страница1/4
Дата11.02.2019
Размер0.69 Mb.
ТипКнига

Книга веды об укладе жизни и истоке веры славян


  1   2   3   4


ВЕЛЕСОВА КНИГА

Веды об укладе жизни и истоке веры славян.

КНИГА ПЕРВАЯ

Старые речи.

Дословный перевод

 2002 Георгий МАКСИМЕНКО


г. Новороссийск.

Веда 1

О вендах, скутя и Славянских святынях.

1.а-I

Это сугубо свойство наше причиною было, каковыми Сва словами обличена содеянными и там говорим:

- Воистину благая в роду нашем, да не лжем о том.

Истину говорим в них. О первой бане нашей повязанной. Князя, избирали его и меняли, либо Кисек тот и этот, венды родичи в степях со скути. Свои на половину, там где свет сияющий пребывает, пришли они с отцом Ореем, тот до него обратился:

- Оба свои, имеем детей, межу, жен. А старших имеем защищать от врагов, таково предлагаем, ежели племенами едим овец своих. Скутя до них и будем племенами едино, это Боги подсказывают нам, видим долгую надежность в этом на веки вечные.

Кругом лица их починят:

- Хоть те и решили что будем и едины такие же, и иначе решит, и то отец Орей отвел стада свои и людей от них.

Венды в новые места подались и решили:

- Там сделаем город, тот Голынь будет, какова его голая степь и лысая, Кисек идет прочь, это боть вендов, люди свои до Ини; да не смешаете с людьми отца Орея. Это те старше, так сотворили в земле той города и осели.

Так Кисек отошел с людьми. Сотворили землю иную, там сядет он, таково отсюда отмежевание одних от других, так рядом будучи, чужой он Иню, выше те жили, силы имели, не перечили они другим. И был Кисек тот славен, люди Орея отца славны, когда слава притекала им. Поле знали ихние как стрелы. Меч знают.

1.б-I

С Оби те пришли, зовут в тот край и его, починят скутя оберегать, это Кисек налез на них в первый же день, во второй было ожидание, но сами людей убеждают:



- Горами покрыты места те и едят много. Глаза людские повредите от мечей, это рассказывал Орей отец, как мертвая чернота на горах имеется, те горами гордятся своими и еда похуже.

Стало то омерзительно сердцу Орееву:

- Поют от имени родичей; придержите Кисека и людей его, да конями запрягайте повозы. Северзеч на его земле, была по ней, когда разбросаны ведь, Том имеем, ведет до Исева, имеем силу до Купи. Не иначе, не могут одержать нас те, либо то истинно, не удивляемся оба, когда рушите ведь.

Себе славу имеем, изреченную от врагов, которые горлопанят до нас. Видели его, жилье наше, искушение имеют до братьев наших в серебре, на мече нашем, от гончаров горшки пищевые просили новые наши, житие наше с супами есть до конца нашего. Нужды до советов не имеют, нам же рассказывают о иной жизни, это ведь слова наши. Истины ведь, ихняя Леждена, это ведь Лузь, говорят и не имеют.



2.а-I

Предрешено есть от старого времени, когда имеем с полей тес о Ини. Творя (землю) великую, от родов тех имеем Рускень нашу в Голуне. Три сотни городов и селения огнищ дубовых дымилось там, Перун его наш и земли, это птица Матерь Сва спевает о дне том, ждем; она на время сие, которое вращается, имеет круги Сварожьи до нас, время той за свое идет до нас. Говорим Матери своей:

- Как же будем боронить те земли наши? Лепили венды, которые шли до заходящего солнца, там перед врагами землю пашут и хлипкую веру имеют, удерживаясь на ее либо ровин, либо говори как есть, сильно. Людь та веру имеет о слове сытом. Иные сами глупостью изумлены. Веры те не имеем, если те встретите, уничтожайте их венды, верните тесы до земель наших о степях древних. Встретив, уничтожайте те одну за другой, иные как бедные о ходу от Пятиречья, и коль была от ясеней очищена - от нас, и та свое птица изрекает, как огонь, смарь понесло на нас, голову порушило, да той землетрясение.

Боги купалите. Дожди дождите потому, что те земли бедой разверзнуты, Комына поглощена, так как и называют по другому то ее – Конем, протечет земля, то Боги в степи вновь Дасунии дают осень дуба их, поэтому имеем суши те. Не за время антов и те, ант в Ирие, одержит мечем, много лежит погребенных домов твоих, как же домов чужие не строят иным.

