страница1/4
Дата02.04.2019
Размер0.49 Mb.
ТипКонкурс

Конкурса драматургов «Свободный театр»


  1   2   3   4

Елена Баранчикова


Наводнение


пьеса-метаморфозы по мотивам Е. Замятина

В 2016 г. получила приз Международного конкурса драматургов «Свободный театр»

2019

Действующие лица:



Софья

Трофим – ее муж

Ганька – дочь столяра

Пелагея – соседка

Муж Пелагеи

Доктор

Знахарка

Действие первое

Картина 1

(Котельная. Трофим подбрасывает в топку уголь, бушуют языки пламени. Его жена Софья завороженно смотрит на огонь).

Трофим: Водомерная трубка лопнула, надо идти брать запасную. Иначе дела не будет, котел треснуть может.

(Он уже хочет открыть дверь, как вдруг шайба вскрикивает. Этот звук повисает в воздухе. Трофим возвращается. Начинает возиться с водомером, пытаясь его починить. Котел гудит. Трофим ложится на топчан, смотрит на огонь, успокаивается и засыпает. Во сне ворочается, вздыхает.

Софья в белой рубашке сидит на табурете, раскачиваясь, как лунатик, будто дремлет. Она смотрит на мужа). (Звучит музыка Стравинского).

(Сон. Все вокруг приходит в движение, начинает шевелиться, позванивать, жужжать и стонать. Лихорадочно вращаются станки, хлопают ремни, звенят стекла, то и дело взвизгивает шайба, где-то льется вода).

Трофим: Хр-хр … х-р-р … х-р-р …

(Трофим хрипит, хватая воздух ртом, мечется как зверь в клетке, не находит себе места. Он пытается сесть на табурет, тот от него ускользает).

Трофим: Ах, ты ж, боже ж ты мой! (Предметы, до которых он дотрагивается, падают на пол). Надо ж такое … Все закачалось, земля из-под ног исчезает! Черт, побери, все из рук, валится. (Со стола падает на пол ключ, звук металла повисает в воздухе). Темно-то как, как в подземелье, ничего не видно. Где ж тут его найдешь? А ведь надо найти … без него никак …как же это без ключа-то … это не дело. Надо значит, надо все ж искать его!

(Трофим наощупь двигается по комнате, широко расставив в стороны руки, как будто идет по натянутому канату и, держа равновесие, боится упасть).

Буду хоть до утра по полу шарить, все равно его найду, что бы то ни было! (Он опускается на пол, становится на четвереньки, начинает искать упавший ключ).



Трофим (бьет себя в грудь): От чего ключ то этот? Должно быть … Не помню, поди ж ты, замстило. Вот незадача! Что-то даже припомнить не могу, память отшибло, все позабыл! (кричит) Соня! Где ты? Иди же ты сюда! Помоги же мне, у тебя глаза лучше видят. (Софья не отзывается, молчит. Он кружит по комнате, заглядывает под топчан, прислушиваясь к шорохам и звукам. Шумит вода). Надо же, как назло, вода идет … счас все затопит, не успею найти до воды-то … не успею от воды уйти!

Софья: А зачем от нее уходить-то?

Трофим (испуганно): Как зачем? Ты что, спятила?

Софья: Пускай все накроет … все зальет … пускай все пойдет прахом …

Трофим: Совсем, вижу, из ума выжила!

(Слышно, как воет ветер, в окно видно, как поднимается вода. Трофим поднимает с пола ключ).

Трофим: Вот же ОН, видишь какой? (победно трясет ключом у себя над головой).

Софья (устало): Отчаянный! Нашел что ли?

Трофим (торжествующе): Нашел наконец-то, все ж успел! Им теперь все открыть можно, что закрыто. Да-да, он отроет все … Чик-чик … раз-два … раз … два … и готово …

(Раздается удар пушки).

Софья (громко отрешенно произносит, очнувшись): Вот оно, наводнение … дождались … теперь всех укроет … Я ведь тебя предупреждала, теперь и ключ твой без надобности … не поможет, коли вода пришла.

