• ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ЕГО «ИСТОРИИ КОРОЛЕЙ ДАЛМАЦИИ»



  • страница22/45
    Дата22.01.2019
    Размер7.05 Mb.
    ТипКнига

    Книга католического священника Мавро Орбини «Славянское царство»


    1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   45

    239

    ПРЕДИСЛОВИЕ ДОНА МАВРО ОРБИНИ
    Многие утверждают, что автор нижеследующей «Истории ко­ролей Далмации» был уроженцем Диоклеи, которая была мит­рополией Красной Хорватии и чьи развалины можно увидеть ныне у Лабеатского болота, то есть Скадарского озера, и на­зывают его поэтому Диоклейцем (Docleate). Другие придер­живаются мнения, что он родился в городе, называемом славянами Дукля (Dugla), который возник на развалинах Диоклеи и впоследствии получил то же самое имя. Я же полагаю, что автор не был уроженцем ни первой, ни второй Диоклеи. То, что он не был родом из первой, следует из того, что он сам пишет в нижеследующем «Предисловии», а именно, что к нему обратились с просьбой священнослужители Диоклейской церкви. В то время [упомянутая церковь] лежала в руинах, поскольку Самуил Болга­рин или (по мнению других) его сын Радомир, которого греческие исто­рики называют Гавриилом-Романом, сжег ее около 1000 года, а упомя­нутый автор (как следует из описываемых им событий) в 1179 году был еще среди живых. Ясно поэтому, что он имеет в виду вторую Диоклею. Однако и она не была местом его рождения, поскольку далее в своем «Предисловии» он пишет, что с упомянутой просьбой к нему обратилась также и молодежь из его города. Этими словами он ясно дает понять, что вовсе не Диоклея была его родиной. По моему мнению, автор был родом из Бара (Antiuari), который также в значительной степени вырос на раз­валинах первой Диоклеи, да и расположен не так далеко от нее. Упомяну­тая «История» первоначально была написана им по-славянски и славян­скими письменами, а затем по настоянию некоторых особ переведена им

    240
    на латынь. В своем труде он дает краткое описание происхождения и ис­тории славянских королей, правивших в Далмации и других соседних зем­лях Иллирика с 495 года от Рождества Христова по 1161-й, когда Радо-слав, последний из рода упомянутых королей, был лишен власти сыном Уроша Десой.


    ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ЕГО «ИСТОРИИ КОРОЛЕЙ ДАЛМАЦИИ»
    огда вы, любезные братья мои во Христе и достопочтенные свя­щеннослужители святого престола церкви Диоклейского архи­епископства, а наряду с ними множество зрелых мужей и глав­ным образом молодежи нашего города, которая любит не толь­ко слушать и читать, но и (как ей свойственно) предаваться во­енным утехам, обратились ко мне с просьбой о переводе со славянского пись­ма на латинское книжечки о готах, называемой латинянами «Regnum Slavorum», в которой описаны все их войны и деяния, то я, преодолевая старческую немощь, решил удовлетворить вашу просьбу сам, побуждае­мый к этому и любовью к своим собратьям. Я не хотел бы, однако, чтобы кто-нибудь из читателей подумал, что я написал что-то сверх того, что уз­нал из книг и рассказов (не баснословных, а основанных на истинных со­бытиях) наших отцов и дедов.

    242

    ИСТОРИЯ КОРОЛЕЙ ДАЛМАЦИИ И ДРУГИХ СОСЕДНИХ ЗЕМЕЛЬ ИЛЛИРИКА С 495 ГОДА ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА ПО 1161 ГОД

