страница1/9
Дата27.09.2017
Размер2.07 Mb.

Конов Юрий Геннадьевич —


  1   2   3   4   5   6   7   8   9


Содержание

«Опочане в лейб-кампании Императрицы Елизаветы Петровны». Шумков А., главный редактор издательства «Старая Басманная».

3-20

«Загадки сельского храма. К истории церкви Воскресения в погосте Теребени». Лагунин Игорь Ивановичискусствовед–архитектор, член-корреспондент Академии архитектурного наследия, член Союза архитекторов России.

21-55

«Из истории создания Покровской церкви г. Опочки (по архивным материалам ГАПО)». Кондратеня Александр Владимирович, член Псковского регионального отделения Союза краеведов России.

55-58

«Опочецкие дворяне Елагины». Яковлева Тамара Ивановна, гл. библиограф МУК «Пустошкинская центральная районная библиотека», Рябова Татьяна Владимировна.

59-

«Полицмейстеры города Опочки». Фролова Любовь Александровна, ведущий методист Центра противопожарной пропаганды и связи с общественностью, г. Псков.




"Социально-экономическое развитие деревень Опочецкого уезда в конце 19 в.". Трофимова Галина Терентьевна, кандидат философских наук, профессор, председатель Великолукского городского краеведческого общества, зам. председателя ПРО СКР.




"Из истории Опочецкой общественной библиотеки". Левин Натан Феликсович, псковский краевед, почетный гражданин г. Пскова.





"Опочецкое общество "Здоровье и спорт" (Из истории первых спортивных организаций в России)". Белюков Дмитрий Анатольевич, кандидат исторических наук, доцент, декан социально-гуманитарного факультета Великолукской государственной академии физической культуры и спорта, председатель Общественного совета по вопросам историко-культурного наследия г. Великие Луки, член Центрального Совета и заместитель председателя Псковского регионального отделения Союза краеведов России.




«Помощь опочан действующей армии в годы Первой мировой войны (по материалам псковской прессы)". Михайлов Андрей Александрович, доктор исторических наук. Научный сотрудник. Научно-исследовательский отдел (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ (ВАГШ ВС РФ).




«Мастера своего дела из семьи Барановых». Алексеева Светлана, МБОУ «Средняя общеобразовательная школа №4 г. Опочки» Псковской обл., 10-в класс. Руководитель Н.М. Семенова, учитель истории ОСШ № 4




«Опочка – окружной центр (1937-1941гг.)». Филимонов Анатолий Васильевич, профессор Псковского государственного университета.




«Николай Васильевич Васильев - комиссар 3-й Калининской партизанской бригады: жизнь и судьба». Никитенко Николай Васильевич, псковский краевед, член Союза краеведов России, секретарь редколлегии при администрации Псковской области по подготовке и изданию книги «Солдаты Победы».




«Вспомнить всех поименно. Часть 2-я. Состояние воинских захоронений в Опочецком районе». Сафронова Марина Николаевна, научный сотрудник Псковского музея-заповедника.




«Освободители Опочки на мемориальном кладбище  Красногородска». Конов Юрий Геннадьевич - научный сотрудник Псковского музея-заповедника.




«Талантливые записи опочецкой народной речи А.И. Белинским и Псковский областной словарь (к сохранению памяти о людях)». Костючук Л.Я., доктор филологических наук, профессор Псковского госуниверситета.




«Возвращение шедевра: история реставрации иконы «Рождество Христово» из Опочки». Ефимов Даниил Геннадьевич, МБОУ «Средняя общеобразовательная школа №4 г. Опочки» Псковской обл., 6-а класс. Руководитель О.С. Григорьева, учитель истории ОСШ № 4.




«Композитор В. Гаврилин и Опочецкая земля». Федорова Ирина Ивановна, МБОУ «Средняя общеобразовательная Краснооктябрьская школа», 11 класс. Руководитель Л.В. Степанова, учитель биологии и географии, краевед-любитель.





А. А. Шумков
Опочане в лейб-кампании Императрицы Елизаветы Петровны
Ночью 25 ноября 1741 года цесаревна Елизавета Петровна с ближайшими своими сотоварищами (Алексеем Разумовским, братьями Александром и Петром Шуваловыми, Михаилом Воронцовым, двоюродным братом Иваном Гендриковым), возглавив роту гренадер лейб-гвардии Преображенского полка, совершила государственный переворот. Арестовав младенца Императора Иоанна IV Антоновича и его родителей-регентов Принца Антона-Ульриха Брауншвейгского и Анну Леопольдовну, объявила себя Императрицей Российской.

Елизавета Петровна, с детства привыкшая к рядовой гвардейской среде, лучше, чем кто-либо из особ ее ранга, могла оценить отвагу преображенских гренадеров: ведь они ради нее нарушили присягу законному монарху (малолетнему Ивану VI) и шагнули декабрьской ночью в неизвестность. Ведь никто не мог им гарантировать, что захват власти произойдет гладко и что гвардейские и иные полки, расквартированные в столице и вблизи нее, не выступят против них. Цесаревна, конечно, осознавала, что и она такая же преступница, как и гренадеры. И она нарушила присягу.

Взойдя на престол, Елизавета Петровна не могла не опасаться, что с ней могут обойтись так же. В этой ситуации она могла доверять только тем, кто внес ее на вершину власти и сделал ее Императрицей. Елизавета Петровна и днем и ночью, буквально, окружала себя кольцом из лейб-кампанцев, будучи во дворце, в спальне, выезжая куда-либо или совершая длительные путешествия. То есть, свои государственные функции она отваживалась выполнять только при наличии лейб-кампанской охраны.

31 декабря 1741 года Высочайшим Именным указом из гренадерской роты лейб-гвардии Преображенского полка была учреждена особая Лейб-Кампания, все рядовые и унтер-офицеры, кто до того не имел дворянского достоинства, были пожалованы в потомственное дворянство. Таковым же указом 25 ноября 1741 года всем лейб-кампанцам были пожалованы деревни с крестьянами в Пошехонском уезде.

