• «Сей камень был поставлен в знак мира между круковиями, нами, маркоманами, и братьями славянами, лета войны нашей... Да пройдет маркоман, не славянин ... камень ... мир ... на веки вечные».



  • страница12/45
    Дата22.01.2019
    Размер7.05 Mb.
    ТипКнига

    Книга католического священника Мавро Орбини «Славянское царство»


    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   45

    STYN OUUY UKLOPYEN BYLIE JESTI MERA SGODE, KRUKOUUYE NASS MARKOMAN. I BRE ТЕ SLAVNOV, LYTOU BOYA NASGA ... MARKO­MAN PROYDE. N1 SLAUNOU ... STYN ... POKOY ...
    LYTH V VIKA.
    Никто не может отрицать, что эта надпись — целиком славянская, по­скольку по-славянски она звучит почти идентично, а именно:
    128
    STINA OWA VKLOPIENA BILIEG IEST MIRA SGODE KRVKOVYE, NAS MARKOMAN I BRA-TIE SLAVNOVIEH, LITA BOYA NASCEGA ... MARKOMAN PROYDE, N1 SLAVNI... STINA ... POKOI...LITH VVIKA.
    В переводе это звучит так: «Сей камень был поставлен в знак мира между круковиями, нами, маркоманами, и братьями славянами, лета войны нашей... Да пройдет маркоман, не славянин ... камень ... мир ... на веки вечные».

    Таким образом, можно с основанием и полной уверенностью утверж­дать, что маркоманы были славянами, поскольку единство языка в про­шлом доказывает единство происхождения — мы относим к одному на­роду всех тех, кому с самого начала с молоком матери было даровано общение на том или ином языке. Кроме перечисленных выше свиде­тельств ученых мужей и знаменитых писателей, на основании которых мы показали, что все перечисленные выше народы были славянами, един­ство их происхождения можно доказать и на основании личных имен, упоминаемых у авторов, описывавших историю готов и других северных народов. Вот эти имена: Видимир, Валамир, Сигимир, Теодомир, Фри-гимир, Свевлад, или, как другие ошибочно пишут, Сисвальд; Селимир, Гельмир, Радагаст, или Радагазий; Ракимир, Раймир и Санко, один из которых, согласно Дольони, правил в Испании в 823 году, а другой — в 1064-м. Упоминаются также Сигизмир, Визумар, Витиз, Мисислав, или Мислав, Оттокар, Вигислав, Сингибан, Предимир и Обрад. Эти имена собственно славянские. К блеску и славе славянского имени сле­дует прибавить и то обстоятельство, что не только мужчины, но и жен­щины прославились в веках своей воинской доблестью, каковыми были амазонки. Как пишут Петр Крусбер (I) и Иоганн Горопий (VIII «Ама-зоника»), они были женами славян сарматов. Завершив на этом первое знакомство с различными народами, рассмотрим теперь их происхож­дение и деяния.


    129

    Начнем со славян готов. В самой глубокой древности, до того, как рас­пространилась слава и само имя римлян, готы, не имея [внешних] врагов, воевали между собой. Выйдя из своей прародины Скандинавии, они внача­ле напали на ульмеругов. Изгнав последних из их собственных мест обита­ния, они при короле Берихе заняли упомянутую страну. Позднее они под предводительством короля Филимира двинулись в Скифию, называемую Овин (Ouin). Об этом сообщает Иордан. Затем они поселились по сосед­ству с племенами спалов. Победив их, согласно Аблавию, готы раздели­лись. Одна их часть покорила Египет, о чем упоминает Геродот Галикар-насский, другая — под началом Амала двинулась на восток, остальные же, предводимые Балтом, пошли на запад. Те, что отправились на восток, из­гнав скифов, дали им других царей. Скифский царь Весоз, называемый другими Весор, пошел войной на царя Египта Беторикса (Betorice) и одер­жал над ним победу, как можно прочесть у Иордана, Юстина, Трога (I), Бонифачо Симонетты и других. После него была царица Томира (Tomira), которая воевала с персидским царем Ксерксом (Serse). Позднее македон­ский царь Филипп женился на Готиле, дочери скифского царя. Его сын Александр также сражался с ними, но, испытав силу их оружия, заключил с ними мир, как можно прочесть у Страбона (VII) и Арриана из Никоми-дии (IV), а также у Отгона Фрейзингенского, хотя мнение Квинта Курция несколько расходится с мнением остальных. Дарий, став царем персов, взял в жены дочь скифского царя Антира (Antriregiro). До той поры готы назы­вались скифами, как ясно видно из Диона, Схоластика Миринейского, Ага-фия, Иордана и других. Однако вовсе не потому, что готы происходили от скифов, как думают некоторые итальянские авторы, а потому, что, изгнав скифов, готы завладели их царством. По этой причине Требеллий Поллион написал, что скифы — это часть готов.