2.б-I

Орей отец идет перед нами. Кий ведет за Рушь, Щеко ведет племена свои. Хорев хорват своих. И земля Бограденц на то. Каковы это мы внушаемые, Богов от его деда, Хорев и Щехо до Ини. Сидим до Карпатских гор. И там будем иные города творить. Мину имеем, соплеменников Ини. И Богент своих имеем много, чтобы враги не лезли на нас, то течем до Кие града. До Голуни. Таким образом, расселялись огни свои. Паля до Сиверзи.



Жертвы творятся благодарностью Богам, таковое в нас, это Кий умрет за тридцать лет, владея нами, поэтому был Лебедянин, которого звали Славер, живет двадцать лет. После тех был Верен из Великограда, также - двадцать, затем Сережень – десять, и о готовности, держали они воинство оврагами, тьмы лихие неслись о сынах, это нагрянуло на них и нам - то годь приехала до ступеней наших, зло творя, до бледности будет иметься пора отцов наших.

Прятали в жизни, - этим Славны, когда Славим Богов, это мы в Богах внуки Свара наши. Дажьбо и такие же, терпим о зле. Поеденную силу имеем великую, оттого и браним велико оды, затеняющие годы борзые одиннадцать лет; тут ильмеры нас поддержат, такое имеем воинство овражье, это Боть его, десятикратно имей той величие, Бенде прячет, Леиевое хором берет, все на них налезли, те начинают хитрить. Творили и немые брани Иню, когда мечи хранили вместе. Жиденько об обмене нашем, от овец до овощей, и та от вас, Теру творили во Сиверзие самой.

3.а-I

Это бьет крыльями Матерь Сва птица, как же боры новые идут на ней, те расходясь щель дают, таково текут, не лезут на нее. Эта течь туга, велика в краях наших, как дымки степные повязаны те, стелется это, до Сварги также, Жаля плачется в нас, кличет Матерь Сва до Вышнего, зачем ей давал лес он до огнищ наших, и те взывают о помощи. Эта мощь ворожит на врагов, Гематьрех уступится. Годь отойдет на Калицу Малую и течет до берегов морских. Таково землю одержат до Дона, по тому Дону реке и есть Калка Великая, его граница между нами и первейшими племенами, там годь была четыреста лет, о своем врагам, тому имеем мы землю нашу, Ра имеем, добротные земли и эллинам.



Торгуем обменом скота, шкур и многим, на серебряные и золотые кольца, питье, еду вескера. Жизнь наша была той порой ладная и мирная, это годь налезла на нас еще раз, была пора десять лет, это удержим, земли наши также умеем оборонять от врагов, так как идут отреченно святы, покуда святы, идут до нас, той свято первено Колядь и другие Арь и Красна–Гура, Овсиена Великая и Малая, идут те святы, когда муж идет оградою до сел огнищанских, Кием земле мир грядет от нас до иных, от иных до нас.

3.б-I


Течете, братья наши, племенами, в племенах роды, в родах и заботитесь о себе на землях наших, которые укрывают нас и никогда иначе, потому что сами русичи. Славятся ею Боги наши. Спевы наши и пляска играющая. Позорами ославляют их потому, что сидим на землях и имеемся просто до рани своей. Толчем дно ее. Будем по смерьте, после семидесяти, перед Марморою. И скажет:

- Бывших не имеем, вините того, который есть плененный землею; не могу и его отличить от иного; Боги былые там подскажут; в тесах есть русишть. Пребудешь тем, так как гребет это земля до рани своя, несетесь ею до Нави.

В те времена покоя князьями избирались многие. Вождя и князя между собой и всякие, которые на покняжение, у вече решали простые мужи, так стояла земля вспаханная, и сами то князья были оглашены дебатами людскими. Хляби, еду, всякие пожитки от людей своих данью это имеем; чужие князья полюдье берут, и сынам власть передают, от отца до сына. Аж деда правнуку.
Веда 2

Об основателе Славянской веры

и землях Славянских племен.

4.а-I


И это грядет с силами многими Дажьбо в помощь людям своим; так страха не имеем, поскольку древние, тогда как новые, они песок той, рядом с ним, когда хочет, этого ожидаем по своем дне, в том как умеем; это либо Воронзенец был местом, в котором уточнялись годы. Русы это отстраивали, то городище было малое. Также по поре той сгорело, прах и пеплы того ветрами развеяны во все стороны, место данное оставлено, небесной земли тайна русская его и это, не печальтесь о ней. Не забудете ее. Там либо кровь отцов наших всем лилась, поэтому мы о Прави гремим отовсюду; о Воронзенце слава течет по русям и той Свароге ему, то и ищите всеми силами, имея наконечники свои, одержите о Руси, о «гои» с Оренгои и «руг». Умеют дать оконечности, о своих обжиг и слузы о тех. Умеем, держа, распознать Ругу, особую да имеют еду и питье за времена свои.