Трофим: Поможет, дуреха, вот увидишь, поможет! (Трофим в темноте находит рукой ее колени, целует Софью. Они долго были вместе. Стекло позвякивало от ветра, скрипела шайба. Софья встала, достала хлеб. Они молча едят, не глядя друг другу в глаза, отвернувшись друг от друга, разламывая горбушку руками, старательно собирая крошки).

Трофим: Не то оно.

Софья: Что?

Трофим: Оно самое. (Софья, сжав губы, молчит).

Софья: Вот видишь, я ж говорила …

(Трофим дотрагивается до бочки, что стояла у двери, гладит ее округлые бока, ласково цокает и причмокивает).

Трофим: Да-с …смотри-ка, ладная дубовая бочка … как дородная родящая баба. (Софья ревниво отворачивается).

Софья: Бочка как бочка … обычная. Ничего в ней нет такого …

Трофим: И не говори … хороша, справная бочка, надо бы перебить обручи, заклепать как следует … еще послужит … Все некогда, дела всегда найдутся, их вовек не переделать, а бочку надо все ж до ума довести ...

Софья: Ну, и доводи до ума, кто ж тебе запрещает. Я тебе не помеха, на меня все свои грехи не сваливай! Вижу, во всем у тебя я теперь виновата …крайняя …

Трофим: Детей не рожаешь, вот что … Вот и думай сама, больше сказать мне тебе нечего.

Софья: Без них смысла в жизни нет …(Софья, ссутулившись, сидела, раскачиваясь, на табурете. Они долго молчат, затем ложатся на топчан. Трофим отворачивается от нее, ему не спится, он ворочается, покряхтывает).

Трофим: Кхе-кхе. (Выходит покурить на улицу, покашливает, клубятся струйки дыма от папиросы. Едва слышно, как из бочки утекает вода. В котельной тихо, и только вода плещется и булькает).

Трофим: Водомер все же, как ни крути, исправлять надо, иначе вся вода утечет … (бормочет себе под нос). Ладно, утро вечера мудренее …

(Трофим снова ложится, отворачиваясь лицом к стене).

Картина 2

(Ночь. Софье снится бочка. Софья стоит в деревянной кадушке высотой в человеческий рост, где есть отверстие для головы и специальная скамейка. Переполненную бочку кто-то невидимый качает, она туда-сюда раскачивается, из нее сочится вода. Софья поет).
По Муромской дорожке стояли три сосны,

Прощался со мной милый до будущей весны.

Он клялся и божился одну меня любить,

На дальней на сторонке меня не позабыть.

И на коня садился, умчался милый вдаль,

Оставил в моем сердце тоску лишь да печаль.


Однажды мне приснился такой ужасный сон,

Что милый мой женился, нарушил клятву он.

А я над сном смеялась, подругам говоря,

Да разве может статься, чтоб мил забыл меня.


(Заходит Трофим).

Трофим: Чего залезла туда? Слезай! Говорил ведь тебе, что бочка прохудилась, протекает. Песни свои ты затеяла не к месту, смотрю, фокусничаешь …Я тебе покажу фокусы …(берет в руки палку, замахивается).

Софья: Хорошо мне тут!

Трофим (растерянно): Хорошо, говоришь?.. А ничего тут нет хорошего-то … Что тут хорошего-то … это разве хорошее? Придумки это и глупости … от лукавого все …видно, бес тебя крутит …

(Дверь вдруг резко распахивается и с размаху грохает о бочку. Софья просыпается).

Софья (шепотом окликает мужа): Трофим! (Тот, притворяясь, что крепко спит, следит за Софьей. В открытую настежь дверь виден двор. Софья выбегает во двор. Громко, навзрыд плача, бежит прочь).

Трофим (кричит ей вслед): Стой! Куда это ты подхватилась?

Софья: Сейчас приду, я только на минуту, мне надо на двор, воздуха дохнуть

(выходит во двор).

Картина 3

(Софья во дворе, вокруг нее деревья. Она бродит меж деревьев, выбирает дерево, что-то ищет под ним).