    Те же готы, что двинулись на запад, разорив Грецию, переместились в Азию и пришли на помощь троянцам. Царями их, как пишет Дион Грек, были Еврипил и Телеф, убивший Ферсандра (Casandra) и лишенный дос­пехов Ахиллом. Позднее, при Августе Цезаре весьма прославился царь гетов Беробиста (Berobista). В то время Элий Кат (Elio Catone) вывел за

    130

    Дунай пятьдесят тысяч гетов для проживания во Фракии. Царь гетов, зас­тавляя их укреплять свое тело упражнениями, быть воздержанными и со­блюдать законы, так умело управлял ими, что, создав обширную державу, покорил многие соседние народы. Дерзко перейдя Истр, он опустошил Фракию, Македонию и Иллирию, внушил ужас римлянам и унес неисчис­лимую добычу из [земель] соседних галлов, фракийцев и иллирийцев. По­мимо этого, он полностью истребил бойев, бывших под властью Критасира (Critasio), и таврисков. Как повествует Страбон в VII книге «Географии», Август был вынужден послать против него войско численностью в пятьде­сят тысяч воинов. Приблизительно в то же время жил царь готов Дромихет (Dromachete), который сразился на Истре с царем Лисимахом и взял его в плен. Об этом можно прочесть у Кампануса в «Регенсбургской речи», у Страбона (VII) и Плутарха (Plutarcho) в «Изречениях» и его жизнеописа­нии, где он пишет: «Жестокий Дромихет, варварский предводитель (Duca), взяв незадолго до этого в плен Лисимаха, великодушно отпустил его». Па­вел Орозий (III) называет этого Дромихета царем Фракии и описывает его жизнь, и это делают также Тит Ливии, Евтропий, Евсевий и другие.

    Однако Страбон и Иордан говорят, что он был гетом, и это представля­ется более правдоподобным: те, кто связывают его с Фракией, хотят тем самым показать, что геты всегда держали Фракию в подчинении. Говорят, что еще есть во Фракии место под названием Лисимахия, названное так после упомянутого сражения, о чем упоминают Плиний (IV), Стефан Ви­зантийский и Птолемей.
    Готы вели многочисленные войны и с македонцами: они уничтожили Со-пириона (Sopirione), наместника Александра Великого, с тридцатитысяч­ным войском, а до этого нанесли поражение царю Филиппу, как пишет Юстин (XXVII), называя их при этом скифами. Однако Иордан и другие приписывают это готам, которые были известны древним под именем ски­фов. По свидетельству Страбона, Арриана, Птолемея Лага (Tolomeo di Lago) и Кампануса, ни Александр Великий не погнушался заключить мир с гетами, ни они с ним. Тем не менее Юстин пишет, что Александр одер­жал на гетами победу, о чем, однако, не упоминает больше ни один из авто-
    131

    ров, писавших об их истории. Бьондо в I книге «Истории, начиная от упад­ка Римской империи» пишет, что готы были побеждены Лукуллом. Одна­ко ни Мефодий, ни Иордан об этом не упоминают.