    то время, когда скипетр Константинопольской империи был в руках у Анастасия, запятнавшего себя и многих других евтихи-анской ересью, в Риме управлял делами Церкви папа Геласий, а в Италии вершили подвиг великого благочестия преблаженные Герман, епископ Капуи, Сабин, епископ Канузы (Carusa), и на горе Кассино святой Бенедикт, из северных пределов вышли готы, свире­пый и неукротимый народ, которым управляли три вождя, бывшие братья­ми и сыновьями короля Свевлада Брус (Brus), Тотий (Totio) и Остроил (Ostroillo). Брус, старший из братьев, унаследовал власть после смерти отца, и поэтому Тотий и Остроил, стремясь стяжать славу, с позволения своего брата собрали могучую рать и оставили родные пределы. Придя в Венг­рию, они покорили ее и затем вторглись в Темплану (Templana). Тогда король Далмации, пребывавший в Салоне, послал гонцов с посланиями к королю Истрии, дабы тот собрал все свое воинство и выступил вместе с ним против упомянутых готов. Исполнив это, они стали лагерем невдалеке от неприятеля. Пока рати стояли друг против друга, с одной и другой сто­роны выходили воины и устраивали между собой поединки, но на восьмой день произошла битва, которая длилась с третьего часа дня до самого вече-


    243
    pa. В конце концов, готы одержали победу, и произошло это не без все­вышнего попустительства: хотя далматы и их союзники сражались и упор­но и доблестно, но, несмотря на это, уступили противнику. Король Истрии пал в бою, а король Далмации, дважды раненный, едва сумев спастись бег­ством, вернулся с горсткой своих людей в Салону. Посему Тотий и Остро­ил разделили между собой свое немалое войско. Тотий с одной его частью отправился в Истрию, а потом оттуда — в Италию, где в течение некоторого времени вел опустошительные войны и полностью разрушил несколько за­хваченных им городов. Затем он напал на Сицилийское королевство и вскоре после этого скончался, как некогда ему было предречено рабом Божьим святым Бенедиктом. Его брат Остроил вторгся в провинцию Иллирик и, не встретив никакого сопротивления, захватил всю Далмацию со всеми ее приморскими городами. Осев, в конце концов, в Превалитане, он отправил оттуда своего сына Свевлада с большой ратью на север покорять остальные земли Иллирика. Константинопольский император, узнав, что Остроил остался с небольшим отрядом в Превалитане, послал сильное войско, что­бы напасть на него врасплох. Остроил, муж великой отваги, вышел [против упомянутого войска] с горсткой своих воинов и, приняв бой, погиб, воины же его спаслись бегством. Посему войско императора с большими трофея­ми вернулось домой. Свевлад, узнав о смерти отца, ускоренным маршем вернулся в Боснию, надеясь застать войско императора и отомстить за смерть родителя. Не встретив там никого, он занял отцовский престол, и у него родился сын по имени Селимир (Selimir). Владения Свевлада простирались от Винодола (Valdevino) до Аполлонии (Pelonia, о Pelouiata), от моря — до самого Севера. Он причинил немалый вред христианам, жившим в при­морских городах, и на двенадцатом году своего правления оставил этот мир. Ему наследовал его сын Селимир, который, хотя и был язычником, посту­пал по справедливости. Он не только хорошо обращался с христианами, но и заключил с ними договоры и соглашения, заставив платить подати. Посе­му страна наполнилась славянами, и в его дни в ней царил покой. После двадцати лет правления он скончался, оставив сына Владана. Последний, следуя по стопам отца, мирно правил королевством и имел сына по имени