До смерти и сложат нас, это либо многие сложили кости свои в болонах, когда за время Мезенмиру, так:

- Анты сами умеем, учту и «Славу воспевая Богам!», и таковы Славия сказанные: «Никогда не просяще, нежели Славу провозглашаем, эти либо те молитвы творя, омываем при этом тела наши. И провозглашаем Славу, также

4.б-I


пьем суре, напиток, во Славу ту пятикратно, днями огнища поддерживаем, о дубах и так Снопа величаем. Речем хвалу о них и сами Дажьбовы внуки, не смеем не хотеть Славы, наше.»

За века это либо Антия была по Русколани и древнее была Русь, перевирают о нас, это в Волынь идет впереди, либо у врагов как Хоробря есть. И та Волынь наипервейшие роды есть, это о Осеренце, это новы и Антия Мезенмиру одержит победы над годью и расколет на обоих, это по них текут егуны окровавленной славы жаждущие, и та борьба Зурова была; это годь объединилась с иегунами и с нема, на отцов наших налезли, были разбиты и пленены.

Сами себе те шли обры на княжение и забыли его, это сыны моря отошли от Руси, Боги русов не берут жертвы людские. Ни животные. Одни плоды. Овощи растущие. Зерна, молочную сурью питьевую, в травах заброженную, и мед, никогда живую птицу. Не рыбу, это варяги и эллины Богам дают жертву иную, страшную, человеческую, то не умеем делать потому, что мы Дажьбовы внуки и не умеем красться по иным стопам, чужим.

5.а-I


Это жертва наша, есть мед-сурья в девяти силищах людских, на солнце ставили на три дня, после тех сквозь вялину процежена, та будущая наша жертва Богам Прави, которые ведь наши праочи, либо это ода, идем от Дажьба и станем Славени в Славлении Богов наших, никогда не просим и не молим о благах своих, это либо Боги подсказывают нам, ходите до Руси. Нежели о врагах Матерь Сва слова поет нам, спевает воинственно на врагов.

Тому верим, так как слово его о птице Вышнее, о Сварге простые летят от нас … Это либо князей наших избираем, да будет их, о нас печитесь, да придет враг - за кромы наши. Кроми течи не будет, так как зов ратей сам-то Сноп знает, так как сами молим Славу и никогда не просим о ином, если не потребовалось живот набить. Это либо зрячие отцы наши и Орей. До облаков ходя, те восхищены были и силою до Перуньковой кузницы; видел там Орей как Перунько кует мечи на врагов, и куя, говорит тому:

- Это стрелы. Меч имеем на воинов, то Я, не смейте бояться их, как зеницу их до пуди, конница их будет уменьшаться до перстов ближе, как землей обгадятся, зверями будут, о нас как поросята умазаны от забот, смрады свои понесут о солидности своей и там скажут о былом, о нашем, как смрадны поросята и свиньи.

Это бормоча, Перунько кует мечи и Орею то говорит, и тот Орей, по вендам, - отец нашим, такова будет наша борьба за житие и витязенства многие века назад. Сегодня верим, то не было так,

5.б-I

и доходит Тиверсия до Синего моря. Суренж до вас, говорим вам, как же ведаем сами о той земле:



- Стародавние наши. С поленства Антиева, также и есть за многие. Кровь проливали. По ней Руса будет, как Руд у ляхов. Таково перемешивали эту до конца, и будут оттого земли наши. Славены племена и роды потому, что Славим Богов, никогда ничего не прося, лишь Славим силу их и также величаем пращура нашего Сварога, который был бы. Пребудет вождем в нас вечно, до конца.
Веда 3

о границах Руси Евразийской.

6.а-I


И это будет князю Славену собрат Ар ему Скуфью. Это пора вестей великих на востоке. Те решили:

- Идем от земли Ильмерской.

Так и ищите. Либо старшего сына своего оставив старшим Ильмерии все пошли на север. Там свой город Славень утвердил. Это брат его, скуфе, умен же будет и себе старые места, свои венды. По ним сидеть будет внучек, Киже - владелец был степью южной. Коров много. Там и есть.

Оттого будет пора великая за Сет. Зуры те на обе стороны: от Дании до гор Русских. До холмов Карпатских. Там решили, это либо утвердили круг. Будет он решать за них. Также врагам отпор творили все разом они. От старейшин отказаться, родами о том решили.

- Вече созывать единое, творя землю нашу.