    Как можно прочесть у Агафия и Мефодия, позднее, когда готы хотели переправиться через Истр, им помешал Агриппа. Во времена Августа готы опустошали все провинции, подчиненные Римской империи. Овидий Назон, живший в то время у гетов, указывает на это в I книге «Писем с Понта»:
    Многих, многих людей заботы твои не волнуют И не пугает твоя мощь, ослепительный Рим. Мужество им дают тетива и стрелы в колчане...
    А также в письме к Северу, элегия IX:
    Мира не зная, живу, постоянно ношу я оружье: Гетские стрелы и лук вечно войною грозят.
    Примерно в то время геты овладели многими римскими городами и про­винциями. На это указывает следующее место у Овидия:
    Город старый вблизи берегов двуименного Истра

    Грозной стеной защищен и положеньем своим.

    Каспий Эгис, коль верить рассказам, тот город построил

    И, по преданию, дал детищу имя свое.

    Гетов свирепых орда, истребив нежданно одрисов,

    Приступом город взяла, против царя ополчась.
    Еще во времена Домициана готы устраивали жестокие побоища по всей Римской империи. Как пишет Бьондо, Корнелий Тацит, дабы не выражать число убитых готами римлян, не стал писать историю.

    Позднее Бассиан и Каракалла, как можно прочесть у Флавио и Мефо­дия, несли большие потери в войнах с готами.



    132

    Третья часть готов, остававшихся до того времени на острове ульмеру-гов, объединившись с остальными готами, захватила Паннонию. Об этом пишет Мефодий. В то время их государь Ситалк во главе стопятидесятиты-сячного войска пошел войной на афинян. Испытав во время этой войны силу римлян, он заключил с ними мир, и соблюдали его до времени Доми­циана, который первый открыл двери храма Януса. Тогда, говорит Иор­дан, готы разбили римские войска под предводительством Помпея Сабина Агриппы, и, убив самого Помпея, отсекли у трупа голову. После этого готы разделились на две части: одна заняла Мезию и Фракию, и именно их по­томком по отцовской линии был император Максимин, о чем свидетель­ствуют Симмах Грек, Юлий Капитолии и Иордан; другая же начала войну против римского императора Филиппа, который и был причиной этой вой­ны, не выплатив готам жалованья, которое они получали — чем и восстано­вил их против себя. Вступив с ними в войну, он послал против них сенатора Деция, который вместе со своим сыном и тридцатитысячным римским вой­ском нашел там свою смерть. Посему готы заняли Мезию. Об упомянутом поражении и гибели Деция свидетельствует алтарь, посвященный ему в Мезии. Сведения об этой войне можно найти у Сабеллико, Бьондо, Иор­дана, Орозия, Готфрида и других. Однако Помпоний Лет, подробно опи­сывая события тех лет, говорит, что отец и сын Деции приняли смерть по собственной воле, желая в подражание древним Дециям принести себя в жертву богам во имя будущей победы. Евсевий и Сабеллико (в 7-й книге VII эннеады) говорят, что оба они пали в войне с готами.

    Когда Римской империей правил Гордиан, готы опустошили Азию, Понт, Македонию и Грецию, о чем говорят Бьондо, Евсевий, Евтропий и Сабел­лико. Требеллий Поллион излагает эти события иначе и противоречит Ев-севию, так как пишет, что тогда был убит Макрин, сын императора. Когда после Галлиена власть в империи перешла к Постуму, готы, овладев Фра­кией, опустошили Македонию и причинили ущерб Фессалии. Совершив набег на Азию, пишет Требеллий, они разрушили храм богини Дианы в Эфесе. По свидетельству Требеллия, Сабеллико и Бьондо, в то время не­мало пострадал и Византии. Готы же скрытно пересекли на судах Большое