Герольдмейстерской конторе был дано указание приготовить всем вновь пожалованным грамоты на дворянство и гербы.

Разработав генеральный герб для лейб-кампанцев, который имел общую для всех часть, Герольдмейстерская контора приступила к разработке гербов для каждого лейб-кампанца в отдельности. В первую очередь выяснилось, не имел ли лейб-кампанец своего родового (фамильного) герба. Если таковой имелся, то во вторую (индивидуальную) часть вставлялся родовой герб. Если такового не имелось, то Герольдмейстерская контора разрабатывала индивидуальную часть. Для этого она запрашивала бывший Разрядный приказ (Разряда) сообщить сведения о лейб-кампанце, его происхождении и его роде.

Сказки о лейб-кампанцах - первейший источник информации об их происхождении и биографии. Большинство из них дошли до нас и хранятся в фонде Герольдмейстерской конторы Российского государственного архива древних актов (Москва).

Просмотр этих сказок показал, что 5 лейб-кампанцев были из опочецких мест, причем, один из них родился непосредственно в Опочке:

Семен Григорьев, уроженец села Матюшкино Володимерского уезда, позднее Опочецкого уезда, ныне деревня Матюшкинской волости Опочецкого района;

братья Матвей и Демьян Коробовы, уроженцы сельца Кочюково (Кочугово, оно же Черногузово) Володимерского уезда, позднее Опочецкого уезда, а ныне деревня Черногузовоолгатовской волости (бывшего Любимовского сельсовета) Опочецкого района;

Никита Максин, уроженец деревни Михеево-Велейского уезда, что затем Опочецкого уезда, а ныне Опочецкого района;

Осип Свешников, уроженец города Опочка, за его женою состояло сельцо Светотечь Опочецкого уезда на реке Великой (ниже города). Заметим, что Свешников, единственный из опочан, оставил несколько поколений потомства и удостоился персональной страницы в интернет-ресурсе «Википедия».

О судьбе лейб-кампанцев написано немало [2; 4; 9, а также труды М. И. Семевского, Е. В. Анисимова и др.], не станем повторять общих слов, а сосредоточимся на описании биографий лейб-кампанцев - опочан, проследим их судьбы и истории их потомства, насколько позволят сохранившиеся документы.

Первейшим источником по личному составу Лейб-Кампании является «Именной список…», составленный в 1750 году Ильей Петровым и дополненный позже неизвестным [2], а наиболее полные и точные биографические сведения содержатся в сказках, что они подавали о себе в Герольдмейстерскую контору [1].



Семен Григорьевич Григорьев… села Матюшкина Володимерского уезда церкви Воздвижения Честнаго и ЖивотворящагоКреста священника сын [1 - часть III, л. 372]. И. Петров в 1750 году записал его «из церковников г. Владимира» [2 - С. 66], что конечно сбивает современного читателя, не знающего о городе Володимере, псковском пригороде, с правильного понимания его происхождения.

С 1739 года служил в гренадерской роте лейб-гвардии Преображенского полка гренадером.

17 декабря 1741 года вместе с прочими пожалован в Лейб-Кампанию гренадером.

В 1742 года получил 29 душ крестьян в Пошехонском уезде.

Грамотный [2 - С. 66-67; 3 - л. 452, 499, 505].

Жалованная грамота ему на дворянство и герб была Высочайше подписана 25 ноября 1751 года [4 -С. 243-244; 5 - л. 118-122 об.; 6 - л. 310-311 об.].

Был женат [2 - С. 67]. Имя жены осталось неизвестным, детей, по всему, он не имел, во всяком случае, переживших его самого.

Матвей Моисеевич Коробов 1-й родился около 1702 года (или в 1703 по [8]), в сельце Кочюкове, в поместье своего отца стряпчего Сытного дворца Моисея Ивановича Коробова, в Володимерском уезде (что несколько позднее вошел в состав Псковской провинции).

В 1722-1725 годах служил в Гренадерском Алартаполку гренадером, до расформирования это полка, с 1725 года в гренадерской роте Лефортовского полка. Произведен в капралы. «Был в походах, в Риге, в Курляндии, в Нарве, в Ревеле, а на приступах и на баталиях не был».

В 1729 году переведен в гренадерскую роту лейб-гвардии Преображенского полка.

17 декабря 1741 году вместе с прочими пожалован в Лейб-Кампанию гренадером. 31 декабря 1741 года пожалован в вице-капралы Лейб-Кампании с рангом армии капитан-поручика.

В 1742 году получил 35 душ крестьян в Пошехонском уезде.

Грамотный [2 - С. 18-19; 8 - С. 309-310; 3 - л. 452, 453, 469, 500].

Сказка: 1743 году февраля 25-го дня капитан-поручик и Ея Императорскаго Величества лейб кампании вице капрал Матвей Мосеев сын Коробов объявил, от роду ему сорок лет; отец ево был на Сытном дворе стряпчим, которой умре, а о знатных службах предков своих неизвестен, точню имеетца одной с ним фамилии брегадир Тимофей Алексеев сын да архитект Иван Козмин сын Коробовы… И как о дворянстве и о гербе имеютца у оных ево родственников какие жалованные грамоты, он Матвей не известен, а у него никакой грамоты и герба не имеетца, а родился он Матвей в Володимерском уезде, в селе Кочюкове, где и испомещен, а в службу определен в 1722-м году в ГранадерскойАлартов полк в гранадеры, а по роскосовании оного полку определен в 1725-м годе в Лефортовской полк в гранадеркую роту гранадером, а потом в той же роте был капралом и из капралов в 1729-м годе взят лейб гвардии в Преображенской полк в гранадеры, а 1741-м годе ноября 24-го написан в капралы, / а того ж 1741-го году декабря 17-го числа со учреждения Ея Императорскаго Величества лейб кампании пожалован в оную лейб кампанию в гранадеры 31-го числа оного ж декабря Всемилостивейше пожалован в вице капралы, а во время упомянутой службы был в походах, в Риге, в Курляндии, в Нарве, в Ревеле, а на приступах и на баталиях не был, а имеетца родовые в помянутом сельце Кочюкове по переписи мужеска полу сорок семь душ, да ныне ему вновь пожаловано с прочими в Пошехонском уезде известное число душ, а кроме того других деревень и заводов, и лавок також и детей у него неимеетца. К сей сказке лейб кампании вице капрал Матвей Каробов руку приложил [1 - часть I, л. 189-189 об.]