Софья (стоя под деревом): Под сухим деревом под корнями закопаю выпачканную кровью ветошь и белье свое (шепотом приговаривает). Какую кровушку рожаю, ту и разрушаю … Как то дерево не дает ни плодов, ни семян, так и я хожу без бремени … Господи, помоги! Пошли мне ребеночка! Аминь, аминь, аминь!

(В темноте к ней подходит Ганька, зажигает спички, освещая лицо Софьи, затем уходит. Софья притоптывает и приплясывает вокруг дерева. Вдруг спотыкается и падает).

Софья (испугано): Ой, что это?

(Она дотрагивается до мешка, что лежит рядом. В нем что-то шевелится. Софья отпрянула). Смотри-ка, что-то шевелится! Кто это? (Софья испуганно отдергивает руку, пятится и уходит прочь. Она видит, что ее руки в крови. Софьина рубашка тоже вся в крови).

Софья (плачет): Опять кровь пошла!.. И за что ж мне наказание такое! (причитает).

Вы простите-тко, поля хлебородные,

Вы раскосисты луга сенокосные!

День ко вечеру последний коротается,

Красно солнышко ко западу двигается,

Все за облачку ходячую теряется,

Мое дитё в путь-дорожку отправляется!

Вы идите-тко, попы-отцы духовные,

Отомкните Божьи церквы посвященные!

(Светает. Софья возвращается и ложится в постель).

Трофим (просыпаясь, трогает руками измазанную кровью рубашку): Смотри, чего лежишь-то, вставай! Кровь … твоя что ли? Не дитя ли это ты нашего сгубить надумала?

Софья (стыдливо закрываясь, кричит): А – а – а! Чего ко мне пристал …скажи, что ты хочешь от меня?

Трофим: Ничего не хочу, постылая …

Софья: Женское это … так надо … Не суйся, куда не просят, во все тебе свой нос надо сунуть … Обо всем тебе надо докладывать что ли?

Трофим: Так бы и сказала, я ж не знаю всех ваших бабских хитростей и выкрутасов …

Софья: Выкрутасов? Шел бы лучше во двор, не могу больше видеть тебя, проклятого …

Трофим: И пойду, не ори!

Софья: Нет, не будет, никого не будет у нас с тобой! Слышишь, что говорю тебе? Н–и–к–о–г–о! Вовек не будет! Нелюбая я тебе, а ты мне постыл …хуже горькой редьки.

Трофим (повернувшись к жене, толкает ее): Чего разоралась? Замолчи, окаянная! Замолчи, слышишь, тебе говорю! (Замахивается на нее. Слышно, как из бочки течет вода).

Софья: Слышу … не глухая … Только ведь тишина не поможет … тут ведь во все горло кричать надо, голосить, вот я и кричу! (она начинает причитать).

Солнце мое! Рано заходиши...

Месяц мой красный, рано погибаеши!..

Звездочка восточная, почто к западу грядеши?..

Со восточной со сторонушки подымалися

а ветры буйные со громами да со гремучими,

Со молниями да со палючими.

Картина 4

(Софья и Трофим в комнате. В дверь постучали).

Софья (испуганно): Кто это?

Трофим: Пойду открою, должно быть, соседка, кто ж еще!

(Входит Пелагея. Она показывает на старуху, стоящую с ней рядом).

Пелагея (Софье): Вот, Соня, как просила, ворожею привела тебе. В прошлом годе Марье ребенка наколдовала.

(Старуха держит в руках веник, опускает его в таз, размешивает жижу и начинает кропить по углам. Пелагея стоит в дверях, молча наблюдая за происходящим. Трофим выходит во двор покурить).

Знахарка (наклоняясь над кроватью): Всякий, на ком смертного греха нет, может вымолить себе ребеночка у Господа.

Софья (отпрянула от неожиданности, укрываясь одеялом): Ох! И я что ли?

Знахарка: И ты … если меня будешь слушаться.

Софья: Так я ж мыслями грешная …

Знахарка: Что ты, милая, испугалась? Это не в счет … А дьявола надо бояться … себя еще бойся, мыслей дьявольских …!