    133

    море, вошли в устье Истра и, внезапно напав на местных жителей, устрои­ли резню. Остановить их удалось только наместникам Византия Клеодаму (Cleocalo) и Афинею, однако при этом погиб военачальник Венериан. Готы, возгордившись, напали на Кизик и заняли Азию со всей Грецией. Живший в то время историк Дексипп Грек подробно описал эти события, упоминая, что готы совершили также набег на Эпир, Гемонию (Hemonia) и Боэцию (Boetia). Как сообщает Иордан, император Диоклетиан также враждовал с готскими царями Гунтерихом и Аргаитом (Arcaico). Эти цари, разбив римлян и овладев их лагерем, взяли мезийский город Марцианополь, о чем пишут Бьондо и Помпоний Лет. Волузиан после этого заключил с готски­ми царями мир. При его преемнике Галлиене (Galeniano) Римская респуб­лика вновь подверглась нападениям, так как готы под началом трех предво­дителей Вендикона, Турона и Варона, разорив и опустошив Азию, Геллес­понт, Эфес, Вифинию и Халкедон, разрушили Анхиал, город у горы Эма (Нето), о чем упоминают Сабеллико, Бьондо и другие авторы. По свиде­тельству Помпония Лета, в то время все готы были в заговоре против Рим­ской империи. То же самое пишут Кальпурний Сура, Юний Корд, Дек­сипп, Арриан и другие, но особенно Требеллий Поллион в жизнеописании Маркиана (Mariano), где говорит, что готы подвергли разрушениям Ахайю, Фракию, Македонию и Фессалию, а в Византии устроили такую резню, что не осталось больше ни одного представителя старинных родов, и никто не избежал своей участи, кроме тех, кто по счастливой случайности нахо­дился в это время вне дома. Видя это, Максимиан предпочел мир войне с ними, и первым стал платить готам жалованье. В это время у готов королем был Гиберих, который, по свидетельству Иордана, покорил скифов, тви­дов (Tuidi), бубенгетов (Bubengeti), васмабронтов (Vasmabronti) и кадиев (Cadi). При римском императоре Клавдии в битвах пало триста двадцать тысяч готов, и две тысячи судов были потоплены в море, как следует из писем Клавдия сенату, приведенных у Требеллия и Помпония Лета. Из письма к Юнию Бокху, префекту Иллирика, явствует, что Клавдий сра­жался с готами в Фессалии, Дакии и Мезии, у Марцианополя и Византия; что готы предали огню и мечу острова Крит и Кипр, но, в конце концов,



    134

    Клавдий одержал над ними победу. По постановлению сената за столь слав­ную победу в честь Клавдия в здании сената был повешен золотой щит, а перед храмом на Капитолии установлена его золотая статуя. Вот какую честь и награду заслужил тот, кто смог одержать победу над славянами!

    Однако Требеллий, по свидетельству Сабеллико, написал все эти вещи, полные лести к Клавдию, по той причине, что тот был предком Констан­ция (Costantino). Евтропий пишет, что в то время погибло двести тысяч готов, однако, как замечает Сабеллико, об этом, кроме Евтропия, нет упо­минания ни у одного другого историка. С большим сомнением отношусь я и к тем писателям, которые повествуют о победе над готами под Никопо­лем, которую одержал преемник Клавдия Аврелиан, по той причине, что неизвестно число павших. О том, насколько сильно в те годы готы терза­ли Римскую империю и какую славу снискал себе славянский народ за одержанные победы, можно понять по тем дарам и письмам, которые се­нат посылал Аврелиану, о чем говорится у Флавия Вописка. За победу над готами Аврелиан получил от сената столько благодарностей и наград, сколько никогда прежде не имел ни один полководец или император. Как пишет Сабеллико, Аврелиан уничтожил всего пять тысяч готов в одном сражении. Флавий Вописк, ссылаясь на греческого историка Феоклия (Teoclito Greco), пишет о том, что павших в бою с Аврелианом было не­мало, при этом погибло не более трехсот солдат гарнизона; что сарматы были побеждены в Иллирике; что за Дунаем он уничтожил пять тысяч готов с их вождем Каннабадом, или Канабаудом, и провел множество их в триумфе. По этой причине Аврелиан был прозван «восстановителем Галлий» и «освободителем Иллирика». Однако всякий, прочтя Иордана, не на минуту не усомнится в том, что это ложь. Очевидно, Флавий льстит Аврелиану, желая приумножить его славу указанием только числа пав­ших готов. Хотя Вописк в начале своего повествования и признает этот грех за историками, которые, принимаясь за написание истории импера­торов, стремятся увеличить их славу путем указания на множество пав­ших, однако при описании этой войны с готами сам его и совершает. По свидетельству Сабеллико и Бьондо, готы были также побеждены импе-