Отдельно он подал свою родословную: «Род Коробовых. К сей родословной росписи вице капрал Матвей Коробов руку приложил» [1 - часть I, л. 191 об.-192].

Совладелец (вместе с братом Демьяном и матерью) 47 душ при сельце Кочюкове, наследованных от отца [8 - C. 310].За ним по 2-й ревизии в деревне Березове Борковской волости Пошехонского уезда числилось 37 душ [7 -л. 440 об.-443].

Его диплом (грамота) на дворянство и герб на сегодняшний день неизвестен.

Умер 13 июля 1747 г., находясь в отпуску (возможно, в родовом Кочюкове).

Жена: (после февраля 1743 года) Елизавета Даниловна.

Дочь: Анна Матвеевна Коробова [2 - С. 19; 8 - C. 310].

Демьян Моисеевич Коробов 2-й родился около 1707 г. (или в 1708 г. по [8]), в сельце Кочюкове, в поместье своего отца стряпчего Сытного дворца Моисея Ивановича Коробова, в Володимерском уезде (что несколько позднее вошел в состав Псковской провинции).

С 1725 года служил в Нарвском пехотном полку (или с 1726 по [2], что ошибочно). «Был в походах: в 725-м году в Риге, в 726-м в Курляндии, в 727-м в Ревеле».

В 1730 году был переведен в гренадерскую роту лейб-гвардии Преображенского полка. Был «на приступе в 737-м году под Очаковым, в 738-м году в походе под Днестром, в 739-м году на баталии под Хотиным, в 741-м году в августе месяце в походе под Выборхом».

17 декабря 1741 году вместе с прочими пожалован в Лейб-Кампанию гренадером. 31 декабря 1741 года пожалован в вице-капралы Лейб-Кампании с рангом армии капитан-поручика.

В 1742 году получил 29 душ крестьян в Пошехонском уезде.

Неграмотный

Сказку свою в Герольдию подал 23 марта 1743 года: «…отец ево Моисей Иванов сын Коробов, из дворян, и был на Сытном дворе стряпчим, которой умре, а о знатных службах предков своих неизвестен, точно имеетца одной с ним фамилии брегадир Тимофей Алексеев сын, да архитектор Иван Козмин сын Коробовы… а у него никакой грамоты и герба не имеетца, а родился он Демьян в Володимерском уезде, в деревне Кочюкове, где и испомещен, а в службу определен в 725-м году и с начала был в Нарвском пехотном полку салдатом, потом в том же году пожалован в капралы, в 730-м году взят был лейб гвардии в Преображенской полк, в салдаты, потом в Гренадерскую роту в гренадеры, и был в том полку в Гренадерской роте декабря по 17-е число 1741 годе безотлучно, а оного декабря 7-го дня Всемилостивейше пожалован в реченюю лейб кампанию в гранадеры. Во время своей службы был в походах: в 725-м году в Риге, в 726-м в Курляндии, в 727-м в Ревеле, на приступе в 737-м году под Очаковым, в 738-м году в походе по Днестром, в 739-м году на баталии под Хотиным, в 741-м году в августе месяце в походе под Выборхом. Детей у него мужеска полу нет, имеетца, за ним Демьяном родовое в помянутом сельце Кочюкове обще з братом ево оной же лейб кампании вице-капралом Матвеем Коробовым по переписи мужеска полу сорок семь душ которое сельцо ныне состоит за матерью ево, и окроме оного и что ныне ему вновь пожаловано в Пошехонском уезде известное число душ, других деревень, лавок и заводов за ним не имеетца. К сей сказке лейб кампании копист Иван Портнов вместо означенного гранадера Коробова по ево прошению руку приложил»[1 - часть I, л. 237-237 об.].

5 мая 1748 года уволен «за старостью и болезнями… в вечную отставку секунд-майором» [2 - С. 38-39; 8 - С. 292].

Жалованная грамота на дворянство Высочайше подписана 25 ноября 1751 года [4 - С. 256; 5 - л. 360-364 об.].

Совладелец (вместе с братом Матвеем и матерью) 47 душ при сельце Кочюкове, наследованных от отца [8 - C. 310]. В Щекинской волости Пошехонского уезда в деревне Хвощевина за ним состояло 29 м.п. душ по 2-й ревизии [7 - л. 235 об.-237 об.]

Был женат, но имя жены не известно.
Родословная Коробовых
Марк Демидович

По родословной легенде, расписанной в «Бархатной книге», в 1403 выехал из Литвы к великому князю Ивану Михайловичу Тверскому (княжил с 1399 по 1425). Его потомки стали родоначальниками Спечевых, Бабкиных, Барыковых, Коробовых, Кондыревых, Львовых, Измайловых, Полтининых, Суминых [10].


Константин Маркович

Михаил Индегор Константинович

Василий Михайлович

Иван Короб Васильевич

Родоначальник Коробовых [10].


Андрей Иванович Коробов.

Полковой воевода Великого князя Московского. В 1489 году участвовал в покорении Вятки. В 1496 году ходил в шведскую Финляндию. В 1498 году, когда Великий князь Ивана III приказал вести новое дознание о ложных доносах на Великую княгиню Софья и сына своего княжича Василия, А.И. был взят под стражу. В 1501 году ходил походом в Ливонию и опустошил ряд местностей там. В 1508 году в сторожевом полку конной рати ходил под Казань [11; 12].



Василий Андреевич Коробов.

Ближний боярин Великого князя Василия Ивановича Московского. В 1515 году ездил с османским послом в Стамбул, где предал письмо Великого князя к султану СелимуI. Хлопотал о мире между Москвой и Портой против Литвы, а так же о том, чтобы султан запретил сношения с Литвой крымскому хану МенглиI Гирею. Наместник в Великих Луках (в 1529 году) [11; 12].