    244

    Радмир, который с юных лет отличался своенравием и спесивостью. При нем с великой реки Волги (Volcha) вышло великое множество людей, взяв­ших себе имя от упомянутой реки, и до сего дня от Волги их зовут волгара-ми (Vulgari), или болгарами (Bulgari). Со своими женами, детьми и всем скарбом они пришли в область Силодузию (Silodusia). Правителем у них был некто по прозванию Крис (Chris), которого они на своем языке назы­вали «каганом», что означает у них «царь» (Imperadore). Ему подчинялось девять государей, или правителей, вершивших суд над упомянутым наро­дом, который был неисчислимо велик. Итак, заняв Силодузию, они вторг­лись в Македонию. Покорив и ее, они проникли в область латинян, кото­рых [прежде] называли римлянами, а ныне зовут мавровлахами (Morouulasi), то есть «черными латинянами». Константинопольский импе­ратор, сидя на своем престоле, длительное время вел войну с упомянутым народом, но, не сумев победить, в конце концов, заключил с ним мир и оставил в покое. Таким же образом поступил и король Владан, видя, что народ этот велик числом и говорит на одном с ним языке. Так было поло­жено начало великой любви между двумя народами, а именно между гота­ми, [или] славянами, и болгарами. Главной причиной упомянутой любви было то, все они были язычниками и говорили на одном и том же языке. После этого болгары, обезопасив себя со всех сторон, построили крепости и города и стали жить в захваченной ими стране, которой и по сей день владеют. Тем временем король Владан скончался, и власть перешла к его сыну Радмиру. С самой юности он проявлял неприязнь к христианам, и теперь, став королем, принялся их преследовать, разоряя принадлежавшие им города и селения. Христиане, видя его нечестие, стали убегать в горы и другие неприступные от природы места, употребляя все силы на постройку крепостей, чтобы укрыться в них от обагренных в крови рук свирепого Рад-мира, пока Господь не снизойдет и не освободит от столь жестокого пре­следования. После смерти Радмира правили один за другим четыре короля-злодея. При них христиане постоянно подвергались жестоким преследова­ниям. Однако, поскольку перо наше спешит перейти к вещам более отрад­ным, мы опустим описание их злодеяний и преследований, которые претер-


    245
    пели от них христиане. Немалое число последних, как жителей Приморья, так и Севера, чтобы не запятнать себя их гнусными и мерзкими обычаями, ушла в упомянутые дикие горы, полагая, что лучше вытерпеть любые ли­шения и невзгоды, нищету и голод, но спасти свою душу, чем владеть на­сущным добром с ущербом для души. После кончины вышеупомянутых че­тырех королей от их потомства родился Святмир (Svetmir), который, став королем, не пожелал более мучить и преследовать христиан. При нем про­цвел в Фессалониках Константин Философ, сын патриция Льва. Будучи глубоким знатоком Священного Писания и ведя при этом достойную под­ражания жизнь, он покинул свою родину и, ведомый святым духом, при­был в страну Хазарию. Вступив в диспуты с первыми тамошними мудреца­ми, он превзошел их всех и ежедневной проповедью обратил всю упомяну­тую страну в Христову веру, а вскоре после этого обратил и болгар. Тем временем Святмир скончался, и ему наследовал Святополк (Svetopelek). Во время его правления папа Стефан, осведомленный от многих о жизни и учении Константина, написал к нему, призывая прибыть к себе. Констан­тин, прочтя послание и решив принять приглашение папы, захотел перед отъездом оставить тем, кого он обратил в Христову веру, духовную пищу, которой они могли бы подкрепляться в его отсутствие. Он рукоположил в сан священников для наставления этих народов в христианском вероучении и, помимо этого, перевел для них с греческого языка на славянский Хрис­тово Евангелие и псалмы Давида со всеми книгами Ветхого и Нового Заве­тов. После этого, простившись со всеми, он отбыл в Рим. По пути туда он заехал к королю Святополку. Принятый им за свое целомудрие и редкую ученость с великим почетом, он стал наставлять его в христианском обряде и вероисповедании, которое Святополку чрезмерно понравилось. Посему он принял христианство со всеми своими подданными. Когда весть об этом достигла христиан, живших в горах, их охватила великая радость. Спустив­шись с гор и оставив другие убежища, они стали благословлять и восхва­лять Господа, даровавшего спасение тем, кто возложил на него все свои надежды. Упомянутый король дозволил христианам, говорившим на латы­ни, вновь отстроить и восстановить города и крепости, некогда разрушен-
    ?46

