись уходом Владислава Третьяка. Думаю этот момент можно разобрать несколько подробнее. Я уже упоминал, что талантливые спортсмены, обладающие тонким умением и способностью созидать, находятся в большом спорте намного дольше, чем обычные работяги. Как правило, такие игроки знают, как наиболее эффективно тренироваться и готовиться к играм. Третьяк в свои тридцать был как раз одним из таких. В Канаде, особенно в ранние времена, также было достаточное число спортивных долгожителей. Помню, как в Москву прибыла сборная WHA (World Hockey Association – альтернативная североамериканская лига в 1972-79 г.г., прим. переводчика) с легендарным ветераном Горди Хоу. Вместе с ним в одной тройке играли его два сына Марк и Марти. В команде также был не менее знаменитый Бобби Халл, который, как и Хоу считался возрастным игроком, несмотря на то, что он был младше Горди. В тот приезд Халл, несмотря на свои годы, забил больше всех шайб. Чуть позже у меня состоялся с ним тяжелый разговор, который, вероятнее всего, пришелся ему не по душе. Мы с Бобби Халлом знакомы уже много лет. Я наблюдал за ним, когда он в 20 летнем возрасте только начинал выступление за Чикаго, и как-то сразу Бобби запал в моем сердце. На поле он не просто играл, он творил. Без преувеличения могу сказать, что во время матча он управлял игрой своих партнеров, и всецело соответствовал моим представлениям о великом игроке. В своей ловкости и маневренности он, как никто из канадских игроков, был похож на наших хоккеистов. Его катание было по балетному столь же пластичным и элегантным, а с его лица не сходила очаровательная улыбка, дарившая радость болельщикам. Броски в его исполнении были всегда выверены с точностью до дюйма, а передачи партнерам удобны и своевременны. Я всегда ценил благородство Бобби. Я думаю, ни один канадский игрок не мог бы сравниться с ним в умении столь же рационально и столь же эффективно действовать в различных частях площадки. Халл не был скоростным игроком. С его внушительными габаритами, около 87 кг вес и 178 см рост, он не обладал хорошей стартовой скоростью. Но никто и никогда бы не сказал, что Бобби Халл медлителен. Он успевал всѐ и везде: догнать противника в защите или обыграть его в нападении. Впервые в истории НХЛ он смог забить 610 шайб и сделать 560 передач. Сегодня его имя на вершине табеля достижений всех времен в профессиональном хоккее. Я еще лучше смог узнать Бобби Халла, когда в Советском Союзе решили издать его книгу «Моя игра - хоккей», а меня попросили написать предисловие к ней. Кстати, в той книге было множество полезных советов, особенно для молодежи. Бобби удалось показать, что несмотря на огромное значение техники и индивидуального мастерства, хоккей прежде всего командная игра. Халл был определенно первым из канадских профессионалов, ставившим во главу угла коллективизм и командную игру, несмотря на то, что он часто любил повторять: «Порой весьма сложно подарить партнеру возможность забить гол». Каким-то образом Бобби узнал о том, что у меня дома есть своего рода музей: в своем кабинете я коллекционировал спортивные и правительственные призы, кубки и награды. Вся стена была увешена трофеями. Но самым моим бесценным богатством была коллекция клюшек великих игроков, которые огромным «букетом» стояли в специальной корзине. В свой последний приезд в Москву, Бобби вручил мне свою клюшку с автографом. Халл был удовлетворен своей игрой на том московском турнире, но все равно не упустил возможности поинтересоваться моими впечатлениями. Я ответил ему, что он был лучшим в своей команде, несмотря на то, что канадцы не совсем успешно выступили в Москве. Но я предупредил Халла, - «Бобби, не обижайся на меня. Я тренер, своего рода палач. Я привык не только раздавать комплименты, но и рубить с плеча, говоря всю правду, какой бы горькой она не была». После чего я посоветовал Халлу повесить коньки на гвоздь. Едва ли кто-то захотел бы услышать такое в свой адрес. «Но ты сам сказал, что я был лучшим в своей команде», - возмущенно возразил он мне. Тогда я достал свой блокнот и показал ему свои записи. В среднем за все время нахождения на льду во время матча Бобби покрывал порядка 4 километров, в то время как, например, наш Борис Михайлов накатывал более десяти. Бобби всѐ понял. Но мы слегка отклонились от разговора о Третьяке. Я поведал вам о канадских спортсменах долгожителях не с тем, чтобы как-то упрекнуть Владислава за столь ранний уход из спорта. И в нашей стране достаточное число возрастных игроков. Великолепный