Здесь попущены поколения
[1-е] поколение

1. Петр Коробов.

2. Михаил Коробов.

[2-е] поколение



3/1. Иван Петрович Коробов.

Дворянин московский [Боярские списки XVIII века].



4/1. Алексей Петрович Коробов.

5/2. Козма Михайлович Коробов.

Жилец отставной, с 1703 года жил на Москве для посылок [Боярские списки XVIII века].

[3-е] поколение

6/3. Моисей Иванович Коробов.

Дворянин московский, с 1703 года «в четвертях» на Москве для посылок [Боярские списки XVIII века]. Стряпчий Сытного дворца. Владелец сельца Кочюкова в Володимерском уезде.



7/3. Василий Иванович Коробов.

Жилец с 1689 года [Боярские списки XVIII века].



8/3. Семен Иванович Коробов.

9/4. Тимофей Алексеевич Коробов.

Воевода в Пскове с 3 апреля 1733 по 1735 год. Бригадир.

Помещик села Киструс Старорязанского стана Переяслав-Рязанского уезда и провинции Московской губернии (1720 год).

Умер после 1739 года в селе Вишенки Владимирской губернии[13].


10/5. Иван Козмич (Кузьмич) Коробов.

Родился около 1700 году (или 1701, или в 1703), возможно, в Переславле-Залесском.

В 1718-1727 годах учился в Голландии (пенсионер царя Петра I). Занимался у архитектора Иоганна (Яна) Питера ванн Баурсшейта-старшего. В 1727-1741 годах - архитектор Адмиралтейского ведомства. Выстроил второе каменное здание Адмиралтейства (1728-1738). Занимался также отделкой кораблей.

С 1737 года был активным участником работы «Комиссии о строении Санкт-Петербурга», созданной 10 июля. После казни Петра Еропкина в 1741 году, вместе с которым Коробов работал, переехал в Москву. Имел там архитектурную «команду». Среди учеников: Савва Чевакинский, Кокоринов, Дмитрий Ухтомский и др. В конце жизни у Коробова значительно ухудшилось зрение, он много болел.

Из работ Коробова до наших дней дошли:

шпиль Адмиралтейской башни. Выстроил в стиле раннего русского барокко все здание Адмиралтейства;

церковь Святого Пантелеймона (авторство предположительно) и Партикулярная верфь (начата в 1735, разобрана);

канал вдоль северной границы Новой Голландии (Новоадмиралтейский канал);

осматривал и возглавлял починку стен и башен Московского Кремля.

Другие работы:

Богословская церковь с колокольней в Кронштадте, была разрушена в 1930-х годах;

Триумфальные ворота в Москве, возведенные к коронации Елизаветы Петровны, сгорели в 1752 году.

Умер 29 августа 1747 году, в Москве [интернет-ресурсы].
[4-е] поколение
11/6. Андрей Моисеевич Коробов.

12/6. Василий Моисеевич Коробов.

13/6. Козма Моисеевич Коробов.

14/6. Матвей Моисеевич Коробов.

Лейб-кампанец.

Жена: Елизавета Даниловна.

15/6. Демьян Моисеевич Коробов.

Лейб-кампанец.



16/6. Иван Моисеевич Коробов.

17/7. Иван Васильевич Коробов.

18/7. Василий Васильевич Коробов.

19/9. Михаил Тимофеевич Коробов.

20/10. Иван Иванович Коробов.

21/10. Николай Иванович Коробов.

[5-е] поколение



22/14. Анна Матвеевна Коробова.

Никита Михайлович Максин родился около 1690 года. Сын дворцового крестьянина деревни Михеевой Велейского (в ряде текстов – Верейского, что очевидная ошибка) уезда Михаила Борисова Максина, затем пожалованного вместе с другими крестьянами этой вотчины графу П. И. Ягужинскому.

В 1720-1728 годах служил во Владимирском пехотном полку.

В 1728 году переведен в лейб-гвардии Преображенский полк, мушкетером. В 1732 году переведен в гренадерскую роту того же полка.

17 декабря 1741 году вместе с прочими пожалован в Лейб-Кампанию гренадером и армии поручиком. 31 декабря 1741 году пожалован в вице-капралы Лейб-Кампании с рангом армии капитан-поручика.

В 1742 году получил 29 душ крестьян в Пошехонском уезде.

Неграмотный [2 - С. 28-29; 3 - C. 452, 499; 8 - С. 293].

Его сказка, поданная 28 февраля 1743 году: «…поручик и Ея Императорскаго Величества лейб кампании гранадер Никита Михайлов сын Максин объявил: от роду ему 53 года, родился Велейскаго уезду города Пскова в деревне Михееве, взят в службу из крестьянских детей, отец ево Михаило Борисов сын Макин крестьянин был прежде дворцовой, а ныне за графинею Егузинскою, а он Никита служит с 720-го году и был в Володимерском пехотном полку салдатом, а в 725-м году взят лейб гвардии в Преображенской полк в мушкетеры, а в 732-м году написан того ж полку в гранадерскую роту и был в том полку декабря по 17 число 1741-го году безотлучно… в походах и на баталиях нигде не был, детей мужеска полу не имеет…, капист Иван Портнов [1- часть II, л. 469].

В 1744 году, находясь в Москве в конвое Императрицы Елизаветы Петровны, Никита Максин был поставлен на квартиру в Старой Басманной, в доме вдовы купеческого человека Хозяиновой. В мае того года с другим постояльцем этого дома канцеляристом Василием Обезъяниновым разгорелась ссора из-за шумного и непорядочного поведения последнего (подробно описано в «Сборнике биографий кавалергардов»). Однако и сам Максин не был спокойного поведения. 28 мая 1755 году был взят под стражу и семь дней содержался под арестом за то, что будучи пьян, пришел в дом графа К. Г. Разумовского, шпагой рубил по стеклам и бил палкой людей графа [8 - С. 293].

По 2-й ревизии (1747 год) за ним в селе Мормужине Всесвятской волости Пошехонского уезда числилось 38 душ м.п. [7 -л. 398-399 об.]

