• « Письмо
  • Цели конкурса: образовательная
  • Воспитательная
  • Условия и порядок проведения Конкурса Участники конкурса
  • Условия проведения Конкурса
  • На районный этап конкурса представляют лучшие работы ОУ
  • Сроки проведения
  • 10 апреля 2014г в ОУ Второй
  • Сроки проведения второго этапа
  • Работы принимаются до 20 апреля 2014г Подведение итогов второго этапа конкурса «Письмо» – 07.05.14 г

  • Скачать 97.84 Kb.


    Дата25.06.2018
    Размер97.84 Kb.
    ТипКонкурс

    Скачать 97.84 Kb.

    Конкурса рисунков




    «Утверждаю»: «Утверждаю»:

    Начальник УООиП Директор МБОУ ДОД КДДТ

    _________________________ __________________________

    «___» _______________2014г. «____»_______________2014г.

    Положение

    об организации и проведении

    районного этнокультурного конкурса рисунков

    « Письмо »

    по рассказу В. Н Макшеева



    1. Общие положения

    Районный этнокультурный конкурс рисунков по рассказу В.Н Макшеева «Письмо» проводится в соответствии с планом районных мероприятий Центра этнокультурного краеведческого образования МБОУ ДОД Каргасокский Дом детского творчества на 2013 - 2014 учебный год, для обучающихся и воспитанников муниципальных образовательных учреждений МО «Каргасокский район».



    Цели конкурса:

    образовательная - приобщение молодого поколения ОУ Каргасокского района через знакомство с литературным творчеством российского писателя – земляка В.Н Макшеева и участие в творческом конкурсе к культурным ценностям.

    Воспитательная - формирование осознанного понимания детьми значимости для человека сохранения связи поколений

    Задачи конкурса:

    • Знакомство с рассказом В.Н Макшеева «Письмо» как внешкольной, краеведческой литературой

    • Выбор сюжета для рисунка по рассказу

    • Создание нового информационного продукта - рисунка

    • Участие в районном, этнокультурном конкурсе.

    Учредителями Конкурса являются Управление образования, опеки и попечительства МО «Каргасокский район», МБОУ ДОД Каргасокский Дом детского творчества, Центр этнокультурного краеведческого образования.

    Руководство Конкурсом осуществляет Оргкомитет (с правами жюри) МБОУ ДОД Каргасокский ДДТ, Центр этнокультурного краеведческого образования



    1. Условия и порядок проведения Конкурса

    Участники конкурса:

    Обучающиеся и воспитанники ОУ Каргасокского района в возрасте от 7 до 18 лет.



    Условия проведения Конкурса:

    1. Рассказ В.Н Макшеева см. Приложение №1




    1. Работы, присылаемые на Конкурс, должны соответствовать следующим требованиям:

    • работы выполняются в графической (карандашом) или живописной (акварелью, гуашью, пастелью, маслом, тушью) технике;

    • работы формата А4;

    • работы оформляются паспарту;

    - на оборотной стороне работы обязательно указываются: фамилия, имя, возраст автора, телефон для связи с родителями или официальными представителями автора, название рисунка, а также фамилия, имя, отчество педагога, полное наименование учебного заведения, его адрес.

    На районный этап конкурса представляют лучшие работы ОУ


    • Конкурс проводиться в трёх возрастных номинациях:

    От 7 до 10 лет

    От 11 до 13 лет

    От 14 до 18 лет

    Критерии оценки:


    • соответствие тематике конкурса;

    • оригинальность в раскрытие темы;

    • качество исполнение.

    Сроки проведения

    Январь - 7 мая 2014



    Первый, отборочный этап проводиться в образовательных учреждениях

    Сроки проведения первого этапа – до 10 апреля 2014г в ОУ

    Второй этап проводиться в МБОУ ДОД Каргасокском Доме детского творчества (636700, Томская область, Каргасокский район, с. Каргасок, ул. Голещихина 4, Центр этнокультурного краеведческого образования. Во втором этапе рассматриваются творческие работы участников, отобранные по итогам первого этапа.