    135

    ратором Константином, однако Иордан открыто это отрицает. Тем не менее с полной уверенностью можно утверждать, что после заключения мира с Римом готы вели себя мирно в течение почти семидесяти лет вплоть до Валента, который, отказав им в своей дружбе и союзе, позволил жить во Фракии и иметь свое войско. В то время готы разделились на визиго-тов и остроготов, то есть на «верхних» и «нижних», поскольку у славян, имеющих одинаковый с готами язык, visi означает «верхний», a ostoch, или istoch, означает «восток». Те, кто был ближе к востоку, стали назы­ваться остроготами, а западные — визиготами. Аблавий считает, что так они именовались еще у себя на родине, однако Павел Диакон, Аббат Урсбергский и Альберт Кранц говорят, что те, кто последовал за Фри-дигерном, были прозваны визиготами, а примкнувшие к Аталариху (Atalanio) — остроготами. По причине царившего между ними разлада Фридигерн обратился к императору Валенту с просьбой оказать ему по­мощь в борьбе с Аталарихом и, как пишет Сократ (VIII, 14), одержал победу над своим соперником. Валент разбил его близ пределов Фракии, и по этому случаю готы по превратному убеждению Валента приняли ари­анство. В то время, по свидетельству Феодорита, готов наставлял и обу­чал превратным догматам Ария готский священник Ульфила (Vualfila).



    В этом месте мнения историков сильно разнятся. Сабеллико в 9-й книге VII эннеады пишет, что готы, изгнанные гуннами, пришли просить Вален­та о даровании им для жительства Фракии. Это же утверждает и Орозий, однако Аббат Урсбергский и Иордан говорят, что готы просили у Валента Мезию и Дакию, а он предложил им Фракию, где они и поселились. То же самое утверждает и Сократ Историк, однако Мефодий пишет, что готы завоевали Фракию в результате войны, а император, опасаясь, что в буду­щем готы будут нападать на Римскую империю, против своего желания предложил им Фракию, и дал двух своих военачальников, Лупицина и Максима, чтобы под их началом они могли завоевать для себя другие, луч­шие страны. Нет согласия у историков и относительно причины возникно­вения разногласий между императором Валентом и визиготами. Павел Ди­акон, Аббат Урсбергский и Сабеллико утверждают, что это произошло из-