защитник Николай Суглобов играл – и как он играл! – до 38 лет. Другой олимпийский чемпион и чемпиона мира, Виктор Якушев, выступал за его родной клуб Локомотив, когда ему было за 40. Спортивное долголетие только подтверждает талант игрока. Тренер может искусственно продлять карьеру возрастного игрока, спокойно воспринимая некоторые потери в его скоростных качествах и позволяя оставаться в команде, хотя бы для того, чтобы он помогал вселять уверенность в молодых и способствовал росту их мастерства и умения. Однако, наверное, таким игрокам лучше уходить раньше, когда они, что называется, на пике своей карьеры. Вернемся к Третьяку. В то время даже строгий экспертный взгляд не увидел признаков какого-либо спада в его игре. Особенно в 1984 году, когда он великолепно отыграл весь сезон за ЦСКА и сборную страны. Голкипер в хоккее это далеко не море радости и счастья. Попробуйте поставить себя на место человека, который ежедневно десятки, сотни раз на дню получает мощные прицельные удары монолитным, словно резиновая пуля, диском. Порой он летит со скоростью превышающей 140 километров в час. И вратарь должен не увернуться, нет. Он должен подставить под этот выстрел не только клюшку, но и свое тело, свои руки. Он должен суметь изменить направление полета шайбы будь то стоя, лежа, падая или вступая в силовой контакт с нападающим. Как в шутку о себе говорят сами голкиперы: «Мы стоим под градом огненных камней, без права увернуться». Миссия вратаря очень сложна и важна. И Третьяк с блеском выполнял ее, со всей серьезностью, профессионализмом, мастерством и требовательностью к самому себе. В 16-летнем возрасте, сразу после завоевания титула чемпиона мира среди юношеских команд, он влился в ряды команды мастеров ЦСКА. И на протяжении 15 лет он был бессменным стражем ворот в клубе и национальной сборной СССР. В его решении завершить карьеру по просьбе жены и детей, не было ничего осудительного. Жена, дети, родня пожелали больше видеть своего мужа и отца дома, в семейном кругу, ходить вместе с ним в театр, к друзьям. Все это вполне естественно и нормально. Но означает ли это, что Третьяк поступил правильно, уйдя из спорта в столь раннем возрасте? Я считаю, что нет. Но кто тогда имеет право принимать такие решения, кто в тот момент допустил ошибку? Я считаю, что Третьяк и тренер. Владиславу следовало понять, что команда все еще нуждается в нем. Смысл в том, что великие спортсмены никогда всецело не принадлежат сами себе. Его тренера и партнеры по команде вложили в него много сил и знаний, чтобы он стал таким, каким он есть. К высотам хоккейного олимпа и заслуженной славе он шел вместе с ними. В спортивной команде, как в пирамиде, все элементы взаимосвязаны. Вы убираете один кубик, и вся конструкция разваливается на части. Есть ли право у выдающегося игрока уйти из хоккея, не посоветовавшись с теми, кто на протяжении долгих лет были рядом с ним, когда он рос как профессионал и как личность? Как тренер я считаю, что если в команде присутствует возрастной игрок, который все еще нужен коллективу, то тренер должен сделать все, чтобы повысить интерес ветерана к спорту, например, новыми упражнениями, новыми перспективами. Я уверен, останься Третьяк в национальной сборной еще на несколько лет, наша команда не потерпела бы ряд обидных поражений и наши болельщики были бы куда счастливее. В моей тренерской практике был похожий случай, когда я убедил нужного нам игрока еще на год остаться в ЦСКА. Я сейчас говорю об Александре Альметове – знаменитый игрок 60-х г.г., креативный форвард, умный тактик, способный обыграть и сделать выверенную передачу на партнера. Я вовремя понял, что отпустив Альметова, я бы разрушил сыгранное сочетание крайних нападающих Константина Локтева и Вениамина Александрова. Этого нельзя было допустить, и я попросил Александра отложить на год завершение его карьеры. Я также убедил его красавицу жену быть более терпеливой и дать возможность Александру еще послужить хоккею какое-то время, и она согласилась со мной. Когда кто-либо из ветеранов, «ключевых игроков» покидает команду, тренер обычно изменяет тактику. После ухода Третьяка, тренеру как минимум следовало бы внести коррективы в оборонительную тактику команды. Необходимо было повысить надежность игры защитников. Но это не было сделано, и команда начала пропускать шайбы сверх установленного лимита.
    1   2   3   4   5   6   7

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Книга А. В. Тарасова о хоккее. Издана в Канаде. В россии не издавалась