    ные язычниками. Он повелел также, чтобы были определены и описаны пределы и межи всех его владений. Спросив об этом у своих мудрецов и не добившись от них никакого ответа, он отправил послов к папе Стефану и константинопольскому императору Михаилу, прося помочь ему в этом деле. Когда послы, отправленные в Рим, изложили свое поручение папе, тот не­сказанно обрадовался, так как надеялся через это еще больше укрепить ко­роля и его народ в Христовой вере. Посему, отпуская послов, он отправил вместе с ними кардинала Гонория, мужа изрядной учености и достойной подражания жизни, наделив его теми полномочиями, которые принято да­вать лицам такого звания при исполнении подобных поручений в христиан­ской стране. Вместе с упомянутым Гонорием были посланы еще два карди­нала, которые должны были помочь этому новообращенному в Христову веру народу избрать епископов, освятить церкви и совершить прочие необ­ходимые действия. Кардиналы, прибыв в Иллирик, нашли короля на Ду-ванской равнине (pianure di Dalma), где он [тогда] находился. Король при­нял их с большим почетом и повелел всем своим подданным собраться на том же Дуванском поле. Пока народ собирался, прибыли и отправленные в Константинополь послы Иоанн и Лев, которые были с должным почетом встречены королем и кардиналами.

    Весь народ, как говорящие на латыни, так и на иллирийском наречии, по повелению папского викария Гонория и короля Святополка в течение две­надцати дней принимал участие в Соборе, при этом восемь дней было по­священо церковным делам и четыре — вопросам, касающимся власти коро­ля и устройства государства. На этом же Соборе перед всем собравшимся народом были зачитаны древние латинские и греческие привилегии, при­сланные папой римским и императором, в которых описывалось деление на области и земли согласно древним императорам. И королю и всему люду пришлось по нраву, что по окончании Собора над королем был произведен обряд коронования и помазания по римскому обычаю. Совершено это было Гонорием и его спутниками, и у всего народа был праздник и веселье. Пос­ле этого по повелению короля были рукоположены два архиепископа: один в Салоне, другой — в Диоклее. Наряду с ними были рукоположены многие

    247

    другие епископы, и церкви, пребывавшие после своего разрушения в сквер­не и теперь обновленные, были этими епископами освящены. Помимо это­го, король издал указ, по которому никто не смел ни посягать на свободу Церкви, ни тем более судить и рядить ее дела, за исключением ее архиепис­копа или другого лица, которому она по праву будет подчинена. Нарушите­ли же [этого указа] будут считаться оскорбившими королевскую корону. Затем он повелел составить привилегии согласно содержанию тех, которые были всенародно зачитаны, и разделил свое королевство на области, опре­делив для каждой из них свои пределы. Земли, ограниченные реками, ко­торые текут с гор и, поворачивая к югу, впадают в море, он назвал Примо­рьем. Другую же страну, ограниченную реками, текущими на север и впа­дающими в Дунай, он назвал Сербией (Surbia). Затем он разделил Примо­рье на две области: земли от Дувно, где тогда пребывал король и где был созван Собор, до Valdevinum (Valdevino), то есть Вино дола (Vinodo), он назвал Белой Хорватией, которую именуют также Нижней Далмацией. В этой области с согласия папы и его легатов была учреждена митрополия Салонской церкви с подчинением ей церквей Сплита, Трогира, Скрадина, [S.]Arontium'a (Aronsio), называемого ныне крепостью Задар, [а также] церквей Нина, Раба, Осора, Крка и Эпидавра, называемого ныне Рагузой.