    Сроки проведения второго этапа:

    1. Заявки на районный этап конкурса подаются до 15.04 2014г (участники во время не подавшие заявки к участию в конкурсе допускаться не будут, заявку подаёт школа)

    2. Работы принимаются до 20 апреля 2014г

    3. Подведение итогов второго этапа конкурса «Письмо» – 07.05.14 г



    Подведение итогов и награждение

    Для осуществления всей подготовительной работы, контроля над соблюдением условий настоящего положения создаётся оргкомитет. В состав оргкомитета входят учредители и организаторы Конкурса.

    Жюри имеет право:


    • Присуждать грамоты и призы, а также специальные грамоты за лучшие работы.

    • Не допускать к участию в Конкурсе (при предварительном просмотре) работы не соответствующие теме Конкурса.

    • С низким уровнем исполнения.

    • С оформлением не по положению.

    По решению жюри победители получают грамоты лауреатов, всем участникам, чьи работы соответствуют требованиям, выдаются сертификаты, подтверждающие участие в Конкурсе. Работы не соответствующие требованиям положения не рецензируются, не подтверждаются сертификатами участника Конкурса.
    Информация о конкурсе, его этапах размещена на сайте Каргасокского ДДТ.
    Контактная информация: с. Каргасок, ул. Голещихина, 4, тел: 2-17-09, факс: 2-70-35,

    2-17-09, Зарубиной Валентине .Михайловне., e-mail: ddt@kargasok.tomsknet.ru


    Приложение №1

    В.Н Макшеев

    Письмо
    «Родился в малой юрте Пенораво Новосибирской области...»

    Он поцарапал седую голову, привычно ощутив паль­цем неровность шрама возле виска, и пояснил:

    «...Теперь так насываются поселки, а при давнем про­исхождении насывали юрта. Малая юрта - маленький по­селок, большая юрта - большой поселок...»

    Подумал и добавил:

    «...У хантов, народов Севера, свясанных с сибирской болотной рекой Васюган».

    Хотелось написать грамотно, по-книжному, но всего три года когда-то проучился - какая грамота?

    «...Молодой, занимался мирным трудом в рыбартели, а накатились военные тучи, нападение фашисцкой Герма­нии, - весной 1942 года мобилизовали в ряды Красной армии. Еще взяли Никиту Лесморова, Ивана Мыльджина, Николая Юрломгина, Ивана Иглякова, Тейкиных - два брата. Все с одного поселка, как говоритца - одного корня. И со всего района собрали народ на защиту Родины. Посапрошлым летом ездил в районную больницу, около рай­исполкома видал список погипших, мои дорогие това­рищи там».

    Опять стала вспоминаться война. Когда вернулся с фронта, долго снилось ночами: копает в степи окоп. Во­круг ни деревца, ни кустика, небо безоблачно, но где-то в пугающей голубизне, еще невидимые, летят немецкие са­молеты. Зарываясь в землю, он торопливо выкидывает из ямы налипающую на лопату тяжелую глину, едкий пот за­стилает глаза, нарастающий гул все сильней давит виски... Он пробуждался от ударов колотящегося сердца, закрывал глаза и опять видел тревожное - разрытую степь, спекшуюся кровь на бинтах... С годами отлегло, теперь споил нахлынуло - то ли сердце болит, то ли раны беспокоят, ;i может, точит изнутри незнамая болезнь.

    «...Увезли пароходом до Новосибирска, в военном го родке обучили, черес полтора месяца отправили на фронт Первый раз в своей молодой жизни поехал поездом. До везли до станции, название теперь не помню, рядом стояло много машин с ранеными, и даже на земле лежали раненые люди. Нас хотели кормить, но тут кричат: “Воз­дух!” Эшелон недалеко отошел, налетели фашицкие стер­вятники, мы стали выскакивать из вагонов и через болотистую нисину побежали к опушке леса. Посади рельсы ле­тели. Первый раз тогда видел солдацкую смерть. В лесу по­дождали до вечера. Когда стемняло, нас разбили по колоннам и направили на Орловское направление. Через три дня заняли оборону у реки».