25 ноября 1751 года произведен в капитаны. В этот же день, 25 ноября, была Высочайше подписана грамота на дворянстве [4 - С. 263; 5 - л. 186-191].

В июле 1757 году за «крайнею старостью и дряхлостью» подавал прошение о переводе в Московский отставной гвардии батальон (будущий Измайловский инвалидный дом).

25 ноября 1758 году уволен в отставку с чином премьер-майора (абшид от 21 декабря 1758 года [14]).

Умер в 1762 году [2 - С. 28-29; 3 - C. 452, 499; 8 - С. 293].
Осип Григорьевич Свешников родился около 1708 года, в пригороде Опочке Псковского уезда (с 1727 года Псковской провинции Новгородской губернии). Сын унтер-офицера драгунского Мурзенкова полка Григория Васильевича Свешникова, из дворян.

В 1722 году взят в службу из недорослей в Белгородский пехотный полк в солдаты.

В 1726 году переведен в Углицкий пехотный полк. В 1728 году, по достижению 25-летнего возраста, переведен в гренадерскую роту лейб-гвардии Преображенского полка. В походах не бывал.

17 декабря 1741 году вместе с прочими пожалован в Лейб-Кампанию гренадером и армии поручиком (патент дан 10 апреля 1743 года [14]).

В 1742 году получил 29 душ крестьян в Пошехонском уезде.

Грамотный [2 - С. 30-31; 3 - С. 453, 469, 499; 8 - С. 287-288].

Сказку в Герольдмейстерскую контору подал 10 марта 1743 года: «…родился в Новгородской губернии во Псковской провинции в пригороде Апочке, дед у него был Василей Никанов сын Свешников, служил из дворянства, а где оно дед ево служил, так же по предкам своим, кто с начала из ево фамилии в дворянское достоинство произведен подлинно неизвестен, жалованной грамоты и герба неимеетца, отец ево Григорей Васильев сын Свешников служил в драгунском Мурзенковом полку унтер афицером, а каким рангом отставлен того он не знает и будучи в отставке умре, а он Осип взят в службу из недорослей» в 1722-м в Вологодский пех. п. в салдаты, 1728-м в лейбгвардии Преображенском в гренадерскую роту, до 17-го декабря 1741-го был безотлучно и пожалован в тот день. …Иван 14 лет, для обучения росийской грамоте обретается при нем, да иметца за ним пожалованной предком ево земли во Опочецком и в Красногородском уездех в разных волостях земли сто дватцать четвертей в поле, а в две по томуж, да приданных за женою ево мужеска полу во оном Опоченском уезде в сельце Светотечь пять душ и окоме выше писанных и что ныне ему с прочими пожаловано в Пошехонском уезде известное число душ других деревень… Гранадер Осип Свешников руку приложил [1 - часть I, л. 219-220 об.]

В октябре 1749 году подал прошение об отставке по болезни: «И прошу меня от воинской и штатской службе отставит вовсе, на свое пропитание в отечество мое, в Псковскую провинцию, в Опочский уезд, в сельцо Святотец».

Жалованная грамота на дворянство Высочайше подписана 25 ноября 1751 года [4 - С. 279; 5 - л. 221-225 об.].

Армии капитан.

25 ноября 1758 года уволен в отставку с награждением чином армии премьер-майора.

Умер до 1762 года [2 - С. 30-31; 3 - С. 453, 469, 499; 8 - С. 287-288].

По 2-й ревизии за ним в деревне Липовке Борковской волости Пошехонского уезда числилась 28 душ крестьян и в деревне Черном 5 душ [7 - л. 408-410].

Владел родовыми поместьями в Воронецком (Вороничском, а не Воронежском, как писали некоторые авторы), Опочецком и Красногородском уездах Великолуцкой провинции, всего 120 четвертей земли.

Был женат на владелице сельца Светотечь Опочецкого уезда на реке Великой (ниже города) с пятью душами.

Сын: Иван, родившийся около 1728 года (по сказке 10 марта 1743 года - 14 лет).


Родословная Свешниковых

1-е поколение



1. Василий Никонович Свешников.

Служил из дворян.

2-е поколение

2/1. Григорий Васильевич Свешников.

Унтер-офицер драгунского Мурзенкова полк.

3-е поколение

3/2. Осип Григорьевич Свешников.

Лейб-кампанец.

4-е поколение

4/3. Иван Осипович Свешников.

Родился около 1728 года.

Служил «у Ямских дел управителем». 25 октября 1755 года пожалован в прапорщики (патент от 31 января 1756 года) [14].

5-е поколение



5/4. Андрей Иванович Свешников.

Прапорщик Тобольского пехотного пока.

Умер на службе, холостым [14].

6/4. Алексей Иванович Свешников.

Родился около 1746 года.

Воспитывался в Шляхетском сухопутном корпусе. С 14 мая 1762 года числился в Новгородском карабинерном полку. Из кадетов произведен в корнеты 19 июля 1766 года (патент от 30 июля 1768 года). 10 октября 1768 года произведен в поручики (патент от 31 июля 1769 года). В походах не бывал.

«Челобитною просил об отставке в силе Имяннаго указа о вольности дворянству от службы на свое пропитание».

В отставке с 29 октября 1768 года.

Опочецкий помещик, владелец по 3-й ревизии 40 душ.

11 ноября 1797 года Опочецкий уездный суд выправил ему копии с подлинных грамот, патентов и абшидов его деда и отца, а также его собственных для представления в Псковское дворянское депутатское собрание [14].

В 1830-е годы Ревизионная комиссия дел Псковского дворянского депутатского собрания констатировала, что никто из Свешниковых для пополнения их дела документами найден не был.

Жена: Александра Дмитриевна Дубровская.

Дочь полковника Дмитрия Васильевича Дубровского [14].



7/4. Авдотья Ивановна Свешникова.

Поручик в отставке. Опочецкий помещик.

Муж: Василий Макарович Латышев.

Прапорщик [14].

6-е поколение

8/6. Прасковья Алексеевна Свешникова.