    Земли же от упомянутого Дувно до города Bambalona, ныне Драч, он назвал Красной Хорватией, которую именуют также Верхней Далмацией. В ней была учреждена митрополия Диоклейской церкви, суффраганами ко­торой были епископы Бара, Будвы, Sorbium'a (Sorbio), Posonium'a (Bosonio), Котора, Улциня, Свача, Скадара, Дривоста, Призрена (Poleto), Требинья (Trebine) и Захумья (Zaculmio). Лежащую на севере Сербию (Surbia) он разделил на две области: первую, к западу от великой реки Дрины до горы Пин, он назвал Боснией, а вторую, к востоку от упомяну­той реки до Леша (Lusria) и Лабеатского болота — Рашкой. В каждой из упомянутых областей он поставил банов, или воевод, из числа своих соро­дичей, а также жупанов, то есть князей, и сотников, то есть центурионов. Банам от дал в подчинение семь сотников, которые должны были непос­редственно чинить суд над народом и, взимая подати, доставлять их затем

    248
    упомянутому бану. Одну их половину бан отдавал королю, а вторую остав­лял на собственные нужды. Жупанам же он повелел иметь в подчинении одного сотника и вместе с ним чинить суд над народом по долгу справедли­вости. Упомянутые жупаны две трети податей должны были отдавать ко­ролю, а остальное — оставлять себе. Ни один бан не имел права вмешивать­ся в дела чужой области, а должен был заботиться об области, ему вверен­ной; и все баны должны были держать ответ за свое управление перед од­ним только королем и ни перед кем другим. Помимо этого, он ввел много других хороших законов и отменных обычаев. Желающие узнать о них пусть прочтут славянскую книгу под названием «Мефодий», и из нее узнают, сколько и каких добрых установлений ввел тогда упомянутый достойней­ший король.

    Итак, завершив все дела, кардиналы, епископы и послы были отпуще­ны королем и, воздав ему должную благодарность, с дарами и почестями вернулись домой. Равно с ними и баны, князья, сотники и прочие вновь поставленные чины, воздав величайшие хвалы Богу и простившись со сво­им королем, отбыли в назначенные им области. После этого Святополк правил еще сорок лет и четыре месяца и имел множество детей обоего пола. Наконец, 17 марта он отошел в лучший мир и был погребен в церкви Святой Марии в Диоклее. Народ, собравшийся после его смерти, горько оплакивал его кончину. Сын его Святолик был помазан и коронован в той же самой церкви, и с тех пор повелось, что выборы и помазание королей устраивались всегда в упомянутой церкви. Святолик, став королем, сле­довал по стопам своего отца в благочестии, придерживаясь заветов и за­кона Господня. Он жил со всеми в мире, имел детей и на двенадцатом году своего правления оставил этот мир. Ему наследовал его сын Влади­слав, который пренебрег добрым примером своего отца и, уклонившись от прямого пути и заветов Господа, запятнал себя множеством гнусных пороков. Посему по справедливому Божьему суду, отправившись однаж­ды на охоту, он провалился в яму и нашел там немедленную смерть. Вме­сто него стал править его брат Томислав, который был мужем достой­ным. При нем венгры пришли грабить его страну. После ряда стычек,


    249
    победа в которых всегда была на его стороне, он сумел, в конце концов, очистить от них все свои владения. На семнадцатом году своего правле­ния он скончался, оставив после себя нескольких сыновей и дочерей. Посему власть перешла к его сыну Себеславу. При нем греки осадили Скадар. Получив известие об этом, он собрал большую рать и напал на греческий лагерь. [В этой битве] было убито немало греков, остальные же были взяты в плен. После этого у Себеслава родились два сына-близ­неца, названные им Разбивоем и Владимиром. Не совершив более ничего достойного упоминания, на двадцать четвертом году своего правления он скончался. После него правили его сыновья, разделив отчее королев­ство: Разбивою отошло Приморье, а Владимиру — Сербия. Последний, взяв в жены дочь венгерского короля, имел от нее детей. По случаю упо­мянутого брака между венграми и славянами был заключен мир. После смерти Разбивоя на седьмом году своего правления его надел перешел к его брату Владимиру, и королевство было вновь объединено. Затем, пос­ле двадцати лет правления, скончался и Владимир. Ему наследовал его сын Карамир. При нем восстала Белая Хорватия. Собрав против нее боль­шую рать из рашан и боснийцев, он встретил неприятеля на Хумском поле (piano di Chelmo). В завязавшейся битве король потерпел поражение и нашел там свою смерть. После него власть принял его сын Тврдослав, который восстановил отчее королевство и с миром кончил свои дни. Пос­ле него правил его сын Толимир. Благодаря его большой рассудительно­сти, при нем управление велось так хорошо, что в стране царили всеобщее довольство и радость. Оставив после себя детей, он скончался. После него королевством управлял его сын Прибислав, который совершил не­мало великих злодеяний. Поэтому через некоторое время боснийские маг­наты, не желая терпеть его беззаконие, восстали против него и убили, бросив его труп в реку. Это оскорбило его сына Крепемира. Сговорив­шись с баном Боснии, он схватил всех убийц своего отца и предал их же­стокой смерти, а затем, взяв власть в свои руки, стал править королев­ством. При нем немцы, покорив Истрию, намеревались совершить втор­жение в Хорватию. Король Крепемир, собрав против них сильную рать,