    Словно наяву, возник перед ним остов разрушенной церкви на немецкой стороне, почему-то вспомнилось, как ходил однажды с донесением в штаб полка, заплутался па развилках между сожженных деревень и вернулся к себе на передовую уже перед рассветом. Обессилевшие на из­лете, гасли над разрушенной колокольней ракеты, стре­ляли наугад немецкие пулеметы, и трава, в которой без­умолчно стрекотали сверчки, пахла медом и горечью...

    Хотелось обо всем этом рассказать, но не мог найти нужных слов и только написал: «Ночи в том краю темны, место все больше степное, густая крапива у дарог».

    Буквы валились, слова не вмещались в строчки, шли ломаной линией вниз, как под горку.

    «...Копали ходы сообщения оборонительной траншеи, рыли пулеметные соты, ячейки, рвы для задержки танков. Всю Курскую дугу перекопали...»

    Вспомнилась рыжая глина брустверов, вспомнил, как заваливали ею братские могилы, и задумался над исписанным листком.

    «...Два раза полк отводили на отдых, третий раз отпра­вили на передовую, когда гарь закрыли сугробы. Ночью шли по чистине, пурга мела шипко, как у нас на сору. Перед утром остановились в небольшом лесу Тут мне наказ - командир батальона вызывает. Прибегаю: “Товарищ капитан, по вашему вызову...” - “Ладно, отставить. Скажи, парень: откуда ты родом?” - “Каргасокского района, Новосибирской области”. Тогда капитан Жухрин - со светлым лицом говорит: “И я живу близко от Каргаска, всего сорок километров. Значит, мы с тобой родные земляки”. У костра долго говорили про свои дорогие места».

    Мысленно он снова увидел серое зимнее утро, лес, похожий на родную тайгу, вспомнил грустную улыбку капитана, мокрый снег на его ушанке и заскорузлыми пальцами достал из мятой пачки папиросу.

    «...А через два дня его убило...»

    Запамятовал, из какой деревни был капитан, сказывал тот ему тогда, да забылось, сколько лет прошло, - поди, и поселка того нет... А может, стоит на крутом обском берегу и придет туда через это письмо весточка - как вспоминал Жухрин в прифронтовом лесу свою деревню, - дойдет его последний поклон дому...

    «Надо написать обо всех, - подумал старик. - Упомянуть Сураева, Березкина, Подольского, Губкина, Жер­дева...»

    Страничка кончилась, он вырвал два листка из купленной вчера в сельмаге ученической тетради в косую линейку и взялся писать дальше:

    «...От немцев отделяла река, берег был палогий, верхушки берез во время ночных перестрелок бутто скосило литовкой. А фашисты акапались на яру, лес там рос погуще и крупнее - сосняк и осинник...»

    Оп запомнил все опаленные войной рощи, запомнил реки и речушки, напоминавшие ему родной Васюган. Только города остались в памяти одинаковыми - с оскаленными руинами, пустыми глазницами окоп, засыпанными кирпичом улицами...

    «...В феврале нас перевели на другой участок, река там делала крутой загиб, немцы были с трех сторон. Стояли сильные морозы, дров взять негде, руки к железу присты­вали. Согреца нельзя, питание часто не могли доставить, тогда делили по два сухарика на день из ензе».

    Никогда еще не приходилось ему так много писать. Вздохнув, он поднялся из-за стола и подошел к распахну­тому окну.

    Тяжелый шмель за окном пытался сесть на покачивающийся у завалинки цветок; где-то в конце поселка, гото­вясь к полету, гудел доставивший почту самолет. Порыви­стый ветер относил в сторону басовитый гул, и тогда каза­лось, что самолет, удаляясь, уже летит где-то далеко над си­неющим за рекой лесом, но ветер поворачивал, и опять гу­дело совсем неподалеку.