Девица.
В заключение заметим, что еще шесть лейб-кампанцев могли быть опочанами, но их биографии не были проверены:

Тимофей Букин. Из крестьян Владимирского (?) уезда. В гвардии с 1739. Неграмотный. Умер 4 октября 1743. Жена: Прасковья Терентьевна. Сын родился до Лейб-Кампании. Овдовевшая жена вышла замуж за лейб-кампанца Ивана Иванова [2 - С. 62-63].

Никифор Ларионов. Из крестьян Владимирского (?) уезда. Служил с 1724, в гвардии с 1728. Неграмотный. Женат [2 - С. 30-31].

Степан Мячков. Из дворян Владимирского (?) уезда. В гвардии с 1729. Грамотный. Умер 15 ноября 1746. Жена: Авдотья Кузминична. Дочь родилась в Лейб-Кампании [2 - С. 36-37].

Федор Попов. Из церковников г. Владимира (?, одну неверную трактовку мы уже знаем). В гвардии с 1741, из гренадер Семеновского полка 10 февраля 1742 (т.е. в перевороте не участвовал). Грамотный. Женат [2 - С. 86-87].

Григорий Сурин. Из крестьян Верейского (?) уезда. В гвардии с 1741, из солдат Семеновского полка 10 февраля 1742 переведен в Лейб-Кампанию (т.е. в перевороте не участвовал). Умер 2 февраля 1757. Жена Александра Ивановна, осталась бездетной [2 - С. 86-87].

Николай Трескин. Из дворян Верейского (?) уезда. В гвардии с 1729. В Лейб-Кампанию жалован из капралов. Грамотный. Умер 16 сентября 1755 [2 - С. 84-85].


ИСТОЧНИКИ


1. РГАДА, ф. 286, оп. 1, д. 259: Делам Герольдмейстерской конторы с 1742 по 1748 г.

2. Александров Г. Елизаветинские лейб-кампанцы (С. 1-2). Именной список Ея Императорского Величества лейб-кампании чинам 1741-1759 годов (С. 3-143)// Русский архив. 1880. Кн. 2. С. 1-143

3. Тройницкий С. Н. Гербы Лейб-кампании обер и унтер-офицеров и рядовых. Рис. О. А. Шарлеманя. Списки лейб-кампанцев, рисунки и описания гербов. Пг., 1915.

4. Хоруженко О. И. Дворянские дипломы XVIII века в России. М., 1999.

5. РГИА, ф. 1411, оп. 1, д. 87, л. 118-122 об.

6. РГИА, ф. 1411, оп. 1, д. 69, л. 310-311 об.

7. РГАДА, ф. 350, оп. 2, д. 2667: Сказки о помещичьих крестьянах волостей Пошехонского у., 1748 г.

8. Сборник биографий кавалергардов. 1724-1762/Под. Ред. С. А. Панчулидзева. Т. 1. СПб., 1901.

9. Демкин А. В. Лейб-компания Императрицы Елизаветы Петровны (1741-1762 гг.). М., 2009.

10. Руммель В. В., Голубцов В. В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. Т. 2. СПб., 1886. С. 570-571.

11. Русский биографический словарь. Под наблюдением пред. ИРИО А. А. Половцева. Том: Кнаппе-Кюхельбекер. СПб.-М., 1903. С. 269.

12. Экземплярский А.В. Коробов, Андрей Иванович // Энциклопедический словарь. Т. XVI. Изд. Брокгауза и Ефрона. СПб., 1895. С. 308.

13. Волков С. В. Генералитет Российской Империи: Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Т. I. М., 2009. С. 694.

14. ГАПО, ф. 110, оп. 1, д. 345, л. 8-21. Это дело из псковского архива хранит копию лейб-кампанской жалованной грамоты, выправленную для А. И. Свешникова в 1797 году и подписанную уездным судьей Яковом Зотовым, заседателями Яковом Сумороцким и Андреем Зубатовым.


Андрей Александрович Шумков (Санкт-Петербург). Главный редактор издательства «Старая Басманная», член Центрального совета Российской генеалогической федерации, председатель Ревизионной комиссии Русского генеалогического общества.

И.И. Лагунин, член-корр.

Академии архитектурного наследия
Загадки сельского храма.

Храм Воскресения Словущего погоста Теребени. (1)
В современной географии Псковского края погост Теребени расположен на речке Серебрянке (теперь ее чаще называют Теребенкой, по погосту). Это место почти в самом центре губернии находится близ границы Опочецкого района с Новоржевским. До образования Псковской губернии в 1772-77 гг. погост относился к Вороничскому уезду Новгородской губернии и был связан, таким образом, с близлежащими Пушкинскими местами Псковской области. Самые ранние исторические сведения относятся к II-III тыс. до н.э. - на другом берегу речки Теребенки (Серебрянки) не так давно археологи нашли неолитическую стоянку. Находка редкая для Псковского края и говорит о привлекательности данной местности для наших далеких предков. О том, что место будущего погоста оставалось таким и в эпоху язычества косвенно говорит находка на кладбищенском погосте каменного идола с изображением человеческого лица. Название Теребени означает «место, расчищенное от леса и кустарника под запашку». Такие расчистки были типичны для подсечного земледелия славян - участки леса выжигались и запахивались. Черты идольского изображения выражены не столь ярко, но просматриваются – камень явно необычный. Определить более точно какому языческому богу посвящено изображение не так просто. Датировать его можно только условно. Таким образом, есть основания полагать, что христианский погост возник на месте языческого святилища. Все это свидетельствует о глубокой древности места, избранного для строительства православного храма. На старинном кладбище вокруг церкви Воскресения Словущего находится не менее 15 древних каменных крестов местных форм. Большинство из них вырезано из песчаника, что является характерной местной особенностью. Типична форма с равноконечными, несколько сужающимися к концам крыльями креста. Тело креста плоское, несколько округлое. Один такой крест вывезен экспедицией Псковского государственного музея-заповедника (с участием автора) в 1976 г. в г. Псков и находится в экспозиции в притворе Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря. Но есть и более сложные по форме кресты, например, ранний восьмиконечный крест из того же песчаника, что позволяет датировать собрание широко – от XIV до XIX вв.