    250

    вступил с ними в сражение и, разбив, изгнал из всех своих владений. Видя это, немецкий полководец отправил к королю Крепемиру послов, предла­гая жить с ним впредь в доброй дружбе и женить на своей дочери его сына Святорада. Предложения Немца пришлись королю по душе (посколь­ку тот приходился двоюродным братом императору), и он с радостью на них согласился. Так между ними был заключен мир. После двадцати лет и одного месяца правления Крепемир скончался. Ему наследовал его сын Святорад, который был мужем кротким, благочестивым и богобоязнен­ным. Оставив после себя сына по имени Радослав, он почил с миром. Став королем, Радослав прилагал все силы, чтобы следовать в своей жизни и поступках благочестивому примеру своего отца. У него родился сын, названный Чаславом. Возмужав, тот стал проявлять неповиновение сво­ему отцу. Тем временем вновь восстала Белая Хорватия. Король, собрав в связи с этим большое войско, одну его часть вверил своему сыну, а дру­гую возглавил сам. Окружив восставших со всех сторон, они одолели их. Те, кто был пленен королем, были отпущены на свободу; те же, кто попал в плен к его сыну, были отданы в рабство воинам Часлава. Воины его отца Радослава, видя это, возмутились и, покинув его, всем скопом перешли в войско Часлава. Это разожгло в Чаславе гордыню, и он по сговору со сво­ими воинами отнял власть у отца и принялся повсюду его преследовать. Король, скрываясь от своего неистового сына, нашел убежище в селении под названием Ласта (Lasta), однако, не чувствуя себя в безопасности от происков сына и там, с небольшим числом своих приближенных спустился к морскому побережью. Часлав, узнав об этом, устремился за ним в погоню и едва не настиг со своими всадниками: король, бросившись со всеми свои­ми людьми в море и достигнув вплавь небольшой скалы, возвышавшейся недалеко от берега, сумел ускользнуть из рук своего сына. В то время по воле Бога, который в целом проявлял благосклонность к этому королю, слу­чилось проплывать мимо баркасу, шедшему из Апулии. Увидев его, король и все бывшие с ним принялись кричать и звать моряков, которые, оробев от неожиданности, приблизились к упомянутому месту. Узнав, что перед ними король и по какой причине он там находится, они прониклись к нему ис-


    251

    кренним состраданием и, приняв с великим почтением, отвезли в Сипонт, откуда он позднее перебрался в Рим. С тех пор та скала, или утес, получила название «Радославовы камни» (Chami di Radoslau).