Софья (испуганно): Дьявольских? (крестится).

Знахарка (останавливает ее, берет за руку): Не бойся меня, милая, ведь я тебя не съем. Я ж твоей заступницей теперь буду … слушайся меня, милая (на ее лице появляется злорадная улыбка).

Софья (прислушивается, недоверчиво оглядывается по сторонам): Заступницей говоришь?

Знахарка (громко читает заговор):

У лошади — жеребяти, у коровы — теляти,


У овцы — ягняти, у меня нет дитяти.
Как месяц растет-нарастает,
Так пусть из семяни семечко будет для меня деточка.
Благослови, Господи. Аминь.

Пелагея (набожно крестится): Аминь, аминь, аминь! Кланяйся, в ноги, слышь!

Софья (крестится, повторяет, кланяясь): Аминь, аминь, аминь!

Знахарка: Купи семь церковных свечей.

Софья: Куплю непременно … что скажешь, все сделаю.

Знахарка: Семь дней кряду ровно в семь часов вечера зажигай по одной свече только. (Она зажигает свечу). Стоя на семи платках, семь раз кланяйся и заговор читай:

Бог создал мир за семь дней.


Неделя из семи дней.
В Библии семь смертных грехов.
В молитве к Богу семь строф.
Христос перед смертью сказал семь слов.
В слове «ребенок» семь букв.
Вымаливаю у тебя, Боже,
Слово из семи букв тоже.


Пелагея: Слыхала, надо молиться праведным богоотцам Иоакиму и Анне, они тоже долго не имели детей, но после молитв Господь сжалился над ними и послал им дочь, будущую Богоматерь.
Знахарка (не обращая внимания): О, приснославнии Христовы праведницы! К вам, яко многомощным предстателем и усердным о нас молитвенником, прибегаем мы, грешнии и недостойнии.

Софья (крестится и приговаривает): Молите благость Его, яко да отвратит от нас гнев свой, обратит нас на путь покаяния, и на стези заповедей своих да утвердит нас. Аминь. Аминь. Аминь.

Знахарка (Софье): Заготовь сосновой смолы и жуй ее до вечера, как следует, жуй.

Софья: Буду, все буду делать, что велишь … на тебя во всем полагаюсь …

Знахарка (повелительно): Вот что я тебе еще скажу. Трава «боровая матка» есть, на спирту надо настоять ее и пить месяц целый … только, слышь, тебе одной пить надо. (Прищурившись, заглядывает Софье в лицо)

Софья: Одна буду пить!

Знахарка: Вижу, вера в тебе и желание, значит, исполнится то, что задумала. Только ее потом зарой, спрячь, как следует, никому не показывай (рукой показывает в угол).

Софья: Что зарыть-то надо? (Пелагея хочет уйти, но возвращается и с любопытством выглядывает из-за двери).

Знахарка: А это ты потом узнаешь … попозжей … слышь, говорю тебе, готовься, милочка! Все, что говорю тебе, сбудется (загадочно улыбается). Попомнишь мое слово …все, что скажу, исполнится … Вот вода придет и все тебе откроет … она тебе поможет, спасет!

Софья (крестится): Спаси, Господи!

Знахарка: Я, я тебя спасу, милая. Не поняла ты еще что ли? (Она исчезает. Возвращается Трофим. Софья засыпает).

Картина 5

(Софья встает с постели и как слепая наощупь идет по комнате).

Софья (зовет): Трофим, поди сюда! Чуешь? Что это за дух смрадный у нас? (будто ничего не помнит).

Трофим (пожимая плечами): А я тут при чем? Вечно я у тебя во всем виноват …

Софья: Слышь! Выветривай сейчас же, тебе говорю! Раскрой дверь настежь, не могу терпеть … грудь давит, тиско мне что-то. (Муж открывает настежь дверь).