    Прогромыхала пустыми ящиками грузовая машина. Из калитки дома напротив выбежала девочка в школьном платьице, пугнула пестрого теленка, тянувшегося через го­родьбу в огород, и, помахивая портфелем, побежала в сто­рону повой школы. Бантики на коротких косичках подпрыгивали, словно белые бабочки.

    «Может, не надо? - спросил себя старик. - Нашто все это пишу?»

    Он закурил и надсадно закашлялся. То ли ледяные окопы отзываются теперь в груди болью, то ли на рыбалке остыл. Ставил нынче весной сети, захлестнуло утлый обласок; пока подбился к тальникам, свело ноги судорогой. Еще бы малость - и конец. Никакой ветер раньше был не страшен, а тут оплошал - не сумел развернуть обласок поперек вала. Не стало сноровки, постарел...

    Зачем, однако, пишу? - повторил вслух.

    Но заболела душа: помрет - и забудут его, не будут знать, как воевал, рыл окопы, ходил в атаку, как проливал кровь за тех, кому суждено жить после...

    «...Настал огненный день - начали ломать немецкою оборону. Орудия гремели бесутишно, сонце скрылось в дыму день смешался с ночью. Блиндажи немец построил себе в пять накатов, пустил тижолые танки и самохотки, но наша катенька пела им грозную песню. Бои шли яросные, пощады не было. Много наших ребят осталось в ор­ловской земле. Утром роту снова подняли в атаку: наступали короткими перебежками, фашист прижимал к земле, мы залегли под пулями. Тогда наш ротный, старший лей­тенант Березкин, первый поднялся: “Вперед, за Родину!” Мы за ним бежим в штыковую, и все с отрывом: “Ура! Ура!” Тут мне ударило в ногу, я упал, а кто остались от роты - бегут вперед, а наш самолет низко летит вдоль немецких окопов и строчит с пулемета. Нога стала как плеть, встать не могу, пополс обратно с другими ранеными в буерак, увидели там военврача-майора, медсестру и телегу с конем. У меня полный сапог крови. Голяшку расрезали, пе­ревязали, отправили на телеге в полевой госпиталь с теми, кто не мог итти. Военврач и сестра кричали вслет: “Щастливо вылечится”. Хотя мы друг друга не знали, спасибо им, не мешало бы встретица, если они живы...»

    Если живы, - прошептал он, ощущая головную боль, и опять надолго закашлялся.

    «...В конце августа меня выписали из госпиталя и отправили в свою часть. Наступали в брянских лесах, шли тижолые бои, отдыха не было. Под Брянском опять ранило, уже в голову Долго был беспамяти, лежал в госпиталях. Когда вернулся домой, мать заплакала и показала похо­ронную, там было сопщепо: ваш сын убит».

    Он хотел вложить свое письмо в конверт, но развернул согнутую пополам страничку и добавил: «Простите, если што на так».

    Написал на конверте адрес и отнес письмо на почту.

    Через три дня молоденькая сотрудница отдела писем областной газеты, окончившая в прошлом году факультет журналистики, прочитала, с трудом разбирая корявый почерк, пять исписанных страничек и окликнула сидевшую за соседним столом подругу:

    Галка, тут письмо от пенсионера.

    Жалоба?

    Нет вроде.



    А о чем?

    Про войну. Малограмотный какой-то. Не поймешь, что ему надо.

    Вон в ту папку, - кивнула Галка, берясь за телефонную трубку

    «В архив», - крупно вывела на письме молоденькая сотрудница и, прикрепив тетрадные листки канцелярской скрепкой к конверту, сунула письмо в залосненную дерматиновую папку на углу стола.

    А старик каждый день доставал из прибитого на столбе у калитки почтового ящика газету и, убедившись, что нет в ней даже маленькой заметки с его фамилией, ждал следующей почты.

    «Не так, однако, писал, - сокрушенно думал он. - Надо было заставить внука Ильюшку: он бы складно написал, - может, напечатали бы».

    А ночами все снилась ему война.

    1986




    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Конкурса рисунков

    Скачать 97.84 Kb.