    136
    за неосмотрительности Максима и Лупицина (Иордан называет его Лупи-цием), тираническое правление которых неоднократно доводило визиготов до голода. Другие историки считают, что Аупицин строил козни против царя визиготов Фридигерна и пытался его отравить. По мнению третьих, визиготы под гнетом нужды восстали против Валента и, сразившись под началом Фридигерна с римлянами, наголову их разбили. Сам император Валент был в этом сражении ранен стрелой и, теряя силы, был унесен сво­ими в какую-то хижину, которая была сожжена врагами, не подозревавши­ми, как пишет Иордан, что там находился император. Епископ Феодорит пишет, что первое сражение визиготов с Валентом произошло на Босфоре. Одержав победу, они, как пишет Сократ (VIII, 33), в мае достигли Кон­стантинополя. Оттеснив римлян до Адрианополя, они устроили им крова­вое побоище и там же сожгли императора. Произошло это в 382 году от Рождества Христова, на 1033 году от основания Рима и на четвертому году правления Валента. Феодорит, однако, утверждает, что Валент ушел из жизни 9 августа. Как замечает Созомен, такая судьба Валента не была слу­чайной — он был причиной того, что готы, которые могли бы быть столь полезны для Святой Матери Церкви, сделались арианами. Он пишет так­же, что эта гибель была предсказана Валенту одним православным, сказав­шим, что, если он не заключит мир с визиготами, то примет от них смерть. Итак, после упомянутой кончины императора Валента готы подступили к Константинополю и подвергли его жестокой осаде. Как пишут Сабеллико, Бьондо и другие историки, в ту пору Доминика, вдова усопшего Валента, всячески выказывала этому неукротимому народу свою щедрость, посылая им в изобилии всевозможную провизию. Сократ, однако, пишет, что визи­готы осадили Константинополь еще при жизни Валента. О других походах, которые в те времена совершали готы в Мезии и Фракии, подробно напи­сано у Платины в жизнеописании Сириция, Иеронимом в «[Хронологи­ческих канонах] Евсевия», а также Проспером в его «Хронике (Rigressioni)», однако приводимые ими сведения противоречивы. Наиболь­шего доверия заслуживает Иероним, который был современником упомя­нутых событий.
    137

    После Валента императорская власть перешла к Валентиниану, делив­шему с Феодосием обязанности по защите римских владений. В это время гремела слава о подвигах готского короля Аталариха (Attalarico), который, заключив мир с греками, прибыл в Константинополь. И это было не столько хорошо, сколько необходимо. Если в то время готы выступали против рим­лян, дела в империи шли из рук вон плохо. Аталарих, выражая свое восхи­щение императором и оказанным ему приемом, говорил, что император, вне всякого сомнения, является олицетворением Бога на земле, и те, кто взду­мает плести интриги против него, должны немедленно покаяться в своем заблуждении. После кончины Аталариха Феодосии устроил ему царские похороны, чем вызвал глубокую признательность всех готов. После смерти Аталариха готы в течение 25 лет не выбирали себе нового короля, доволь­ствуясь властью римского императора, который платил им жалованье. На­конец, оставив Фракию, они избрали королем Алариха из семьи Балтов. Аларих объединился с королем Радагайсом (Radagaso), ужасней которого, по свидетельству Клавдиана, Евтропия, Орозия и Бьондо, не было челове­ка на земле. Аблавий пишет, что он появился внезапно с двухсоттысячным войском. Положившись на их силу, Аларих предал огню и мечу Фракию, Паннонию, Иллирик и Норик. Все это так распалило гордыню Радагайса, что он принес обет своим богам в случае победы принести им в жертву всю итальянскую кровь, угрожая истребить римлян и превратить Италию в Го-тию. Подобно тому, как все императоры после Августа и Цезаря стали на­зываться августами и цезарями, он хотел, чтобы все императоры именова­лись радагайсами. Однако Бог не стерпел такой гордыни и заносчивости и предал его в руки христиан, которые, нанеся ему поражение на Фезулан-ских высотах, предали его жалкой смерти.

    Аларих отправился в Испанию и владел ею в течение тринадцати лет, после чего вернулся в Италию. О том, что он там совершил, можно про­честь у Бьондо, Сабеллико и Отгона Фрейзингенского (IV), описавших деяния готов.

    Длительное время воевали готы и с франкскими королями, но, будучи изгнаны из этого королевства, опять вернулись в Испанию. Позднее во



    138

    времена Мартелла (Marcello) они под началом Меровия (Meroueo), или Маравия (Marauio), напали на Франкию и захватили в ней множество го­родов. Мартелл послал против них своего военачальника Луитпранда, ко­торый сразился с ними. В то же самое время и франкский король Абд эль-Рахман (Abdiramo) вел войну с готами, о чем можно прочесть у Гагена (Gaguino) (III). Все это происходило до нашествия Аттилы в Италию, по­скольку после нашествия между готами и франками всегда царил мир, как написано у Прокопия и Аблавия.