Трофим: Чудеса да и только! Смотрю на тебя, чудишь ты Софья, что-то я тебя не пойму … Как-то все не складно у нас с тобой последнее время получается …

Софья: Да, что ж тут складного? Всевидящее око (показывает куда-то наверх) видит, что не складывается у нас с тобой … Оно все знает (Софья подходит к иконе, крестится и зажигает свечу. Трофим уходит. Софья, как ни в чем не бывало, молча ложится и тут же засыпает. Слышно, как на стене тикают часы, капает вода. Софье снится сон. За обеденным столом сидит прокурор в форме, она подходит к нему поближе).

Трофим (в облике прокурора, со всей строгостью напускается на Софью): Coзнайтесь, гражданочка, как на духу!

Софья (склоняется перед ним и крестится): Каюсь, мил человек! Я этого не делала …

Что вы от меня хотите? В чем я должна сознаться перед вами?



Голос батюшки (откуда-то сверху, вступается за нее): Неповинная она, ни в чем не повинная, ваше благородие! Правду говорю, как на духу … Вот те крест … (крестится).

Трофим (настойчиво, наклоняясь над самым лицом Софьи): Оно же лучше для вас будет, если сознаетесь во всем. Не мучьтесь сами и других не заставляйте терзаться понапрасну … (угрожающе).

Софья: Ничего такого я не делала, о чем каяться надо.

Трофим: Не напраслина это … знаю, виноватая ты. Понятно тебе?

Софья: Я во всем виновата?

Трофим: Ты, а кто же еще, кроме тебя? Ты виновная …Сознайся во всем, что сотворила, а не то поздно будет … воздастся тебе по грехам твоим. Кайся, кайся, тебе говорю, в ноги перед Богом падай … спасай себя, как можешь, пока не поздно!

Софья (молча ждет, говорит про себя): Поскорее бы узнать, кто это сделал … кто во всем виноват. А вдруг на этот раз окажется, что я – грешная? (В темноте бежит и кричит).

Трофим: Кайся, тебе говорят!

Софья: Ни в чем не виноватая я … ничего не делала, видит Бог. Ничего, слышите вы меня, неповинная я! Не Виноват-а-а-а! Чего вы все от меня хотите?
Кому возопию, Владычице?

Кому прибегну в горести моей?

Аще не в тебе Госпоже Богородице

Царице Небесная

Кто плач мой, и воздыхание мое приимет.

Услыши стенание мое и вопль сердца моего



Услыши, услыши, услыши …

Картина 6

(Раннее утро, тишина, поют птицы. Софья лежит в одной рубашке посреди поля, земля дымится паром. Ей кажется, что к ней подошла лошадь, слышен храп и лошадиное ржание. Раздаются мальчишеские голоса: «Колчак» — прячься! Слышится барабанный бой, ребята хором поют:

Вихри враждебные веют над нами,

Темные силы нас грозно гнетут.

В бой роковой мы вступили с врагами,

Нас еще силы безвестные ждут).

Один голос: Стреляй в него! Та – та – та – та. Палкой бей, сильнее, говорю тебе, ружьем его, ружьем. (Слышится возня, крики, кто-то свистит).

Другой голос: Лови ее! Лови Ганьку Столярову!

Один голос: Не, не буду, ведь она заразная, в тифу отец у нее.

Другой голос: Ну и что, что отец, она сама не больная. Здоровая она, смотри, какая справная и дородная, кровь с молоком. Лови ее! Счас я ее за зад-то и ухвачу!

(Софья направляется во двор. Навстречу бежит Ганька).

Ганька (оборачивается к преследователям): Это она болезная, а не я, у нее детей нет. Я здоровая, вот я какая (выставляет грудь, одергивая платье). Посмотрите на меня!

(Увидев Софью, Ганька останавливается как вкопанная. Она часто дышит, ее верхняя губа с черной родинкой шевелится. Ганька близко подходит к Софье, осуждающе смотрит на нее).

Софья: Сколько ж лет-то тебе?

Ганька (смиренно опустив голову): Пятнадцать … в марте будет.