Так стояли земли те пятьсот лет и слово за слово, отворилась между русичами усобица. Враждуя всем, вновь силу истратили, имеющуюся между собой. Возрождение свое. Также придет враг на отцов наших на юге. Это стряслось с Киевской землей на побережье морском. Степи и эти текут вновь на север. Поссорились с фряце, от того идет помощь врагам, это Скуфией оценится. Сразу те объединились в силу. Плачут о нас. Это вновь были иегуны, по праву к Руси ступившие. Тот раз оды старше не было, то имеем, зазнаемся, когда имеем. Ныне творите и себя имейте.

6.б-I

О Теверце, себе то степные курганы хранить имеем, как отцы наши. Прятали, ежели горб ищите умеючи в своей степи, и это, травы свои. Цветы хоронили умеючи, когда кровь свою проливали все; либо Колунь нашу оставили врагам, та Голунь колом была, о та врагам тяжелейшей просто стала. Это города наши, кругами поставленные, имеем, отцы наши осторожно прятали в земле, на всяких отроков. Донизу припадите. Любите ее. Там земля рождение имеет. На спор неидущий воин ожидает, Конем грядет всем тот день, даже не смогут они никуда притулиться, - это говорим о том, как отцы наши. Это борьба.



Коли была порождена былым, это Перунец придет до нас. Тот поведет нас, сколько его праха на земле. Также его отвоеванные сварожичи, они помощниками будут рати, идущей от облаков до земли, это Дид наш есть Дажьбо на челе ихнем. Если же тех не обороняет отец. Мы не осмысливаем.

То целью не может быть, это говорим молитву Богам нашим, лишь бы вновь нам поспешили на помощь. Дать победу на врага можете еще сами этим, как же земли наши. Утоптана его спотыкающимися ногами вражескими. Так смотрим, на той будем, которые кругом все свои. Течем на самих себя. Потечем океаном до даров их. Не вернем его в ранах враждебных. Не убережем, они его же на нас налезут, оттого говорим, обращаясь к вам:

7.а-I

- Кисек на людях своих, за время нападения, как новый. Тем омерзителен во врагах.



Нападает на них. Потолкли его, это имеем знак тем. Мощны вместе и не можем до Яви дать новым, самим то бы слабее, это имеем силою, сами многие. Враги не ведают толку многого как сами, и сами русичи. Враги не ведают о нас. Конем его вырождена крывь, наши там его земли, наши и с Евразии ведутся, это о нас все стараются, и это старость его Марной будет, когда новь была, в старом времени отцы их наших, говорим и еще слова те на запоминание. Будем не едины, от тех слов не утратится. Говорим братьям нашим:

- Также эта сила божественная будет на вас, ту вытягивают враги ваши без конца, которые хотят земли ваши, также враги поэтому устами полны.

Они по локоть в нашу до даров своих. Не говорят простые слова:

- Свои будете сыны своим Богам. Сила их перебежит не вам, до конца не имеем. Не чрево наше насытится хлебом себе, то положено на огонь. Коровы наши, скотина терпит туго также, это как же мы, и это как иные, наши холода одержим, оды полуденные борзые. Будем сильны лучше врагов наших?

8.а-I

Себе-то смотрите обе Сва, доимеете птицу ту и у начала вашего. Та ведет вас до победы над врагами, это либо (ист)ины вновь. Там ждет всех одержимо и ту красоту перед нами. Влечет цветом осенним, такова будет в иное время, в котором рушты идут с вендами, они хотели унести Богов своих до моря и там угнездиться, это города помолья. Было там же много зодчего, которое ведь божественно, те помолья украшены ведь золотом, серебром и многим. Все древних Богов почитали, удерживаясь искушений, та ведома иным, также они зрячие. Задерживаются на них и причитают. Новы и там же не имели родичи наши спокойствия, арабы ходили до тех. Торговались на торжищах богатствами теми, там же осевшим отрокам одерень давало это, та земля повидала еще мерзости пору и злое выживание, сами-то мы не так давно в горах Карпатских, до которых и там будем также варяжцами в злых язычниках, это либо поем, какие мы русы в славных днях этих. Имели спевы тогда от отцов наших о прекрасной жизни в степях. О Славе отцов, это либо воевода Бобрец вел русов до Голыни, по смерти обретя чин Перуна храброго гординства, то не запомнили уважительно.



Как же есть мы сыны отцов наших, имеющие любовь к памяти их. Говорим о них, как же были они силою нашей. Сила та идет до нас от них потоком ливневым. Львиную тянем, говорим:

- Есть мы

8.б-I

в тех, которые клевещут о нас, это не имеем мольбище и рядом от того в поре студеной. Родники, где вода живая течет, там свобода его и волки хищные не заглядывают.