Погост Теребени и Воскресенская церковь впервые упоминаются в псковских писцовых книгах к. ХVI века, что впрочем не означает, что погост не был основан значительно раньше. Первое письменное свидетельство о храме Воскресения – надпись на одной из храмовых святынь, иконе Покрова Божией Матери. Она относится к 1684 году. 28 августа, в день иконы Смоленской Божией Матери, явившейся в XVII веке в Соловецком монастыре (а не самой древней иконы Божией Матери Смоленской, которая празднуется в другой день) была освящена эта древняя святыня: «7192 августа в 28 день написан сей образ Покрова Пресвятой Богородицы Вороницкого уезда на Теребенский погост в церковь Воскресения Христова по обещанию раба Божия Богданова человека Мироновича Неклюдова Василия Минина сына Серкова на поклонение православным христианам и на поминовение души его». (2) Из надписи видно, что погост относился к Вороничскому уезду. Этот факт имеет для храма некое символическое значение. Икона, список с иконы Смоленской Божией Матери, установленная в Днепровских воротах Смоленской крепости в Отечественную войну 1812 года, прославилась как защитница крепости. В XIX столетии она стала личной святыней фельдмаршала М.И. Голенищева-Кутузова-Смоленского и праздновалась тоже в день 28 августа. Сам Михаил Илларионович, причастный к строительству и украшению храма, не мог не знать о таком совпадении. День 28 августа для героя Отечественной войны и защитника Смоленска был особым днем. В теребенском храме икона Божией Матери Смоленской установлена в местном чине иконостаса Варваринского придела, что безусловно не может быть случайностью. Вполне очевидно, что она связана с именем великого русского полководца, одного из «здателей» храма. Икона помещена (наложена) на место другой первоначальной иконы в местном чине иконостаса Варваринского придела XVIII века и не совсем соответствует своему месту по конфигурации. Ее обрамление несколько упрощенное, не соответствующее формам старинного высокохудожественного иконостаса. Еще более древний сохранившийся в храме образ «Знамения Божией Матери» подтверждает еще более глубокую древность Теребенского погоста. Он хранится в особом киоте в храме Воскресения на левом клиросе. Вот выписка «…из рукописной службы Знамения Пресвятой Богородицы, которая находится въТеребенском храме, Опочецекого уезда. Вот что говорится в этом сказании: «Бысть убо великое и преславное чудо Богоматери, иже пречистою и поклоняемою честною Ея иконою содеяся, в лето 6934 (т.е. 1426) Септемврия в 16 день, в области града Пскова, за старым Коложем, в селе близ озера зовома Камено, разстояние имея от града Опочки 30 поприщ. В дому некого христианина бе икона Пресвятыя Владычицы и Приснодевы Марии. И абие внезапу бысть знамение страшнои ужасно: показася от тоя иконы, от образа Пречистыя Богородицы, из деснаго ока кровь течаша и место капаше, идее же бе стояла та пречистая икона. Егда же воздвигнув от того места и несомаво град Псков, всенароднаго ради моленияи избавления от смертоносныя язвы, тогда же и на пути кровь точаша во убрусе, тоя же чудотворныя иконы. В то время был мор в Великом Нове граде и всей области его и во всех Российских весях на том же месте рекомаго Камено на брегу, иде же таковое великое и преславное содеяся чудо и ту поставлена бысть церковь деревянная. Пресвятыя Владычицы и Приснодевы Марии честнаго и славного Ея Знамения. И доныне не оскуде исцеления приемлют приходящие с верою правовернии народи в доме Богоматери. По создании церкви у озера, рекомаго Камено, установлено праздновати праздник Знамения Пресвятыя Богородицы по вся лета месяца сентемврия в 16 день, тако и доныне совершается праздник непременно во храме со всенощными мольбами. Исхождахуся народи на той день на Камено озеро в церковь Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Мариина моление мужи и жены с чады, свещиприносяще и поклоняются пречистому образу Ея со страхом и любовию целующие и не оскудно приемлют исцеления и от всех бед совершенное спасение» (Тексты сказаний о Псковскихъ чудотворных иконах Божией Матери священника А.С. Ляпустина). (3) Речь идет об иконе соседнего погоста Камено, но текст «Сказания» сохранился именно в теребенской церкви, где хранится свой образ Знамения, о котором Софийский, летописец Опочки приводит следующее примечание: «…Еще чудотворная икона Знамения Божией Матери имеется в церкви пог. Теребени. Теребенский образ издавна (гораздо раньше, чем Каменский) считается чудотворным: передают, что он представлял собою точный список с Новгородской иконы Знамения Божией Матери; в церкви пог. Теребень имеется рукописное сказание о чудесах, происшедших от этой иконы. Многие убеждены, что чудотворный образ Знамения Божией Матери, находящийся в церкви пог. Камено, есть копия, список с Теребенской иконы Богоматери. Теребенская икона Знамения Божией Матери ежегодно приносится в Опочку крестным ходом 29 июня и остается здесь 4 дня…. (4) Икона Знамения Божией Матери хранится в большом серебряном ковчеге с ручками (икона выносная), в напольном киоте на левом клиросе главного храма. Двухсторонний серебряный ковчег имеет вкладную запись на обороте: «Поусердию Александра Димитриевича Соломахина при Свяще. О. Михаиле Князевскимъ. въ 1895. года.».