Софья (с жалостью): Не бойся и не злись, ты ведь добрая, знаю. Давай жить мирно, по-соседски, ты ведь мне не чужая. Правда? Может, доча, ты у меня была кем украдена когда-то? И вправду дочкой можешь мне быть … как раз пятнадцать лет мы с мужем и живем вместе. (Вдруг она отшатнулась от Ганьки, схватившись за живот). Чем это от тебя пахнет? (с ненавистью).

Ганька (испугано): Чем? А ничем не пахнет … чесноку съела … Нельзя что ли?

Софья (грубо): Врешь … чую, не чеснок это вовсе … Знаю, это ведь дьявол крутит, смрадом пахнуло. Чего рот раскрыла, смотри родинку свою черную проглотишь.

Ганька: Ты что? (испуганно хватается за свою родинку).

Софья: Гляди, подавишься ею, в горле она твоем застрянет. Кровью харкать будешь, выковыривать ее потом оттуда будешь!

Ганька: Что ты такое говоришь?

Софья: Прочь отсюда! Пошла, пошла! Что стоишь? Нельзя мне волноваться. Чтоб я тебя больше не видела тут, чтобы духу твоего здесь не было, не то … смотри у меня, живо на тебя управу найду.

Ганька (тихо): К папке моему докторша приехала, он в бессознаньи лежит. Помирать надумал что ли …что делать, не знаю … к кому теперь прибиться …

(Губы Ганьки задрожали, она нагнулась, глотая слезы. Софье вдруг стало жалко ее, она прижала Ганьку к себе, стала ее гладить и успокаивать).

Софья (смягчившись): До детей я жалостливая, не дам тебя в обиду … Ну, ладно, хватит плакать, нюни распускать. Слезами горю не поможешь, не горюй … глядишь, все обойдется. Все образумится, отец твой поправится, на войне и не таких выхаживали … он ведь у тебя молодой еще!

(Ганька вырывается и убегает).

Картина 7

(Софья в доме у Ганьки. Ее отец без сознания. Полногрудая докторша, разбрызгивая воду, моет руки в умывальнике).

Софья (подходит к доктору): Ну, как он, доктор, сосед-то наш? Что у него за болезнь такая? Скажите, как она называется? 

Доктор (без тени уныния): Это – смерть! (Софья отпрянула).

Софья (изумленно): Как? Как вы сказали? 

Доктор: Смерть ей название! 

Софья:  А… А лекарства? Ведь…

Доктор: Я знаю только единственное лекарство от этой болезни – смерть. До завтра дотянет, Бог даст, а там работы всем прибавится.

Софья: Работы говоришь ... Какой еще работы?

Доктор: Какой-какой! Не знаешь что ли? Похоронить надо, как положено. Не маленькая поди, неужто не знаешь, какая работа?.. Одним человеком будет меньше, значит, нам с тобой еще детей рожать надо. У тебя-то их сколько?

(Софья не отвечала. Пуговица на груди у врача расстегнулась, она пробует застегнуть ее, но кофточка не сходится. Врач засмеялась).

Доктор: Смотри-ка, поправилась. К чему бы это? Сама не пойму … распирает меня. Ну, что, в молчанки играть будем? Сколько детей то у тебя, спрашиваю … либо со счета уже сбилась?

Софья (потупившись, с трудом выдавила из себя): Нету у меня детей, вовсе нету.

Доктор: Как совсем нет! Ни единого, что ли?

Софья: Нету, Бог не дал.

Доктор: Природа все за нас додумала. Рожай, да рожай, что тут сложного-то? Али незамужняя еще?

Софья: Есть у меня мужик.

Доктор: Аборты, небось, делала?.. Это смертный грех!

Софья: Не делала абортов, чиста перед Богом!.. Это, видно, мне наказание …

Доктор: Наказание, говоришь! А за что же это, аль натворила что? Сознайся, полегчает тебе! Бог он всех прощает, всем надежду дает.

Софья: А не в чем мне сознаваться … так случилось … Жизнь меня ударила сильно … А может, это мне такое наказание за будущий какой грех, который внутри меня сидит?.. Болит ночами живот мой пустой.
  1   2   3   4

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Конкурса драматургов «Свободный театр»