    Описав вкратце историю визиготов, перейдем теперь к остроготам. Тер­заемые гуннами, они отважно защищались. Когда же от сыновей Аттилы отвернулась удача, остроготы изгнали их из Паннонии и Мезии, разорив также и Иллирик. От императора Льва они добились признания за собой завоеванных ими земель, заключив с ним договоры и оставив в качестве заложника Теодериха, будущего короля Италии. Тем временем Рим стра­дал от множества сменившихся за короткий срок правителей и императо­ров. Правили Рецимер, Василиск, Антемий, Зенон, Маркиан (Marco), несколько Львов (Leoni), Олибрий, Глицерий, Орест и его сын Августул. О том, как это происходило, со всей точностью написано у Бьондо, Сабел­лико (II, 8), Помпония Лета и Иоанна Монаха. В мои же цели входит написание истории славян и поиск того, что для этого необходимо, поэтому сведения, не имеющие к этому прямого отношения, я опускаю.

    Итак, при римском императоре Августуле Оттокар, король славян ран, овладел Италией: разорил Тревизо, Виченцу, Брешию и взял приступом Павию. По словам Сабеллико, в то время было пролито больше римской крови, чем когда-либо после того, как Римская империя стала клониться к упадку. Другие его деяния описаны у Отгона Фрейзингенского (IV, 31).


    Орест и Августул погибли жалкой смертью, послужив примером того, что никому не дозволено с такой легкостью присваивать себе императорское зва­ние. Итак, примерно за два года Рим лишился двенадцати императоров, боль­шая часть которых погибла насильственной смертью, причем ни один другой народ не нанес ему больший урон, чем славяне. После падения Римской им­перии в Италии они стали первым из иноземных народов, кто овладел ей,
    139

    забрав себе всю римскую славу. Если Кир прославился покорением халдеев, а Александр Великий — подчинением себе Персидского царства; если римлян столь превозносили за уничтожение греческой монархии — тем большего вос­хваления и славы заслуживают славяне за то, что положили конец римской гордости. Оттокар, называемый другими Одоакром, был славянин ран, как в нескольких местах отмечает Вольфганг Лациус в «Переселении народов» и Альберт Кранц в своей «Вандалии». Он был мужем высокого роста и правил королевством Италии в течение пятнадцати лет. Рим в такой степени опасал­ся его жестокости, что все население города вышло ему навстречу и оказало славянину больше почета, чем полагалось кому-либо из смертных, привет­ствуя его при этом как «короля римлян». Почести, оказанные Оттокару, и обширность его королевства, вызвали зависть у остроготов и императора Зенона, и они стали подстрекать остроготского короля Теодериха восстать против него. В упорной битве на реке По Оттокар потерпел поражение, при­чем сражение возобновлялось трижды. Однако, в конце концов, Теодерих одержал победу, и Оттокар бежал в Равенну, где был осажден и на третьем году осады на достойных условиях сдался, однако из-за коварства Теодериха был, в конце концов, убит.

    Таким образом, Теодерих сделался властителем всей Италии, и во вто­рой раз Италия оказалась под господством славян. Этот Теодерих, как пи­шет Прокопий Грек, воссоздал Италию и защитил ее от многих бед. Для упрочения своей власти над ней он в высшей степени заботился о справед­ливости и никого не притеснял. После тридцатисемилетнего правления Италией Теодерих скончался, и с его смертью Италия лишилась покоя. Ведь за время своего правления он все усилия направлял на поддержание в ней мира и ее украшение, особенно города Рима. Тот, кто захочет узнать об этом во всех подробностях, пусть прочтет Кассиодора, достовернейшего свидетеля, написавшего свои «Письма»; из которых явствует, что этот доб­рый государь в течение всего времени своего правления, исключая послед­ние годы, радел о величии и украшении Италии, так что ни Риму, ни Ита­лии не приходилось сожалеть, вспоминая времена Октавиана Августа, Тра-яна, Адриана или какого-либо другого государя.

    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   45

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Книга католического священника Мавро Орбини «Славянское царство»