Архивный документ 1756 года «О постройке новой церкви, вместо старой обветшалой в Теребенском погосте Воронецкого уезда Псковской епархии» (5) подтверждает, что до постройки нынешнего храма существовал более древний, который совсем обветшал и требовал возобновления. Некоторые иконы теребенского храма явно принадлежат к более ранним иконостасам, чем нынешние и могут дать некоторое представление о тябловом иконостасе несохранившейся церкви. Едва ли они были перевезены из другого места, чему нет никаких подтверждений. В 2008 г. из храма была похищена икона деисусного чина «Благоразумный разбойник». Такие иконы из теребенского храма, выставленные отдельно, по моим наблюдениям, составляли, практически, полный Деисусный (?) чин. По мнению священника храма о. Георгия (Мицова - искусствоведа-реставратора по образованию и прежней работе), подобное изображение первого новозаветного святого, как и большинство подобных икон написанных в России, может относиться к первой трети XVII века - периоду, на который пришлось Смутное время. (6) В храме есть и другие иконы, предположительно, того же времени и стиля. Это, например, «Спас в силах», изображение пророка из верхнего (завершающего иконостас) пророческого чина, а также сохранившаяся на чердаке колокольни ветхая надвратная сень с килевидным завершением. На время составления научного паспорта в 1970-е гг. таких икон с датировкой рубежа XVII-XVIII вв. отмечено 15. Все они могут принадлежать прежнему тябловому иконостасу утраченного храма и косвенно свидетельствовать, что более древний храм, упоминаемый в писцовых книгах конца 1580-х гг. и испытавший польское нашествие 1580-81 гг., Смутное время, был возобновлен. Известно, что Воронич и его уезд были разорены поляками. Смутное время тоже было разорительным. Во всяком случае, к сер. XVIII в. храм-предшественник обветшал настолько, что для немногим более чем столетнего деревянного строения может показаться преждевременным. В 1744 г. прежний владелец соседнего с погостом имения Ступино военный аудитор и попечитель храма (?) Богдан Козодавлев совершил вклад в древний храм в виде напрестольного Евангелия, которое дошло до нашего времени. (7)

От этого помещика Богдана Васильевича Козодавлева в 1753-55 гг. и приобрел имение Ступино инженер-генерал-поручик Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов (1717/18-1784), отец будущего фельдмаршала. (8) Он выбрал усадьбу для постоянного места жительства после своей отставки. Имение было приобретено у вдовы бывшего военного аудитора, поскольку на 1753 год в Исповедных книгах значится «…Села Ступина помещицы и вдовы Анны Ивановой жены Козодавлевой дворовые люди… прикащик Иван Иванов…». В то время и далее в приходе были только две помещичьи усадьбы, владельцы которых должны были опекать теребенский храм. Приход был невелик – 4х5х6 верст. Во второй усадьбе (будущее Крулихино) значится помещиком «…Села Королихина прапорщик Дмитрий Ивановъснъ Бочкинъ…». (9) Отец будущего фельдмаршала Кутузова–Смоленского, прославленный строитель Екатерининского канала в Петербурге, военных сооружений в Кронштадте, Новгороде, Прибалтике выбрал место для постоянного проживания среди своих владений, конечно, не случайно. Ему принадлежали только в Опочецком уезде деревни Бабеево, Скарохново, Федорково, Васково, Варыгино с 275 душами крестьян, были и другие имения в Великолукском и Псковском уездах. (10) Но именно здесь, буквально в год вступления в права владения имением Ступино он похоронил возле старого теребенского храма 27-летнюю жену Анну Илларионовну Бедринскую (1728-1755?), мать четырех детей, в том числе - будущего фельдмаршала Михаила Илларионовича. В псковском музейном собрании есть женский портрет, который атрибутируется как предполагаемый портрет Анны Илларионовны, что вызывает сомнение - на портрете изображена вполне зрелая женщина, а Анна Илларионовна скончалась 27-ми лет, хотя и родила 4-х детей. Сговор между Матвеем Илларионовичем и Ларионом Захаровичем Бедринским, служившим в то время в Великих Луках, состоялся не позднее 1745 года. Отец Анны, капитан Нарвского гарнизонного полка Л.З. Бедринский имел земли в Опочецком, Псковском, Гдовском уездах и служил в Великолукском батальоне, там же, где служил и дед полководца по отцовской линии Матвей Иванович Голенищев-Кутузов. (11) Дочь Лариона Захаровича Бедринского и Прасковьи Моисеевны (Бешенцовой) уже в августе 1746 родила Иллариону Матвеевичу дочь Анну, в 1747-м – сына Михаила, в 1752-м – Семена (судьба которого печальна - в 1793-м он сошел с ума), и в 1755-младшую дочь Дарью, которой довелось пожить с отцом в Ступине и помолиться в теребенском храме. (12) О том, что мать полководца погребли при церкви Христова Воскресения, «которую отец светлейшего выстроил в Теребенском приходе…», написал еще в 1814 году первый биограф фельдмаршала Ф.Синельников. (13)

Нельзя не заметить, что речь о строительстве нового деревянного храма в погосте Теребени зашла на другой год (а возможно, в тот же, ведь точная дата кончины неизвестна) после смерти А.И. Голенищевой-Кутузовой (Бедринской). Нельзя исключить, что инициатива исходила именно от ее рано овдовевшего мужа, который похоронил свою жену на погосте с ветхим, не отвечавшим своему предназначению храмом. И которого можно предположительно назвать одним из строителей нового церковного здания. По крайней мере, его участие, как одного из двух помещиков-прихожан в небольшом и небогатом приходе, учитывая последний факт, кажется непременным. Сам Илларион Матвеевич еще долго был занят военной службой и не бывал во вновь приобретенном владении (за всю службу, по словам, биографов, он получил всего два отпуска!), а в 1770 году, после отставки после ранения «по дряхлости», уехал в Москву и служил там какое-то время сенатором, где и получил по своим достоинствам (масонское?) имя «Разумная книга». (14) Как уже говорилось, дело «О постройке новой церкви, вместо старой обветшалой в Теребенском погосте Воронецкого уезда Псковской епархии» датировано 1756 годом. (15) Следующим 1757-м датируется по описи 1764 года и сам храм Псковской епархии,Опочецкого заказа, Теребенского погоста при реке Теребенке:«…оная церковь деревянная, в ней три престола Воскресения Христова, Варвары Великомученицы и Знамения Богородицы… построена по указу Синода 1757 г…». (16) Следовательно, до 1764 г., на который мы имеем первое описание, трехпрестольный храм уже был построен: «…оная церковь деревянная, в ней три престола Воскресения Христова, Варвары Великомученицы и Знамения Богородицы…

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Конов Юрий Геннадьевич —