Это Олдореху время напоминаем, того звали «рвач», который не имеет радости в Богах теперь. Слово не держит и красоты наши берет нагло. Хитрость та везде, между нас распрю заготовил и то нежностью. Боится погоды.

Теми веками правились от родов и князя, это князь был Бравлень, который ждал поборов эллинов у берегов морских, в то время идем на зажатость ту, там рядом скотина, Скуфь даем попасти скотину в степях, сами-то бедны они, и такова Грецколань соединенная. По-новому городили города и злобились на нас, тем временем идем прочь до полуночи. Там будем два столетия, и там сами, есть ведь от времен тех доныне. И днем этим имеем другого князя Бравлена, правнука деда своего, тот говорит:

- Идите до полудня на Грецколань, грек между эллинами племя самостоятельное. Торгующее. Торговлю имели они во степях скотиной нашей. Хотят брать, она задаром, то имеем, она состаривается, оно его до моря. Гоните до своего края, когда русская земля и есть. Русская кривизна земли всей размещалась донизу, та пила кровь нашу, на нас надежды имея большие, ту отстаиваем во все дни, которую с рани имеем.

9.а-I


В то время был Богумир, муж Славы. Имел три дочери. Двое сынов того ведали Скуфью до степи. Там жили оторвано по текущему времени и бояни богопослушные. Разумом и хитры, и так. Тут мать их, которая наречена Славуньей, про новое показывала потребу и говорит:

- Надо, Богумир, вместе этим днем мы. Имеем дочерей своих на выдаче.

Внуков хочется, - так говорит. Повозы запряжены. Едет конь свой, и придет до дуба стоящего в поле. Остался ночевать, огнище свое и видит вечером мужи трое на конях до него стремятся. Говорят они:

- Здрав буди!

И что ищет, поведал им Богумир проблемы свои. Они же отвечают:

- Как ведь сами в походе да иметь жен, поворачивай Богумир на степи свои.

Ведет троих мужей дочерям, отсюда своих три рода произошли. Славены были, оттуда происходят древляне и кривичи. Поляне, так как первая дочь Богумиру имя имела Полева; другая Древа и третья Скрева; сыновья же Богумиру имели свои имена; Сева и младший – Рус, отсюда происходят северяне. Русские трое, либо мужи были три весельчака, о утре, о полуднику, Вечерень, утворили роды того в Семиречьях, где же обитали за морями, в крае зеленом. Коня разводили и древнелунно исходу до Карпатской горы, то была она в годы перед одна тысяча трехсотыми, за Иерманреху, в то время была пора великая у берегов моря Годьского. Там пора отцов, накидавших курганы из камней белых, под которыми погребены боляри. Вожди свои, которые в сече пали

9.б-I


придя из края зеленого к морю Годьскому. Там потопчется годь, которая нам путь перекрывала. Так это бьемся за земли те. За житень наши. До того своя была, отцов наших на берегах моря по Ра реке. С великими трудностями переправили своих людей. Скотину на другой берег, идя Доном. Там годь видели, идя до полудня. Годьское море видели. Годь, измеченную, напротив себя стали наблюдать, так нужно всем было.
Про жизнь.

Живы твои Сва, как же иегуны были по степям отцовым. Налезли на нее люди. Били. Скотину забирая. Так род Славень передвигался до земли иной, где солнце в ночи спит. Коню травы много. Луга тучные. Речки рыбой полны. Конь никогда и не умрет, годь была еще на зеленом крае. Немного упредили отцов, идущих Ра, река есть велика, отделяет нас от иных людей. Течет до моря Фасисте.

Это либо умная, извергаемая, надежная в укреплении. Той идет до солнца восходящего, в обе стороны реку смотрите, там, где садится тоже. Матери Сва слова режутся. Та обоими своими крыльями увязана, она также берется землею той. Бранится в ней о Дасуне. А гуны какже готам обратили стрелы свои. Мечи отточенные …

Тут муж роду Белояру идет по ту сторону Рая - реки. Упредил там гостей - синьцев идущих - до фряженцев, так как иегуны ведь на острове свои. Поджидают гостя да обирают его, было то за полстолетия Алдореху. И еще древнее она (река) была рода белояров, сильным иегунам гость (пере)оденется это за мужа белояру. Рассказывали, как даем требуемое за то. Два коня золота идет Инде, истечет гроза иегунская. Так мимо идут годи, которая ведь также сурова на прядь, либо ана ниперы. Конница их несет почести. Дважды дань беря, то либо гости избегают нас, поворачивают до Синьска. Не придут уж никогда.



  1   2   3   4

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Книга веды об укладе жизни и истоке веры славян