    Часлав же, изгнав упомянутым образом отца, стал править королевством.
    В его время жил в Сраге (Sraga) юноша по имени Тихомил, поповский сын из селения Рабика, который работал пастухом у одного магната по имени Будислав. Этот Тихомил был крепкого телосложения и превосходил всех в беге, поэтому хозяин всегда брал его с собой на охоту. Однажды во время охоты он нечаянно задел палкой, с которой всегда ходил, хозяйскую суку по кличке Палуша (Paluscia). От этого удара та околела. Перепугавшись (поскольку упомянутая сука была очень дорога его хозяину), Тихомил сбе­жал от него и, придя к королю Чаславу, был им радушно принят. Во время правления Часлава венгерский полководец Кис (Chys) с могучей ратью вторгся в Боснию, грабя и предавая огню и мечу владения Часлава. Тот со своей ратью встретил неприятеля в Дринской жупании близ реки. В про­изошедшей там битве упомянутый Тихомил своей рукой убил венгерского полководца Киса и, отрубив ему голову, поднес ее своему королю. В этой битве пало немало венгров. За эту победу Часлав даровал Тихомилу Дрин-скую жупанию и женил на дочери бана Рашки. Когда весть об упомянутой битве достигла Венгрии, жена Киса, узнав о гибели мужа, предстала перед венгерским королем, моля помочь ей отомстить за смерть своего супруга. Получив от короля большое войско, она вторглась во владения Часлава и, обнаружив его в одной роще с малочисленной свитой (поскольку он ни о чем подобном не подозревал), напала на него и, схватив, повелела сначала отрезать ему нос и уши, а затем утопить в реке со всей его свитой. Так собственной гибелью и падением своего дома он поплатился за прегреше­ние, совершенное им против своего отца.
    Таким образом, после гибели Часлава страна осталась без короля. Баны, однако, продолжали управлять областями, пожалованными им королем, но никто из них не осмеливался присвоить себе королевский титул. Тихомил после смерти своего тестя правил Рашкой, но и он не осмеливался величать
    252

    себя королем, именуясь жупаном, или великим князем, поскольку стоял над всеми остальными князьями Рашки. Так королевство Часлава в течение длительного времени управлялось банами и князьями. Весть об этом, в конце концов, дошла и до его отца Радослава, нашедшего убежище в Риме. По настоятельным просьбам тех, кто был с ним, он взял в жены одну знатную римлянку, которая родила ему сына по имени Петрислав, и глубоким стар­цем покинул этот мир. Петрислав также женился на молодой римлянке из знатного рода и имел от нее сына по имени Павлимир. Прожив многие годы у своих римских родственников, скончался и Петрислав. После его смерти между родственниками Радослава и другими римлянами разгорелась вели­кая распря, сопровождавшаяся ежедневными жестокими стычками. Воз­мужавший к тому времени Павлимир проявил во время упомянутой смуты недюжинную доблесть и своей решительностью и благоразумием заслужил любовь не только своих родственников, но и остальных римлян, получив за свою доблесть прозвище Бело (Bello). Тем временем из Сицилии вышел огромный флот сарацин, которые опустошили всю Далмацию. По-гречес­ки упомянутый флот именовался «мириармен», то есть «десять тысяч пару­сов», и им были разрушены все приморские города. Латиняне же бежали в горы. Когда сарацины убрались восвояси, латиняне хотели вернуться в свои города, но были схвачены славянами и обращены в рабов. С течением вре­мени многие из них были отпущены на свободу, но с обязательством выпла­чивать подать и исполнять необходимую службу. Так стали восстанавли­ваться города, разрушенные сарацинами.

    В это самое время родственники жены Павлимира, истощенные еже­дневными нападками своих недругов, стали упрашивать Бело покинуть Рим, обещая с радостью последовать за ним со своими женами, детьми и всем скарбом, куда бы он их не повел. Бело согласился и переправил их из Апу-лии в Далмацию в город Груж (Grauosa). Помимо жен и детей его род­ственников, вместе с Павлимиром прибыл туда и отряд из пятисот рыца­рей. Узнав о его прибытии, славяне немедля отправили к нему посольство, прося прийти к ним и принять принадлежавшую ему по праву власть над королевством. Павлимир принял их предложение и, сойдя на берег, при-

    1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   45

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Книга католического священника Мавро Орбини «Славянское царство»